ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

АДМИРАЛ КОЛЧАК

 

Колчак Александр Васильевич, адмирал, В 1916-17 командующий Черноморским флотом. В 1918-20  Верховный правитель российского государства. Возглавлял белое движение в Сибири и на Урале. Расстрелян большевиками.

 

Колчак Александр Васильевич родился 4 ноября 1874 г. в Санкт-Петербурге в семье морского офицера-артиллериста. Отец будущего Верховного правителя России, Василий Иванович, был участником Крымской войны. Побывав в турецком плену, он вернулся в Россию, и окончил двухгодичные курсы Института корпуса горных инженеров, затем работал на Урале. С 1863 года Василий Иванович служил военным приемщиком на Обуховском заводе. Продолжил он работать инженером на этом заводе и после своей отставки в чине генерал-майора. Василий Иванович опубликовал ряд работ по своей специальности. Мать будущего адмирала, Ольга Ильинична, урожденная Посохова, происходила из дворянской семьи.

Предком Александра Колчака по отцовской линии был серб Колчак-паша, принявший ислам и перешедший на службу к туркам. Будучи начальником Хотинской крепости Колчак-паша, попал в русский плен, прижился в России, и получил от императрицы Анны Иоанновны в дар небольшое имение.

Александр Колчак получил хорошее домашнее образование, до 3-его класса учился в 6-ой петербургской гимназии, а затем был переведен в Морской кадетский корпус. В возрасте 19 лет Александр Колчак окончил с отличием этот корпус, получил премию в 300 рублей и звание мичмана (в 1894 году).

После получения офицерского звания Колчак пять лет прослужил на Дальнем Востоке. В 1900 г. его увлек своим предложением отправиться на поиски загадочной земли Санникова, якобы расположенной в архипелаге Новосибирских островов, путешественник барон Эдуард Толль. Об этой земле на севере были сложены легенды, основанные на рассказах купца Санникова, который будто бы видел ее 100 лет назад.  Романтичный и порывистый Александр Колчак загорелся этой идеей. Путешественники отправились в плавание на небольшом судне «Заря». Летом 1902г. Толль вместе с тремя товарищами ушел с зимовавшего во льдах судна на собачьих упряжках на поиски земли Санникова. Путешественники не вернулись, и Александр Колчак с товарищами отправился на их поиски. Во льдах они нашли коллекции и записку пропавших товарищей, свидетельствовавшие об их гибели. В этой экспедиции Александр Колчак принимал участие в роли гидролога и магнитолога.

Прервав работу над материалами экспедиции, Александр Колчак вернулся на флот и принял участие в русско-японской войне. Он служил на кораблях, командовал береговой батареей. Северная экспедиция и тяготы во льдах сказались на здоровье. Александр Колчак тяжело заболел хронической пневмонией и суставным ревматизмом. Больным, находясь в госпитале, он попал в японский плен.  Освободили его из плена весной 1905 г.

Зимой 1905-1906 гг. Александр Колчак обрабатывал материалы полярной экспедиции, выпустил две карты восточной части Карского моря, опубликовал книгу «Лед Карского и Сибирского морей». Ему присудили высокую награду (для путешественников и ученых) - большую золотую Константиновскую медаль.

В это же время в чине капитана второго ранга Колчак принял участие в разработке и проведении реформ на флоте. Уже сам факт его привлечения к подобной работе свидетельствовал о высоком профессиональном авторитете Александра Колчака. С апреля 1906 г. он работал во вновь созданном по его рекомендации Морском генеральном штабе - начальником отдела по разработке стратегических идей по защите Балтики. Александр Колчак разработал план перевооружения флота - постройку мощного броненосного флота. Однако Дума заблокировала его предложения, сославшись на нехватку средств.

В 1909-10 гг. Александр Колчак участвовал в географической экспедиции вокруг Евразии по Северному морскому пути (осень 1909 - лето 1910 гг.). Командуя ледоколом, Колчак провел его из Балтийского моря во Владивосток. В нем постоянно как бы соперничали два человека: ученый-исследователь, путешественник и морской военный офицер. Участие в морских экспедициях помогали совместить эти два его разнородных начала.

В 1912 году по приглашению адмирала Н.О. Эссена, командующего Балтийским флотом, Александр Колчак вернулся на военную службу в действующий флот. Он командовал эсминцем, затем был назначен флаг-капитаном посыльного судна адмирала Эссена «Пограничник». В декабре 1913 года ему было присвоено звание капитана I ранга.

Во время первой мировой войны Колчак участвовал в морских сражениях с германским флотом в Балтийском море. Он был назначен в 1915 году командующим оборонительным районом Рижского залива и сумел превосходно организовать отражение нападения мощного германского флота. В феврале этого года, командуя 4-мя миноносцами, он умело расставил мины у Данцига, на которых подорвались четыре германских крейсера, 8 миноносцев и 11 транспортов. Германское командование вынуждено было временно даже прервать выходы своих судов в море. За успешные боевые действия в Рижском заливе Александр Колчак удостоился ордена Святого Георгия IV степени. В апреле 1916 г. он получил звание контр-адмирала, а в июне за успешную операцию по разгрому каравана германских рудовозов был произведен в звание вице-адмирала и назначен командующим Черноморским флотом. Александр Колчак, наряду с вице-адмиралом А.И. Непениным, стал к этому времени самым авторитетным и популярным адмиралом российского флота.

Александр Колчак, будучи женатым человеком и имея 15-го сына, весной 1915 года познакомился с Анной Васильевной Тимиревой, женой капитана I ранга С.Н. Тимирева (1893-1975 гг.). Адмирал беззаветно полюбил Анну Васильевну и боготворил ее до конца своих дней. Анна Васильевна разделила с адмиралом и счастливые дни его взлета на вершину власти в трагическое для России время и горькие дни его падения и гибели. В советское время она провела более 30-ти лет в тюрьмах и ссылке, но не изменила памяти адмирала. Скончалась она в 1975 году в Москве. Свою первую жену и сына адмирал Колчак отправил за границу, и они избежали мук ГУЛАГа.

Февральскую революцию адмирал Колчак встретил сдержанно. Он приказал для выяснения положения прервать связь Крыма с Петроградом, вывел корабли в море, дабы избежать на них волнений. Затем адмирал Колчак первым присягнул Временному правительству в ожидании улучшения положения в армии и на флоте после смещения царя Николая II. Однако политика «демократизации» флота и армии, проводимая Временным правительством и Советами, установившееся двоевластие в стране оттолкнули многих генералов, адмиралов и офицеров от новой власти. Флотские и армейские комитеты, большевистские агитаторы разлагали дисциплину в армии. Большевики подталкивали Россию к поражению в войне с Германией, к революции и гражданской войне.

В апреле адмирала Колчака вызвал в Петроград председатель Временного правительства князь Г.Е. Львов и предложил возглавить Балтийский флот, где большевики имели гораздо большее влияние, чем на Черноморском флоте. Адмирал Колчак отказался, не видя для себя возможности поправить положение на революционной Балтике. Адмирал встретился с Александром Керенским, Георгием Плехановым и просил их оказать противодействие на флоте большевистским агитаторам. Он выступил также перед членами Временного правительства и запросил чрезвычайные полномочия для наведения порядка на флоте, но не получил их.

Александр Колчак, человек глубоко образованный, с широким кругозором, беззаветно любивший свою родину, тяжело переживал трагически ошибочные для армии и флота нововведения Временного правительства и Советов. Он, как и другие командующие российскими флотами, все больше терял управление матросами и кораблями. В июне собрание матросских комитетов постановило разоружить офицеров, что было знаком высшего недоверия командирам. Командующего флотом все-таки судовые комитеты решили пока не разоружать и не подвергать аресту. Но в знак протеста против этого произвола Адмирал Колчак на глазах у команды бросил свою золотую Георгиевскую саблю, дарованную ему за храбрость, в море. После пережитого унижения он отказался командовать флотом и отбыл в Петроград, передав свои полномочия контр-адмиралу В.К. Лукину.

Потрясенный происходившим адмирал Колчак лихорадочно искал выход из тупика, в который завели Россию бывший император Николай II с Гришкой Распутиным и его кликой. Не лучше действовало и Временное правительство. Оно недальновидно потакало большевикам и прочим революционерам, открыто ставившим своей целью свержение законной власти. Адмирал Колчак пришел к старейшине социал-демократии России Георгию Плеханову с предложением возглавить сильное правительство. Александру Колчаку импонировала патриотическая позиция патриарха социал-демократического движения в России и его решительное противодействие большевикам. Адмирал выразил готовность служить и социалистическому правительству, если оно будет проводить политику укрепления государства, возрождения армии и флота. Плеханов не одобрял действия Временного правительства по снижению обороноспособности страны в условиях германского наступления на фронтах. Он, пожалуй, лучше других осознавал реальность угрозы захвата власти большевиками. Он прекрасно знал лично Владимира Ленина. И отчетливо представлял всю силу, мощь, целеустремленность и великолепные вождистские качества лидера большевиков. Однако Плеханов ничем не мог помочь мечущемуся в поисках истины и выхода из тупика адмиралу. Георгий Плеханов не желал возглавлять правительство, которому предстояло беспощадно гасить революционные брожения рабочих, солдат, матросов и крестьян.

Александр Колчак принимал косвенное участие в подготовке выступления генерала Корнилова. По крайней мере, он дал согласие на свое участие в будущем правительстве с диктаторскими полномочиями. После провала бездарно организованного «корниловского мятежа» адмирал Колчак, потерявший надежду найти применение своим знаниям и силам на родине, решил уехать в США. Колчака в США пригласил американский сенатор Рут для участия в разработке операции по высадке десанта в Дарданеллах. Операция не состоялась, и Колчак перебрался из США в Токио, где обратился в английское посольство с просьбой принять его в действующую армию для продолжения борьбы с Германией, к которой по Брестскому миру, заключенному большевиками, отошли громадные российские территории. Английское правительство после некоторых колебаний предложило адмиралу отправиться на Дальний Восток для организации там борьбы с большевиками. С апреля по сентябрь 1918 года адмирал Колчак занимался в Харбине формированием отрядов для борьбы с «германо-большевиками».

Прибыв во Владивосток, адмирал Колчак вскоре убедился в невозможности отсюда влиять на события в далекой европейской России. Он решил пробираться на юг России, к М.В. Алексееву, чтобы непосредственно участвовать в боях Добровольческой армии.

По прибытию в Омск адмирал Колчак получил предложение от главнокомандующего силами Уфимской директории генерала В.Г. Болдырева войти в местное правительство военным и морским министром и 4 ноября был назначен им. К этому времени на Урале, части Поволжья и в Сибири было создано правительство из эсеров и кадетов - так называемая Уфимская директория. Директория не имела поддержки со стороны офицеров российской армии. Обозленные офицеры обвиняли гуртом всех социалистов и либералов в предательстве интересов России. 18 ноября директория была разогнана с согласия Александра Колчака чешским генералом Гайдой, а члены ее арестованы и отправлены в Уфу. Новый Совет министров срочно произвел Колчака в адмиралы и присвоил ему титул «Верховного правителя» России.

По просьбе русского офицерства адмирал Колчак принял на себя всю полноту власти и возглавил в Сибири и на Урале Белое движение. В качестве Верховного правителя России адмирала Колчака признали все другие вожди Белого движения, а также страны Антанты.

Переворот, совершенный адмиралом Колчаком, стал, пожалуй, роковой ошибкой всего антибольшевистского движения и, в частности, Белого движения. Адмирал и офицерство, совершив незаконный переворот, превратили в своих врагов эсеров, меньшевиков и кадетов, за которых проголосовало большинство населения России на выборах в Учредительное собрание. Правительство адмирала Колчака не имело опоры среди населения, в его составе не было крупных политиков, ярких личностей. Даже правительство Великобритании поддержало его лишь после изрядных колебаний.

Под правлением адмирала Колчака оказалась огромная и плохо управляемая территория. Основная жизнь в Сибири была сосредоточена вдоль транссибирской железной дороги. Этой полосой земли в основном и была ограничена управляемая Верховным правителем территория.

Благородный, честный и самоотверженный адмирал Колчак пользовался уважением среди офицеров и генералов Белого движения. Однако он был моряком и недостаточно хорошо знал стратегию и тактику ведения сухопутных сражений. Впрочем, в его подчинении было достаточно высокопрофессиональных генералов и офицеров.

В марте 1919 г. армии Колчака перешли в наступление, и вышли на рубеж Волги. Но уже через месяц наступление захлебнулось. Вскоре белые армии покатились назад, вглубь Сибири. Одной из основных причин поражения адмирала Колчака было отсутствие прочного тыла и полноценного снабжения войсковых соединений. Войска только что пережили трудную суровую зиму и занимались в основном самообеспечением продовольствием. Реквизировали они продовольствие у населения.  Для простых людей это было мародерство, грабеж. У них порою отнимали последнее. Всеобщее возмущение ограбленного населения подпитывало выступления и восстания против войск адмирала Колчака в тылу. Партизанские отряды наносили большой урон белым войскам, а в богатом ресурсами Красноярском крае образовалась и успешно действовала против войск Колчака целая партизанская армия.

Еще одной причиной поражения Белого движения на Восточном фронте (как, впрочем, и общее поражение) стала несогласованность действий вождей Белого движения на различных фронтах и, прежде всего, на Восточном и Южном фронтах.

Генерал Врангель настаивал перед Верховным главнокомандующим Юга России генералом Деникиным об изменении стратегии и тактики боевых действий на Юге России. Генерал барон Врангель предлагал не распылять попусту силы. Он предложил нанести главный удар вооруженными силами Юга России в направлении Волги с юга и запада в расчете на соединение с войсками адмирала Колчака.  Однако честолюбивый и стратегически недальновидный генерал Деникин рвался, не считаясь со своими возможностями, на Москву, в столицу. Он спешил въехать в столицу на белом коне. Мечтал войти в историю освободителем России. Предлагаемая генералом Врангелем стратегическая операция отсекала большевиков от хлебного юга, от промышленного Урала и продовольственных запасов Сибири. Недаром Ленин запаниковал после взятия армиями адмирала Колчака приволжских городов. Советская власть зависла в этот момент в воздухе. Но генерал Деникин разбросал свои немногочисленные войска от Волги до Харькова. Он послал генерала Врангеля навстречу адмиралу Колчаку с одной лишь наскоро сформированной и слабой Кавказской армией. Тем самым генерал Деникин предопределил скорое сокрушительное поражение Белого движения на всех фронтах.

Из тезисов ЦК РКП (б) (11 апреля 1919 г.):

«Победы Колчака на Восточном фронте создают чрезвычайно грозную опасность для Советской республики. Необходимо самое крайнее напряжение сил, чтобы разбить Колчака...

Надо напрячь все силы, развернуть революционную энергию, и Колчак будет разбит. Волга, Урал, Сибирь могут и должны быть защищены и отвоеваны».

На Восточный фронт для наведения порядка прибыл Лев Троцкий. Сюда срочно были направлены лучшие советские военачальники (Фрунзе, Тухачевский). Для выяснения и устранения причин поражений на фронт были дополнительно посланы Сталин и Дзержинский. 5-ой армией советских войск, сыгравшей главную роль в победах Красной армии на Урале, командовал 26-летний Михаил Тухачевский. 25-ой стрелковой дивизией командовал Василий Иванович Чапаев. Он стал впоследствии одним из главных официальных советских героев гражданской войны, а также героем многочисленных остроумных анекдотов о Василии Ивановиче Чапае, его ординарце Петьке и пулеметчице Анке.

Красной Армией уже в июне-июле были взяты Уфа, Челябинск и другие города Урала и Поволжья. Ленин и Троцкий умело руководили военными действиями на фронтах и успешно создавали сильную Красную Армию. Они привлекли в Красную Армию огромное число бывших офицеров царской армии, обеспечив, тем самым, профессиональное командование боевыми действиями. Одни русские офицеры сражались против других, приближая победу большевиков и свою гибель в застенках и лагерях ГУЛАГа.

К этому времени у Александра Колчака окончательно испортились отношения с союзниками и белочехами. Он был неискушенным и слабым политиком. В июне 1919 года Колчаку предложил свою весомую помощь выдающийся финский полководец К.Г. Маннергейм. В обмен на признание независимости Финляндии он намеревался двинуть на Петроград 100-тысячную армию. Колчак отказался от этого предложения, и свою независимость Финляндия получила из рук большевиков. Колчак в своих решениях пытался проявлять полную самостоятельность. В ущерб общему делу он отказался следовать указаниям и инструкциям французского генерала Жанена, главнокомандующего войсками союзников России в Сибири. Оснований же для проявлений, порой, показной самостоятельности у адмирала не было. Его армии и он сам полностью зависели от поставок союзников. Излишняя самостоятельность и обостренное чувство собственного достоинства помешали Александру Колчаку установить более тесное взаимодействие с союзниками. Повторимся, что он, как и генерал Деникин, оказался слабым дипломатом и политиком. Союзники и белочехи потеряли веру в него. Белочехи занялись грабежом и нагрузили русским добром огромный эшелон из нескольких составов, медленно ползущий к Владивостоку. Составы белочехов с русским имуществом катастрофически затормозили движение по транссибирской магистрали, поставили русские сибирские армии в тяжелейшее положение. Белочехам стало не боев с большевиками - убраться бы целыми и богатыми из России. Адмирал Колчак попытался воспрепятствовать белочехам в вывозе за границу русских богатств, но, не имея достаточных сил, он нажил лишь дополнительных противников.

Военный министр в правительстве адмирала Александр Будберг оставил такие строки о нем: «адмирал, по-видимому, очень далек от жизни и, как типичный моряк, мало знает наше военно-сухопутное дело; даже хуже того: он напичкан и, как добросовестный человек, очень усердно напичкан тем материалом, который ему всучили...; сразу видно, что многое ему напето с чужого голоса... По внутренней сущности, по незнанию действительности и по слабости характера он очень напоминает покойного императора. И обстановка кругом такая же: то же прятание правды, та же угодливость, те же честолюбивые и корыстолюбивые интересы кучки людей, овладевших доверием этого «большого ребенка»  ». (Будберг А. Дневник белогвардейца. Ж. «Родина». 1990. N 11.).

Ясно, что такой человек не мог успешно противостоять выдающимся политикам, революционерам и организаторам Владимиру Ленину и Льву Троцкому, имевшим мощную опору в виде партии большевиков и среди нищих слоев населения России. Вожди большевиков, люди со сверхъестественной силой воли, с выдающимся интеллектом, на голову превосходили всех своих противников, включая и адмирала Колчака.

14 ноября 1919 г. Красная Армия взяла столицу адмирала Колчака - Омск. Адмирал Колчак направился в «золотом» эшелоне в Иркутск. Белочехи разрешили поезду адмирала следовать только позади своих составов. За золотой запас России развернулась ожесточенная борьба. Эшелон Колчака на две недели застрял в Нижнеудинске, в 5-ти часах езды от Иркутска. Адмирал Колчак предоставил своему конвою полную свободу действий (60 офицеров и около 500 солдат). Почти все солдаты тут же разбежались. Адмиралу предложили бежать в Монголию, переодевшись солдатом, но он отказался. Генерал Жанен потребовал передать российское золото под охрану чехов, да и самому адмиралу предложил также перейти под охрану чехов. Адмирал уже попал в безвыходное положение и потому принял условия Жанена. Над его вагоном подняли дипломатические флаги Англии, Франции, США, Японии и Чехословакии.

Последней резиденцией адмирала Колчака стал город Иркутск. Впрочем, Верховный правитель России уже полностью зависел от воли союзников и белочехов, не имея собственных вооруженных сил. 5 января Иркутск был захвачен восставшими рабочими и партизанами. 6 января 1920 г. Колчак отказался от титула Верховного правителя России в пользу генерала Деникина, такого же неудачливого военачальника. 15 января 1920 г. Колчак был выдан чехами восставшим и по постановлению Иркутского РВК 7 февраля расстрелян. Вот как описывает сцену ареста адмирала один из большевиков, участник ареста:

«Часов в 8 вечера, а может быть позднее, мы вышли из вокзала, и подошли к нескольким освещенным вагонам, стоявшим на ближних путях. Поезд стоял без паровоза, его угнали рабочие-железнодорожники. У вагонов стояли солдаты-чехи,  а поодаль бойцы нашей первой железнодорожной дружины. Первым в салон Колчака поднялся чешский офицер. Вслед за ним в вагон вошли мы. В середине салона на диване сидел Колчак, его окружала группа офицеров и несколько человек в штатском.

Чешский офицер на русском языке, но с сильным акцентом объяснил Колчаку:  «Господин адмирал, приготовьте ваши вещи. Сейчас вас передадим местным властям».

Впечатление, какое произвели эти слова, трудно передать, Колчака как будто ударил электрический ток, он вскочил, лицо его страшно исказилось. В его голосе было отчаяние и ужас, он буквально закричал: «Как! Неужели союзники выдают меня?! Это предательство! Где же гарантии генерала Жанена?!».

Чех промолчал. Свита Колчака стояла совершенно растерянная». (Хрестоматия по истории СССР. М., Просвещение, 1988.)

Адмирала Колчака можно понять. Чехи, взявшие на себя его личную защиту, неожиданно сдали адмирала и откупились от большевиков его жизнью.

Семен Чудновский, председатель Иркутского ЧК, вспоминал: «Председатель ревкома товарищ Ширямов принял мое предложение расстрелять Колчака без суда... 7 февраля рано утром вошел в камеру Колчака. Он не спал. Я прочел ему постановление ревкома, и Колчак меня спросил: «Таким образом, надо мной не будет суда?»... Я ничего не ответил и спросил его только, не имеет ли он какую-нибудь просьбу. Колчак сказал: «Да, передайте моей жене, которая живет с сыном в Париже, мое благословение».

Адмирал Колчак попросил также разрешить ему свидание с А.В. Тимиревой, сидевшей в этой же тюрьме, но ему отказали в последней встрече с возлюбленной.

Александра Колчака расстреляли вместе с председателем совета министров его правительства Пепеляевым на берегу реки Ушаковки, притока Ангары. Адмирал Колчак вел себя во время расстрела спокойно. Перед смертью он, не спеша, выкурил последнюю свою папиросу. Трупы адмирала и министра большевики спустили в прорубь.

Адмирал Колчак был одним из лучших высших морских офицеров русского флота. Судьба отвела ему в смутное время незавидную роль Верховного правителя России. К этой роли адмирал не был готов. Ему противостояли противники, превосходившие его по многим качествам, так необходимым для жестокой борьбы за власть. Этими главными противниками были Владимир Ленин и Лев Троцкий, железной рукой создавший в кратчайшие сроки мощную Красную Армию. Потрясающая воля, выдающийся интеллект Ленина, помноженный на демоническую энергию Троцкого и почти такие же его волю и интеллект, позволили большевикам победить в кровопролитной гражданской войне. Связанные нормами общечеловеческой морали русские генералы и адмиралы не смогли противостоять большевикам, отбросившим в сторону всякие нормы морали и нравственности. Адмирал Колчак не имел опыта командования сухопутными войсками. Возможно, именно поэтому большинство вождей Белого движения так легко согласились с его верховенством. Оно было, скорее, чисто символическим. Адмирал Колчак не сумел объединить свои силы с армиями генерала Деникина. Не сложились у него отношения и с союзниками, и с белочехами. Раздробленность сил Белого движения во многом и предопределила его поражение. В Белом движение не нашлось вождя, сочетавшего таланты военачальника, политика и диктатора. Таковым мог стать, пожалуй, генерал барон Петр Врангель. Но к началу зарождения Белого движения он был всего лишь генерал-майором. Белыми армиями командовали старшие по званию генералы Алексеев, Корнилов, Деникин, Юденич, Миллер. А когда выявились его выдающиеся человеческие, вождийские и полководческие качества, было уже поздно. Белые армии в основном уже были разбиты.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100