Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Портреты вождей, злодеев и лидеров России ХХ века

20.02.2013

Маршал Жуков.

Маршал Жуков — о генералиссимусе Сталине

Юрий Корчагин

21.11.2009

Юрий Корчагин.

Андрей Сахаров

21.11.2009

Юрий Корчагин

Александр Яковлев

21.11.2009

Юрий Корчагин

Юрий Андропов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Брежнев

21.11.2009

Юрий Корчагин

СОВЕТСКИЕ ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

21.11.2009

Юрий Корчагин

Суслов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Алексей Косыгин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Хрущев

21.11.2009

Юрий Корчагин

КРАСНЫЕ КОМАНДИРЫ

21.11.2009

Юрий Корчагин

СТАЛИНСКИЕ ПАЛАЧИ

21.11.2009

Юрий Корчагин

Вознесенский

21.11.2009

Юрий Корчагин

Булганин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Маленков

21.11.2009

Юрий Корчагин

Микоян

21.11.2009

Юрий Корчагин

Калинин

21.11.2009

Юрий Корчагин

Жданов

21.11.2009

Юрий Корчагин

Эйхе

21.11.2009

Юрий Корчагин

Андрей Андреевич Андреев

Юрий Корчагин21.11.2009

Федор Раскольников

 

Раскольников (наст. фам. Ильин) Федор Федорович (1892-1939), советский партийный и государст. деятель, литератор. С 1918 заместитель наркома по военным и морским делам. Член Реввоенсовета России. В 1919-20 командовал Волжско-Каспийской флотилией. В 1920-21 командующий Балтийским флотом. В 1921-23 полпред в Афганистане. В 1930-38 полпред в Эстонии, Дании, Болгарии. В 1938 был отозван. Остался за рубежом. Автор знаменитого открытого письма о преступлениях Сталина. Умер за рубежом. Объявлен врагом народа, реабилитирован.

 

Федор Ильин родился в сложной семье. Мать его, Антонина Васильевна Ильина, дочь генерал-майора, связала свою судьбу с протодиаконом Федором Александровичем Петровым. Протодиакон уже состоял до этого в браке и не имел права венчаться вторично. Поэтому Федор и его младший брат Александр  официально считались внебрачными детьми.

Отец умер рано, и воспитывала Федора мать.

В восемь лет Федор был отдан в приют принца Ольденбургского, приравненного к реальному училищу. В приюте царили жестокие порядки, и Федор дважды участвовал в ученических забастовках.

В 1909 г. он поступил на экономическое отделение Петербургского политехнического института. В институте он сразу включился в революционное движение. Вскоре он начал и свою литературную работу в легальной газете большевиков «Звезда», а затем в газете «Правда». Свои статьи и заметки он подписывал псевдонимом Раскольников, который и стал его фамилией после революции.

За свои острые статьи Раскольников был арестован и приговорен к трем годам ссылки, но вскоре его амнистировали в связи с празднованием 300-летия дома Романовых.

После окончания института Раскольников не стал работать по инженерной специальности. Он продолжил свою журналистскую деятельность в «Правде» и журнале «Просвещение», где раньше уже печатал большие и серьезные статьи.

В 1914 г. с началом первой мировой войны жизнь Федора Раскольникова круто изменилась. России срочно потребовались грамотные морские офицеры для новых кораблей расширявшегося военного флота. Раскольникова призвали в армию и направили в Отдельные гардемаринские классы. В морских учебных заведениях России давали весьма разностороннюю и глубокую подготовку. Помимо того, Раскольников за время учебы повидал мир. Он дважды участвовал в дальних учебных плаваниях, что весьма расширило его кругозор.

Во время учебы Раскольников продолжил выполнение заданий партии большевиков. После Февральской революции, совпавшей по времени с завершением военно-морской учебы Раскольникова, он пришел в вышедший из подполья Петербургский комитет партии большевиков и включился в его работу. Ему была поручена агитационная работа в армейских частях.

После легализации большевистских газет Федор Раскольников писал статьи для «Правды», а затем возглавил в Кронштадте газету «Голос правды».

В Кронштадте он выдвинулся в лидеры большевистской фракции, стал заместителем председателя Совета.

Кронштадтский Совет в мае 1917 г. неожиданно принял решение о ликвидации должности комиссара Временного правительства, что означало открытое неповиновение властям. Но Временное правительство еще обладало необходимыми силами для подавления локальных восстаний и бунтов. Ленин вызвал к себе Федора Раскольникова, и они договорились об усилении агитации среди моряков. Ленин поручил Раскольникову убедить моряков в необходимости проявления выдержки и тщательной подготовки будущего восстания.

Кронштадтцев все же спровоцировали на преждевременное выступление. Тогда Федор Раскольников, по поручению Ленина, возглавил 4 июля их колонну на демонстрации в Петербурге, придав ей по возможности мирный характер. Через девять дней он был арестован и вышел из тюрьмы лишь за три дня до принятия ЦК партии большевиков решения о вооруженном восстании.

В самом вооруженном захвате власти большевиками ему не пришлось поучаствовать. Все это время он пролежал больной в постели с очень высокой температурой. Он включился в работу Петроградского Совета по военной линии только после завершения октябрьских событий.

Ленин пригласил к себе Раскольникова и поручил ему собрать сильный отряд из кронштадтских моряков для борьбы с войсками Краснова, наступавшими на Петроград. Этот отряд сыграл важную роль в обороне большевистского Петрограда и сохранении большевиками власти в городе и стране.

В 1917 г. Федор Раскольников, мичман российской императорской армии, был назначен правительством большевиков Комиссаром Морского генерального штаба, членом ВЦИКа, заместителем народного комиссара по морским делам.

Весной 1918 г. Раскольников организовал затопление кораблей Черноморского флота, предотвратив их интернирование немцами. Операция была чрезвычайно опасной для его жизни. Он был послан Лениным с чрезвычайным мандатом для выполнения задачи, против которой выступало большинство моряков и офицеров флота. Федор Раскольников сумел переломить настроение моряков, и корабли легли на дно Цемесской бухты.

В июле Федора Раскольникова назначили членом партийно-следственной комиссии на самый тяжелый в этот момент для большевиков Восточный фронт. Раскольников занимался организационной работой по его укреплению и снабжению. Для более успешного проведения армейских операций Федор Раскольников создал и возглавил военную флотилию на Волге.

Федора Раскольникова назначили членом Реввоенсовета Республики и 10 ноября 1918 г. отозвали в Москву для работы по созданию Красного флота. Затем его направили в Петроград для руководства операциями Балтфлота. Здесь он с двумя эсминцами в декабре 1918 г. попал в плен к англичанам. Его обменяли на 19 пленных английских офицеров.

После неудачной операции в Балтийском море Раскольникова назначили командующим Астрахано-Каспийской флотилией. Умелые действия возглавляемой им флотилии помогли большевикам удержать Астрахань и не сдать ее Белой армии.

В 1920 г. Раскольников провел удачные военно-морские операции в Каспийском море. Флот под его командованием вытеснил оттуда англичан и Белую армию, захватив богатые военные трофеи.

В этом же году Федора Раскольникова назначили командующим Балтийским флотом. Но его уже больше привлекала политическая деятельность, в которой он как видный большевик принимал активное участие. Политическая активность, участие во внутрипартийной борьбе мешали его основной работе на посту командующего флотом.

По своим взглядам Федор Раскольников в это время (как и многие другие образованные большевики) был довольно близок к Троцкому. Как член Реввоенсовета он много взаимодействовал с Троцким во время гражданской войны.

В 1921 г. Федора Раскольникова освободили от должности командующего Балтфлотом и направили послом в Афганистан. Далее он работал послом в Эстонии, Дании, Болгарии.

Федор Раскольников и за рубежом продолжил свою литературную деятельность. Он написал несколько книг и множество статей.

В 1938 г. Раскольникова вызвали в Москву. К этому времени уже состоялись политические процессы-фарсы, на которых Сталин расправился с ленинской большевистской элитой. Умный и образованный Федор Раскольников прекрасно понимал происходившее в СССР. Многие его соратники по революционной борьбе уже погибли либо томились в лагерях. И он принял решение не возвращаться в Россию. Он уехал в Париж. Здесь он написал свое знаменитое открытое письмо Иосифу Сталину, ставшее на многие годы одним из самых талантливых обличительных документов сталинскому режиму и лично тирану.

Умер Федор Раскольников 12 сентября 1939 г. в одной из клиник Ниццы.

 

«Федор Раскольников

 

ПИСЬМО СТАЛИНУ

 

     ...Вы сковали страну жутким страхом террора, даже смельчак не может бросить вам в лицо правду...

Вы непогрешимы, как папа! Вы никогда не ошибаетесь!

... С помощью грязных подлогов вы инсценировали судебные процессы, превосходящие вздорностью обвинения знакомые вам по семинарским учебникам процессов ведьм.

Вы сами знаете, что Пятаков не летал в Осло, что  М. Горький умер естественной смертью, и Троцкий не сбрасывал поезда под откос.

Зная, что все ложь, вы поощряете своих клевретов:

- Клевещите, клевещите, от клеветы всегда что-нибудь останется.

... Принципиально расходясь с Троцким, я считаю его честным революционером. Я не верю в его сговор с Гитлером и Гессом...

Вы оболгали, обесчестили и расстреляны многолетних соратников Ленина: Каменева, Зиновьева, Бухарина, Рыкова и др., невиновность которых вам была хорошо известна. Перед смертью вы заставили их каяться в преступлениях, которые они никогда не совершали, и мазать себя грязью с головы до ног...

А где герои Октябрьской революции? Где Бубнов? Где Крыленко? Где Антонов-Овсеенко? Где Дыбенко?

Вы арестовали их, Сталин.

Где старая гвардия? Ее нет в живых. Вы расстреляли ее, Сталин.

Вы растлили и загадили души ваших соратников. Вы заставили идущих за вами с мукой и отвращением шагать по лужам крови вчерашних товарищей и друзей.

В лживой истории партии, написанной под вашим руководством, вы обокрали мертвых, убитых и опозоренных вами людей и присвоили себе их подвиги и заслуги...

С жестокостью садиста вы избиваете кадры, полезные и нужные стране. Они кажутся вам опасными с точки зрения вашей личной диктатуры.

 Накануне войны вы разрушаете Красную армию, любовь и гордость страны, оплот ее мощи. Вы обезглавили Красную Армию и Красный Флот. Вы убили самых талантливых полководцев, воспитанных на опыте мировой и гражданской войн, во главе с блестящим маршалом Тухачевским.

Вы истребили героев гражданской войны, которые преобразовали Красную Армию по последнему слову военной техники и сделали ее непобедимой.

 В момент величайшей военной опасности вы продолжаете истреблять руководителей армии, средний командный состав и младших командиров.

Где маршал Блюхер? Где маршал Егоров?

Вы арестовали их, Сталин...

Вы отняли у колхозных крестьян всякий стимул к работе. Под видом борьбы с "разбазариванием колхозной земли" вы разоряете приусадебные участки, чтобы заставить крестьян работать на колхозных полях. Организатор голода, грубостью и жестокостью неразборчивых методов, отличающих вашу тактику, вы сделали все, чтобы дискредитировать идею коллективизации.

Лицемерно провозглашая интеллигенцию "солью земли", вы лишили минимума внутренней свободы труд писателя, ученого, живописца. Вы зажали искусство в тиски, от которых оно задыхается, чахнет и вымирает...

Вы душите советское искусство, требуя от него придворного лизоблюдства, но оно предпочитает молчать, чтобы не петь вам "осанну". Вы насаждаете псевдоискусство, которое с надоедливым однообразием воспевает вашу пресловутую, набившую оскому "гениальность".  

Бездарные графоманы славословят вас, как полубога, "рожденного от луны и солнца", а вы, как восточный деспот, наслаждаетесь фимиамом грубой лести.

Вы беспощадно истребляете талантливых, но лично вам неугодных русских писателей. Где Борис Пильняк? Где Сергей Третьяков? Где Александр Аросев? Где Михаил Кольцов? Где Тарасов-Родионов? Где Галина Серебрякова, виновная в том, что была женой Сокольникова?

Вы арестовали их, Сталин.

Вслед за Гитлером вы воскресили средневековое сжигание книг.

Я видел своими глазами рассылаемые советским библиотекам огромные списки книг, подлежащих немедленному и безусловному уничтожению. Когда я был полпредом в Болгарии, то в 1937 г. в полученном мною списке обреченной огню запретной литературы я нашел мою книгу исторических воспоминаний "Кронштадт и Питер в 1917 году". Против фамилии многих авторов значилось: "Уничтожить все книги, брошюры и портреты".

Вы лишили советских ученых, особенно в области гуманитарных наук, минимума свободы научной мысли, без которого творческая работа становится невозможной.

Самоуверенные невежды интригами, склоками и травлей не дают работать ученым в университетах, лабораториях и институтах.

Выдающихся русских ученых с мировым именем, академика Ипатьева и Чичибабина, вы на весь мир провозгласили "невозвращенцами", наивно думая их обесславить, но опозорили только себя, доведя до сведения всей страны и мирового общественного мнения постыдный для вашего режима факт, что лучшие ученые бегут из нашего рая, оставляя вам ваши благодеяния: квартиру, автомобиль, карточку на обеды в совнаркомовской столовой.

Вы истребляете талантливых русских ученых.

Где лучший конструктор советских аэропланов Туполев? Вы не пощадили даже его. Вы арестовали Туполева, Сталин!

Нет области, нет уголка, где можно спокойно заниматься любимым делом. Директор театра, замечательный режиссер, выдающийся деятель искусства Всеволод Мейерхольд не занимался политикой. Но вы арестовали Мейерхольда, Сталин.

Зная, что при вашей бедности кадрами особенно ценен каждый культурный и опытный дипломат, вы заманили в Москву и уничтожили одного за другим почти всех советских полпредов. Вы разрушили дотла весь аппарат народного комиссариата иностранных дел.

Уничтожая везде и повсюду золотой фонд страны, ее молодые кадры, вы истребили во цвете лет талантливых и многообещающих дипломатов.

В грозный час военной опасности, когда острие фашизма направлено против Советского Союза, когда борьба за Данциг и война в Китае - лишь подготовка плацдарма для будущей интервенции против СССР, когда главный объект германо-японской агрессии - наша Родина, когда единственная возможность предотвращения войны - открытое вступление Союза Советов в Международный блок демократических  государств, скорейшее заключение военного и политического союза с Англией и Францией, вы колеблетесь, выжидаете и качаетесь, как маятник между двумя "осями".

Во всех расчетах вашей внешней и внутренней политики вы исходите не из любви к Родине, которая вам чужда, а из животного страха потерять личную власть. Ваша беспринципная диктатура, как гнилая колода, лежит поперек дороги нашей страны. "Отец народа", вы предали побежденных испанских революционеров, бросили их на произвол судьбы и предоставили заботу о них другим государствам. Великодушное спасение  жизни не в ваших принципах. Горе побежденным! Они вам больше не нужны.

Еврейских рабочих, интеллигентов, ремесленников, бегущих от фашистского варварства, вы равнодушно предоставили гибели, захлопнув перед ними двери нашей страны, которая на своих огромных просторах может приютить многие тысячи эмигрантов.

Как все советские патриоты, я работал, на многое закрывая глаза. Я слишком долго молчал. Мне было трудно рвать последние связи не с вами, не с вашим обреченным режимом, а с остатками старой ленинской партии, в которой я пробыл без малого 30 лет, а вы разгромили ее в три года. Мне было мучительно больно лишиться моей Родины.

Чем дальше, тем больше интересы вашей личной диктатуры вступают в непрерывный конфликт и с интересами рабочих, крестьян, интеллигенции, с интересами всей страны, над которой вы измываетесь как тиран, добравшийся до единоличной власти.

Ваша социальная база суживается с каждым днем. В судорожных поисках опоры вы лицемерно расточаете комплименты "беспартийным большевикам", создаете одну за другой привилегированные группы, осыпаете их милостями, кормите подачками, но не в состоянии гарантировать новым "калифам на час" не только их привилегии, но даже право на жизнь.

Ваша безумная вакханалия не может продолжаться долго.

Бесконечен список  ваших преступлений. Бесконечен список имен ваших жертв! Нет возможности все перечислить.

Рано или поздно советский народ посадит вас на скамью подсудимых как предателя социализма и революции, главного вредителя, подлинного врага народа, организатора голода и судебных подлогов.

 

                                                                      17 августа 1939 г.»

 

 «Письмо...» Федора Раскольникова - яркий документ человеческой драмы незаурядного человека, всю свою жизнь отдавшего реализации иллюзорной идеи, в которой он не разуверился до последнего своего вздоха.

В 1939 году Федор Раскольников был объявлен изменником. Он был посмертно реабилитирован решением пленумом Верховного суда СССР 10 июля 1963 года. Однако затем Раскольников вновь был объявлен предателем, предан забвению, и его имя вернулось из небытия только в конце 80-х годов.

 

Яндекс цитирования