ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

Николай Крестинский

 

Крестинский Николай Николаевич (1883-1938) политический и государственный деятель. С 1918 нарком РСФСР. С 1921 полпред в Германии, с 1930 заместитель, 1-й заместитель наркома иностранных дел СССР. В марте-мае 1937 заместитель наркома юстиции СССР. Член ЦК партии большевиков 1917-21. Член Политбюро, Оргбюро ЦК и секретарь ЦК в 1919-21. Член ВЦИК, ЦИК СССР.

Репрессирован; реабилитирован посмертно.

 

Крестинский Николай Николаевич родился в 1883 г. в русской интеллигентной семье учителя в Могилеве. В отличие от большинства своих соратников-большевиков, изгнанных за революционную деятельность из университетов и институтов, Крестинский сумел окончить юридический факультет Петербургского университета. В революционное движение он включился в 1901 г., а в РСДРП (б) вступил в 1903 г. Революционную работу он вел в Вильно, Витебске, Каунасе, Петербурге, Екатеринбурге и других городах. С 1912 г. Крестинский работал в редакции большевистской  газеты «Правда». За свою революционную деятельность он неоднократно подвергался арестам, прошел через тюрьмы и ссылки.

Октябрьский переворот застал Крестинского в Екатеринбурге, где он отбывал до Февральской революции ссылку, а затем руководил партийной работой. Крестинский, по поручению ЦК партии большевиков, стал председателем Екатеринбургского военно-революционного комитета и занялся  установлением советской власти на Урале. На VI съезде партии большевиков его заочно избрали членом ЦК.

В начале марта 1918 г. Крестинский входил в Петроградское Бюро ЦК РКП (б), созданное после переезда правительства в Москву.

В августе 1918 г. Крестинский был назначен наркомом финансов РСФСР. В марте 1919 г. его избрали членом Политбюро.

В 1921 г. после Х съезда партии Николай Крестинский не был избран в руководящие органы партии. В это время Николай Крестинский поддерживал Льва Троцкого в развернувшейся дискуссии с Лениным и его сторонниками о роли профсоюзов. Сторонники Троцкого, и среди них Крестинский, потерпели сокрушительное поражение. В ЦК не избрали и других видных сторонников Троцкого - бывших членов Оргбюро и секретарей ЦК Е. А. Преображенского и Л.П. Серебрякова. Троцкий и его сторонники полностью утратили контроль над секретариатом ЦК и, соответственно, партией. Секретарями ЦК и членами Оргбюро были избраны - Вячеслав Молотов, В.М. Михайлов и переметнувшийся на сторону Сталина Е.М. Ярославский. Еще через год Сталина изберут генсеком, а секретарями его сторонников Молотова и Куйбышева. Случившееся сильно ударило по самолюбию и авторитету старого большевика, подорвавшего на подпольной работе свое здоровье. Он  уехал на лечение за границу, где подключился к переговорам с Германией. Правительство большевиков испытывало в это время острую нехватку в профессиональных дипломатах и, вообще, в высокообразованных людях. Поэтому еще во время лечения Крестинскому было предложено занять пост полномочного представителя Советской России в Германии. Но он отказался. Крестинский мотивировал свой отказ тем, что намерен работать после завершения курса лечения на Урале. Тем не менее, его назначили полпредом РСФСР в Германии, и он вынужден был согласиться с решением Политбюро ЦК. На этом поприще Николай Крестинский проводил большую и полезную работу по улучшению взаимоотношений с Германией. Он активно участвовал в подготовке и подписании Рапалльского договора между РСФСР и Германией, в соответствии с которым стороны отказались от взаимных претензий и установили нормальные дипломатические  отношения. Николай Крестинский участвовал также в Генуэзской конференции и международной конференции в Гааге, закрепившие международное признание РСФСР.

Николай Крестинский работал послом в Германии в смутное для нее время. В стране складывалась предреволюционная обстановка, обострению которой содействовал Кремль и управляемый им Коминтерн. В Саксонии и Тюрингии к власти пришли коммунисты. Однако германское правительство не колебалось. Пример Советской России был перед глазами. Оно ввело в этих землях чрезвычайное положение и, в отличие от Временного правительства России, действовало решительно и без промедления. Коммунистические правительства по приказу президента социал-демократа Ф. Эберта были свергнуты войсками. Отношения Германии и России заметно охладели. Но международная изоляция обеих стран подталкивала их к тесному сотрудничеству, особенно, в военной области.

Из Берлина Николай Крестинский внимательно следил за внутрипартийной борьбой в Москве. У него в посольстве в Берлине останавливались видные партийные деятели, в частности, полпред СССР в Италии Л. Б. Каменев (разжалованный Сталиным из членов Политбюро в послы) и полпред СССР во Франции Х.Г. Раковский. Старые большевики подробно обсуждали обстановку в партии и пути борьбы со Сталиным. Прагматичный Николай Крестинский, который в душе был на стороне оппозиции Сталину, полагал, однако, что открытая борьба в сложившейся ситуации с генсеком и его аппаратом уже невозможна. Он полагал, что надо терпеливо выжидать выравнивания соотношения сил. В то же время, Крестинский видел, что многие из его соратников преисполнены решимости продолжать бессмысленную, по его мнению, борьбу со Сталиным и подобранным им Политбюро. Поэтому 27 ноября 1927 г. перед XV съездом он написал Льву Троцкому письмо. В этом письме он осудил методы борьбы Троцкого, приведшие к исключению из партии многих старых большевиков. Этим письмом Крестинский главным образом подстраховывал самого  себя.            

3 декабря сторонники Троцкого, 121 старых большевика, подписали документ, в котором отстаивали право на свободное высказывание своих взглядов. 10 декабря в комиссию съезда поступили еще два письма аналогичного содержания. Управляемый Сталиным съезд исключил из партии 100 наиболее активных членов оппозиции. Ну а Николаю Крестинскому пришлось доказывать свою непричастность к оппозиции. Вот тут и пришлось кстати, то самое, предусмотрительно написанное письмо Троцкому.

21 июля 1930 г. по состоянию здоровья ушел в отставку с поста наркома иностранных дел Г.В. Чичерин, выдвиженец Ленина. На его место был назначен первый заместитель наркома М.М. Литвинов, человек Сталина. В наркомате прошли передвижки, и Николая Крестинского назначили первым заместителем наркома иностранных дел. В соответствии с новым положением он переехал жить в Кремль. В должности первого заместителя наркома иностранных дел Крестинский проработал вплоть до страшного 1937 года, года начала массовых репрессий.

Иосиф Сталин последовательно уничтожал старых большевиков, к числу которых принадлежал и Крестинский. Перед арестом Сталин обычно переводил очередную выбранную крупную жертву на другую работу, чтобы разорвать привычные человеческие связи, дополнительно подавить человека. С Николаем Крестинским генсек встретился лично (как и со многими другими видными старыми большевиками) и предложил перейти работать заместителем наркома юстиции СССР. Сталин спокойно объяснил Крестинскому этот перевод тем, что, дескать, неудобно держать бывшего товарища многих видных оппозиционеров на должности, требовавшей широкого общения с иностранцами.

Крестинского перевели заместителем наркома юстиции под начало наркома Н.В. Крыленко. Последний в это время уже был сильно подавлен диким произволом, творимым сталинским правосудием в судах. Он почти никого не принимал  и понемногу спивался.

Когда 20 мая 1937 г. в кремлевскую квартиру Крестинских пришли работники НКВД, Николай Крестинский был готов к аресту. Он простился с родными спокойно, твердо заявив дочери, что он не виновен.

Николая Крестинского объявили еще до суда врагом народа за идейную связь в прошлом с Троцким. Он проходил по делу так называемого «правотроцкистского блока». Обвинялись 21 человек и среди них - Бухарин, Рыков, Крестинский, Раковский, Бессонов, Гринько, Розенгольц и другие.

На судебном заседании Николай  Крестинский, единственный из подсудимых, отказался от своих предварительных показаний и не признал своей вины. Государственный обвинитель Вышинский построил судебное заседание таким образом, чтобы ответами других подсудимых как можно сильнее опорочить Крестинского. Бывшие товарищи по революционной деятельности Крестинского были полностью сломлены и безропотно подыгрывали Вышинскому. Они обвиняли его в надуманных фантастических преступлениях. Однако Крестинский заявил:

«- Я не признаю себя виновным. Я не троцкист. Я никогда не был участником «правоцентристского блока», о существовании которого я не знал. Я не совершал также ни одного из тех преступлений, которые вменяются лично мне, в частности, я не признаю себя виновным в связях с германской разведкой...».

 Тогда судебное заседание прервали и за сутки нечеловеческими истязаниями в застенках НКВД сломили волю этого мужественного человека. На следующем заседании Крестинский признал себя и врагом народа, и германским шпионом, и троцкистом. Так был окончательно сломлен, раздавлен, осужден и расстрелян еще один член «ленинского» Политбюро. Еще один большевик, сохранявший человеческое достоинство даже в те бесчеловечные времена.

Николай Крестинский был расстрелян в 1938 г. Посмертно реабилитирован.

Жена Крестинского в течение многих лет упорно добивалась реабилитации мужа. Когда же ей, наконец, сообщили по телефону о реабилитации мужа, она скончалась, уронив трубку, от инфаркта.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100