ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

ЮЛИЙ МАРТОВ

 

Мартов Юлий Осипович (Цедербаум) (1873-1923), участник российского революционного движения. В 1895 член Петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса". С 1900 член редакции "Искры". С 1903 один из лидеров меньшевиков. В середине 1917 входил во Временный Совет Российской республики (предпарламент). Октябрьскую революцию рассматривал как неотвратимую катастрофу; выступал с критикой внутренней политики большевиков (пролетарской диктатуры, "красного террора" и др.). В 1918 член ВЦИК. С 1920 эмигрант, один из организаторов "2 1/2-го Интернационала".

 

 

Один из основателей РСДРП Юлий Осипович Мартов (Цедербаум) родился 2 ноября 1873 г. в Константинополе в обеспеченной семье, еврей. Здесь служил в «Русском обществе пароходства и торговли» его отец, Осип Александрович Цедербаум. Семья Цедербаумов традиционно исповедывала либеральные взгляды. Еще прадед Юлия, часовщик Осип Цедербаум собирал у себя дома сторонников «либеральной монархии», а дед, Александр Осипович издавал относительно прогрессивные газеты, в которых публиковался и сам. Отец Юлия владел тремя иностранными языками и тоже слыл либералом, увлекался журналистикой, помогал отцу в издательской деятельности. Так что Юлию Мартову было у кого перенять культуру и таланты.

Большая семья Цедербаумов (у Юлия был шестеро братьев и сестер) жила трудом Осипа Александровича. Других источников не было. Началась война с Турцией, и семья переехала вначале в Одессу, а затем в Петербург. Заработки Осипа Александровича сильно поуменьшились, и Цедербаумы стали с трудом сводить концы с концами.

Учился Юлий Мартов в Одесской гимназии, затем в Седьмой петербургской гимназии. Пережив в младших классах потрясения, связанные с проявлениями антисемитизма, Юлий Мартов в старших классах стал признанным лидером среди сверстников. В 1891 году он поступил в Петербургский университет на физико-математический факультет. После первой же попытки распространения запрещенных листовок Мартов был арестован (февраль 1892 г.), просидел 5 месяцев в «Крестах» и был выслан в Литву, в Вильно. С университетом пришлось распрощаться.

В Петербург Мартову разрешили вернуться только в начале октября 1895 года. Здесь он познакомился с Владимиром Лениным, и вошел в руководящую группу «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». В этот период времени Мартов и Ленин становятся близкими друзьями. Собственно, за исключением родных Мартов был наиболее близок молодому Ленину, который пронес это дружеское чувство через всю жизнь. Других друзей у Ленина больше никогда не было, а были только «товарищи по борьбе».

 В ночь с 4 на 5 января 1896 г. Мартова вновь арестовали, и он год просидел в тюрьме. Затем был сослан в Восточную Сибирь, в Туруханский край сроком на три года. Мартову досталось гораздо худшее место проживания в ссылке, нежели Ленину (благодатный для жизни юг Красноярского края). В ссылке Мартов много читал, написал несколько серьезных работ («Народничество прежде и теперь», «Современная Россия», «Рабочее дело в России», «Красное знамя в России»). Свои работы Цедербаум подписывал псевдонимом Мартов, который и стал его фамилией. В это время Мартов (как и Ленин) придерживался радикальных революционных взглядов, считая революцию единственным средством изменения строя в России. Однако в отличие от Ленина Юлий Мартов уже в это время полагал, что реальной силой преобразований российского общества может быть и должна быть широкая коалиция всех прогрессивных общественных сил, а не только рабочий класс. Более того, ведущую роль в этом процессе Юлий Мартов отводил интеллигенции, к которой принадлежал сам.

Начал Юлий Мартов свою серьезную революционную деятельность в еврейской социал-демократической партии (Бунде), бывшей в то время самой массовой социалистической организацией России. В 1904 г. Бунд насчитывал около 20-ти тысяч членов и превосходил примерно в два раза по численности все другие российские партийные организации вместе взятые. Массовое участие евреев в социал-демократическом движении объясняется  их преследованиями в России и во всем мире, повальной грамотностью, материальным благополучием и близостью идей социализма национальной психологии евреев.

Мартов довольно быстро, как и многие другие видные члены Бунда, перешел на позиции интернационализма. Он понял неэффективность борьбы даже только за национальные права евреев в России с помощью чисто еврейской партии. Мартов осознал  необходимость создания общероссийской социал-демократической партии, в программу которой незыблемым постулатом входил бы интернационализм.

После отбытия ссылки (январь 1900 г.) Мартов уехал за границу, где провел многие годы. 23 марта 1901 г. Юлий Мартов прибыл в Мюнхен для участия в редактировании совместно с Лениным газеты российских социал-демократов «Искра». Он вместе с Плехановым, Лениным, Аксельродом, Верой Засулич и Потресовым вошел в состав первой редакции «Искры». Затем к ним присоединился фактически Лев Троцкий. Последний вспоминал в своей работе «Ленин и старая «Искра»»: «Политическим руководителем «Искры» был Ленин, но главной публицистической силой был Мартов. Он писал легко и без конца, так же как и говорил. Ленин же проводил много времени в библиотеке Британского музея, где занимался теоретически».

С самого начала своей политической деятельности Мартов занял умеренные позиции классического в современном понятии социал-демократа. Он неизменно выступал против любых проявлений крайностей. Уже перед II съездом РСДРП между Лениным и Мартовым вспыхнули принципиальные разногласия. Ленин предложил создавать небольшие вооруженные отряды рабочих-боевиков для нападений на полицейских, государственные учреждения, осуществления экспроприаций. Мартов был против создания подобных отрядов, хотя и поддерживал необходимость организации защиты с помощью оружия массовых демонстраций. Ленин фактически призывал к организации своего рода террора и рэкета в пользу партии, хотя публично и боролся с террористическими методами борьбы эсеров-максималистов. Мартов также был последовательным противником нетерпимости в идейных дискуссиях, так характерной для Ленина.

Благородство по отношению к противнику, умеренность в целях, терпимость к чужому мнению - вот те черты характера Юлия Мартова, которые развели его с «твердокаменным» и бескомпромиссным Лениным по разные стороны идейных баррикад. Троцкий в той же работе писал о взаимоотношениях Ленина и Мартова еще до их публичного разрыва на II съезде: «Когда они разговаривали друг с другом при встрече, не было уже ни дружеских интонаций, ни шуток... Ленин говорил, глядя мимо Мартова, а у Мартова стекленели глаза под отвисавшим пенсне... И когда Владимир Ильич со мною говорил о Мартове, то в его интонации был особый оттенок: «Это что ж, Юлий сказал?», причем имя Юлия произносилось по-особому, с легким подчеркиванием, как бы с предостережением: «хорош-то хорош, мол, даже замечателен, да очень уж мягок»».

К началу 90-х годов Мартов стал одним из самых видных и талантливых молодых деятелей российской социал-демократии. Он, пожалуй, считался вторым-третьим ее лидером после Георгия Плеханова и, возможно, Ленина. Заметное влияние на Мартова в это время оказывала знаменитая революционерка  Вера Ивановна Засулич. Это она назвала хватку Ленина «бульдожьей», противопоставив ее «хватке борзой» Георгия Плеханова («потреплет, потреплет и отпустит»). Сравнение понравилось Ленину, однако оно не было похвалой молодому вождю партии со стороны старой революционерки. Ей крайне не нравились стиль и методы работы «твердого» искровца Ленина с товарищами по партии и коллегами по редакции «Искры», его разнузданная критика либералов и всех прочих инакомыслящих. Она была полностью на стороне «мягкого» и талантливого Мартова.

Открытое противостояние Мартова и Ленина произошло на II съезде РСДРП в 1903 году (идейно разошлись они еще раньше). Юлий Мартов решительно выступил против предложенного Лениным превращения партии из демократической организации в некий средневековый орден, спаянный железной дисциплиной и идейным единством. Вопрос этот стал (как и вопрос о диктатуре пролетариата) судьбоносным для партии. Ленин создавал партию в качестве средства вооруженного захвата власти и ее последующего удержания. Мартов видел партию как демократическую, просветительскую организацию, повышавшую своей работой образовательный уровень населения. Он видел партию как легальную парламентскую партию, способную законно прийти к власти без потрясений и военных переворотов.

В результате решающего голосования на II съезде Ленин и его сторонники получили большинство голосов при выборах в партийные органы и с этих пор получили название большевиков. Мартова и его сторонников стали называть меньшевиками. В социал-демократическом движении России с этих пор существовало, фактически, две партии. Тем не менее, эти две партии сохраняли длительное время одно название и время от времени сотрудничали.

Мартов, как и Плеханов, отверг революцию 1905 г., как кровавый и бесполезный бунт, мешавший цивилизованному развитию России. Перед Россией в это время забрезжил путь либеральных преобразований. Стал возможен постепенный переход к конституционной монархии. Императором Николаем II был издан Манифест, выдержки из которого приводятся ниже:

«Высочайший Манифест.

Божиею милостью,

Мы, Николай Второй, император и самодержец Всероссийский, царь Польский, великий князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая.

 1. Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

2. ... Привлечь теперь же к участию в Думе ... те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, представив засим дальнейшее развитие начала общего избирательного права вновь установленному законодательному порядку.

3. Установить, как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной Думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от Нас властей...».

Мартов, Плеханов, Аксельрод, Дан, Засулич и другие социал-демократы с надеждой  встретили царский Манифест о свободе в России. Однако у большевиков, ведомых Лениным, были иные взгляды и планы. Они объявили царский Манифест обманом и призвали население страны к восстанию.

Ленин вернулся в Россию и принял участие в организации вооруженных большевистских выступлений 1905-07 гг. В результате этих действий большевиков и других революционеров либеральные реформы в России были сорваны.

В октябре 1905 г. вернулся в Россию и Юлий Мартов. Он сразу включился в редактирование газеты меньшевиков «Начало», в общественную жизнь Петербурга. В 1906 году Мартова арестовали и выслали за границу. За границей Мартов публикует множество статей в социалистической печати, становится одним из самых видных теоретиков мирового социал-демократического движения.

В 1913 году Мартов приезжал в Россию и активно участвовал в работе своей партии. В годы первой мировой войны Мартов занимал умеренные центристские позиции, на конференциях социал-демократов активно противодействовал Ленину с его лозунгом превращения империалистической войны в гражданскую.      

Февральскую революцию, принесшую долгожданную политическую свободу, Мартов встретил в Швейцарии. Он вместе с Лениным и другими социал-демократами пересек Германию в запломбированном вагоне. Немцы охотно помогли большевикам, выступавшим за поражение своей страны в войне с ними, вернуться в Россию. По некоторым источникам именно Мартов предложил Ленину этот план возвращения в Россию. Он вернулся в Россию в мае 1917 г. На вокзале в Петрограде его встретили тысячи рабочих и солдат.

Мартов сходу попал в атмосферу острейшей борьбы за власть. Основную опасность для наступившей свободы в России в это время представляли большевики, возглавляемые Лениным. Вождь большевиков провозгласил курс на вооруженный захват власти. И большевики  стали главными идейными противниками меньшевиков и лично Мартова.

Меньшевики тоже были неоднородны в вопросах войны и мира, в вопросе участия во Временном правительстве. Мартов занимал в своей партии умеренные центристские позиции. Он старался не допустить раскола и ослабления партии. Позиция эта в условиях ожесточенной борьбы за власть была очень зыбкой. Мартов нередко оказывался в меньшинстве в своей партии. В лидеры меньшевиков выдвинулись более энергичные социал-демократы: Церетели, Дан, Чхеидзе, Потресов. Мартов выступал против ленинского плана перерастания буржуазной революции в социалистическую, считая, что Россия еще не созрела для социализма.  Но он не поддерживал и оборонцев, сторонников войны до победы. Самым видным оборонцем среди социал-демократов был Георгий Плеханов. Вокруг Мартова сформировалась группа социалистов-интернационалистов, предлагавших прекратить войну путем созыва международной социалистической конференции и последующих переговоров.

Меньшевики опирались на довольно широкую массу образованного и активного населения страны: ремесленников, квалифицированных рабочих, мелкую буржуазию, интеллигенцию, служащих. В меньшей степени - на крестьян, шедших в основном за эсерами. Поэтому при выборах в Советы меньшевики и их союзники получили большинство. Так в исполкоме Петроградского Совета до Октябрьского переворота меньшевиков было 17 против 10 большевиков (март 1917 г.).

В период между февралем и августом 1917 г. вплоть до «корниловского мятежа» меньшевики, правые эсеры и их союзники были гораздо ближе к реальной власти, чем большевики. Они входили в правительство, имели подавляющее большинство в Советах. Но постепенно меньшевики теряли свое влияние из-за своей пассивности, внутренних разногласий и под напором большевиков.

Юлий Мартов решительно выступал против планов большевиков вооруженным путем захватить власть в стране. Он прекрасно знал Ленина. Он понимал, что приход большевиков к власти означал бы гибель первых ростков свободы и демократии в стране, установление тоталитарного режима правления.

Ну а Ленина мало волновали нападки приверженцев демократии:  Мартова, Плеханова, Засулич и других социал-демократов, и, тем более, представителей других партий.  Он абсолютно был уверен в своей исторической правоте. Он не желал считаться с иными мнениями насчет будущего России, кроме своего собственного. Его фанатичная вера в свою историческую миссию, завораживающая убежденность в собственной непогрешимости, гипнотическая способность влиять на людей увлекала за ним большевиков и левых эсеров.

Ленин, в отличие от Мартова и Плеханова, обладал феноменальной способностью влиять на массы простых людей и революционеров. Он своей потрясающей силой воли подавлял их колебания, их сомнения. Он надолго, если ни навсегда, обращал их в свою «веру». Ленин, несомненно, был блестящим популистом. Он знал, что солдатам нужен мир, крестьянам - земля, рабочим - фабрики и заводы. И он обещал после революции немедленно все это дать им.

Мартов и его товарищи проиграли решающую для России политическую схватку. Ленин и большевики совершили Октябрьский переворот и захватили власть в Петрограде, а затем и по всей стране. Приверженцы демократии не смогли противостоять профессиональным революционерам, вставшим во главе вооруженных отрядов.

На состоявшемся в декабре 1917 г. чрезвычайном съезде меньшевиков Мартов был избран лидером партии, но это было уже запоздалое лидерство. К тому же мягкий и интеллигентный Мартов не мог противостоять железобетонному Ленину и Демону революций Льву Троцкому. Лидеры большевиков отвергли предложение Мартова о формировании коалиционного правительства из социалистов всех оттенков.

После разгона большевиками Учредительного собрания, с которым Мартов связывал свои основные надежды, он не последовал за правыми эсерами и частью меньшевиков, вступивших на путь вооруженной борьбы с большевиками. Мартов по-прежнему призывал к мирному восстановлению демократии в России.

Мартов страстно выступил против заключения позорного для России Брестского мира. Этот мирный договор нужен был лишь большевикам для удержания ими власти. Остро выступал он на страницах газеты Максима Горького «Новая жизнь», газет «Вперед» и «Всегда вперед» против массового красного террора.

Во  время  гражданской  войны  меньшевики ушли в тень. 14 июня 1918 г. Юлия Мартова и других меньшевиков исключили из Советов и ВЦИК по обвинению в содействии контрреволюции. Шла  кровопролитная гражданская война, которую они предвидели и против развязывания которой они боролись. Но они уже не могли сколько-нибудь существенно повлиять на события. Вся власть была у большевиков. Отнять ее у них можно было только силой. Юлий Мартов в это время продолжал писать статьи, направленные против гражданской войны, против смертной казни. Он гневно протестовал против чудовищного расстрела царской семьи и Великих князей. Он последовательно выступал за национальное примирение. Но многие меньшевики включились и в Белое движение. Они с оружием в руках боролись с большевиками. Мартов же осудил вмешательство иностранных держав на стороне Белого движения, хотя и подчеркивал свою оппозиционность большевикам. Мартов и его сподвижники проводили в это время политику враждебную белым и оппозиционную большевикам. В ответ на борьбу Мартова с Белым движением Ленин и его сторонники опубликовали в «Правде» «Постановление о меньшевиках», в котором им дозволялось вновь участвовать в политической жизни. Однако Мартова не вернули во ВЦИК. Тем не менее, Юлий Мартов оставался видным и авторитетным деятелем мирового и российского социалистического движения. В среде интеллигенции, да и рабочих его по-прежнему уважали. Летом 1919 года Юлий Мартов был избран действительным членом Социалистической академии общественных наук, а в марте 1920 г. - депутатом Моссовета.

Ленин внимательно следил за острыми политическими статьями своего бывшего товарища по «Союзу борьбы...», а теперь непримиримого оппонента. Они сильно раздражали его, задевали за живое. А тут еще и избрание Мартова в Моссовет, где он получил весомую трибуну для своих критических выступлений. Бесили Ленина и умные публицистические работы Мартова, регулярно издаваемые за границей и направленные против большевиков и их вождя. И не только Мартов раздражал Ленина. Поэтому едва закончилась гражданская война, а Ленин уже занялся идейной «чисткой» страны. Он не мог вынести инакомыслия в стране. Он не желал читать обвинения в свой адрес в убийстве детей Николая II, геноциде казаков, ограблении и расстрелах крестьян. Все несогласные с ним должны были замолчать или, по крайней мере, находиться вне пределов России.

В 1920 г. Мартов был выслан из страны на чужбину. Ленин немало помучился, прежде чем принял решение сохранить жизнь своему бывшему товарищу. Высылать или расстрелять Мартова решал именно он (хотя и было принято по этому поводу специальное решение ЦК). Ленин решил все-таки выслать тяжело больного туберкулезом гортани Мартова, посетовав при этом на его идейную непреклонность и назвав умницей. Максим Горький вспоминал: «Лично я слышал от него (Ленина) лишь одну жалобу:

- Жаль - Мартова нет с нами, очень жаль! Какой это удивительный товарищ, какой чистый человек!».

В октябре 1920 г. Мартов выступил на съезде Независимой социал-демократической партии Германии с антибольшевистской речью. Он обвинил Ленина и его партию в развязывании массового террора внутри страны и желании подчинить себе через Коминтерн мировое социалистическое движение. Ленин посчитал эту речь предательством и дорога на родину для Мартова стала закрытой.

За рубежом Мартов прожил недолго. Он успел лишь начать издание новой газеты «Социалистический вестник». Голодные годы революции и гражданской войны подорвали его здоровье. Юлий Мартов умер 24 апреля 1923 г. от туберкулеза в Германии, похоронен в Берлине.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100