ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

Лев Троцкий

 

ЛЕВ  ТРОЦКИЙ

 

Троцкий (наст. фам. Бронштейн) Лев Давидович (1879-1940), политический и государственный деятель. В социал-демократическом движении с 1896, с 1904 выступал за объединение фракций большевиков и меньшевиков. В 1905 в основном разработал теорию перманентной (непрерывной) революции; В ходе революции 1905-07 годов проявил себя незаурядным организатором, оратором, публицистом; председатель Петербургского совета рабочих депутатов, редактор его "Известий". Принадлежал к наиболее радикальному крылу в РСДРП. В 1908-12 редактор газ. "Правда". В 1917 председатель Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, один из руководителей Октябрьского вооруженного восстания. В 1917-18 нарком по иностранным делам; в 1918-25 нарком по военным и морским делам, председатель Реввоенсовета Республики; один из создателей Красной Армии, лично руководил ее действиями на многих фронтах Гражданской войны, широко использовал репрессии. В 1920-21 врио наркома путей сообщения. В 1925-28 председатель Концессионного комитета, начальник электротехнического управления и председатель научно-технического управления промышленности ВСНХ.  Член ЦК в 1917-27, член Политбюро ЦК в октябре 1917 и в 1919-26. Острая борьба Троцкого с И.В. Сталиным за лидерство закончилась поражением Троцкого - в 1924 взгляды Троцкого  (т.н. троцкизм) объявлены "мелкобуржуазным" уклоном в РКП (б). В 1927 исключен из партии, выслан в Алма-Ату, в 1929 - за границу. Подверг резкой критике сталинский режим как бюрократическое перерождение пролетарской власти. Инициатор создания 4-го Интернационала (1938). Убит в Мексике агентом НКВД Р. Меркадером. Автор работ по истории революционного движения в России, литературно-критических статей, воспоминаний "Моя жизнь" (Берлин, 1930).

 

Троцкий Лев Давидович (Бронштейн Лейба Давидович) родился 25 октября (7 ноября) 1879 г. в селе Яновка под Херсоном в семье крупного земельного арендатора-еврея Давида Леонтьевича Бронштейна, арендовавшего 400 десятин земли. Жили Бронштейны в еврейской колонии Громоклей. Отец и мать Льва Троцкого были людьми малограмотными, и свое состояние нажили тяжким трудом. У Левы  было две сестры, Елизавета и Ольга (будущая жена Льва Каменева), и брат Александр. Родители стремились дать своим детям хорошее образование, обеспечивающее их будущее. В 9 лет Лев Троцкий пошел учиться в 6-классное Одесское реальное училище, поэтому для окончания реального училища и поступления в 7 класс ему пришлось переехать в г. Николаев. Еще в младших классах проявился его бунтарский, неуемных характер. Он был верховодом у сверстников, часто имел стычки с учителями.  Ну и учился Лев хорошо, был первым учеником, писал стихи, много читал, издавал рукописный журнал «Капля».

В Николаеве Лев Троцкий  увлекся революционными идеями. Сильно повлиял на становление его мировоззрения в это время чех Франц Швиговский, организовавший небольшую коммуну. Здесь Лев познакомился со своей первой женой Александрой Соколовской. Собственно, она и вовлекла Троцкого в эту организацию. Коммунары выделялись в городе своей экстравагантностью, что особенно нравилось Льву Троцкому. Они носили синие блузы, соломенные шляпы, ходили с черными палками. Обеспокоенные родители попытались было принудить Льва бросить политику и налечь на учебу, но неукротимый характер будущего Демона революции уже сформировался. Он предпочел разругаться с родителями.

После окончания реального училища Лев Троцкий переехал в Одессу и начал посещать лекции математического факультета местного университета. Но революционная деятельность уже полностью захватила Льва Троцкого. Он бросил университет и вернулся в Николаев. Тем более что за ним уже следила одесская полиция. Троцкий совместно с Александрой Соколовской и ее братьями организовал подпольные рабочие кружки и руководил одним из них. В 1897 г. он принял участие в создании «Южнорусского рабочего союза». Причем Лев Троцкий стал инициатором создания союза, написал его устав и стал его неформальным лидером. Молодые подпольщики печатали листовки, выпускали газету, распространяли нелегальную литературу, выступали перед рабочими. Но российская полиция не дремала, и в 1898 г. его, как и других членов союза, арестовывали. Он около двух лет провел в тюрьмах, где много читал и занимался самообразованием. «Тюремные университеты» и сделали Троцкого рьяным марксистом. Суд приговорил Троцкого к ссылке в Восточную Сибирь,  под  Иркутск, куда его и отправили вместе с Александрой Соколовской. В московской пересыльной тюрьме Лев Троцкий и Александра Соколовская, которая была старше Льва на 7 лет, обвенчались.

В ссылке Троцкий продолжал много читать, заниматься самообразованием, начал писать и публиковать статьи в иркутской газете «Восточное обозрение». Перо его оказалось легким, острым, образным и точным. Сказалось влияние его любимого писателя Глеба Успенского. Гонорары за статьи стали существенной прибавкой к семейному бюджету, тем более что в семье родились две дочери.

В 1902 г. Лев Бронштейн по фальшивому паспорту на имя надзирателя одесской тюрьмы Николая Троцкого бежал из ссылки за границу. Эта выбранная будущим Демоном революции фамилия и стала его революционным псевдонимом, а затем всемирно известной фамилией. Жена и две его малолетние дочери Зина и Нина остались в Сибири. Александра Соколовская поддержала побег мужа, хотя это и предрекало долгую с ним разлуку. Троцкий, разумеется, не бросил своих дочерей, как об этом писали некоторые советские историки. Во время событий 1905-07 гг. их забрала к себе в Яновку мать Троцкого, с которой они и жили до ее смерти. В последующие годы Лев Троцкий редко встречался с первой женой, но они на всю жизнь сохранили идейную близость и остались друзьями. Личные письма Троцкого Александре Соколовской свидетельствуют о его трогательной любви к дочерям. Бежал Троцкий из ссылки 22 августа 1902 года. Он добрался за плату на крестьянской повозке до железной дороги, где его уже ждали с одеждой и паспортом соратники-социалисты.

Троцкий обосновался в Самаре, где находился штаб газеты «Искра». Он съездил по заданию самарского штаба «Искры» в Харьков, Полтаву, Киев, а затем нелегально выехал за границу и отправился по приглашению Ленина в Лондон, где проживали в это время Ленин и Надежда Крупская. Два самых ярких будущих вождя российской большевистской революции, Троцкий и Ленин, познакомились в октябре 1902 г. Знакомство это началось с того, что Троцкий, обобранный контрабандистами при переходе границы, попросил у Ленина денег, чтобы расплатиться с привезшим его на встречу извозчиком.

Троцкий энергично включился в организационную работу для «Искры». Ленин сразу оценил его незаурядные способности и постарался загрузить работой, которую сам не любил. Троцкий  сновал по городам Европы, выполняя ленинские поручения, выступал с докладами и лекциями, в дискуссиях. Ленин высоко оценил лекцию (реферат) Троцкого «Что такое исторический материализм и как его понимают социалисты-революционеры». Он предложил переработать этот материал для статьи в журнале «Заря». Троцкий, однако, отказался, посчитав сие преждевременным.  Между прочим, данный отказ является характерным штрихом к портрету Троцкого. Он достаточно трезво оценивал свои возможности и в данном случае посчитал себя пока еще недостаточно подготовленным для начала публицистической деятельности рядом с Плехановым, Лениным и Мартовым. Но он очень много работал и вскоре преодолел этот свой временный недостаток, превзойдя большинство своих учителей в мастерстве владения пером. Недаром он получил псевдоним «Перо». Уже с ноября 1902 года Лев Троцкий стал писать для «Искры».

Ленин, считая Троцкого своим долгосрочным сторонником, предложил включить его в редакцию «Искры», но это предложение не поддержал Плеханов. С последним у Троцкого не сложились отношения с первых же встреч. Патриарх российской демократии, образно говоря, с первого взгляда не взлюбил заносчивого и неуступчивого молодого социалиста. Георгий Плеханов привык к определенному пиетету по отношению к себе, что было органически чуждо Льву Троцкому (как и Ленину).

Троцкий, однако, вскоре разочаровал Ленина, надеявшегося надолго заполучить его в свою команду. На II съезде РСДРП они уже разошлись. Троцкий видел роль партии в организационном и идейном воспитании ее членов и рабочих, а не как инструмент захвата власти (по Ленину). Лев Троцкий оказался вполне самостоятельным человеком, имевшим свои твердые собственные взгляды и убеждения. В социал-демократическом движении он поначалу был ближе к Мартову и Аксельроду, но потом занял центристские позиции между меньшевиками и Лениным. До самой Октябрьской революции Троцкий держался независимо, в отдалении от Ленина, чем вызывал яростный гнев и нападки вождя большевиков.

В эмиграции Троцкий вторично женился на дочери купца первой гильдии Наталье Ивановне Седовой, с которой познакомился в Париже в 1902 году. С этого времени он получил возможность полностью посвятить себя литературной и революционной работе, не заботясь о деньгах. В браке с Седовой у Троцкого родились два сына, Лев Седов и Сергей Седов.

После II съезда РСДРП Лев Троцкий начал играть заметную самостоятельную роль  в российском социал-демократическом движении. Его выдвинули в ЦК РСДРП сторонники Мартова и Аксельрода, однако он не прошел. Большинством голосов в ЦК были избраны главным образом сторонники Ленина (они получили историческое название «большевики»). Меньшевики (сторонники Мартова, Аксельрода, Потресова, Дана) собрались на отдельное совещание и избрали свои руководящие органы, оформив тем самым раскол РСДРП. В бюро партии меньшевиков вошли Мартов, Дан, Потресов, Аксельрод и Троцкий. Из перечисленных меньшевистских лидеров этого времени только Троцкий в 1917 г. вошел в партию большевиков вместе со своими сторонниками и сыграл одну из главных ролей в Октябрьском перевороте и гражданской войне.

В дальнейшем, поссорившись лично с Даном, а также по идейным причинам, Лев Троцкий отошел от меньшевиков, и занял, как уже отмечалось выше, независимую центристскую позицию.

В феврале 1905 г. Троцкий вернулся одним из первых политэмигрантов в Россию с паспортом на имя отставного поручика Арбузова и принял активное участие в событиях 1905-07 гг. Революционный напор рабочих захватил Троцкого и его идейные позиции приблизились к большевистским. При помощи большевика Красина он перебрался в Петербург, но вскоре явки провалились, последовали аресты, и он вынужден был скрыться в Финляндии. В октябре Троцкий вернулся в Петроград. Царский манифест теперь позволил социал-демократам легально работать в России. В Петербурге был создан Совет рабочих депутатов, в котором Троцкого избрали заместителем председателя Г.С. Носоря (псевдоним - Хрусталев). Благодаря своей энергии, ораторскому таланту, блестящему перу и организаторским способностям Троцкий быстро стал фактическим руководителем Совета. Ни один вопрос не решался без его участия и указаний. А в ноябре 1905 г. его уже избрали председателем Петербургского Совета рабочих депутатов. На этом посту он пробыл всего несколько дней,  но успел проявить себя находчивым и мужественным человеком. 3 декабря в зал заседания явился жандарм, чтобы арестовать депутатов. Едва он открыл рот, как председательствующий Лев Троцкий резко оборвал его: «Кто вы такой?! Почему выступаете без разрешения собрания?». Жандарм оторопел, а Троцкий тем временем обратился к залу за разрешением дать жандарму слово. Все это выглядело комично и немало повеселило зал. Жандарм растерянно доложил залу о решении правительства арестовать депутатов. Троцкий невозмутимо предложил депутатам принять это заявление к сведению. Затем он потребовал от жандарма незамедлительно покинуть собрание, что тот, вконец растерявшись, и исполнил. Через несколько минут жандармы, опомнившись, вернулись и арестовали депутатов, включая и Троцкого. Находчивое и мужественное поведение Льва Троцкого на этом заседании произвело огромное впечатление на депутатов. Оно, несомненно, высоко подняло его авторитет среди видных социал-демократов и рабочих.

Льва Троцкого и 14 его товарищей в октябре 1906 года осудили на вечное поселение в Сибири. До военно-полевого суда они провели время в тюрьмах, где Троцкий по-прежнему много читал и писал. Либеральные порядки в царских тюрьмах помогли многим социалистам, в том числе и Льву Троцкому, стать высокообразованными людьми. На суде присутствовали мать и отец Троцкого, явно гордившиеся своим ярким и неустрашимым сыном. Попутно они снабдили сына немалыми деньгами. Эти деньги и помогли Троцкому бежать по пути в ссылку (в ночь с 19 на 20 февраля 1907 года из г. Березова). При этом он проехал за неделю около 700 километров на оленях, ведомых местным аборигеном, до Урала, до железной дороги. По прибытию в Петербург Троцкий при помощи товарищей по партии сразу уехал в Финляндию. 30 апреля 1907 года он принял участие в V съезде РСДРП, где  вопреки давлению Ленина вновь занял центристскую позицию, выступая за компромисс между большевиками и меньшевиками и единство социал-демократов России.

Начиная с 1908 года, Троцкий сблизился с австрийскими и германскими социал-демократами, вступил в австрийскую социал-демократическую партию. Он в это время печатался в немецкой социалистической печати, издавал в Вене с октября 1908 года газету «Правду». Так что газету социалистического толка под знаменитым названием «Правда» первым начал издавать Лев Троцкий. Газета представляла украинских социал-демократов и издавалась в течение 3,5 лет. Напомним, что это было время разгрома внутреннего российского социалистического движения, время уныния, апатии и шатаний российских революционеров. Лев Троцкий сумел привлечь в газету очень сильных социал-демократов: М. Урицкого, А. Иоффе, В. Коппа, М. Скобелева и других. Он продолжал развивать свои идеи о необходимости терпимого, товарищеского отношения в среде социал-демократов к различным мнениям, гипотезам и программам, о необходимости компромиссов, об организационном единстве социал-демократов разных оттенков. Все это противоречило стремлению Ленина либо подмять под себя всю партию, либо полностью разорвать отношения с инакомыслящими. Отношения Троцкого и Ленина обострились до предела. Ленин написал заметку с характерным названием «О краске стыда у Иудушки Троцкого», но заметку эту он не опубликовал. Опубликовали ее только в 1932 году при Сталине в «Правде», чтобы дополнительно опорочить Троцкого. Ленин в заметке резко критиковал Троцкого за его склонность работать со всеми фракциями и группами социал-демократов: ликвидаторами, впередовцами и другими. Как раз с подобными проявлениями откровенной нетерпимости в идейной полемике и призывал в это время бороться Лев Троцкий. После опубликования заметки Ленина советские историки поспешили приклеить ко Льву Троцкому ярлык «Иудушка». Сам Троцкий в книге «Сталин» критически оценил свои попытки объединения различных идейных групп социал-демократов в годы после революции 1905-07 гг. (т.н. годы реакции). Он фактически признал правоту действий Ленина на создание идейно монолитной партии с жесткой дисциплиной, как инструмента захвата власти.

Во время первой мировой войны Троцкий, как и большевик Владимир Ленин, отчасти меньшевик Юлий Мартов и эсер Виктор Чернов, страстно выступал против войны, за поражение России. Он много писал для левосоциалистической газеты «Наше Слово», с которой сотрудничали многие социал-демократы-интернационалисты. За антивоенную деятельность Троцкого преследовали в Австрии, Франции, Испании. Правительства воюющих стран рассматривали эту деятельность как вражескую пропаганду. Поэтому  Троцкий вынужденно покинул Европу и уехал с семьей в декабре 1916 года за океан, в Соединенные Штаты.

К 1917 г. Лев Троцкий по-прежнему оставался одним из независимых лидеров социал-демократии. Он занимал свою нишу в этом движении. Февральская революция позволила ему 4 мая 1917 г. вернуться на родину. Возвращение не прошло гладко. В канадском порту Галифакс Троцкий был арестован вместе с несколькими товарищами и их освободили только под сильным давлением новых российских властей. В Петрограде он стал лидером межрайонной объединенной организации РСДРП, занимавшей промежуточные позиции между меньшевиками и большевиками. В число межрайонцев входили многие видные интеллектуалы социал-демократического движения России. По предложению межрайонцев и большевиков Троцкий был введен в исполком Петросовета. Его позиция по отношению к власти все больше сближалась с ленинской.

После выдачи в июле 1917 г. Временным правительством ордеров на арест Ленина и других большевиков Троцкий публично объявил о своей поддержке плана вооруженного восстания большевиков. Он публично потребовал своего ареста: «Граждане министры! Я знаю, что вы решили арестовать товарищей Ленина, Зиновьева, Каменева. Но ордер на арест не выдается на меня. Поэтому я считаю необходимым обратить ваше внимание на следующие факты. Я в принципе разделяю позицию Ленина, Зиновьева, Каменева и отстаиваю ее во всех моих публичных выступлениях...».  Временное правительство незамедлительно исполнило его просьбу. Он был арестован 22 июля и заключен в тюрьму. Разногласия в этот период времени между Лениным и Троцким были меньшими, чем, скажем, между Лениным и Каменевым. Ленин и Троцкий полностью сошлись в главном - в необходимости скорейшего вооруженного захвата власти.

На VI съезде РСДРП(б) Троцкий (заочно, поскольку находился в тюрьме) и другие межрайонцы (Иоффе, Луначарский, Урицкий, Мануильский, Юренев и др.) были приняты в ряды партии большевиков. Троцкий и Урицкий были избраны в ЦК партии. За избрание Ленина в ЦК проголосовало 133 делегата (из 134), за Зиновьева - 132, за Каменева и Троцкого - по 131. Эти цифры свидетельствуют о высоком авторитете Льва Троцкого среди старых большевиков.

2 сентября Троцкий вместе с другими большевиками вышел из тюрьмы под залог в 3 тысячи рублей после неудачного выступления генерала Корнилова. Теперь Ленин и Троцкий действуют полностью заодно. По поручению ЦК Троцкий выступил 21 сентября с докладом на заседании большевиков, участвовавших в Демократическом совещании, созванном по инициативе Временного правительства, эсеров и меньшевиков. Он призвал бойкотировать Предпарламент, создаваемый по решению Демократического совещания. Не смотря на полную солидарность с ним Ленина, это предложение не получило большинства голосов. Но Ленин и Троцкий все-таки добились своего: 5 октября ЦК партии большевиков приняло решение не участвовать в Предпарламенте.

25 сентября (8 октября) 1917 г. Льва Троцкого избрали председателем Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (как и в 1905 г.).

 Во время Октябрьского переворота (и до него при его подготовке в течение всего 1917 года) Троцкий, наряду с Лениным, был его главным организатором, мотором. Блестящий оратор, выдающийся революционный агитатор, он неустанно сновал по заводам и воинским частям, вербуя все новых сторонников большевикам. Историческая возможность реализовать на практике свои революционные планы заставила Ленина и Троцкого отбросить в сторону идейные прошлые разногласия. Они забыли о спорах и публичных взаимных оскорблениях (особенно со стороны Ленина). Троцкий и Ленин прекрасно дополняли друг друга. Ленин был неоспоримым духовным лидером и вождем большевиков, предпочитавшим, однако, кабинетную работу. Ну а Лев Троцкий с его неуемной двигательной энергией, с его готовностью в любую минуту появиться в любом необходимом месте и разрешить любую практическую проблему стал вторым, после Ленина, человеком в партии большевиков, ее вторым вождем. Слаженная совместная деятельность Ленина и Троцкого свидетельствовала о том, что все их прошлые дореволюционные  разногласия и споры носили, в большей степени, личностный характер, а не идейный. Ленин создавал партию большевиков под себя, будучи в ней, по-существу, диктатором. А Троцкий по своему независимому характеру не мог быть ведомым и кому-либо слепо подчиняться. В этом и лежал главный корень их прошлых разногласий.

Сам Лев Троцкий довольно своеобразно оценил свою роль в Октябрьской революции. Он заявил, что свершить ее могли только два человека - Ленин и он, Троцкий. Но это заявление Троцкого только отчасти соответствует действительности. Троцкий, сделав свой вывод, забыл о громадной работе Ленина по созданию партии большевиков. Только Ленин сумел создать профессиональную революционную партию, которая не имела аналога в России, да и во всем мире. Без этого «ордена меченосцев» невозможен был бы Октябрьский переворот и тем более последующее удержание власти во время гражданской войны. Лев Троцкий же к созданию партии большевиков не имел никакого отношения. Но в октябре 1917 г. он сыграл, конечно, вторую роль после Ленина. За это он и получил громкое название в исторической литературе - Демона революции.

Луначарский написал о Троцком:

«Главными внешними дарованиями Троцкого являются его ораторский дар и его писательский талант. Я считаю Троцкого едва ли не самым крупным оратором нашего времени. Я слышал на своем веку всяких крупнейших парламентских и народных трибунов социализма и очень много знаменитых ораторов буржуазного мира и затруднился бы назвать кого-либо из них, кроме Жореса (Бебеля я слышал только стариком), которого я могу бы поставить рядом с Троцким». Анатолий Луначарский поставил Троцкого как вождя большевиков рядом с Лениным, хотя и чуточку ниже последнего.

Статья Луначарского о Троцком увидела свет в 1919 году, когда Троцкий находился в зените своей славы военного вождя Красной Армии. Впоследствии Анатолий Луначарский за столь лестную оценку Троцкого попал у Сталина в долгую опалу, и его счастье, что он умер в 1935 году, еще до начала массового уничтожения старых большевиков.

Приведем характеристику другого очевидца Троцкого,  Бориса Бажанова, технического секретаря Политбюро.

«...Он был превосходным оратором, но оратором типа революционного - зажигательно-агитаторского. Он умел найти и бросить нужный лозунг, говорил с большим жаром и пафосом и зажигал аудиторию. Но он умел вполне владеть своим словом, и на заседаниях Политбюро, где обычно никакого пафоса не полагалось, говорил сдержанно и деловито.

У Троцкого было очень острое перо, он был способный, живой и темпераментный публицист.

Он был человеком мужественным и шел на все риски, связанные с его революционной деятельностью...

Благодаря темпераменту Троцкого, его мужеству и его решительности, он был, несомненно, человеком острых критических моментов, когда он брал на себя ответственность и шел до конца. Именно поэтому он сыграл такую роль во время Октябрьской революции, когда он был незаменимым исполнителем ленинского плана захвата власти: Сталины куда-то попрятались, Каменевы и Зиновьевы перед риском отступили и выступили против, а Троцкий шел до конца и смело возглавил акцию...

Но здесь надо указать и на один важный недостаток Троцкого. Он был слишком человеком позы...».

Другим, пожалуй, самым главным недостатком Льва Троцкого и одновременно его силой, источником его мужества было то, что он, как и многие другие большевики, был типом верующего догматика. Раз и навсегда поверив в некоторые положения марксизма, в выводы своих теоретических работ, он никогда больше не сомневался в их исторической правильности. Если для Сталина марксизм-ленинизм был лишь хорошей ширмой для продвижения к абсолютной власти, то Троцкий убежденно верил в те догмы, которым прослужил всю свою сознательную жизнь. Это отсутствие гибкости мышления наряду с определенной чистоплотностью и послужили одной из причин его поражения в борьбе со Сталиным за власть.

В первом правительстве большевиков, созданном Владимиром Лениным практически на второй день после переворота, Троцкий получил важный портфель наркома по иностранным делам. Отметим, что Троцкий не сразу согласился стать наркомом, сославшись на свое еврейское происхождение, и принял предложение Ленина только под его нажимом.  Все члены этого большевистского правительства, за исключением умерших естественной смертью до 1935 года, были расстреляны во время массовых репрессий.

И после Октябрьского переворота Троцкий остался надежным партнером Ленина. Только что созданное правительство большевиков попало в кризис: Каменев, Зиновьев, Рыков, Ногин и другие видные члены ЦК и правительства (всего 15 членов ЦК) подали в отставку. Они потребовали включения в правительство представителей других партий социалистической направленности. Ленин, однако, при полной поддержке Троцкого выдвинул для меньшевиков и правых эсеров заведомо неприемлемые условия. Тем самым, Ленин и Троцкий сорвали возможность создания однородного социалистического правительства.

Лев Троцкий, как нарком иностранных дел, совместно с Лениным с декабря 1917 года руководил делегацией большевистского правительства на переговорах с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией в Брест-Литовске. По приезду делегации в Брест-Литовск был подписан договор о перемирии сроком до 12 января 1918 г. и с возможностью его автоматического продления. В решающий момент после первого перерыва в переговорах Троцкий сам возглавил советскую делегацию в Брест-Литовске. На переговорах Троцкий действовал по плану, составленному совместно с Лениным. В соответствие с этим планом он больше выступал с пропагандистскими речами, чем продвигал переговоры. Немцы предъявили претензии на Польшу, Литву, часть Украины, Белоруссии и Латвии. Тогда Троцкий  с согласия Ленина покинул переговоры, сославшись на необходимость перерыва. Троцкий рассчитывал, что немцы не решатся разорвать временный договор о перемирии, и поэтому при предъявлении ими ультиматума он отказался подписывать унизительный по территориальным потерям для России мирный договор, выдвинув лозунг «Ни войны, ни мира». Против подписания мира с Германией и ее союзниками на продиктованных ими условиях был также Николай Бухарин и некоторые другие видные члены ЦК («левые коммунисты»). «Левые коммунисты» и Троцкий рассчитывали на поддержку германских рабочих, на скорую мировую революцию и поддержку мирового социалистического движения. Предложение Троцкого « объявить о прекращении войны, армию демобилизовать, но мир не подписывать» было принято большинством ЦК (9 голосами против 7), и он выполнил его решение. Но прогноз Троцкого не оправдался. Немцы не испугались протестов немецких рабочих и перешли в наступление, а Троцкий продолжал упорствовать. Поэтому  Ленину пришлось приложить громадные усилия для того, чтобы преодолеть сопротивление Троцкого и «левых». Немцы, тем временем, перешли в наступление и захватили дополнительные территории. Мирный договор пришлось подписывать уже на еще худших условиях. Тем не менее, действия Льва Троцкого на переговорах в Бресте были одобрены ВЦИК и VII экстренным съездом партии большевиков. При голосовании по новому варианту договора (ленинскому) в ЦК Троцкий воздержался вместе с Дзержинским, Крестинским и Иоффе. Подчеркивая свое несогласие с предложениями Ленина, 24 февраля Троцкий заявил о сложении с себя полномочий наркоминдела. Подписали Брестский договор Григорий Сокольников и новый нарком иностранных дел Георгий Чичерин. В 1918 году в одном из своих публичных выступлений Лев Троцкий признал ошибочность своей позиции по Брестскому договору.

Во время гражданской войны Троцкий стал главным военным руководителем Красной Армии. Он занимал посты наркома по военным (13 марта 1918 г.) и морским делам (6 апреля 1918 г.) и председателя Реввоенсовета Республики (2 сентября 1918 г.). Военным наркомом Лев Троцкий был назначен постановлением Совнаркома от 13 марта 1918 года, которому предшествовало соответствующее решение ЦК. Стал военным руководителем Троцкий вынужденно. Прапорщик царской армии Н.В. Крыленко, бывший советским главкомом, и народный комиссар по военным делам Н.И. Подвойский не справились с руководством войсками во время наступления немецких армий, которые едва не взяли Петроград. Большевистское правительство вынуждено было срочно перебраться в Москву, в Кремль, и объявить ее столицей. Главком Крыленко упорно отказывался работать с бывшими царскими генералами и полковниками, без помощи которых невозможно было создать профессиональную армию. Пришлось его перевести на другую работу (председателем Верховного Трибунала, прокурором РСФСР). Ленин предложил возглавить наркомат по военным и морским делам Троцкому, но тот поначалу отказался и согласился только после серьезных усилий со стороны Ленина.

Во время вооруженного выступления левых эсеров, последовавшего после убийства 6 июля 1918 г.  германского посла графа Мирбаха, Троцкий повел себя очень решительно и беспощадно, чем заслужил дополнительное уважение Ленина и старых большевиков. Они убедились, что Троцкий в качестве военного руководителя на своем месте. 

Революционный военный совет Республики был создан постановлением ВЦИК от 2 сентября 1918 года. Председателем РВСР стал Лев Троцкий, членами - К.Х. Данишевский, П.А. Кобозев, К.А. Мехоношин, Ф.Ф. Раскольников, И.Н. Смирнов, А.П. Розенгольц и Главнокомандующий Вооруженными Силами Республики был И.И. Вацетис. Вскоре в РВС были введены Подвойский Н.И., Аралов С.И., Склянский Э.М., Юренев К.К. и Сталин И.В. В таком широком составе РВСР практически не собирался, и 8 июля 1919 года его сократили до 6 человек. В него вошли: Троцкий (председатель), Склянский (заместитель), Рыков А.И., Гусев С.И., Смилга И.Т. и новый главком Каменев С.С.

Троцкий при неизменной поддержке Ленина довольно быстро создал дисциплинированную и сильную Красную Армию. Он принял непопулярное среди старых большевиков решение о массовом привлечении бывших генералов и офицеров царской армии (военных специалистов)  в качестве командиров Красной Армии. 17 октября 1918 года Пленум ЦК РКП(б) проголосовал за предложение Троцкого освободить из тюрем офицеров-заложников, пожелавших служить в Красной Армии, и отправить в его распоряжение. Более 80 процентов командующих армиями и фронтами и около 76 процентов всех командиров и управленцев Красной Армии к концу гражданской войны были военспецами ( Кораблев Ю.И. РВС Республики. М. Изд. полит. лит. 1991.). Троцкий восстановил смертную казнь на фронте, распространил институт заложников, введенный 5 сентября 1918 г. приказом наркома внутренних дел Г.И. Петровским, на офицеров и членов их семей. Если офицер переходил на сторону белых, то члены его семьи подлежали аресту. Троцкий твердо защищал свою позицию по военспецам от нападок старых большевиков публично в печати и своими решениями военного наркома. Ленин неизменно поддерживал усилия Троцкого по созданию профессионального костяка Красной Армии. А противодействие им оказывалось серьезное. Сложилась даже «военная оппозиция», включавшая многих старых большевиков. Это было звездное время Льва Троцкого. Демон революции вновь окунулся в свою родную стихию. Он проявлял свои лучшие качества организатора, трибуна, полководца.

Стратегией гражданской войны из кремлевского кабинета руководил, в большей степени, Ленин. Но Троцкий вновь, как и во время Октябрьского переворота, прекрасно дополнил Ленина на фронтах войны.  Троцкий беспрерывно мотался по фронтам в своем шикарном поезде наркома. Это был фактически бронепоезд с легкой пушкой, двумя пулеметами, со своей электростанцией, автомобилями, телеграфом, радио, типографией, в которой издавалась газета «В пути» и печатались листовки. В поезде находился также вещевой и продовольственный склад для снабжения частей, в которые он прибывал. В этом поезде Лев Троцкий провел практически всю гражданскую войну, совершив 36 рейсов и проехав около 100 тысяч верст. Поезд Троцкого многократно попадал в переделки (у наркома было всего около 100 бойцов охраны), за ним охотились белые, но Троцкий неизменно выходил из вооруженных стычек сухим из воды, проявляя мужество, решительность и отвагу.

Троцкий решительно принимал порой жестокие, но единственно необходимые решения на поле боя о расстрелах провинившихся, по его мнению, комиссаров и командиров. Он создал заградительные отряды, расстреливавшие красноармейцев, дезертировавших с поля боя. Он принял решение о приставлении комиссара с наганом к каждому командиру. Приведем один из суровых приказов Троцкого:

Приказ

Председателя Революционного Военного Совета

Республики войскам

и советским учреждениям Южного фронта

N 65

                                        24 ноября 1918 г.

1. Всякий негодяй, который будет подговаривать к отступлению, дезертирству, невыполнению боевого приказа, будет расстрелян.

2. Всякий солдат Красной Армии, который самовольно покинет боевой пост, будет расстрелян.

3. Всякий солдат, который бросит винтовку или продаст часть обмундирования, будет расстрелян.

4. Во всякой прифронтовой полосе распределены заградительные отряды для ловли дезертиров. Всякий солдат, который попытается оказать этим отрядам сопротивление, должен быть расстрелян на месте.

5. Все местные советы и комитеты бедноты обязуются со своей стороны принимать меры к ловле дезертиров, дважды в сутки устраивая облавы: в 8 часов утра и в 8 часов вечера. Пойманных доставлять в штаб ближайшей части и в ближайший военный комиссариат.

6. За укрывательство дезертиров виновные подлежат расстрелу.

7. Дома, в которых будут открыты дезертиры, будут подвергнуты сожжению.

Смерть шкурникам и предателям! Смерть дезертирам и красновским агентам.

Председатель Революционного

Военного Совета Республики

Народный Комиссар

по Военным и Морским Делам

Л. Троцкий.

 

После захвата Казани войсками сторонников Учредительного собрания сложилась критическая ситуация на Восточном фронте, усложнившаяся предательством ряда высших командиров Красной Армии. Для исправления ситуации в г. Свияжск под Казанью прибыл на бронепоезде Лев Троцкий. По его приказу расстреляли каждого десятого бойца из сбежавшего с позиций полка, включив в их число комиссара и командира (20 человек). Суровыми мерами Троцкий прекратил панику в советских войсках и навел порядок. Вскоре Красная Армия отбила у противника Казань. 

Троцкого справедливо назвали в литературе Демоном революции, т.е. слугой дьявола, не останавливавшегося ни перед чем для решения  возникавших проблем. На даже в условиях жестокой гражданской войны Троцкий требовал от подчиненных и комиссаров совершения расстрелов дезертиров и предателей только по решениям полевых трибуналов. Он своим приказом «строжайше» запретил расстреливать рядовых казаков. Сам Лев Троцкий был человеком дисциплинированным, собранным и подтянутым и требовал того же от подчиненных. А среди его подчиненных было полным полно старых большевиков-подпольщиков, привыкших к партизанщине и болтовне. Поэтому немало врагов нажил среди них Лев Троцкий своими жесткими требованиями точных и неукоснительных исполнений его приказов. Впрочем, среди видных большевиков Троцкий выделялся еще и тем, что сам стал большевиком только в 1917 году, и потому не был стеснен в своих отношениях с комиссарами прошлыми неформальными отношениями. По иному он относился к профессионалам, людям знавшим свое дело, но временно терпевшим неудачи. Вот его письмо в период отступления Красной Армии под натиском войск адмирала Колчака Михаилу Тухачевскому, молодому, честолюбивому и талантливому командующему 1-ой армией:

        «т. Тухачевскому

Пишу Вам неофициально, - как революционеру и партийному человеку. Наши неудачи на Волге и Урале создают тягчайшее положение для революции. Еще неделя пассивности и отступлений, - и немцы начнут наступать на Москву и Петроград. Мы окажемся меж двух жерновов - вопрос жизни и смерти для революции. Т. Юренев отправляется к Вам, чтобы поддержать Вас во всей Вашей работе как ответственного командарма, авторитетом нар. комиссара по военделам. Сил у нас достаточно для победы. Нужна воля к победе. Соберите партийные элементы, разъясните им положение и ударьте на врага. Вы обязаны победить.

                   Ваш Троцкий».

Письмо сквозит уважением к молодому командарму, уверенностью в его будущих военных успехах. Троцкий хорошо разбирался в людях (недаром специально изучал психологию военных) и знал, кто был достоин уважительного к себе  отношения даже в черные для него дни, а кто нуждался во взбучке, в наказании.

Ленин и Троцкий - вот две главные фигуры, которые смогли свершить революцию и победить в жесточайшей гражданской войне.  Ни в одной партии, ни в одном движении России того времени не было равных им по таланту и сверхъестественной силе воли политических деятелей. Причем основатель большевистской партии Ленин весьма уважительно относился к деятельности Троцкого на посту военного руководителя, полностью доверял ему, пресекал наскоки на него старых большевиков на Пленумах ЦК. Ленин не скрывал того очевидного факта, что равной фигуры по военно-административному таланту Льву Троцкому в рядах большевиков (и в рядах их противников)  не было. Троцкий умело подбирал себе и надежных помощников. В частности, отметим, что основную черновую работу по руководству военными ведомствами хорошо выполнял заместитель председателя РВС Республики Э.М. Склянский.

Во время войны с Польшей весной-летом 1920 года Троцкий склонялся к принятию ноты министра иностранных дел Великобритании Керзона о перемирии. Однако Ленин провел через ЦК свое предложение о продолжении наступления на Польшу. В результате Красная Армия потерпела жестокое поражение и большевикам пришлось подписать не менее позорный, чем Брестский, мирный договор с Польшей.

После окончания гражданской войны Ленин и Троцкий стали неоспоримыми, почти равными вождями партии и страны. Ленин решил загрузить Троцкого хозяйственной работой, которой сторонился Демон революции. Ленин поручил Троцкому наркомат путей сообщения, без нормального функционирования которого не могло произойти оживление экономики огромной по территории страны. После некоторого сопротивления Лев Троцкий неохотно согласился возглавить этот наркомат, но только на временной основе.

Троцкий энергично взялся за работу. Он издал патетический приказ N 1042 «Товарищи железнодорожники! Страна и революция гибнут от развала транспорта. Умрем на нашем железнодорожном посту, но пустим поезда!». Но железнодорожникам надо было не умирать попусту, а кормить свои семьи и самих себя.  Советская же власть теперь, в лице Троцкого, платила им нищенские деньги, на которые совершенно невозможно было прожить. Лозунги в суп не положишь, да и успели за время правления большевиков попривыкнуть к ним рабочие люди. Тем не менее, определенный порядок на железных дорогах, и, особенно, в ремонте паровозов Лев Троцкий навел.

Удобным поводом для ухода Троцкого с поста наркома путей сообщения послужила начавшаяся война с Польшей. Поняв, что изнурительная хозяйственная работа не для него, он стал тяготиться обыденной текущей работой по восстановлению разрушенной экономики страны. По своей натуре и способностям он не был черновой лошадкой. Он был народным трибуном, лидером, вождем, сильным теоретиком коммунизма, талантливым литератором. И он предпочитал, за неимением лучшего, удовлетворять свое немалое честолюбие за столом с ручкой в руках, нежели в решении нудных хозяйственных вопросов. По поводу своих взаимоотношений с Лениным сам Троцкий довольно метко написал: «Ленину нужны были послушные практические помощники. Для такой роли я не годился».

Лев Троцкий пока еще оставался почитаемым в народе вождем революции, вождем Красной Армии, но его влияние в элите партии неуклонно падало. В значительной степени этому поспособствовала развернувшаяся дискуссия о профсоюзах. Дело в том, что Лев Троцкий придавал первостепенное значение военно-административным методам руководства всеми сферами жизни страны, в том числе и профсоюзами. Ленин и его сторонники выступали за более демократические методы влияния на профсоюзы. Дискуссия приобрела весьма острый характер. На Х съезде партии в марте 1921 г. Троцкий и его сторонники потерпели поражение. Правда, следует учесть, что в это время Троцкому было не до дискуссий. Он непосредственно, прибыв в Петроград, руководил подавлением восстания моряков Кронштадта. При выборах в ЦК за самого Троцкого на Х съезде было подано 452 голоса из 479 (за Ленина все 479). Впереди Троцкого оказались по голосам 8 человек. В состав ЦК не избрали видных сторонников Троцкого - Н.Н. Крестинского, Е.А. Преображенского, Л. П. Серебрякова - бывших секретарей ЦК, И.Н. Смирнова. Секретарем ЦК был избран В.М. Молотов, в ЦК вошли Ворошилов, Орджоникидзе и другие сторонники Сталина (и противники Троцкого). Таким образом, еще при работавшем Ленине секретариат ЦК уплыл из рук Троцкого в руки Иосифа Сталина. Дискуссию о профсоюзах выиграл Ленин, а все дивиденды за победу достались Сталину.

Лев Троцкий в советской литературе представлялся главным идейным противником новой экономической политики, к которой понемногу склонился Ленин. А между тем, Троцкий первым предложил заменить губительную для крестьянства и новой власти продразверстку процентным налогом. Но уступки крестьянам и предпринимателем он считал временными, необходимыми лишь для накопления капитала, который подлежал дальнейшей экспроприации. Сталин так и поступил, прекратив в 1928-29 гг. нэп, разорив и физически уничтожив крепких крестьян (кулаков). Да и между Лениным и Троцким не существовало принципиальных разногласий в отношении нэпа. По крайней мере, не осталось документов, свидетельствующих о подобных разногласиях.

Ленин тонко и умело вел в это время свою идейную полемику с Троцким (и с другими членами Политбюро). Он очень высоко ценил Троцкого, и не вступал с ним в прямые личные конфликты, а, при необходимости, использовал для полемики с ним Зиновьева, Каменева, Сталина, Молотова и Бухарина. Если же ему самому приходилось выступать против Троцкого, то делал он это тактично и сдержанно, оставляя место компромиссам. Что касается  репрессий по отношению к политическим противникам, то тут Ленин и Троцкий действовали на редкость слаженно и едино. Так они действовали при разгромах партий эсеров и меньшевиков, изгоне российских интеллектуалов за границу, при подавлении восстания моряков Кронштадта, крестьянских восстаний, при экспроприации имущества православной церкви, в отношении преследования православных священников. Противники Троцкого (среди них первые - Сталин и Зиновьев) старались бросить тень на отношения Ленина и Троцкого. В сталинские времена с этой целью переписали даже воспоминания видных деятелей партии большевиков. В пяти первый изданиях статьи Максима Горького «Ленин» был такой абзац о разговоре с Лениным о Троцком:

«Да, да, - я знаю! Там что-то врут о моих отношениях к нему...

Ударив кулаком по столу, он сказал: «А вот указали бы другого человека, который способен в год организовать почти образцовую армию, да еще завоевать уважение военных специалистов. У нас такой человек есть»».

Этот абзац заменили следующим:

 «А все-таки он не наш. С нами, - а не наш...». Эту фразу в советские времена стали считать солью взаимоотношений Льва Троцкого и Владимира Ленина.

Троцкий был одним из первых членов Политбюро, кто  понял безнадежность выздоровления Ленина. Об этом его проинформировал лечивший Ленина врач Ф.А. Гетье. Троцкий никогда не был по-человечески близок к Ленину. Два медведя в одной берлоге не уживаются. Да и Ленин всегда помнил о прошлых разногласиях и спорах с Троцким. В своем знаменитом «Письме к съезду» он охарактеризовал Троцкого как самого талантливого члена Политбюро, выдающегося человека, бесспорного лидера. Однако Ленин добавил в бочку меда ложку дегтя, указав на склонность Троцкого к администрированию, на его «хватающую самоуверенность», что, впрочем, соответствовало действительности.

Тем не менее, Ленин осенью 1922 года в беседе наедине предложил Троцкому второй пост в государстве - должность первого заместителя председателя Совнаркома, т.е. своего первого заместителя. Это случилось после первого удара, произошедшего с Лениным в мае 1922 г. Пообщавшись со Сталиным, Ленин уже понял на кого он оставляет созданное им государство. Проявила в этом плане инициативу и Надежда Крупская, в большей степени доверявшая воспитанному Троцкому, нежели грубому и невежественному Сталину. Но Лев Троцкий отказался от роли прямого помощника Ленина. Он привык работать самостоятельно.

Троцкий осознавал свое интеллектуальное превосходство над другими членами Политбюро. Он считал самонадеянно некоторое время, что функции духовного вождя партии за ним сохранятся автоматически. Ну, а к государственной власти, управлению страной он и не рвался. Он не суетился, не бегал к больному Ленину. Он не занимался организацией, как принято сейчас говорить, системы сдержек и противовесов. Он некоторое время вообще игнорировал внутрипартийные интриги. До тех пор, пока своими критическими наскоками Зиновьев и Каменев, а затем и Сталин непомерным усилением своей власти и хамством ни вынудили его начать борьбу за собственное выживание. Вероятно, немалую роль в конечном поражении Троцкого в борьбе со Сталиным сыграла и его хроническая болезнь, съедавшая силы Демона революции в решающие 1923-24 гг. Н.А. Васецкий называет эту болезнь разновидностью эпилепсии (Н.А. Васецкий. Троцкий. М. Изд. «Республика». 1992.). В самые неподходящие моменты борьбы за власть, за умы большевиков болезнь проявляла себя, заставляя Троцкого вести кабинетный образ жизни или уезжать на лечение, как это случилось в день смерти Ленина.

Врожденное высокомерие Троцкого отталкивало от него людей. В Политбюро он оказался в гордом одиночестве. Все другие члены Политбюро сговорились за спиной Троцкого о его полной изоляции. Больше всех выигрывал от изоляции Троцкого в Политбюро Иосиф Сталин. Почти единственным человеком после смерти Ленина в Политбюро и партии, способным в это время остановить продвижение его к власти, человеком, обладавшим не менее сильной волей и более высоким авторитетом, был Лев Троцкий. Вторым подобным человеком среди старых большевиков мог стать Михаил Фрунзе. Но Фрунзе вошел в большевистскую элиту несколько позже, когда Сталин уже набрал силу.

В обыденной жизни и в общении с товарищами Лев Троцкий слыл неплохим человеком. Он никогда не предавал своих товарищей и единомышленников. Он был прекрасным семьянином и любил своих детей, которые платили ему полной взаимностью. Дети беззаветно любили своего отца и гордились им. Его единомышленник А.А. Иоффе, член ВЦИК и кандидат в члены ЦК, в знак протеста против исключения Троцкого из партии покончил жизнь самоубийством. Иоффе оставил трогательное посмертное письму Льву Троцкому, в котором призвал его продолжать свою твердую политическую линию. Вокруг Льва Троцкого после смерти Ленина сгруппировались лучшие интеллектуальные силы партии из старых большевиков. Но их было немного. Сталин разбавил старых большевиков сотнями тысяч новых членов партии из рабочих. Они смутно представляли задачи партии и проблемы, стоявшие перед страной. Второй интеллектуальный центр в партии из молодых ее членов формировался вокруг Николая Бухарина.

Троцкому часто ставят в вину его изначальную пассивность в борьбе за власть со Сталиным, нежелание использовать в этой борьбе Ленина, неумение (или нежелание) организовать широкую коалицию и т. д. Однако, истина, вероятно, состоит в том, что воспитанный и высокообразованный Троцкий был слишком чистоплотен для грязной внутрипартийный борьбы, развязанной Зиновьевым и Сталиным. Он и до 1917 г. был среди социал-демократов скорее одиночкой. Троцкий всегда имел лишь небольшое число сторонников, но высокообразованных и талантливых. Как-то в ссылке в Алма-Ате ему задали вопрос: чем закончится его противостояние со Сталиным?  «Мокрым делом, ничем иным Сталин кончить не сможет», - ответил Троцкий. Он просто брезговал связываться со Сталиным, для которого все средства для достижения цели были хороши. Троцкий долгое время считал подобную борьбу недостойной для себя. Да и не был он настолько властолюбив, как Ленин, Сталин или Зиновьев. Тщеславным и честолюбивым он, несомненно, был, но не был властолюбивым. Пожалуй, этим и объясняется его длительное игнорирование политической борьбы в Политбюро и за его пределами. Не последнюю роль в этом сыграла и его хроническая болезнь. На заседаниях Политбюро после его изоляции он обычно демонстративно читал иностранные газеты. Троцкий вступил в решительную борьбу со Сталиным только у последней черты. Но не прекратил ее до самой своей гибели.

Лев Троцкий, в силу своего воспитания и внутренней культуры, был способен на жесточайшие решения и поступки во время вооруженной борьбы. Он был жесток и беспощаден в борьбе со своими политическими врагами во имя победы идей, в которые он свято верил. Он неистово сражался за эти идеи. Но ему претила подковерная грязная борьба за власть.

Элита большевиков делилась на выходцев из буржуазного и дворянского сословий, таких, как сам Ленин, Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Дзержинский, Красин, Луначарский, Тухачевский и другие. Эти люди обеспечили свершение революции и победу в гражданской войне. Затем их сменили по «законам» революции выходцы из низов - Сталин, Калинин, Ворошилов, Каганович, Киров, Орджоникидзе, Буденный и др. Последние безжалостно уничтожили своих учителей.

В отношениях между Сталиным и Троцким с первой их встречи «пробежала кошка». Троцкий намеренно не замечал недостаточно грамотного сухорукого грузина. Он считал его заурядным боевиком партии. Злопамятный и мстительный Сталин навсегда запомнил это высокомерие Троцкого. Он затаил ненависть к нему и, в конце концов, жестоко свел с ним счеты, лишив родины и подослав убийцу.

Ленин, разумеется, знал о взаимной неприязни Сталина и Троцкого (как и все в партии). И он прозорливо опасался ее негативных последствий для судьбы партии. Во время гражданской войны Ленин сделал попытку примирить их. Но ничего из этого не вышло. В тройке Ленин, Троцкий и Сталин все трое обладали фантастической силой воли. Но только Ленин дополнительно обладал почти гипнотической способностью влиять на людей. Даже высокомерный и талантливый Троцкий признавал превосходство над собой Ленина. Но Ленин в душе недолюбливал самонадеянного и независимого Троцкого, хотя и уважал его. После гражданской войны он чаще поддерживал лояльного к нему, по-восточному хитрого Сталина. До тех пор, пока сам не столкнулся с неприкрытым хамством генерального секретаря по отношению к его жене Надежде Крупской. Но больной Ленин к этому времени уже находился в таком состоянии, когда не мог что-то кардинально изменить. Да и не знал он, кого из соратников можно было бы рекомендовать на должность генсека взамен Сталина.

Близкие к Ленину члены Политбюро Зиновьев, Каменев, кандидат в члены политбюро Бухарин опасались лидерства в партии Льва Троцкого. Демон революции «умел» задевать самолюбие людей, превращая их в своих недоброжелателей, а то и врагов. Напомним, к примеру, что Георгий Плеханов до конца своих дней очень плохо относился к Троцкому. Коля Балаболкин - так пренебрежительно Троцкий окрестил Николая Бухарина еще в дореволюционные годы. Не считал Троцкий серьезными и самостоятельными теоретиками и Зиновьева с Каменевым. И вроде бы все по делу: Бухарин вырос в сильного советского экономиста и политолога лишь к концу 20-х годов, а до этого был поверхностным компилятором чужих работ. Григорий Зиновьев в элиту большевиков попал лишь благодаря личной дружбе с Лениным, да незаурядным популистским ораторским способностям. Не блистал в теории марксизма и Лев Каменев. Но при Ленине и Зиновьев, и Бухарин, и Каменев, да и Сталин числились духовными вождями партии и рабочего класса. И это  их высокое положение могло существенно измениться при Троцком, ставшем первым вождем партии. Поэтому Каменев, Зиновьев, Бухарин, Рыков и многие другие лидеры большевиков предпочли поддержать серого «азиата» Сталина, как они его называли за глаза, нежели иметь во главе партии и страны блестящего, но высокомерного Троцкого. Они рассчитывали с помощью Сталина лишь нейтрализовать Троцкого, который, впрочем, и не помышлял о захвате власти. Поначалу и Троцкий не принимал всерьез Сталина в качестве возможного вождя партии и лидера страны. Просчитались все они жестоко. Скрытный и немногословный кавказец с чисто восточным терпением отыграл отведенную ему роль. Затем он продолжил свою собственную дьявольскую роль в истории, вдоволь поиздевавшись над своими бывшими недальновидными сподвижниками.

Между прочим, отсутствие у Троцкого стремления любыми средствами стать государственным лидером страны, стать диктатором прямо доказывает приведенный выше факт, что он отказался от предложения Ленина занять пост первого заместителя председателя Совнаркома - заместителя Ленина по правительству и по партии. Этот пост занял Каменев и стал в отсутствии Ленина вести заседания Политбюро. Вероятно, Троцкий хорошо знал и свои достоинства, и свои недостатки. Он понимал, что рваться любыми способами на пост главы государства ему не нужно.

Больной Ленин попытался проводить свои идеи в Политбюро и ЦК с помощью Троцкого (вопрос о защите монополии внешней торговли, «грузинский» конфликт). Ленин прямо писал, что Троцкий сумеет доложить эти вопросы в ЦК, на съезде не хуже его самого. Однако Троцкий в это время и сам сильно недомогал, и поэтому недостаточно энергично выполнял просьбы Ленина. Более того, он подписал вместе с другими членами Политбюро и членами Оргбюро закрытое письмо в губкомы партии, в котором указывалось, что Ленин по болезни отошел от дел.

Лев Троцкий претендовал на роль, по крайней мере, второго после Ленина идеолога партии и государства, духовного наследника Ленина. Его сторонники еще при жизни Ленина массированно опубликовали ряд статей, беззастенчиво славивших его (Радек, Ярославский, Луначарский и другие). Позже, в период культа Сталина Карл Радек и Ярославский будут с тем же неистовством клеймить Троцкого и его сподвижников.   Именно из-за претензий на роль главного идеолога большевизма у Троцкого произошло первое серьезное столкновение с Григорием Зиновьевым, слабым, но очень амбициозным «теоретиком» большевизма. Претендовали на роль ведущих теоретиков партии также более талантливые Лев Каменев и Николай Бухарин (особенно Бухарин).

Троцкий одним из первых увидел опасное сосредоточение аппаратной власти в руках генсека Сталина. 8 октября 1923 г. он направил в ЦК письмо, в котором обратил внимание на то, что секретарей областных партийных комитетов перестали избирать. Их стали назначать сверху из секретариата. Таким образом, Сталин с помощью подконтрольного ему секретариата и аппарата партии спешно формировал «ручной» ЦК. Вслед за этим письмом в ЦК поступило аналогичное по содержанию письмо 46-ти старых большевиков. Собравшийся по этому поводу Пленум ЦК осудил оба письма. Чуть позже в январе   1924 г. состоялась партийная дискуссия, в которой Троцкий и его сторонники потерпели поражение.

Если обратить внимание на даты отправки в ЦК писем Троцкого, письма 46-ти большевиков, дискуссии по ним, Пленума ЦК, партийной конференции, то оказывается, что наибольшее ожесточение борьба за лидерство в партии приобрела в последние недели жизни Ленина и сразу после его кончины. Вождь угасал на глазах, и его сподвижники ринулись в борьбу за власть.

В январе 1924 года Троцкий вынужденно выехал по рекомендации врачей на лечение в Сухуми (Обострилась хроническая болезнь. Борьба с «товарищами» по партии потребовала от Демона революции большей нервной энергии, нежели революции и гражданская война.). На вокзале в Тифлисе он получил телеграмму о смерти Ленина с ложной датой его похорон (26 января). Похороны прошли 27 января, и Сталин не хотел, чтобы Троцкий на них присутствовал (к 26-му Троцкий не успевал вернуться в Москву). Так в борьбе с Демоном революции Сталин, Каменев и Зиновьев получили еще один весомый аргумент - «не уважает, не чтит Ленина».

В борьбе с Троцким особенно усердствовал Григорий Зиновьев, ставший после смерти Ленина на короткое время неофициальным идеологическим лидером партии. Зиновьев претендовал на роль духовного вождя партии - преемника Ленина. Зиновьев и Каменев настаивали в Политбюро еще в 1923 г. при тяжело больном и недееспособном Ленине на исключении Троцкого из партии за его фракционную борьбу. Сталин с пользой для себя разыграл в этот момент роль «объективного» арбитра. Он не допустил исключения из партии Троцкого и даже вывода его из Политбюро. Уход из партии Троцкого в это время означал бы усиление позиций Зиновьева и Каменева. Они пока еще представляли опасность для Сталина в борьбе за власть.

Собственно, платформа, с которой выступал в партийной дискуссии Троцкий и его немногочисленные, но влиятельные сторонники (Серебряков, Преображенский, Крестинский, Пятаков, Осинский, Радек, Антонов-Овсеенко, Иван Смирнов, Федор Раскольников, Муралов, многие военачальники) была по-существу верной (насколько слово «верная» вообще применимо к идеям и теориям большевиков). Он ратовал за демократизацию внутрипартийной жизни, возможность проведения открытых партийных дискуссий по спорным проблемам, за возможность существования внутрипартийных групп с разными идейными платформами.

Зиновьев и Каменев подняли вопрос об исключении Троцкого из партии и на XIII партийной конференции в январе 1924 г. Но Сталин вновь провел решение о возможности продолжения сотрудничества с Троцким. Попутно Сталин нанес несколько чувствительных ударов и по Зиновьеву и Каменеву - по своим временным союзникам. Роль миротворца по отношению к Троцкому помогла ему напомнить Зиновьеву и Каменеву кисловодское «пещерное» совещание. Напомнить публично вождям партии их «платформу», когда они предлагали ограничить роль секретарей ЦК. Сталин заявил:  «Это, значит, руководить партией без Калинина, без Молотова. Из этой платформы ничего не вышло не только потому, что она была беспринципной, но и потому, что без указанных мной товарищей руководить партией в данный момент невозможно». Сталин одной только этой фразой обвинил Зиновьева и Каменева в наличии «платформы», т.е. в запрещенной уставом партии фракционной деятельности, в беспринципности. Заодно Сталин умело противопоставил им набиравших силу и авторитет Калинина и Молотова.

Основным результатом XIII партийной конференции большевиков стали еще больший поворот в сторону бюрократизации партийной жизни, усиление партийной дисциплины, «чистка» рядов партии. Было исключено из партии большевиков около 40 тысяч человек. Занимались «чисткой» ЦКК и ГПУ.

На XIII съезде с докладом, направленным против Троцкого, выступил тщеславный и недальновидный Григорий Зиновьев. Ну а терпеливый Сталин только с удовлетворением потирал руки. Его главные соперники Зиновьев и Троцкий сами, почти без его участия, публично уничтожали друг друга и себя как вождей. Впрочем, Троцкий несколько умерил свой полемический пыл на съезде, видя явный перевес сил противника. Снизил он свою активность и в ЦК. Зато в ответ на свое шельмование на съезде и в печати Троцкий опубликовал серию статей: «Новый курс», «О Ленине», «Уроки Октября», в которых изложил свои взгляды на нэп, рассказал о взаимоотношениях с Лениным, изложил свое видение истории подготовки и проведения Октябрьского переворота. Троцкий понял, что выступать перед тщательно отобранными сторонниками Зиновьева и Сталина на организованных секретариатом партийных тусовках занятие и неблагодарное, и бесполезное. А вот удары печатным словом очень весомы. Тем более что для старых большевиков и образованной молодежи Троцкий пока еще оставался после смерти Ленина главным идеологическим вождем. В статье «Уроки Октября» он выпукло напомнил о разглашении Зиновьевым и Каменевым в октябре 1917 г. плана большевиков о вооруженном восстании. Троцкий больно ударил их, заявив, что они «сдрейфили» тогда, «сдрейфят» и сейчас. Троцкий как в воду глядел. Вскоре они, забыв о самолюбии и гордости, примкнут к нему. А затем вновь убегут к Сталину замаливать «грехи».  Ни Зиновьев, ни Каменев, конечно, не обладали мужеством необходимым для жестокой борьбы, не обладали силой воли Ленина и Троцкого, коварством и силой воли Сталина и не являлись серьезными противниками для подминавшего под себя власть Иосифа Сталина.

Зиновьев и Каменев, заявив о своей верности ленинизму, обвинили Троцкого во фракционной деятельности, в создании им в партии особой фракции, стоявшей на платформе «троцкизма». Это было очень тяжкое, по понятиям большевиков, обвинение. И оно в значительной степени соответствовало действительности. Троцкий обвинялся в подрыве единства партии. И он, действительно, не желал полного идейного единства со Сталиным, с «Колей Балаболкиным» (Бухариным), с Зиновьевым и Каменевым. Получив тяжелые удары блестящим словом Троцкого, распавшаяся было «тройка» временно сплотилась. Зиновьев, Каменев, Сталин в своих выступлениях и статьях напомнили о дореволюционной идейной борьбе Троцкого и Ленина, о троцкизме, якобы противостоящем ленинизму. Точная и продуманная аргументация Троцкого мало ему помогала. Его читатели-большевики в своей массе плохо разбирались в марксизме и знали его лишь по звонким лозунгам. А Сталин выкопал из прошлого (точнее ему выкопали) довольно резкие высказывания Троцкого в адрес работ и деятельности Ленина, поэксплуатировал понятие троцкизма и умело противопоставил Троцкого канонизированному вождю большевиков. В итоге Троцкий и его сторонники под градом обвинений в небольшевизме вновь проиграли. Зиновьев и Каменев в пылу борьбы даже потребовали ареста Троцкого.

Сталин из  борьбы между собой Зиновьева и Троцкого  извлек максимум дивидендов. В январе 1925 г. на Пленуме ЦК Троцкого сместили с должностей Председателя Реввоенсовета Республики и наркома по военным и морским делам. Но пока он был оставлен в составе Политбюро. На эти должности по настоянию Зиновьева назначили Михаила Фрунзе, первого заместителя Троцкого. Сталин не был доволен назначением Фрунзе. Михаил Фрунзе не был его человеком. Но это для него было лучшим вариантом, чем присутствие Троцкого на высших военных постах. По некоторым сведениям, на Пленуме не прошло предложение Льва Каменева о назначении на эти посты Сталина. Ослепленные борьбой с Троцким друзья-соратники Зиновьев и Каменев совсем потеряли политическое чутье. А невозмутимый Иосиф Сталин попутно еще раз продемонстрировал Зиновьеву и Каменеву собственную возросшую силу. Он не позволил им преждевременно для него расправиться с Троцким.

Сталину удалось, одновременно, и унизить Троцкого. Демону революции Пленум сделал предупреждение о том, что в случае продолжения фракционной борьбы он будет выведен из состава ЦК. Этим решением пленума Сталин подвешивал Троцкого на крючке. Более того, решением пленума Троцкий был назначен на довольно-таки второстепенные и унизительные для него, должности: члена президиума ВСНХ (под начало председателя ВСНХ Дзержинского), председателя Главного концессионного комитета, председателя Научно-технического отдела ВСНХ и председателя особого совещания при ВСНХ по качеству продукции. Лев Троцкий на этом Пленуме не присутствовал, сославшись на болезнь. В заявлении в ЦК от 15 января 1925 г. он пояснил, что не хотел своим выступлением усугублять полемику и обострять вопрос. Теперь недавний второй политический вождь партии и страны должен был заключать договора с иностранными предпринимателям, контролировать в стране качество продукции, заниматься научно-техническим прогрессом. Это назначение произошло, разумеется, по соглашению со Сталиным. Оставшийся не у дел после поражения Троцкий уже был согласен на любую приличную работу, надеясь на восстановление нормальных отношений со Сталиным и другими членами Политбюро. Даже Демон революции под давлением создаваемой сталинской машины репрессий отступил и временно прекратил борьбу с ней. От политики он пока вынужденно отстранился и энергично взялся за новое для себя дело. Привычка к творческой работе подтолкнула Троцкого к анализу работы промышленности России в 1925-26  гг. Сделал он это как всегда очень талантливо. Результатом этой работы стала брошюра «К социализму или капитализму», вызвавшая огромный интерес как внутри страны, так и за рубежом. Троцкий не только точно уловил основные тенденции развития промышленности страны, но и сделал несколько  фундаментальных прогностических выводов, в частности, о необходимости использования лучших научно-технических достижений капиталистических стран («продвигаться с международным счетчиком»), предложил поднимать советскую экономику через импорт лучших зарубежных технологий и оборудования и экспорт сырья. В то же время Троцкий вновь выступил против частного крестьянского хозяйствования, усмотрев в нем угрозу социализму.

Постепенно Троцкий своей активной работой почти восстановил свой авторитет в партии. Он вновь активизировался в Политбюро и ЦК, что, конечно, не могло понравиться Сталину. Генсек в это время боролся с «новой оппозицией», возглавляемой Зиновьевым и Каменевым. В этой борьбе Троцкий занимал нейтральную позицию. На XIV съезде партии в декабре 1925 года Зиновьев и Каменев потерпели сокрушительное поражение. Лев Троцкий с усмешкой и удовлетворением лишь наблюдал за жалкими увертками своих врагов, недавно требовавших его ареста.

Ну а Иосиф Сталин, покончив с Зиновьевым и Каменевым, взялся за своего главного врага - Льва Троцкого. Перемирие между ними закончилось. Троцкий, разумеется, это предвидел и покинул в январе 1926 г. ВСНХ, работа в котором стала для него бессмысленной. На апрельском Пленуме он выступил с ожесточенной критикой доклада Алексея Рыкова о перспективе экономического развития страны. Рыков предлагал в докладе постепенную индустриализацию страны без ограбления крестьян. Троцкий высмеял предлагаемые Рыковым, Бухариным и другими «черепашьи» темпы развития индустрии и настаивал на необходимости ускоренного развития промышленности за счет изъятия «накоплений» в сельском хозяйстве (т.е. ограблении крестьян) и продажи за рубеж сырья. Разногласия вроде бы не особо принципиальные - лишь в темпах развития промышленности да в отношении к крестьянству, но на практике «сверхиндустриализация», реализованная Сталиным по Троцкому и Преображенскому, привела к насильственной коллективизации, уничтожению самых хозяйственных мужиков на селе, к крестьянским восстаниям, повальному голоду в сельских районах, ограничению в правах селян, строительству экологически грязных предприятий, засилью предприятий ВПК и т.д. и в итоге - к низкому уровню жизни населения, превращению промышленных районов в экологически грязные зоны.

Троцкого на Пленуме поддержали Зиновьев и Каменев. Так фактически и оформилась «объединенная левая оппозиция». Идейную борьбу с «объединенной левой оппозицией»  возглавили  Бухарин, Рыков, Томский, Рудзутак, Дзержинский, Сокольников.

Иосиф Сталин временно поддержал Бухарина, Рыкова и их сторонников в борьбе против Троцкого, Каменева и Зиновьева, хотя ему были ближе идеи Троцкого. Но он вновь занял удобное место где-то над схваткой. Сталин выжидал подходящий момент для окончательного разгрома Троцкого и его группы. Ну а потом следующий черед был «правой оппозиции» - Бухарина, Рыкова, Томского, Сокольникова.

Сталин после смерти Ленина отчетливо понимал, что основным его противником в партии был Троцкий. И после того, как в первой половине 1926 г. к Троцкому примкнули два других признанных вождя партии Каменев и Зиновьев, Сталин немедленно начал активные действия по разгрому своих противников, продолжавших борьбу в областных, районных и низовых партийных организациях. Состоявшийся 23 октября 1926 г. объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП (б) освободил от обязанностей члена Политбюро Льва Троцкого и от обязанностей кандидата в члены Политбюро Льва Каменева. Зиновьева сняли с поста председателя Исполкома Коминтерна. А из состава Политбюро Григорий Зиновьев был выведен еще на предыдущем Пленуме в июле 1926г. (за участие в тайной маевке в лесу, направленной против Сталина).

Троцкий, Зиновьев, Каменев, Пятаков, Евдокимов, Смилга, Муралов, Преображенский, Мрачковский и их сторонники использовали последнюю для себя возможность продолжения борьбы со Сталиным и пошли в низовые партийные ячейки, в рабочие коллективы. В ответ Сталин поспешил добить своих противников. Последняя схватка в ЦК между «объединенной левой оппозицией» и большинством ЦК произошла на Пленуме  23 октября 1927 г. Иосиф Сталин выступил с речью и потребовал вывести Троцкого из ЦК партии. Генсек тщательно готовил свои выступления. Закончил он доклад эффектно, процитировав посвящение Троцкого одной из первых его книг меньшевику Павлу Аксельроду. Раздались разнузданные крики: «Скатертью дорога к Аксельроду! Меньшевик!» Затем выступил и Троцкий, но его уже никто не слушал. Кубяк бросил в него стаканом, Ярославский запустил в докладчика подшивку бумаг, Шверник - книгу. Кто-то попытался стащить Троцкого с трибуны. Сталин в душе ликовал, внешне спокойно наблюдая за хулиганскими издевательствами над своим врагом, недавним кумиром этого же зала. Бывшие члены «военной оппозиции» Ворошилов и Подвойский поспешили обвинить Троцкого в расстрелах коммунистов (вспомнили гражданскую войну, когда Троцкий отдал приказ о расстреле дезертиров, в том числе и коммунистов). Троцкий не выдержал и взорвался. Посыпались взаимные оскорбления. В итоге, на этом Пленуме Сталин решил свой главный вопрос. Пленум вывел Троцкого и Зиновьева из состава ЦК «за нарушение Устава партии, фракционную деятельность, попытку создания второй партии».

В годовщину Октябрьской революции «левая оппозиция» пошла на последний отчаянный шаг. В Москве и Ленинграде были организованы демонстрации в поддержку Троцкого, Зиновьева, Каменева  и против нэпа. Лозунги на плакатах и транспарантах были по-большевистки приличны: «Против оппортунизма, против раскола - за единство ленинской партии», «За ленинский ЦК ВКП (б)», «Ударим по кулаку, нэпману, бюрократу», «Выполним завещание Ленина». Последний плакат косвенно призывал к смещению Сталина с поста генсека. Произошли столкновения демонстрантов с коммунистами, возглавляемыми секретарями ряда райкомов (в частности Рютиным), с красноармейцами и сотрудниками ОГПУ. Были жестоко избиты Смилга, Преображенский, комдив Мальцев и др. А организаторы шествий Троцкий и Каменев едва унесли ноги. Демонстрантов было немного, никакого влияния на события они не оказали, но дали повод для исключения Троцкого и Зиновьева из партии (14 ноября), из ЦК - Каменева, Смилгу, Раковского, Авдеева, из ЦКК - Муралова, Бакаева, Шкловского, Петерсон, Соловьева и Лиздиня. Троцкому пришлось и освободить кремлевскую квартиру. Он поселился у своего сторонника Белобородова, одного из главных организаторов злодейского убийства  семьи Николая II.

2-19 декабря 1927 г. прошел XV съезд, на котором около 98 сторонников Троцкого были исключены из партии.

Вскоре Зиновьев и Каменев поспешили явиться в ЦКК с покаянием, но пока безрезультатно. Троцкий же написал статью-инструкцию «На новом этапе» для своих сторонников, давшую точные рекомендации для их действий и поведения в новых условиях. Именно себя и своих сторонников он видел продолжателями курса Ленина, обвиняя Сталина, Рыкова, Бухарина и других членов Политбюро в капиталистическом перерождении (основной аргумент - предложение «правых» об отмене государственной монополии во внешней торговле).

17 января 1928 г. к Троцкому домой пришли сотрудники ОГПУ и предложили ему немедленно собраться для высылки в Алма-Ату. Троцкий отказался подчиниться, и тогда чекисты вынесли его на руках. Сталин лично из своего кабинета контролировал эту операцию. Следом за Троцким выслали в различные города, якобы для усиления местных кадров, всех активных членов «левой оппозиции» (44 человека).

Троцкий и в ссылке продолжил свою борьбу со Сталиным. Его все еще поддерживала в этом неравном противоборстве примерно половина большевиков с дореволюционным стажем. Лозунги борьбы с нэпом и его буржуазными элементами были им близки и понятны. Троцкий много работал, вел интенсивную политическую переписку со своими сторонниками. Большую помощь в этом ему оказывал сын Лев. Сталина  бесила активность Троцкого, и он распорядился всячески затруднить любое общение своего противника. В декабре 1928 г. к Троцкому пришел работник ОГПУ и потребовал прекращения политической деятельности. Он угрожал ссылкой в еще более отдаленные места. Троцкий только рассмеялся ему в лицо, напомнив, что он уже все это проходил до революции. Сталин окончательно понял, что Троцкого простыми методами не сломить. Решиться же на его физическое уничтожение он пока опасался. Ленинская «гвардия» была еще жива и уважала Троцкого. Да и не хотел он раньше времени снимать с себя маску справедливого и объективного вождя партии. В партии было слишком хорошо известно о взаимной неприязни Сталина и Троцкого.

Тем временем в рядах сторонников Троцкого начались шатания, вызванные тем, что Сталин покончил с нэпом и фактически принял экономическую программу левой оппозиции. «Покаялись» и вернулись в Москву вначале Антонов-Овсеенко и Пятаков, затем Сафаров, Радек, Смилга, Преображенский и другие видные «троцкисты». Видел резкий поворот Сталина влево и Лев Троцкий, однако он из-за личной неприязни к генсеку не спешил публично поддерживать переход Сталина к политике массовой коллективизации и сверхиндустриализации страны. Для него при живом Сталине места в стране не было.

Заметался под прессом Сталина-Молотова и их кампании «правый оппортунист» Николай Бухарин. Он опрометчиво было дернулся к почти сломленному Льву Каменеву, а затем решился связаться со Львом Троцким в надежде на союз с Демоном революции против Сталина. Но для Льва Троцкого как раз Николай Бухарин и его сторонники Рыков и Томский были и оставались главными идейными противниками. Троцкий по-прежнему в личной переписке называл уничижительно Бухарина «Колечкой Балаболкиным» и злорадствовал над его шараханьями и бедами. А Сталин тем временем деятельно уничтожал политически и правых, и левых, и всех прочих своих противников и соперников в борьбе за власть.

 20 января 1929 г. Троцкий был извещен о принятом Особым совещанием решении о высылке его за границу (решение об его высылке было принято Политбюро). Его обвинили в антисоветской деятельности и организации нелегальной партии. 10 февраля спецпоездом Троцкого с женой и старшим сыном доставили в Одессу и далее пароходом отправили в Турцию.

Любопытно, что Троцкий вывез с собой весь свой литературный багаж (около 30 ящиков), о чем потом не раз сожалел Сталин. Троцкому, военному вождю революции, позволили вывезти все, что он пожелал. Военные и чекисты его по-прежнему уважали. А Сталин пропустил это важное лишь для него обстоятельство.

За рубежом Троцкий продолжил свою идейную борьбу со Сталиным. Он постоянно публиковал антисталинские статьи и книги, издавал журнал «Бюллетень оппозиции». Однако существенного влияния на положение в СССР и на коммунистическое мировое движение, финансируемое СССР, он уже не оказывал. Самые стойкие его друзья и соратники в СССР сидели по тюрьмам и лагерям, а остальные покаялись и перешли на «службу» к Сталину. Репрессивная машина Сталина их последовательно уничтожала физически. Сам Троцкий и его сын Лев Седов были лишены в 1932 г. советского гражданства.

До 1933 года семья Троцкого проживала в Турции на острове Принкипо, поскольку бывшего вождя большевиков, бывшего военного руководителя ненавистной на Западе Красной Армии не допускали в ведущие европейские страны. Но в 1933 году во Франции победили социалисты, и их правительство разрешило Троцкому и его семье проживание в этой стране. Троцкий немедленно перебрался во Францию, в один из центров политической жизни мира, и поселился в городке Барбизон в 2-х этажной вилле неподалеку от Парижа, затем после протестов правой прессы - под Греноблем. Литературные заработки и поступления от спонсоров позволяли Троцкому и его семье жить безбедно.

Троцкий публиковал открытые письма-статьи к членам ЦК, в Президиум ЦИК СССР, в которых клеймил Сталина и «сталинщину». Но обращался он в пустоту и ответов на свои острые и злободневные работы не получал. СССР уже переполнился «сталинщиной», а клеймо «троцкист» стало смертным приговором. Покаялся и отрекся от Демона революции даже последний его самый стойкий соратник - Раковский. Это известие потрясло Троцкого. Он записал в дневнике: «После его капитуляции не осталось никого».

Троцкий активно откликнулся на репрессии в СССР, последовавшие после убийства Сергея Кирова. Сам факт убийства Кирова, одного из сподвижников Сталина, Троцкий воспринял равнодушно и даже с некоторым удовлетворением. Но он одним из первых понял далеко идущие планы Сталина по использованию этого убийства для развертывания массовых репрессий.

18 июня 1935 г. Троцкий с женой переехал по рекомендации врачей в Норвегию, где ему разрешили поселиться в деревушке Вуксхолл.

Во время первого открытого сталинского суда-фарса над Зиновьевым, Каменевым и другими большевиками Троцкий был поражен и возмущен прозвучавшими в его адрес дикими клеветническими обвинениями из уст прокурора Вышинского и подсудимых. Его обвиняли в самых фантастических преступлениях. В том числе и в шпионаже в пользу фашистской Германии. И его бывшие революционные соратники, старые большевики покорно повторяли на процессе перед журналистами этот нелепый бред. Они признавали невообразимые собственные преступления и свою связь через них с Троцким. Для Троцкого, отлично знавшего Сталина, стало ясно, что тот проделал в застенках НКВД со старыми большевиками. Троцкий решил разоблачить в печати грубую фальсификацию подручными Сталина этого процесса. Сталин, узнав об этом, пригрозил Норвегии, где проживал в это время Троцкий, бойкотом ее торгового флота. Угроза возымела действие. Троцкого с женой власти поместили под домашний арест в сельском двухэтажном доме в местечке Сундби.

Лишь 9 января 1937 г. он вновь обрел свободу. На борту норвежского танкера Троцкий прибыл в Мексику, где ему предоставили политическое убежище. Здесь он продолжил свою яростную борьбу против сталинских сфабрикованных процессов. По его предложению была создана авторитетная международная общественная комиссия для расследования законности московских процессов. Троцкий заявил, что отдаст себя в руки НКВД, если комиссия признает его виновным в предъявленных ему обвинениях. Авторитетная международная комиссия признала Троцкого невиновным, а московские процессы сфабрикованными.

Троцкий и Сталин были ровесниками. Тем самым, во времени история отвела им равные шансы и роли непримиримых врагов. Сталин стал диктатором огромной страны, а Лев Троцкий - его злейшим личным противником за пределами СССР. Собственно глубоких идейных разногласий между Троцким и Сталиным не было, поскольку Сталин воспринял основные положения теоретических изысканий Демона революции и «успешно» воплотил их в жизнь. Но воплощал Сталин идеи Троцкого в жизнь варварскими, «фашистскими» методами, как не преминул подчеркнуть это сам Троцкий. Последний писал: «сталинизм и фашизм, несмотря  на глубокое различие социальных основ, представляют собой симметричные явления».

Лев Троцкий ненавидел и одновременно презирал лично Сталина за то, что тот лишил его родины, оклеветал, убрал из истории революции, гражданской войны, партии. Демон революции люто ненавидел Сталина за массовые убийства его революционных товарищей. Ну а по-восточному мстительный Сталин внимательно следил за публикациями Троцкого, которые ему доставляли спецрейсами. Читал он их в полном одиночестве.

Сталин приказал наркому внутренних дел Лаврентию Берия физически уничтожить Троцкого. Генсек торопился. Троцкий уже написал несколько глав книги «Сталин» и собирался опубликовать ее большим тиражом в США, Англии и других странах. Интерес к этой книги на фоне альянса Сталина с Гитлером был огромен. Кто как ни Троцкий мог объяснить всему миру братание советских коммунистов с немецкими фашистами. Поэтому Сталин не желал выхода в свет книги Троцкого о себе. Операция по убийству Демона революции готовилась НКВД тщательно. Первая попытка убить Троцкого чекистам не удалась. На дом в Койоакане, где проживали Троцкий и Седова, напали более 20 человек в военной и полицейской форме. Напавшие разоружили охрану и открыли ураганный огонь  по спальне Троцкого. Однако Наталья Седова успела столкнуть мужа на пол, и это спасло его. Пули пролетели мимо. В покушении принял участие известный художник Сикейрос, оставивший воспоминания об этом эпизоде своей жизни. Затем работниками НКВД был подготовлен специальный агент - испанец Рамон Меркадер. Представившись почитателем учения Демона революции, Меркадер сумел втереться в доверие к Троцкому. Он несколько раз приходил к нему в дом. Меркандер хорошо подготовился к убийству. Он имел в день убийства при себе револьвер, кинжал и альпинистский ледоруб (агент был опытным альпинистом).

Меркандер принес Троцкому на прочтение свою статью, а когда тот склонился над ней, нанес страшный удар ледорубом по голове. Троцкий вскрикнул. На крик прибежали охранники. Меркадер был схвачен и приговорен к двадцати годам тюрьмы. После отсидки полного срока он жил в СССР под именем Рамона Лопеса.  Ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Затем некоторое время он жил на Кубе, но в итоге был похоронен в Москве.

Агония умирающего Троцкого продолжалась сутки. Его прооперировали, но это не помогло. Он скончался в возрасте шестидесяти двух лет.

Не оставил без внимания Сталин и близких родственников Троцкого. Погибла в лагере его первая жена Александра Соколовская. Не выжили и обе дочери от первого брака. Нина умерла в 1928 году от туберкулеза в Москве, а Зина позже покончила жизнь самоубийством в состоянии депрессии за границей. Мужа Нины репрессировали, он погиб. Дочь Нины бесследно исчезла. Муж Зины был расстрелян. Старшего сына Троцкого от второго брака Льва Седова, верного помощника отца, по всей видимости, убили чекисты в Париже. В феврале 1938 года ему сделали операцию в больнице, и когда все трудности со здоровьем остались позади, он внезапно умер. Младший сын Сергей, хотя и ушел из политики, погиб в сталинском ГУЛАГе. Сестру Ольгу, жену Льва Каменева, расстреляли в 1941 году. В курской тюрьме в 1937 году был убит старший брат Александр. Сына Александра убили в том же году. И только вторая жена, Наталья Седова, прошла рядом со Львом Троцким всю его беспокойную жизнь, пережила его и скончалась в 1953 году, в год смерти Иосифа Сталина. 

Лев Троцкий оставил заметный след в российской истории. Демон революции, ее мотор, второй человек в партии в годы гражданской войны был оттеснен от власти незаметным Сталиным, а затем выслан из страны и физически уничтожен. Трагедия Троцкого и его семьи наложила отпечаток на память о нем как о несгибаемом борце со Сталиным и сталинизмом. Однако повторимся, что работы Троцкого в годы его жизни за рубежом свидетельствуют о том, что боролся он лично со Сталиным, а не с созданной им Системой. Троцкий сам принимал деятельное участие в создании этой Системы и ее идейном обосновании. И Система была создана во многом по его рецептам. Фундамент сталинской тоталитарной системы был заложен Владимиром Лениным и Львом Троцким.  Сталин лишь довел эту систему до своеобразного совершенства. Троцкий погиб последним из членов «ленинского» Политбюро, полностью уничтоженного Сталиным (за исключением кандидатов в члены Политбюро Михаила Калинина и Вячеслава Молотова). Дожил до естественной смерти из его состава лишь сам Сталин.

Своеобразие Троцкого-революционера и Троцкого-человека довольно точно характеризует следующий отрывок из его воспоминаний, в котором Троцкий описал свой разговор со Свердловым по приезду с фронта в Москву после падения Екатеринбурга:

«Разговаривая со Свердловым, я спросил между прочим:

- Да, а где находится царь?

- С ним покончено, - ответил он. - Он расстрелян. 

- А где семья?

-  И семья вместе с ним.

- Все? - спросил я с явным изумлением

- Все! - повторил Свердлов. - Ну и что? - Он ожидал моей реакции. Я не ответил.

- А кто принял такое решение? - задал я вопрос.

- Решение было принято здесь. Ильич посчитал, что нельзя оставлять белым живое знамя, вокруг которого они объединятся, особенно в нынешних трудных условиях...

Больше вопросов я не задавал. В конце концов, решение это было не только целесообразным, но и необходимым. Жестокость этого акта правосудия показала миру, что мы будем продолжать борьбу без всякой жалости, не останавливаясь ни перед чем. Казнь царской семьи была необходима не только для того, чтобы запугать, устрашить и обескуражить врага, но и для того, чтобы также встряхнуть наши собственные ряды, показать, что возврата к прошлому нет, что впереди - либо полная победа, либо полное поражение».

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100