Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Портреты вождей, злодеев и лидеров России ХХ века

20.02.2013

Маршал Жуков.

Маршал Жуков — о генералиссимусе Сталине

Юрий Корчагин

21.11.2009

Юрий Корчагин.

Андрей Сахаров

21.11.2009

Юрий Корчагин

Александр Яковлев

21.11.2009

Юрий Корчагин

Юрий Андропов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Брежнев

21.11.2009

Юрий Корчагин

СОВЕТСКИЕ ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

21.11.2009

Юрий Корчагин

Суслов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Алексей Косыгин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Хрущев

21.11.2009

Юрий Корчагин

КРАСНЫЕ КОМАНДИРЫ

21.11.2009

Юрий Корчагин

СТАЛИНСКИЕ ПАЛАЧИ

21.11.2009

Юрий Корчагин

Вознесенский

21.11.2009

Юрий Корчагин

Булганин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Маленков

21.11.2009

Юрий Корчагин

Микоян

21.11.2009

Юрий Корчагин

Калинин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Жданов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Эйхе

21.11.2009

Юрий Корчагин

Андрей Андреевич Андреев

Юрий Корчагин24.10.2009

ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ II

 

Николай II (1868-1918), последний российский император (1894-1917), старший сын императора Александра III, почетный член Петербургской АН (1876). Его царствование совпало с быстрым промышленно-экономическим развитием страны. При Николае II Россия потерпела поражение в русско-японской войне 1904-05, что явилось одной из причин Революции 1905-07, в ходе которой был принят Манифест 17 октября 1905, разрешавший создание политических партий и учреждавший Государственную думу; началась осуществляться Столыпинская аграрная реформа. В 1907 Россия стала членом Антанты, в составе которой вступила в 1-ю мировую войну. С августа 1915 - верховный главнокомандующий. В ходе Февральской революции 1917 2(15) марта отрекся от престола. Расстрелян вместе с семьей в Екатеринбурге.

 

Николай Александрович Романов родился 6 мая 1868 г. в Санкт-Петербурге. Он был старшим сыном и наследником императора Александра III. Николай II рос озорным и непоседливым мальчиком. Его очень любил суровый, рослый и могучий отец. Когда все ложились спать, угрюмый самодержец России частенько пробирался украдкой в детскую к Николаше, чтобы тайком от всех приласкать мальчика. Его мать Мария Федоровна вела себя с сыном в строгом соответствии с этикетом и не допускала ничего лишнего.

Николай II получил прекрасное домашнее образование, в том числе по полным курсам юридического факультета университета и Академии Генштаба. Он в совершенстве знал три иностранных языка: английский, французский и немецкий.

Основным воспитателем Николая Романова был Константин Петрович Победоносцев, человек строгих консервативных взглядов и противник всех либеральных и демократических веяний с Запада. Николай под влиянием Победоносцева рос ярым приверженцем монархического строя в России, готовился своим наставником к роли самодержца и хранителя традиций и ценностей империи и дома Романовых.

Консервативному воспитанию Николая способствовала и атмосфера, царившая в стране. Александр III после убийства своего отца Александра II резко изменил свои взгляды на возможные перемены в политическом и государственном устройстве России. Александр Александрович (будущий Александр III) вместе с сыном Николаем находился рядом с отцом Александром II во время его убийства бомбой террориста. Увиденное потрясло двух будущих императоров и наложило глубокий отпечаток на формы и методы их царствования.

Александр III управлял страной полицейскими методами и наотрез отказался от планируемого ранее введения конституции. На террор народовольцев он ответил террором государства. С 1883г. в стране действовали военно-полевые суды, совершавшие ускоренное судопроизводство. К 1894 г., ко времени коронации Николая II, за политические убеждения в ссылках и на каторге находилось 5400 человек. Эта цифра выглядит ничтожно малой по сравнению с числом политзаключенных в период существования СССР. Однако это было весьма значительным числом осужденных по политическим мотивам для малограмотной и аполитичной России. В крестьянской России не так уж много было активных общественных деятелей, имевших собственные политические взгляды.

Николай II обожал своего отца, который платил ему полной взаимностью. Он видел в суровом и решительном самодержце Александре III образец для подражания, эталон правителя империи.

Уже в детстве Николай Романов предпочитал форму сущности. Он любил спорт и танцы,  обожал военную форму и военные занятия, приемы и парады. В 7 лет ему было присвоено звание прапорщика, в 19 - штабс-капитана, в 24 - полковника. Но по уровню военного образования и мышления он остался на всю жизнь не более чем поручиком: плохо знал военную теорию, технику, оружие, психологию военных людей.  Николай любил верховую езду и охоту. Он предпочитал не размышлять на философские, политические и государственные темы, считая их уделом профессионалов. В юности он не особенно любил читать книги и пристрастился к чтению уже в зрелом возрасте. Победоносцев сумел внушить своему воспитаннику мысль о том, что Россия еще не созрела для проведения в ней либеральных реформ и еще долго не будет готова к ним.  Он настойчиво прививал ему догматическое мышление на базе фанатичной веры в ниспосланную ему Богом божественную миссию управления русским народом и Российской империей. Всю свою жизнь Николай II ни на минуту не сомневался в своем праве решать судьбу огромной страны и проживавших в ней народов.

Начиная с 1892 г. министром финансов в правительстве Александра III служил С.Ю. Витте, один из самых выдающихся российских управленцев и экономистов. Витте в рамках, очерченных ему абсолютной монархией, сделал немало для развития промышленности России. Кроме того, он был способным политиком и придворным интриганом. Витте предложил Александру III назначить тринадцатилетнего царевича членом финансового комитета и председателем Комитета по строительству Транссибирской железной дороги. Император удивился этому предложению и выразил сомнения в способности мальчика к столь серьезной работе.

- Он приобретет незаменимый опыт государственной работы, - ответил хитроумный Витте. Министр решал при этом назначении сразу несколько своих задач: сближался через цесаревича с императорской семьей, делал стройку Транссибирской дороги делом чести императорской семьи, близко знакомился с наследником, будущим императором.

Николай II с юности был очень методичным человеком. С 13 лет он начал вести свой личный дневник и вел его каждый день на протяжении всей жизни.

При поддержке Витте в действительности и руководя Комитетом, Николай приобрел некоторые полезные навыки для будущей государственной деятельности на троне. А министр успешно решил важнейшую для России задачу постройки железной дороги через всю страну.

Еще в ранней юности Николай влюбился в принцессу Алису Гессенскую, которая в 12 лет побывала в Санкт-Петербурге. Шестнадцатилетнему Николаю она понравилась, но более сильные чувства в нем вспыхнули чуть позже и сохранились на всю жизнь. Николая несколько смущало, что Алиса была выше его ростом, но он вскоре забыл об этом несущественном обстоятельстве.

В день обручения  Николай  записал  в  своем  дневнике:

«8 апреля, пятница.

Чудный, незабвенный день в моей жизни - день моей помолвки с дорогой, ненаглядной моей Аликс. После 10 часов она пришла к т.Михен, и после разговора с ней мы объяснились между собой. Боже, какая гора свалилась с плеч; какою радостью удалось обрадовать дорогих Папа и Мама! Я целый день ходил, как в дурмане, не вполне сознавая, что собственно со мной приключилось! Вильгельм сидел в соседней комнате и ожидал окончания нашего разговора с дядями и тетями. Сейчас же пошел с  Аликс к королеве и затем к т.Мари, где все семейство долго на радостях лизалось. После завтрака пошли в церковь т.Мари и отслужили благодарственный молебен ...».

Приведенные строки из дневника сами за себя говорят о трепетном отношении Николая к Алисе.

Перед своей смертью Александр III благословил Николая и Алису. Однако императрица Мария Федоровна холодно отнеслась к невестке и эту враждебность к ней сохранила навсегда, чем немало огорчала  Николая II.

Свадьба Николая II и Алисы состоялась 14 ноября 1894 г. одновременно с трауром по умершему отцу. Алиса приняла православную веру и имя Александры Федоровны.

Коронация Николая Романова прошла в Москве после окончания 12-месячного траура. Она состоялась 14 (26) мая   1894 г. в Успенском соборе.  Николай не случайно выбрал первопрестольную для своей коронации. Он недолюбливал Санкт-Петербург, как и его основателя Петра Великого.  Николай II в большей степени любил все истинно русское: русские старинные иконы, которые коллекционировал, русские рубашки и наряды, русский язык, русскую литературу, русскую Москву. Он не любил интеллигенцию и либералов. Николай II предложил однажды в шутку даже изъять слово «интеллигент» из русского языка. Западная культура не привлекала его. Он полагал, что Петр I насильно навязал ее России и его предкам. Образцами для подражания Николаю II служили царь Алексей Михайлович и отец Александр III.

Во время раздачи подарков, спустя 4 дня после коронации, на Ходынском поле произошла трагедия. Собралась огромная 500-тысячная толпа. Люди бросились к подаркам, и многие из них попадали на неровной с оврагами местности. Тысячи несчастных были растоптаны обезумевшей толпой. Погибло около 1300 человек и было ранено, по разным оценкам, от 9 до 20 тысяч человек. Так первые же дни правления Николая II были омрачены пролитой русской кровью. Впереди еще будут невиданные даже для многострадальной России потрясения: бунты, восстания, революции, войны, миллионы погибших людей, за что Николай II получит от своего народа «титул» Николая Кровавого.

 В России каждого нового правителя ждали и ждут с нетерпением тысячи осужденных, надеясь на амнистию, и миллионы граждан, ожидая оздоровления государственной политики и жизни в стране. Практически, к концу жизни всякого российского правителя страна задыхалась от государственного террора, чиновничьего произвола, ухудшения условий жизни. Россия с нетерпением ожидала и первого обращения  Николая II, рассчитывая на некоторые либеральные реформы или хотя бы обещания их в недалеком будущем.

Николай II в первом же своем обращении развеял иллюзии либералов России:

«...Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекающихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный покойный родитель».

На головы российских либералов Николай II, не мешкая, обрушил ушат холодной воды. Его фанатичная уверенность в своей исключительной миссии проявилась в первом же общении со своим народом, который он ценил только в смысле проявлений верноподданности. Во время всероссийской переписи он написал о себе - «хозяин земли русской». Победоносцев мог гордиться результатами своего воспитания.

В ответ на демонстративный отказ Николая II от либерализации жизни и государственного устройства в стране возникли партии и организации, ставившие своей целью введение конституции и ограничение власти монарха, превращение России в республику (социалисты).

Витте продолжил свою деятельность по преобразованию экономики России, превращению ее в индустриальную державу и при Николае II. В России быстро развивались промышленность и, соответственно, города, в которых она в основном располагалась. Появился в исконно крестьянской стране достаточно организованный рабочий класс. Возникла прослойка белых воротничков - технических специалистов, квалифицированных, хорошо оплачиваемых рабочих и служащих.

Николай II оказался недальновидным государем. Он упорно не замечал происходивших глубинных изменений в экономической и политической жизни России. Догмы Победоносцева прочно укоренились у него в голове. Он жил своей внутренней жизнью, оторванной от реальной жизни страны. В решающий момент исторического развития России фатально не повезло с императором. Он ставил интересы своей семьи и дома Романовых выше интересов России. Но при этом говорил и писал много красивых и высокопарных слов о Родине. Последнюю он, вероятно, олицетворял исключительно с собой, со своей семьей, с Романовыми.

В начале своего царствования Николай II находился под сильным влиянием Великих князей и матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Он не посмел настоять о передаче драгоценностей царской короны императрице Александре. Царь не решался делать замечания Великим князьям, допускавшим неприличные оргии и поступки - предмет сплетен и насмешек. Любовная связь его матери и генерал-адъютанта шокировала Николая II, но он терпел ее. Лицо его только каменело, когда ему рассказывали о публичных сценах между любовниками. Его дяди, особенно двухметровый богатырь Николай Николаевич, относились к нему без должного пиетета и запросто могли устроить прилюдный скандал, чего очень опасался мнительный и чувственный  Николай II.

Николай II  в первые годы своего царствования старался ладить со всеми членами семьи Романовых, но занозой в его сердце стали отношения между вдовствующей императрицей Марией Федоровной и императрицей Александрой. Николай II в равной степени любил жену и мать. Но две женщины не смогли поделить его. Возникла взаимная ревность. Вдовствующая императрица, властная и гордая женщина, не особо церемонилась с нелюбимой невесткой. Она частенько ее обижала, нанося тем самым болезненные душевные травмы и сыну.

В семье Николая II последовательно родились четыре девочки: в 1895 г. - Ольга, в 1897 г. - Татьяна, в 1899 г. - Мария, в 1901 г. - Анастасия. И только 30 июля 1904 г. родился долгожданный наследник престола - Алексей.

Наследник стал семейной трагедией императрицы и императора. Мальчик оказался больным неизлечимой болезнью - гемофилией, наследственной болезнью немецкой семьи Александры Федоровны. Семья российского императора скрывала болезнь наследника от населения страны. Однако эта страшная тайна наложила темный отпечаток на всю последующую после рождения наследника жизнь семьи самодержца великой империи. Императрица впала в мистику, черпала в ней жизненные силы. Она своей истеричностью и фанатизмом сумела подчинить себе императора, избегавшего семейных скандалов.

Николай II оказался зависимым и неуверенным в себе человеком. Подобные люди во главе тоталитарного государства - трагедия для народа. Период его правления был долог - 21 год (1896-1917 гг.). Много трагических событий произошло за период его царствования и, практически, не произошло памятных светлых событий. При нем случились поражение в русско-японской войне, «Кровавое воскресенье», революция 1905-07 гг., «Ленский расстрел», первая мировая война и нескончаемые поражения в ней, распутинщина  и, наконец, как итог - две революции 1917 г. и кровопролитная гражданская война.

В начале ХХ века у России начали ухудшаться отношения с Японией. Прагматичный и дальновидный Витте настойчиво убеждал Николая II ни в коем случае не ввязываться в войну с Японией. Он утверждал, что война только подорвет экономику страны и не принесет России никаких дивидендов. Мнительный император уже не любил Витте, пользовавшегося заслуженной репутацией мудрого государственного деятеля и экономиста, человека с сильной волей. Николай II ценил в людях, прежде всего, верноподданность и личную преданность, а не ум и профессионализм. Граф Витте не был демократом или либералом. Более того, он был убежденным монархистом, хотя и выступал осторожно за введение конституции. Но Витте служил России в большей степени, нежели трону, и нередко говорил и делал вещи, неприятные императору.

Император, пожалуй, не взлюбил Японию еще со времени своей поездки в эту страну в молодости в 1891 г., когда на него совершил покушение какой-то безумец. Фанатик-японец нанес Николаю удар по голове саблей. Охрана растерялась. Николай бросился бежать, фанатик за ним. И только тогда охрана зарубила фанатика саблями.

8 февраля 1904 г. японские войска и корабли неожиданно напали на русскую эскадру, стоявшую на рейде Порт-Артура, и уничтожили ее. Русские войска потерпели поражение и на суше. Пал Порт-Артур. Упрямый император послал в Порт-Артур на верную гибель балтийскую эскадру, поход которой продолжался долгих 7,5 месяцев. В сражении под Цусимой 15 (28) мая 1905 г. флот России был разгромлен и уничтожен.

Николай II к этому времени убрал с поста министра финансов мудрого и опытного Витте и передвинул его на второстепенную должность председателя Комитета министров, выдав ему за безупречную службу крупную сумму денег (400 тысяч руб.). Все министры работали напрямую с царем, и должность председателя Комитета министров была чисто представительской. Пророчества Витте в отношении последствий войны с Японией полностью сбылись. Выросли цены, обнаружилась нехватка продовольствия. Военные поражения нанесли по национальному самолюбию и гордости русского народа тяжелые удары. Начались забастовки, демонстрации, крестьянские бунты и восстания, жуткие еврейские погромы. Близорукий император, казалось, все делал нарочно, чтобы растравить, взбунтовать свой собственный народ.  9 января  1905 г.  произошло  «Кровавое  Воскресенье».  Войска расстреляли мирную демонстрацию в Санкт-Петербурге, шедшую с петицией к императору. 9 января Николай II записал в своем дневнике: «Тяжелый день! В Петербурге произошли тяжелые беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! Мама приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми. Гулял с Мишей. Мама осталась у нас на ночь».

По всей России создавались Советы, прообразы новой власти, через которые и придут к правлению страной большевики в    1917 году. Во главе Петроградского, самого влиятельного Совета встал будущий Демон революции, социал-демократ Лев Троцкий, выдающийся оратор и блестящий революционер. Горели помещичьи усадьбы, бунтовали команды боевых кораблей. Всеобщая стачка парализовала экономическую жизнь страны. Остановились поезда. По всей стране было отключено электричество, том числе и в царском дворце, где неподалеку дежурила под парами яхта царя на случай необходимости внезапного побега в Англию, к своему королю-кузену.

Под непрерывным прессингом энергичной матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, царь Николай II неохотно согласился на назначение Витте главой дипломатической делегации для заключения мира с Японией. Помогли императрице и Великие князья, особенно решительный и прямой Великий князь Николай Николаевич. После блестящего выполнения Витте возложенной на него нелегкой миссии царь вынужденно предложил ему разработать проект реформ для страны.

17 октября (30) 1905 г. Николай II подписал Манифест, дарующий гражданам некоторые свободы и Государственную Думу.

Витте был назначен Председателем Совета Министров. Манифест не оправдал всех надежд царя. Кроме монархистов, стоящих ближе к центру, Манифест поддержали лишь некоторые либеральные молодые политики, такие как, например, Александр Керенский, восторженно встретивший известие о царском Манифесте. В Манифесте отсутствовало главное - не было гарантий его исполнения царем. Отсутствовали гарантии от разгона Думы. Не было гарантий демократичности закона о выборах в Думу.

Политики центра, поддержавшие Манифест, стали называться октябристами (Союз 17 октября) и организовали свою партию. Их лидером стал московский промышленник А.И. Гучков, ставший крупным политическим деятелем России. Кадеты (конституционные демократы) и социалисты различных толков не поддержали Манифест. Большевики и меньшевики выступили с его резкой критикой. Вот что писал в эти дни Троцкий:

«И вот конституция дана.

Дана свобода собраний, но собрания оцепляются войсками.

Дана свобода слова, но цензура осталась неприкосновенной.

Дана свобода науке, но университеты заняты войсками.

Дана неприкосновенность личности, но тюрьмы переполнены заключенными.

Все дано и не дано ничего...

Пролетариат знает, чего он не хочет.

Он не хочет ни полицейского душителя Трепова, ни «либерального» маклера Витте - ни волчьей пасти, ни лисьего хвоста. Он отвергает полицейский кнут, завернутый в пергамент конституции».

Волнения в России продолжались, появились баррикады, вновь вспыхнули еврейские погромы. Польша и Финляндия, почувствовав ослабление России, начали требовать предоставления независимости.

Интересно для понимания личности Николая II его письмо матери в конце 1905 г.:

«...В первые дни после манифеста нехорошие элементы сильно подняли головы, но затем наступила сильная реакция, вся масса преданных людей воспряла.

Результат получился понятный и обыкновенный у нас: народ возмутился наглостью и дерзостью революционеров и социалистов,  а так как 9/10 из них - жиды, то вся злость обрушилась на тех - отсюда еврейские погромы. Поразительно, с каким единодушием и сразу это случилось во всех городах России и Сибири. В Англии, конечно, пишут, что эти беспорядки были организованы полицией, как всегда - старая знакомая басня! Но не одним жидам пришлось плохо, досталось и русским агитаторам, инженерам, адвокатам и всяким другим скверным людям. Случаи в Томске, Симферополе, Твери и Одессе ясно показали, до чего может дойти рассвирепевшая толпа, когда она окружала дома, в которых заперлись революционеры, и поджигала их, убивая всякого, кто выходил. Я получаю много телеграмм отовсюду очень трогательного свойства с благодарностью за дарование свободы, но с явным указанием на то, что желают сохранения самодержавия. Зачем они молчали раньше - добрые люди?» В этих строках содержится удивительная смесь сентиментальности, наивности, государственного невежества, незнания своего народа, антисемитизма, ненависти к интеллигентам - образованным людям России. Николай II не мог не знать, что все эти погромы организуются и проводятся «Союзом русского народа» - черносотенцами или, как их называл Александр Керенский, - «подонками общества». Именно этот союз взял под свой патронаж император Николай II и с его помощью расправлялся с недовольными, либералами и революционерами. После ухода Витте в отставку черносотенцы не раз угрожали и преследовали его за Манифест от 17 октября. И министр внутренних дел Столыпин, и Николай II, опиравшиеся на черносотенцев, отказались помочь ему.

В Москве в декабре 1905 г. Московский Совет, выведя на баррикады боевые рабочие дружины, в течение двух недель удерживал власть в городе. Московское восстание подавили прибывшие из Санкт-Петербурга гвардейцы. Были отмечены первые солдатские бунты.

Николай II в это время проявил крайнее недовольство Витте и своим Манифестом, после объявления которого он считал, что все должны были немедленно умиротвориться, как по мановению волшебной палочки. Император полагал, что совершил подвиг, а неблагодарный народ не отвечает взаимностью и продолжает бунтовать. Ограниченность государственного мышления российского государя поражает. Он не только не чувствовал пульс жизни подвластного ему народа, но и неохотно, лишь по острой необходимости вообще интересовался им. При назначении министров он все в большей степени руководствовался критерием личной преданности и верноподданности, а не их деловыми качествами. Впрочем, это вечные характерные качества российских правителей.

В выборах в I-ю Государственную Думу приняли участие крайне правые в лице «Союза русского народа», партии центра - октябристы и кадеты, левые - трудовики («Трудовая группа», отколовшаяся от эсеров) и меньшевики. Крайне левые - большевики и эсеры от участия в выборах отказались.

Царь и его правительство потерпели на выборах в I Думу сокрушительное поражение: кадеты (конституционные демократы) получили около 40% мест в Думе, трудовики и меньшевики - около 20%.

В ответ на победу либеральных сил Николай II усилил права Государственного совета, половину членов которого и председателя совета назначал он сам. Государственный совет имел право отклонять законопроекты Думы. Кроме того, у царя и правительства была законодательная лазейка: они могли издавать законы между сессиями Думы.

Перед началом работы I Думы император сместил Витте, допустившего избрание неугодного ему законодательного собрания, и начал готовиться к его роспуску. Витте беспощадно усмирил народ и стал более не нужен. Наступил период временной стабилизации. Царь  Николай II не осознавал, что его временная победа - пиррова победа. Что пройдет исторически совсем немного времени и все повторится в 1917 г., но с иным итоговым результатом. Те же Советы рабочих депутатов, те же партии, те же большевики уже легко возьмут власть. А у не любимого народом самодержца империи не найдется и роты верных ему солдат для собственной самозащиты.

С I Думой у Николая II отношения не сложились со дня ее торжественного открытия. Император, потеряв чувство времени и аудитории, явился на заседание Думы вместе с императрицей Александрой и наследником в пышных одеждах и драгоценностях. Этот маскарад выглядел нелепо на фоне простой одежды думцев, особенно крестьян. 4 мая Дума обратилась к царю с призывом освободить политзаключенных и провести аграрную реформу. Правительство и император отказались сделать это. После  консультаций Николая II с министром внутренних дел Столыпиным 9 июля был издан указ о роспуске I Думы, просуществовавшей всего 72 дня. Интересно, что премьер Горемыкин и министр внутренних дел Столыпин всю ночь не спали, дожидаясь царского указа. В редакции газет уже было передано сообщение о роспуске Думы, а Таврический дворец, где она заседала, был занят войсками. Министры провели очень беспокойную ночь, опасаясь изменения решения императора. Только под утро им принесли два указа: один - о роспуске Думы, второй - о назначении Столыпина председателем Совета Министров.

Значительная часть депутатов Думы, в основном кадеты, отправились в Выборг в Финляндию, где действовали более либеральные законы. Они приняли Выборгское воззвание с призывом к гражданскому неповиновению (к неуплате  налогов, отказу от службы в армии). Для нецивилизованной России подобный призыв был абсолютно бесполезен. Он вызвал только смех у Николая II, Столыпина и других оппонентов думцев. Участников собрания в Выборге по возвращению арестовали и осудили на три месяца тюрьмы. Лишили и права избираться в следующий состав Думы, что в значительной мере обескровило партию кадетов.

Состав II Думы оказался еще более левым: 40% мест получили социалисты разных направлений. Эта Дума стала еще более сильной головной болью для императора и его премьера Петра Столыпина. У Николая II оказалось среди депутатов всего лишь около сотни сторонников.

Государственная Дума стала законным и сильным идеологическим противником правительства и императора. В ответ Петр Столыпин предложил Николаю II распустить и эту Думу при первом же удобном случае. В то же время в промежутке между выборами издать новый закон о выборах, гарантирующий перевес правым, монархическим силам. Повод нашелся скоро. Фракция социал-демократов встретилась в Думе с делегацией матросов и солдат столичного гарнизона. 1 июня в Думе Петр Столыпин обвинил социал-демократов в подрывной работе в армии и потребовал снять с них депутатскую неприкосновенность. Дума отказалась сделать это, собираясь сначала провести свое собственное расследование, а затем уже принять решение. 3 июля под этим предлогом II Дума была распущена. Депутаты от социал-демократов были арестованы и отправлены в ссылку.

Одновременно с роспуском II Думы был издан новый закон, гарантирующий около 50% мест помещикам, 22% - крестьянам, 27% - имущим горожанам. Поскольку закон о выборах могла принимать только Дума, роспуск II Государственной Думы и последующее издание нового закона о выборах получил название в исторической литературе государственного переворота.

III Дума была избрана по новому закону. Большинство в ней получили правые депутаты и октябристы, т.е. сторонники монархии. Она просуществовала весь отпущенный ей законом срок.

Меры, принятые Столыпиным и императором по роспуску первых двух Дум, пожалуй, были оправданы. Большинство левых депутатов в этих составах Думы были настроены агрессивно и не были способны к конструктивной, созидательной работе с правительством и императором. Левая социал-демократическая оппозиция были готова использовать легальную «крышу» Думы для нелегальной революционной антиправительственной деятельности и начала уже делать это. Закон, на основе которого были избраны первые две Думы, опередил политическое развитие России. И он должен был быть изменен в пользу просвещенной и имущей части населения страны. Через образовательный и имущественный избирательные цензы прошли все цивилизованные страны на своем пути к демократии. России этот путь еще только предстояло пройти.

В период между 1905 и 1917 гг. происходила подлинная кутерьма с министрами. За это время сменилось 11 министров внутренних дел,  8 - торговли,  9 - сельского хозяйства.

Определенную стабильность в политику правительства внес Петр Столыпин, выдающийся государственный и политический деятель России. Царь предоставил Столыпину временную свободу действий. Столыпин усмирил крутыми мерами бунты и восстания, распустил I и II Думы, добился решительными действиями умиротворения страны. Веревки, на которых вешали бунтовщиков при Столыпине, с легкой руки одного из депутатов Думы, получили название «столыпинских галстуков».

Ускоренное и упрощенное судопроизводство  при  Столыпине осуществлялось военно-полевыми судами. Беспощадность, с которой Столыпин подавлял смуту, в определенной мере, была спровоцирована покушением террористов-эсеров на его собственную семью, во время которого погибли сами террористы и 22 невинных человека. Были ранены дочь и сын Столыпина. Этого революционерам Столыпин простить не мог.

Наведя порядок в стране, Столыпин приступил к осуществлению аграрной реформы - переходу страны от общинного и помещичьего хозяйствования к фермерскому (хуторскому). Целью этих реформ было создание среднего класса в России, который составил бы опору стабильности и порядка в стране.

Столыпин продолжал свою работу по преобразованию аграрной России, а Николай II продолжал свою конфронтацию с либеральной политической элитой, входившей в число депутатов III Думы. Октябрист и патриот Александр Гучков, возглавив военно-промышленный комитет Думы, нещадно критиковал правительство и Великих князей, занимавших высшие командные должности в армии и флоте, за бездарную военную политику и организацию обороны страны. Не отставал от него и лидер кадетов Павел Милюков. Николая II страшно раздражала эта критика его решений в Госдуме. Время от времени он порывался распустить и этот, в общем-то, лояльный к нему состав Думы. Императора выводило из равновесия любое ограничение его власти, любая критика его действий, любой призыв к решениям, которые он не поддерживал.

Николая II стал все более (как ранее Витте) раздражать независимый, сильный и уверенный в себе Петр Столыпин, много делавший не только для проведения земельной реформы, но и пытавшийся провести ряд прогрессивных законов, а также преобразований внутри самого правительства. Столыпин предложил создать министерство местного управления с целью усиления роли органов местного самоуправления. Попытался он пополнить министерства новыми департаментами: здравоохранения, труда, национальных меньшинств, природных ресурсов и поставить во главе их специалистов,  а  не  царских  чиновников-придворных. Император Николай II упрямо проигнорировал эти новации Столыпина.

Весной 1911 г. между Столыпиным и Госдумой, Госсоветом и императором возник конфликт по вопросу создания национальных курий в западном земстве 9-ти польских губерний. Столыпин, который сам был из этих мест и хорошо знал проблемы этого края, возмутился отклонением его предложений и подал императору прошение об отставке. Под давлением матери, дядей и братьев, высоко ценивших государственную деятельность Столыпина, Николай II написал премьеру письмо с просьбой забрать прошение об отставке и продолжить службу на пользу отечества. Столыпин согласился на это только после выполнения всех его требований, в том числе и по замене части реакционных членов Госсовета.

Петру Столыпину недолго довелось еще пробыть на посту премьера. Через несколько месяцев, 1 сентября 1911 г., он был застрелен в киевском оперном театре террористом (и, вероятно, агентом охранки) Богровым.

Вот как отреагировал на гибель Столыпина царь Николай II:

«Милая, дорогая мама. Наконец нахожу время написать тебе о нашем путешествии, которое было наполнено самыми разнообразными впечатлениями, и радостными, и грустными.

Начну по порядку...

В тот же вечер, 27 августа, мы поехали в Киев...          1[сентября] вечером в театре произошло пакостное покушение на Столыпина. Ольга и Татьяна были со мною тогда, и мы только что вышли из ложи во время второго антракта, так как в театре было очень жарко. В это время мы услышали два звука, похожие на стук падающего предмета; я подумал, что сверху кому-нибудь свалился бинокль на голову, и вбежал в ложу.

Вправо от ложи я увидел кучу офицеров и людей, которые тащили кого-то, несколько дам кричало, а прямо против меня в партере стоял Столыпин. Он медленно повернулся лицом ко мне и благословил воздух левой рукой.

Тут только я заметил, что он побледнел и что у него на кителе и на правой руке кровь. Он тихо сел в кресло и начал расстегивать китель. Фредерикс и проф. Рейн помогали ему.

Ольга и Татьяна вошли за мною в ложу и увидели все, что произошло. Пока Столыпину помогали выйти из театра, в коридоре рядом с нашей комнатой происходил шум, там хотели покончить с убийцей; по-моему - к сожалению, полиция отбила его от публики и увела его в отдельное помещение для первого допроса. Все-таки он сильно помят и с двумя выбитыми зубами. Потом театр опять наполнился, был гимн, и я уехал с дочками в 11 часов. Ты можешь себе представить, с какими чувствами.

Аликс ничего не знала, и я ей рассказал о случившемся. Она приняла известие довольно спокойно. На Татьяну оно произвело сильное впечатление, она много плакала, и обе они плохо спали.

Бедный Столыпин сильно страдал в эту ночь, и ему часто впрыскивали морфий. На следующий день, 2 сентября, был великолепный парад войскам на месте окончания маневров - в 50 верстах от Киева...

Вернулся в Киев 3 сентября вечером, заехал в лечебницу, где лежал Столыпин, видел его жену, которая меня к нему не пустила. 4 сентября поехал в 1-ю Киевскую гимназию - она праздновала свой 100-летний юбилей».

После рождения неизлечимо больного наследника, как уже отмечалось выше, императрица впала в мистику. Особое место в ее сознании и в царской семье занял Григорий Распутин, которого познакомил с императрицей епископ Феофан. Распутин произвел огромное религиозное впечатление на Александру Федоровну и вскоре получил звание лампадника, прочно войдя в императорскую семью. Этому помогла не вполне ясная способность Распутина останавливать кровотечение у наследника в периоды приступов болезни. Столыпин пытался уговорить царя убрать Распутина от двора. Рассказал о его беспутных оргиях, напоминавших оргии хлыстов, запрещенной в России секты. Николай II  оставил без внимания совет Столыпина.

Во дворце Распутин вел себя прилично и благообразно, иногда допуская дерзкие выходки в рамках своего имиджа святого старца и Друга семьи, как его называл Николай II.  Император мирился с ним в основном по причине умения Распутина останавливать кровотечения у наследника и восторженного отношения к нему императрицы. Наступила агония императорской семьи, а с ней агония и всей России. Безграмотный и беспутный мужик через свое безмерное влияние на императрицу, а через нее - на Николая II оказывал непосредственное влияние на принятие важнейших государственных решений.

Распутин вел себя необычайно дерзко и нагло со всеми, кроме членов императорской семьи. Когда епископ Гермоген обвинил его в беспутстве и хлыстовщине, Распутин набросился на Гермогена и его едва оттащили от владыки. Родзянко вспоминает следующие слова Пуришкевича, члена «Союза русского народа»: «В довершение темные силы взялись за последнюю надежду России, за церковь. И ужаснее всего то, что это как бы исходит с высоты престола царского. Какой-то проходимец, хлыст, грязный неграмотный мужик играет святителями нашими... Я хочу пожертвовать собой и убить эту гадину, Распутина».

Николай II, пусть и неосознанно, последовательно разваливал и развращал все государственные институты, включая православную церковь.

Газета «Голос Москвы» писала в 1911 г.:

«Почему молчат епископы, которым хорошо известна деятельность наглого обманщика и растлителя? ... Где Его Святейшество, если он по нерадению или малодушеству не блюдет чистоты веры церкви Божий и попускает развратного хлыста творить дело тьмы под личиной света? Где его правящая десница, если он пальцем не хочет шевельнуть, чтобы низвергнуть дерзкого растлителя и еретика из ограды церковной?»

 Весь тираж номера этой газеты был конфискован полицией.

Следует отметить справедливость критики православной церкви и ее руководителей, не посмевших против воли царя отлучить Распутина от церкви. Впрочем, в России православная церковь еще со времен Петра I шла в фарватере царской политики, что стало одной из причин духовного отставания россиян от католического мира (основной массы населения, а не элиты общества).

С началом первой мировой войны наступила определенная консолидация российского общества на основе патриотизма. Но Николай II, следуя своему неизменному правилу действовать вопреки здравому смыслу, вновь сумел в этот ответственный период времени расколоть общество. Он решил летом 1915 г. сместить Великого князя Николая Николаевича с поста Верховного главнокомандующего и занять этот сугубо военный пост самому. Одной из причин смещения стал отказ Николая Николаевича принять в Ставке Григория Распутина. На звонок Распутина Великий князь ответил: «Приезжай, но как только появишься, я тебя немедленно повешу». Распутин пожаловался «матушке», а та - Николаю II. Царь остался очень недоволен отношением Верховного главнокомандующего к Другу (Распутину) его семьи. Императрица Александра и до сей поры не жаловала Николая Николаевича, настраивала царя против дяди, а теперь, буквально, возненавидела Великого князя. Впрочем, Николай Николаевич, как и многие другие члены семьи Романовых, уже давно платил ей той же монетой.

Решение об отставке Великого князя Николая Николаевича было ошибочным. Николай Николаевич был профессиональным и достаточно авторитетным военачальником. Предстояли из-за неготовности России к войне неизбежные поражения, и императору нельзя было подставлять свой и так невысокий авторитет под дополнительный удар. Николая II не уважали в армии за распутинщину. Переносили на него и часть ненависти  и недоверия к его жене-немке. Острие же яростной ненависти российской общественности было направлено на Гришку Распутина и его покровительницу, императрицу Александру Федоровну. Однако, как выяснилось, после убийства Распутина в 1916 г. ровным счетом ничего не изменилось. Николай II продолжил свою губительную для России политику. Беды России заключались не в Гришке Распутине и «царице-немке», а в слабовольном и недальновидном императоре.

Нередкие обвинения того времени по адресу императрицы Александры в прямом предательстве были беспочвенны. Александра Федоровна была, пожалуй, более англичанкой (по матери) по происхождению и воспитанию, нежели немкой (по отцу). Ее отец Людвиг IV был великим герцогом гессенским и рейнским, мать - английской принцессой Алисой, дочерью королевы Виктории. Воспитывалась Александра Федоровна при английском дворе, оставшись с шести лет без матери. Выросла она типичной англичанкой и не любила Германию и лично императора Вильгельма. Но на судьбе России сказывались ее болезненные наклонности. Французский посол Морис Палеолог писал в своих мемуарах: «Душевное беспокойство, постоянная грусть, неясная тоска, смены возбуждения и уныния, навязчивая мысль о потустороннем, суеверное легковерие - все эти симптомы кладут такой поразительный отпечаток на личность императрицы...».

16 сентября 1915 г. Николай II возложил на себя обязанности Верховного главнокомандующего. Одновременно он уволил 8 несогласных с этим решением собственных министров, осмелившихся подать ему об этом петицию.

После этого Николай II проводил, практически, все время в Ставке, где у него хватило благоразумия почти не вмешиваться в дела военных. Он фактически перепоручил функции Верховного главнокомандующего начальнику штаба - генералу Алексееву. В Петербурге правительницей осталась императрица Александра Федоровна. К этому времени она полностью попала под влияние Распутина. Императрица совершенно не считалась с председателем Совета Министров Горемыкиным. Она принимала вместе с Распутиным все важнейшие государственные решения, которые затем штамповал своей подписью царь. Это вызывало бурю недовольства в правящей элите, в Думе, в армии, в доме Романовых, в стране. Распутин через царицу снимал и назначал министров и других высших чиновников страны. Дошло до того, что они вместе с царицей взялись планировать армейские операции, получая от Николая II секретные военные карты. Многие ведущие политические деятели страны и армейские офицеры считали немку-императрицу предательницей и строили различные планы по ее устранению от власти.

Прихожая в квартире Распутина превратилась в приемную для высокопоставленных просителей. Шли не к премьеру, не к министрам, а к Григорию Распутину. Он мог сделать просителя генералом, министром или, напротив, отправить в отставку неугодного министра. Положение стало нетерпимым, и для устранения Распутина сложился заговор.

Царь, тем временем, продолжал потакать царице и Распутину. Он отправил в отставку председателя правительства Горемыкина и назначил на этот пост еще более слабого чиновника Штюрмера. В добавление к этому неудачному назначению Николай II назначил министром внутренних дел Протопопова, у которого, по мнению многих очевидцев, не все ладно было с психикой. Протопопов много «сделал» для свершения Февральской и Октябрьской революций.

Заговор против Распутина составили князь Феликс Юсупов, Великий князь Дмитрий Павлович, депутат Думы Пуришкевич и еще несколько человек. Григория Распутина, обладавшего отменным здоровьем и недюжинной силой, оказалось не просто убить. Распутина в ночь с 16 на 17 декабря 1916 г. отравили цианистым калием. Затем в него стреляли, но у него еще хватило сил подняться и убежать. Его догнали и вновь в него стреляли.  Наконец,  утопили  подо  льдом. 

К середине сентября 1916 г. в Петербурге практически закончились запасы муки и другого продовольствия. Командующий столичным военным округом генерал Хабалов решил ввести продовольственные карточки. Это вызвало панику среди населения, опустошившего магазины. Возникли беспорядки. 14 февраля 1917 г. на сессию собралась Дума и потребовала отставки ряда министров, пытаясь выправить положение в городе и снизить недовольство населения. Министры проигнорировали решения и призывы Думы. Вскоре им пришлось прибегнуть к ее помощи, чтобы спастись от гнева народа.

Февральская революция свершилась почти бескровно и продолжалась всего пять дней. Власть царя и его правительства оказалась настолько непрочной, что достаточно было небольшого толчка, чтобы она пала.

Первые массовые демонстрации состоялись 23 февраля      1917 г.  По улицам прошли женщины, путиловские рабочие, служащие (все учреждения были властями закрыты в этот день).

24 февраля демонстрация состоялась на Невском проспекте. Власти пытались помешать демонстрантам пройти на Невский проспект, разведя мосты, однако демонстранты пересекли Неву по льду. Огромный митинг состоялся на Знаменской площади. Получив приказ, войска разогнали его, стреляя вверх. Но отношение казаков и солдат к демонстрантам было явно доброжелательным.

25 февраля демонстрацию организовали и возглавили большевики. Военный министр Беляев приказал развести мосты и взломать лед на Неве, но генерал Хабалов по какой-то причине не выполнил приказ. На Знаменской площади вновь состоялся массовый митинг.

26 февраля, в воскресенье, был спад активности демонстрантов. Генерал Хабалов, получив приказ царя немедленно подавить беспорядки, расставил всюду боевые посты и был готов силой подавить демонстрации.

27 февраля на демонстрации вышли вооруженные солдаты, возмущенные отданным им приказом стрелять в народ. Солдатские колонны слились с рабочими, и это стало концом монархии. К Таврическому дворцу, где заседала Дума, подошло 20 тысяч демонстрантов. Среди них было много вооруженных солдат и матросов. Депутаты Думы заволновались, опасаясь расправы.

К огромной толпе первым решительно вышел  эсер Александр Керенский. За ним меньшевик Чхеидзе и некоторые другие члены Думы. Керенский кратко и энергично приветствовал демонстрантов от имени Думы. Он пригласил солдат в здание Думы и расставил вооруженные посты. Спустя некоторое время, Керенский настоял на аресте министра юстиции Щегловитова, которого хотел освободить председатель Думы Родзянко. В этот же день были арестованы остальные царские министры. С этого момента и до сформирования Временного правительства Дума стала главным действующим органом Февральской революции. В помещении Думы был организован и Совет рабочих депутатов.  Возглавил его меньшевик Чхеидзе. Заместителем председателя Совета стал Александр Керенский.

В ночь с 27 на 28 февраля (12 марта) был создан Временный комитет из депутатов Думы. Председателем комитета стал октябрист М.В. Родзянко. В комитет вошли Керенский, Гучков, Милюков и другие депутаты Думы. 1 (14) марта Временный комитет по согласованию с Петроградским Советом создал Временное правительство, которое взяло на себя управление страной до созыва Учредительного собрания. Думцы спешили, поскольку власть мог перехватить Петроградский Совет. Временный комитет Госдумы действовал по 6 (19) октября, осуществляя после создания Временного правительства представительские функции.

В первый состав Временного правительства вошли 8 кадетов, 2 октябриста и один эсер - Александр Керенский. Возглавил Временное правительство князь Львов.

Николай II даже в  эти критические дни жил в мире собственных иллюзий. Он послал генералу Хабалову телеграмму: «Завтра же прекратить в столице беспорядки». Генерал не знал, что же делать с этой телеграммой и каким же образом выполнять приказ царя. Следующие несколько решающих дней царь безмятежно занимался текущими делами.

28 февраля Николай II наделил генерала Иванова диктаторскими полномочиями и направил в Петербург для подавления мятежа. Генерал Иванов добрался лишь до станции Дно, где эшелон остановили железнодорожники, разобравшие пути. Войска генерала Иванова подверглись умелой агитации и отказались подчиняться приказам. Царь принял решение выехать в Царское Село, к семье. Но железнодорожники, вновь разобрав пути, помешали ему это сделать. Тогда Николай II отправился в Псков, туда, куда ему еще оставили неразобранными железнодорожные пути.

Вечером 1 марта царь, прибыв в Псков и просмотрев телеграммы о потере власти в Москве, в Кронштадте, на Балтийском флоте, наконец-то начал осознавать безвыходность своего положения. Со всех сторон шли телеграммы с требованиями создания правительства народного доверия и отречения Николая II от престола.

2 марта Николай II подписал свое отречение от престола в пользу младшего брата Михаила.

Приведем небезынтересный текст отречения:

                                                                    «Начальнику штаба.

В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжелое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и, в согласии с Государственной Думой, приняли мы за благо отречься от престола Государства Российского и сложить с себя верховную власть.

Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие нашему брату, нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол Государства Российского. Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном согласии и нерушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том нерушимую присягу.

Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним, повиновением царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ему, вместе с представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и славы.

Да поможет Господь Бог России.

                                                                                       Николай»   

Великий  князь  Михаил   Александрович, которому исполнилось 39 лет, не был подготовлен к роли правителя России, тем более в смутное время. Это понимали и в армии, и в Думе, и во Временном  правительстве. На митингах и в Петроградском совете гремели лозунги: «Долой Романовых!». Когда Шульгин на митинге на вокзале по приезду  от царя  крикнул: «Долгие лета Михаилу!», рабочие и солдаты взорвались криками негодования. Они едва не растерзали Гучкова и Шульгина, изрядно подорвав веру последних в перспективы сохранения монархии в России.

На встрече членов Временного правительства и Великого князя Михаила кадет Павел Милюков, историк по профессии, настойчиво убеждал Великого князя не отказываться от престола, ссылаясь на неготовность России к демократии и республиканской форме правления. Его кратко поддержал только что приехавший с вокзала октябрист Гучков. Потрясенный случившимся на митинге ярый монархист Шульгин на заседании молчал. Большинство членов правительства было за отречение Михаила от престола. После отдельного разговора в другой комнате Великого князя Михаила с князем Львовым и Родзянко Великий князь объявил, что взойдет на трон только по просьбе Учредительного собрания, что в сложившейся обстановке в России означало конец самодержавию.

Народ России с ликованием встретил известия об отречении Романовых от престола. Восторженно это событие было встречено также в странах Антанты и США. Николай II, как оказалось, не имел опоры ни в собственной стране, ни в странах-союзниках. 22 марта, уже через неделю после отречения, США  первыми признали Временное правительство. Президент Вудро Вильсон в своей речи в конгрессе говорил:

«...Самодержавие свергнуто, и великий благородный русский народ присоединился во всем своем наивном величии и мощи к силам, которые борются за свободу на земном шаре, за справедливость и мир. Это подходящий партнер для лиги чести».

В том же духе отреагировали на перемены в России правительства Англии и Франции.

Великий  Уинстон Черчилль, спустя десятилетие, дал оценку деятельности Николая II, не совпадающую с обычными негативными характеристиками последнего российского императора:

«В правительствах государств, когда затеваются великие события, лидер нации, кто бы он ни был, считается ответственным за неудачи и реабилитируется за успехи. Безразлично, кто берет на себя тяжкое бремя, кто затевает борьбу - высшей ответственной власти достаются или упреки, или похвала.

Почему  бы  этот  суровый  критерий  не применить  к Николаю II? Говорят, он сделал много ошибок. Но у кого из правителей их нет? Он не был ни великим полководцем, ни великим правителем. Он был всего лишь искренним, простым человеком со средними способностями, с милосердным характером, опирающимся в повседневной жизни на веру в Бога. Но почему-то высшие решения должен был принимать он. И в самый решающий момент, когда все проблемы требовали только решить «Да» или «Нет», когда события превышали человеческие возможности, и когда все было просто непостижимо, именно он должен был дать на это ответ. Он был обязан стать стрелкой компаса. Воевать или не воевать? Наступать или отступать? Правые или левые? Быть демократичным или оставаться непреклонным? Уступить или упорно стоять на своем? Таким было поле сражения Николая. Почему же он не снял урожай почестей со всего этого? Беззаветный удар русских армий, спасший Париж; преодоленная агония безоружного отступления; постепенное восстановление сил; победы Брусилова; вступление русских в кампанию 1917 года, непобедимых, еще более сильных, чем раньше - разве нет его участия в этом? Несмотря на огромные и ужасные ошибки, режим, который он олицетворял, более того, которым он руководил, которому его личный характер придал жизненную окраску, к этому моменту уже победил в войне.

Он же везде потерпел поражение. Вмешались темные, дурные силы. Царь уходит, причинив себе и всем, кого он любил, страдания и смерть. Принижены его усилия, очернено его руководство, оскорблена его память; но происшедшие затем перемены говорят нам, что вряд ли нашелся бы кто-либо более способный. Кто или что могло направить Российское государство? Люди смелые и талантливые, люди честолюбивые и неистовые, с характером дерзким и сильным? В таких людях не было недостатка. Но никто не смог ответить на несколько простых вопросов, от которых жизнь и слава России  полностью  переменились».

Трудно не соглашаться с мнением Великого человека, взглянувшего на деятельность Николая II с высоты мировых и общечеловеческих проблем, среди которых как-то потерялась судьба самой России и ее граждан. Но еще труднее согласиться с этой космополитической оценкой итогов правления последнего российского императора, живя в этой самой России, горестную судьбу которой, в немалой степени, и предопределил на века Николай II.

Семья Николая II по требованию Петроградского Совета для ее же безопасности была арестована в Царском Селе. Сам Николай II после отречения отправился в Могилев, в Ставку, проститься с армией. В Могилев из Киева прибыла к сыну растерянная мать, вдовствующая императрица Мария Федоровна. Они провели вместе несколько дней.

Николай II проявлял удивительное самообладание после своего отречения. Он выбрал в общении с генералами, офицерами и солдатами, со свитой единственно, пожалуй, верную форму общения - исключительно корректную, мягкую и выдержанную. Он ненавязчиво утешал впервые в жизни потерявшую себя мать, прежде всегда уверенную, гордую и властную императрицу. Он скромно советовал ей, как себя вести в новых необычных условиях.

В ставку для ареста бывшего царя и препровождения его в Царское Село прибыли четверо комиссаров Временного правительства. Мать  в слезах проводила сына и вскоре уехала в Крым. Николай II на царском поезде был доставлен к семье. Арест царской семьи носил характер «домашнего ареста». Семья должна была находиться безвыездно в Александровском дворце в Царском Селе под охраной.

Возникает естественный вопрос: почему Николай II не побеспокоился заранее об отъезде семьи в более безопасное место или за границу. Ответ, вероятно, кроется в нескольких причинах:

1. Николай II не ожидал столь стремительного и лавинообразного развития революции.

2. Он не ожидал, что окажется, практически, всеми брошенным и никому не нужным.

3. Николай II выполнял свой монарший долг, предпринимая попытки подавить революцию. Затем прощался с армией. Внешние атрибуты этого долга  он ставил  превыше всего. Для него всегда форма была превыше содержания.

4. Он сам по своей воле не мог уже проехать в Царское Село.

5. В царской семье в это время тяжело заболели корью и осложнениями после нее дети. Поэтому императрица Александра отказалась уезжать из Царского Села без мужа и с ненадежной охраной.

6. Связь между Николаем II и Александрой была прервана.

7. Императрица Александра еще не верила до конца в происходящее и надеялась на чудо, на восстановление престола и на восхождение на него  законного наследника - ее сына.

8. Железнодорожники перекрыли движение для царской семьи.

Организацию охраны царской семьи Временное правительство поручило командующему Петроградским гарнизоном генералу Лавру Корнилову, будущему неудачливому претенденту в диктаторы и одному из организаторов Белого движения на юге России. Генерал Корнилов и военный министр Гучков прибыли в Царское Село и, насколько это было возможно, успокоили императрицу Александру. Генерал Корнилов организовал охрану и отбыл по делам.

Царский поезд с Николаем II прибыл в Царское Село утром 22 марта. Перрон был пуст, и свита быстро разбежалась кто куда, не желая делить с бывшим императором его судьбу. С Николаем II остался только князь Василий Долгорукий. Комиссары Временного правительства сдали бывшего императора дворцовому коменданту, назначенному генералом Корниловым.  Комендант повез Николая II на автомобиле в Александровский дворец, где его с нетерпением ожидала семья. Услышав долгожданный звук подъехавшего автомобиля, а затем торжественный возглас лакея «Его величество император!», Александра бросилась навстречу мужу. Они встретились одни в детской и обнялись. Николай уронил голову на грудь жене и разрыдался.

Разрушение армии, падение дисциплины и морали происходило теперь на глазах семьи Романовых. Если офицеры относились к царской семье с подобающим пиететом, то солдаты старались, порой, задеть самолюбие бывшего царя. Позволяли они себе непристойности и в отношении взрослых дочерей. Задевали честь и достоинство бывшей царицы Александры. В частях создавались солдатские комитеты, и командиры стремительно теряли власть над низшими чинами.

Николай II, прогуливаясь в отведенной ему для этого части сада, обычно здоровался с офицерами и солдатами за руку. Но не всякий солдат подавал бывшему царю в ответ руку. То, что его зовут в народе «Николаем Кровавым», царь знал давно, со времен «Кровавого Воскресенья». Но он полагал, что все это происки масонов, революционеров и интеллигенции. Николай всегда твердо верил в свой собственный миф: русский народ его любит. И вот теперь его нередко прямо в глаза солдаты называли «Николаем Кровавым».

От внешнего мира царская семья была полностью изолирована. Вся ее переписка проверялась охраной. Работающий телефон был только в караульном помещении. Все посылки и продукты тщательно и бесцеремонно проверялись и, зачастую, приводились в негодность.

Николай II позволил себе слабость лишь при первой встрече с женой. Затем он взял себя в руки. Бывший император вел себя спокойно и сдержанно при любых обстоятельствах, своим примером вселяя уверенность в домашних.

Большевики и эсеры через Петроградский Совет постоянно требовали (и сделали попытку, которую нейтрализовала охрана) заключить Николая и Александру в Петропавловскую крепость и предать революционному суду. Давление социалистов и возбужденного революцией простого люда на Временное правительство по этому поводу было невероятно велико. Временное правительство, опасаясь расправы над царской семьей, возложило ответственность за ее безопасность на министра юстиции Керенского. Эту тяжелейшую ношу Александр Керенский пронес, пока находился у власти, достойно, став близким человеком для Николая и Александры.

Керенский приехал в Александровский дворец, осмотрел все лично, познакомился с Николаем и Александрой. Его ожидали с некоторым страхом как члена партии социалистов-революционеров, ставившей в прошлом своей главной целью террор против царской семьи и ее приближенных. К тому же Керенский совсем еще недавно был личным врагом императрицы Александры, которая намеренно искажала его фамилию в письмах к Николаю II и предлагала его повесить за острые выступления в Думе. Тем не менее, при личном знакомстве императрица Александра произвела на Керенского впечатление умной, приветливой и волевой женщины. Впрочем, такая метаморфоза довольно естественна при кардинальной смене положений Керенского и императорской семьи.

Александр Керенский, яркий представитель российской интеллигенции, которую не понимали и не любили Николай и Александра, стал на некоторое время самым надежным их ангелом-хранителем, их спасителем от злобной мести черни и революционеров. Николай II однажды, сидя у окна Александровского дворца, наблюдал, как прибывшие откуда-то солдаты, извлекли труп Григория Распутина из могилы, находившейся тут же в маленькой часовне, и сожгли его. Николай II прекрасно понимал, что и с ним, и с его семьей эти головорезы могут поступить так же жестоко.

4 марта Николай II обратился с письменной просьбой к Временному правительству разрешить и обеспечить ему проезд в Мурманск и далее в Англию. Министр Милюков обратился к английскому послу Бьюкенену. Тот, связавшись с правительством, ответил через несколько дней согласием Великобритании принять Николая II и его семью.

Керенский начал готовить отъезд императорской семьи в Англию, а там тем временем было принято новое решение - не принимать Николая II и его семью. Российский император и его жена Александра пользовались скверной репутацией в Англии и других странах с развитой демократией. Левые депутаты палаты общин подняли волну протестов. Выступила пресса, прокатились по стране и рабочие выступления. Пришло множество писем-протестов королю Георгу V, который приходился  кузеном Николаю II  и был очень похож внешне на последнего русского царя. Под давлением общественности Георг V изменил свое решение. 10 апреля он предложил премьер-министру взять обратно данное российскому правительству согласие на прием Николая II. Бьюкенен вовремя не проинформировал Временное правительство о принятом его правительством новом решении и сообщил о нем только тогда, когда отъезд в Мурманск был уже подготовлен.

Керенский пишет в своих мемуарах:

«На меня возложили неблагодарную задачу сообщить бывшему царю об этом новом повороте событий. Вопреки моим ожиданиям, он отнесся к этому сообщению абсолютно спокойно и выразил пожелание вместо Англии отправиться в Крым. Однако поездка в Крым, связанная с путешествием через крайне неспокойные и нестабильные районы страны, представлялась в то время неразумной. Вместо этого я предложил сибирский город Тобольск, с которым не было железнодорожной связи...».

Выбор спокойного купеческого городка Тобольска, сравнительно изолированного от внешнего мира, с возможностью проезда во Владивосток (и за границу) по малонаселенной Сибири, был в то время, пожалуй, оправдан при условии сохранения у власти Временного правительства или другого либерального правительства. Провидение решило, однако, иначе. Если бы в качестве временного пристанища бывшего царя и его семьи был выбран Крым, где у семьи Романовых было предостаточно роскошных дач и дворцов, вероятно, Николай II и его семья избежали бы своей ужасной участи.

В середине августа усиленно охраняемый царский поезд прибыл в Тюмень. Дальше царская семья была отправлена на пароходе по рекам Тура, а затем Тоболу в Тобольск, расположенный в месте впадения Тобола в Иртыш. Между Тюменью и Тобольском по прямой около 200 км. Когда-то Тобольск был главной столицей северного края. Через него шла вся торговля дарами природы с богатыми северными Прииртышьем и Приобью. Но транссибирскую железную дорогу провели через Тюмень. И Тобольск, ставший захолустным городком, потерял свое прежнее значение.

Пароход по пути в Тобольск проплывал по Тоболу мимо села Покровское, родины Григория Распутина. Николай напомнил Александре, как он когда-то предрекал, что она обязательно побывает на родине боготворимого ею старца. Большой двухэтажный дом Распутина контрастно выделялся на фоне прочих приземистых изб.

В Тобольске царскую семью разместили в отремонтированном бывшем губернаторском доме. Командовал охраной царской семьи полковник Кобылинский, но распоряжались всем комиссары Временного правительства Василий Панкратов и Александр Никольский. Это были эсеры, проведшие в ссылках и тюрьмах многие годы. Грубый и невоспитанный Никольский оказался мстительным человеком и всячески третировал царскую семью. Панкратов, по-возможности, старался нейтрализовать своего напарника.

Условия жизни царской семьи в Тобольске были гораздо хуже, чем в Царском Селе, особенно после победы большевиков. Деньги Временного правительства кончились. Было свергнуто и само это правительство. И только помощь расположенного к царю и его семье населения Тобольска помогала царской семье сносно питаться и переносить тяготы сибирской зимы. Особенно скучно жилось взаперти взрослым дочерям бывшего царя. В это время Ольге исполнилось 22, Татьяне - 20, Марии - 18 и Анастасии - 16 лет. Каково же было полным сил и энергии девушкам томиться в четырех стенах в окружении грубых и невоспитанных солдат! Охрану сменили, и на смену отобранным Керенским дисциплинированным солдатам прислали «революционных» солдат, не дававших и шагу спокойно ступить девушкам.

После победы большевиков и заключения Брестского мира Николай II неоднократно выражал сожаление о своем отречении, считая это своей трагической ошибкой. Он все еще тешил себя иллюзией о якобы добровольной сдаче им власти Временному правительству. Однако это решение его было предопределено ходом событий, и его арест тому свидетельство.

В ноябре большевиками были арестованы брат бывшего царя Великий князь Михаил и дядя Николай Николаевич.

Возможен ли был побег из Тобольска, и предпринимались ли попытки спасти царскую семью? Большинство историков склоняется к мысли, что серьезных попыток организовать побег царя не было. Николай II сам себе осложнил возможность побега, отказавшись разлучаться с семьей. Большевики, однако, без лишних церемоний разлучили на время его с детьми и не посчитались с его мнением и просьбами. Вокруг побега было больше надежд, с одной стороны, и спекуляций, с другой. Керенский, сам того не ведая, отправил царскую семью в городок, откуда было очень трудно организовать побег столь многочисленной семьи с тяжело больным мальчиком.

Тем не менее, некоторые поступавшие сведения об организации побега из плена царской семьи сильно беспокоили большевистское руководство, как в Москве, так и в Екатеринбурге, «красной» столице Урала.

Уральский областной совет рабочих и солдатских депутатов возглавлял А.Е. Белобородов, весьма амбициозный и решительный большевик.  Белобородов постоянно атаковал Москву требованиями перевезти царскую семью в Екатеринбург, как самое надежное место на Урале и в прилегающих к нему губерниях. Не доверяя охране, присланной из Петрограда, в Тобольск уральские и сибирские большевики направили отряды из Екатеринбурга и Омска, соперничавшего с Екатеринбургом за право считаться «столицей» Сибири и Урала. Тобольск юридически находился под властью Омска. Попутно эти отряды установили и большевистскую власть в Тобольске. Между Екатеринбургским, Омским и Тобольским отрядами постоянно возникали трения,  готовые, порой, вылиться в столкновения, что тревожило московские власти. В конце концов, Ленин и Свердлов приняли решение о переводе царской семьи в более надежное место (первоначально в Москву). С этой целью в Тобольск Яковым Свердловым был направлен Василий Васильевич Яковлев.

Василий Яковлев сам по себе заслуживает определенного внимания. Настоящие имя и фамилия Яковлева - Константин Мячин. До 1910 г. Мячин был одним из самых дерзких боевиков-экспроприаторов. Метание бомб в казаков, в руководителя черносотенцев, захват оборудования в типографиях, станков в мастерских, захват большой партии оружия, нападение на поезд с целью экспроприации денег, экспроприация 200 тысяч рублей на станции Дема, двойное нападение на почту близ станции Миасс Оренбургской губернии - вот неполный перечень операций боевика Мячина-Яковлева. В 1910 г. он, после побега из тюрьмы, нелегально уехал за границу с миасскими деньгами, которые там передал партии. За границей Мячин учился в школе большевиков на Капри, созданной Максимом Горьким на деньги партии, добытые, в том числе, грабежами Мячина. Впрочем, за границей Мячина уже не существовало. Вместо него среди большевиков появился Василий Васильевич Яковлев. Вскоре Яковлев из боевика Мячина превратился во вполне респектабельного господина. В 1910 г. Мячин-Яковлев возвратился в Россию, где едва избежал ареста. Яковлев вновь бежал за границу, где пребывал до 1917 г.  В Россию он возвратился после Февральской революции, активно участвовал в захвате власти большевиками. В итоге, Яковлев стал одним из видных деятелей новой власти. Во время гражданской войны он был назначен последовательно военным комиссаром Уралоблсовета, командующим Восточным фронтом, армией, комиссаром армии. И всякий раз встречал резкое противодействие екатеринбургских большевиков. Яковлеву так и не удалось прочно занять ни одну из своих должностей. Центр всякий раз отступал под давлением «красного» Екатеринбурга. В состоянии депрессии он перешел на сторону защитников Учредительного собрания, а затем бежал от колчаковцев в Китай. Там он после завершения гражданской войны сотрудничал с представителями  СССР, покаялся,  вернулся на родину, был осужден, а затем  расстрелян в период массовых репрессий в 1938 г.

1 и 6 апреля 1918 г. ВЦИК, а точнее Ленин и Свердлов, приняли решение о перевозе царской семьи в Москву, а затем, возможно, под давлением Екатеринбурга, в столицу Урала, люто ненавидевшую царя за притеснения рабочих. Большинство историков довольно туманно пишут о точном знании Яковлевым решения ВЦИК об изменении маршрута доставки «груза», как называли семью бывшего императора большевики-руководители в телеграммах и телефонных разговорах.

22 апреля Яковлев с отборным отрядом большевиков прибыл в Тобольск. Уроки Горького на Капре не прошли даром - он произвел благоприятное впечатление на Николая и Александру. У Алексея в это время произошел очередной острый приступ его неизлечимой болезни. Яковлев, едва взглянув на него, отправился связываться с Москвой, со Свердловым, чтобы объяснить ему невозможность поездки больного мальчика по весенней сибирской распутице. Решили вывезти из Тобольска одного Николая II.

Александра и дочь Мария вызвались сопровождать мужа и отца и разделить, если придется, его судьбу.

У Яковлева возникли свои проблемы. Екатеринбургский отряд, возглавляемый большевиком Заславским, не доверял ему и требовал убить царя якобы в стычке по дороге в Тюмень. Враждебно относились к отрядам большевиков и местные крестьяне, имевшие оружие и способные защитить и себя, а при случае отбить и царя. Последнюю проблему Яковлев решил прагматично. Он за все услуги крестьян щедро платил, а не грабил, как поступало большинство вооруженных отрядов любой окраски.

С уральцами Яковлеву пришлось разбираться долго. На всем пути до Тюмени отряд Яковлева с пленниками сопровождали два уральских отряда. Один двигался впереди, другой сзади. Добираться до Тюмени пришлось по весенней распутице в крестьянских повозках.

Прибыв в Тюмень, Яковлев связался с Екатеринбургом, требуя прекратить произвол уральских отрядов. Однако никто из руководителей-большевиков Екатеринбурга, вероятно, намеренно не подошел к прямому проводу. Около пяти часов провел Яковлев на почте, переговариваясь с Москвой. Документов, раскрывающих содержание переговоров Яковлева со Свердловым, не осталось. Но, видимо, Свердлов дал устное разрешение на последующие действия Яковлева.

Вернувшись на станцию, Яковлев отдал строго секретный приказ железнодорожному начальнику отправить поезд до следующей станции по направлению к Екатеринбургу, а затем подцепить другой паровоз и отправить его обратно, в Омск. Делалось это с целью введения в заблуждение на некоторое время уральских вооруженных отрядов.

Существуют различные суждения о причинах решения Яковлева. Сам он объяснял изменение маршрута попыткой объехать Екатеринбург через Оренбург и юг России. Личные причины для этого у Яковлева были. У него не складывались  отношения с большевиками Екатеринбурга. Выше уже отмечалось, что он был ранее назначен комиссаром облсовета в Екатеринбург. Однако местные большевики избрали на эту должность Филлипа (Шая Исааковича) Голощекина, тоже старого авторитетного большевика, как и Яковлев. Голощекин и Яковлев, как и все другие видные уральские большевики, были хорошо знакомы со Свердловым, возглавлявшим в 1905-07 гг.  уральскую боевую дружину РСДРП. Москва была вынуждена согласиться с решением екатеринбургских большевиков. Причина натянутых отношений большевиков-уральцев и Яковлева точно неизвестна. Возможно, это было связано с последним побегом Яковлева в 1910 г., когда ему грозила смертная казнь. Приводится в исторической литературе и версия о попытке Яковлева спасти семью Николая II. Яковлев знал о твердом намерении уральцев расстрелять бывшего царя.

Под Омском поезд Яковлева догнала телеграмма председателя Уралсовета Белобородова с обвинением его в измене и приказом местным большевикам арестовать Яковлева и доставить вместе с царской семьей в Екатеринбург. Неистовый Белобородов,  будущий заместитель ВЧК, а затем нарком НКВД  РСФСР, получивший в 1938 г. свою пулю от Сталина, страстно желал заполучить бывшего царя только в свои руки.

После переговоров с Екатеринбургом и Москвой поезд Яковлева с пленниками отправился в Екатеринбург через Тюмень, где его поджидал отряд уральцев.

По прибытии в Екатеринбург поезд с бывшим царем встретила огромная разгоряченная толпа. Только решительные действия Яковлева да выставленные охраной пулеметы остановили толпу от самосуда над бывшим императором. Сожалел ли в этот момент Николай II о своем прошлом немилосердном обращении с рабочими, крестьянами и другими простыми гражданами страны? Трудно сказать. Узнав, что его везут в Екатеринбург, он обратился с просьбой отправить его и семью в любое другое место. Он объяснил свою просьбу тем, что его не любят в этом городе. Видимо, в свое время он знал, что делал, и не церемонился с этой чернью, которая сейчас жаждала отмщения.

Яковлев отогнал поезд на другой, более спокойный вокзал и сдал уральским большевикам Николая II, Александру и  Марию.

Николая II,  его жену и дочь отвезли в особняк инженера Ипатьева, которого заставили освободить его в 24 часа. Вскоре туда доставили и остальных членов семьи, немногочисленных слуг и членов свиты. Бурная радость охватила всех их после долгой разлуки. Радость встречи, однако, вскоре иссякла, а жизнь стала еще тягостней. Времена изменились. Наступило время хамов и аморальных типов. Последнему императору Российской империи и его семье пришлось в полной мере испить чашу горечи и унижений. Вместе с тем, Николай II по-прежнему держался со всеми ровно и корректно, не срываясь даже при явном хамстве большевиков. Взрослых дочерей бывшего царя солдаты охраны преследовали теперь даже в туалете. Не разрешали они и закрываться девушкам на ночь в их комнатах, порой нарочно пугая их. Но дочери бывшего царя с достоинством и хладнокровием переносили эти издевательства. Совершенно изменилась и императрица Александра, превратившись из нервозной истерички в волевую, полную достоинства и выдержки женщину.

В Западной Сибири и на Урале в это время произошли серьезные перемены. Восстал чехословацкий корпус, включавший 45 тысяч штыков. Этот корпус находился в плену у австро-венгров и был освобожден русскими войсками. Керенский вооружил и отмобилизовал этот корпус для участия в военных действиях против немцев. После прихода к власти большевиков и заключения Брестского мира Ленин и Троцкий договорились о проезде эшелонов с чехами во Владивосток. Оттуда чехи должны были возвратиться в Европу кружным путем. Германия потребовала разоружить и интернировать чехов. Последние отказались сдать оружие и подняли мятеж против советской власти, выступив на стороне КОМУЧа - Комитета Учредительного собрания, составленного из эсеров и кадетов. Советская власть в Сибири и на Урале посыпалась, как карточный домик. Корпус в 45 тысяч дисциплинированных солдат и офицеров стремительно брал сибирские и уральские города. Чехов поддержали офицеры и казаки, а также квалифицированные рабочие Ижевска. Непрочность советской власти, отсутствие у нее регулярной профессиональной армии позволяло и германской армии в это время без труда взять Москву и Петроград и покончить с большевиками, избавив от них Россию. Однако немцы промедлили, затем начался процесс разложения германскими социал-демократами уже их собственных армий. Начались революционные брожения немецких рабочих.  Германии стало не до России и ее проблем. Тем более, что в войну на стороне Антанты вступили США, что означало неминуемое скорое поражение Германии.

Немцы внимательно следили за судьбой бывшего российского императора и его семьи. Посол Германии Мирбах в категорической форме потребовал от правительства большевиков перемещения бывшего царя и его семьи в Москву, в зону досягаемости своих войск. Ленин и Свердлов согласились на это требование, собираясь устроить над бывшим царем показательный суд. Уральцы, однако, изменили все планы высоких договаривающихся сторон. Причем, подобный поворот событий полностью устроил Ленина и Свердлова.

Войска чехов и Белой армии приближались к Екатеринбургу. В Москву за поддержкой уже принятого уральцами решения о расстреле Николая Романова и его семьи отправился комиссар Уралсовета Голощекин, бывший зубной врач, а затем уральский боевик. В Москве он остановился на квартире у своего старого друга Якова Свердлова. Председатель ВЦИК Свердлов по согласованию с Лениным отдал распоряжение об убийстве Николая II. Документальных подтверждений о принятии именно Лениным и Свердловым решения об убийстве всей царской семьи не осталось. Существует версия, что это решение приняли якобы самостоятельно уральские большевики. Однако вызывает сомнение, что они могли принять столь важное решение без участия своих кремлевских вождей. По возвращению из Москвы Голощекина Екатеринбургский Совет принял 12 июля окончательное решение о расстреле царской семьи.

В последние дни охрана бывшего царя и его семьи была поручена старому большевику Якову (Янкелю Хаимовичу) Юровскому, внешне воспитанному человеку, не допускавшему явных оскорбительных выпадов в отношении Николая Романова и членов его семьи. Однако в одном из своих писем Николай II отметил, что опасается и боится этого внешне  корректного человека. Николай II сердцем ощутил всю страшную сущность этого злодея. Даже родственники не любили этого невежественного и жестокого человека, имевшего за плечами всего полтора класса школы. В своих воспоминаниях родственники называли Юровского деспотом, эксплуататором, отпетым преступником и хладнокровным палачом.

Юровский получил приказ расстрелять царскую семью 13 июля. Решение о дате злодейского убийства фактически приняли три человека: председатель президиума Уралоблсовета А. Белобородов, военный комиссар Уральской области Ф. (Шая) Голощекин и комендант «дома особого назначения» (Ипатьевского) Я. Юровский. Большевики основательно приготовились тщательно замести все следы подлого преступления. Недалеко от города была найдена глубокая, залитая водой,  заброшенная вертикальная шахта. Были подготовлены сукно, серная кислота для обезображивания трупов, несколько бочек керосина, спирт, чтобы их сжечь. В команду убийц вошли Юровский Я.Х., Ермаков П.З., Медведев П.С., Никулин Г.П., Ваганов С., Кабанов, Стрекотин и семь иностранцев: Андреас Вергази, Ласло Горват, Виктор Гринфельд, Имре Надь, Эмил Фекете, Анзелм Фишер, Изидор Эдельштейн. Большевики не доверяли русским рабочим и крестьянам и поручили убийство царской семьи в основном иностранцам, большинство из которых были венграми.

16 июля Юровский отправил из дома Ипатьева поваренка, 14- летнего Леонида Седнева, единственного, кто остался живым из последнего окружения царя. В половине второго ночи комендант разбудил доктора Боткина, который и поднял царскую семью и обслугу. Юровский предложил всем спуститься в полуподвальную комнату якобы для безопасности и последующего сбора для отъезда из Екатеринбурга. Спустились в полуподвальную комнату. Ее выбрали заранее, глухую, с деревянной оштукатуренной стеной во избежание пулевых рикошетов. Юровский предложил подождать здесь до приезда автомобилей. Николай попросил стулья для жены и больного сына. Стулья принесли. Юровский вышел, но вскоре вернулся со всем отрядом. Он торопливо объявил: «Ввиду того, что Ваши родственники продолжают наступление на Советскую Россию, Уралисполком постановил расстрелять Вас».

- Что, что? Прочитайте еще раз, - произнес растерянно Николай Романов. Юровский торопливо прочитал вторично текст, быстро выхватил револьвер и выстрелил бывшему императору в голову. Николай II был убит первым же выстрелом. Раздались выстрелы. Подававших еще признаки жизни Алексея и трех его сестер докололи штыками. Были убиты Николай Романов, его жена Александра, их дочери Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, сын Алексей, доктор Боткин, лакей Трупп, повар Харитонов, горничная Демидова. Большевистская банда сделала свое подлое дело и резво принялась заметать следы кровавого преступления.

Многие из убийц-большевиков плохо кончили свои жизни. Голощекин и Белобородов были репрессированы и расстреляны своими же «товарищами» по партии. Юровский избежал расстрела лишь по причине смертельной болезни. Он умер от рака в кремлевской больнице в 1938 г. Войков Пинкус Лазаревич, отвечавший за «хозяйственное» обеспечение убийства, был застрелен в Варшаве в 1927 г. белоэмигрантом. Сафаров Г.И., один из большевистских руководителей убийства, был репрессирован и расстрелян в 1941 г. как бывший «троцкист». Его сообщник Сосновский Лев Семенович был расстрелян в 1937 г.

Основную ответственность за зверскую расправу над Николаем Романовым, Александрой и невинными их детьми, невинными их слугами и помощниками несут Ленин и Свердлов.

Вот как описывает Троцкий свой разговор, касающийся убийства царской семьи, со Свердловым по приезду с фронта в Москву после падения Екатеринбурга:

«Разговаривая со Свердловым, я спросил, между прочим:

-Да, а где находится царь?

- С ним покончено, - ответил он. - Он расстрелян. 

- А где семья?

- И семья вместе с ним.

- Все? - спросил я с явным изумлением.

- Все! - повторил Свердлов. - Ну и что? - Он ожидал моей реакции. Я не ответил.

- А кто принял такое решение? - задал я вопрос.

- Решение было принято здесь. Ильич посчитал, что нельзя оставлять белым живое знамя, вокруг которого они объединятся, особенно в нынешних трудных условиях...

Больше вопросов я не задавал. В конце концов, решение это было не только целесообразным, но и необходимым. Жестокость этого акта правосудия показала миру, что мы будем продолжать борьбу без всякой жалости, не останавливаясь ни перед чем. Казнь царской семьи была необходима не только для того, чтобы запугать, устрашить и обескуражить врага, но и для того, чтобы также встряхнуть наши собственные ряды, показать, что возврата к прошлому нет, что впереди - либо полная победа, либо полное поражение».

Троцкий непосредственно не имел отношения к принятию решения о расстреле царской семьи по причине своей занятости другими делами в этот момент. Однако его откровенно циничная поддержка убийства царской семьи выдает общее мнение на этот счет ведущих большевиков. Ленин и Свердлов тщательно скрывали свое соучастие в убийстве Романовых, однако их циничный и откровенный соруководитель большевизма этого периода Лев Троцкий открыл их истинную роль в этом чудовищном преступлении.

Трагическая гибель Николая Александровича Романова и его семьи заслонила собой его первоначальный неблаговидный образ самодержца Российской империи, самодержца-неудачника, затушевала плачевные результаты его правления. Очевидно, что император Николай II все сделал для приближения и свершения революции в России. Николай Романов был прекрасным семьянином, любящим мужем и отцом. Образованным, воспитанным и храбрым человеком. Он был достойным в обычной жизни мужчиной и не уронил своего имени и в трудных условиях большевистского плена и надругательства над собой и семьей. Однако очевидно и то, что Николай Романов занял не свое место в истории, да и, пожалуй, родился он не в той стране, где ему, как монарху, следовало родиться. Где-нибудь в цивилизованных Голландии, Англии или Дании он был бы прекрасным конституционным монархом и блестяще осуществлял бы представительские монаршие функции. Для России же на переломе веков, в ее решающий исторический момент Николай Романов стал той трагической фигурой, которая завела Россию в пучину смуты, революций, в исторический тупик.

Большевики попытались сфальсифицировать обстоятельства убийства царской семьи. Официальным убийцей царя советская пропаганда сделала русского, бывшего рабочего Петра Ермакова, сделав недоступными все сведения о подлинном убийце Якове Юровском (еврее). Но Ермаков и Юровский, люди разной национальности, стоили друг друга. О Юровском уже писалось выше. Ермаков же стал профессионалом-убийцей с молодых лет, вступив в сводную боевую уральскую дружину. Он убивал людей с удовольствием и наслаждением. Застрелив полицейского в 1907г., он без видимой причины, просто ради удовольствия отрезал ему голову. В 1917-20 гг. он сотнями расстреливал восставших крестьян и недовольных рабочих, не говоря уже о «белых» и прочей «контре». После гражданской войны он служил начальником Уральского ГУЛАГа. Подобный патологический садист-убийца хорошо вписывался в сталинскую систему, и Ермаков благополучно дожил до своей естественной смерти в 1952 г.

Большевиками в это же время был расстрелян под Пермью в Мотовилихе младший брат Николая, Великий князь Михаил Александрович Романов, отказавшийся в свое время от престола. Зверски были убиты в Алапаевске Великая княгиня Елизавета Федоровна, Великий князь Сергей Михайлович Романов, князья Иоанн Константинович, Игорь Константинович, Константин Константинович, князь Владимир Палей, а также жившие с ними Ф.Ремез и В. Яковлева. Тела их обнаружили в глубокой шахте, куда некоторых из них сбросили живыми. Во дворе Петропавловской крепости были расстреляны Великие князья Павел Александрович, Дмитрий Константинович, Николай Михайлович и Георгий Михайлович.

Николай II был канонизирован Зарубежной Русской Православной церковью.

Бывший поручик Белой армии поэт Арсений Несмелов (Митропольский) написал на трагическую смерть Николая Александровича Романова:

 

Мы теперь панихиды правим,

С пышной щедростью ладан жжем,

Рядом с образом лики ставим,

На поминки Царя идем.


Бережем мы к убийцам злобу,

Чтобы собственный грех загас,

Но заслали Царя в трущобу

Не при всех ли, увы, при нас?


Сколько было убийц? Двенадцать,

Восемнадцать иль тридцать пять?

Как же это могло так статься, -

Государя не отстоять?


Только горсточка этот ворог,

Как пыльцу бы его смело:

Верноподданными - сто сорок

Миллионов себя звало.


Много лжи в нашем плаче позднем,

Лицемернейшей болтовни, -

Не за всех ли отраву возлил

Некий яд, отравлявший дни?


И один ли, одно ли имя,

Жертва страшных нетопырей?

Нет, давно мы ночами злыми

Убивали своих Царей.


И над всеми легло проклятье,

Всем нам давит тревога грудь:

Замыкаешь ли, дом Ипатьев,

Некий давний кровавый путь!  

 

Яндекс цитирования