ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

Сергей Киров

 

Киров (Костриков) Сергей Миронович (1886-1934), видный советский партийный и государственный деятель. Член партии большевиков с 1904 . Участник трех революций и гражданской войны. Руководил установлением Советской власти на Кавказе. С 1921 секретарь ЦК КП Азербайджана. С 1926  1-й секретарь Ленинградского губкома (обкома) партии и Северо-Западного бюро ЦК ВКП(б). Одновременно с 1934  секретарь ЦК ВКП(б). Член ЦК партии с 1923  (кандидат с 1921). Член Политбюро ЦК с 1930  (кандидат с 1926). Член ЦИК, президиума ЦИК СССР.

 

Сергей Миронович Киров (наст. фам. Костриков) родился в 1886 году в г. Уржуме Вятской губернии в семье русского мещанина. В 1904 году он окончил Казанское механико-техническое училище, и переехал в г. Томск, где работал чертежником в городской управе. В Томске Киров и включился в революционную деятельность. В 1905 г. он был избран членом Томского комитета РСДРП. За подпольную работу в Сибири Киров неоднократно подвергался преследования властей, сидел в тюрьмах. Пришлось перебираться на Северный Кавказ, где его революционная деятельность и стала наиболее заметной для истории. Он устанавливал советскую власть на Северном Кавказе в 1918-20 годах, а в 1917 году участвовал в большевистском перевороте в Петрограде. Во время гражданской войны Киров был одним из руководителей обороны Астрахани, состоял членом РВС ряда армий и Южной группы войск Красной Армии.

В 1920 году ЦК партии большевиков направил Кирова полпредом РСФСР в независимую Грузию, руководимую социал-демократами-меньшевиками. Дни независимости Грузии были сочтены. Вскоре она была насильственно включена в состав РСФСР (СССР), а проросшие ростки свободы в республике были уничтожены. В 1921-25 годах, будучи секретарем ЦК КП Азербайджана, Сергей Киров утверждал советскую власть в этой республике. Работая на Кавказе, Сергей Киров близко сошелся с Григорием Орджоникидзе.

Сергей Киров принадлежит к немногим видным большевикам, оставившим за собой после своей трагической гибели доброе имя.

Вошел Киров в партийную элиту в 1926 г., став после июльского Пленума кандидатом в члены Политбюро. Сталин завершал разгром «троцкистско-зиновьевского блока» и заполнял вакансии своими людьми. На этом Пленуме был выведен из состава Политбюро Григорий Зиновьев, переведен из членов в кандидаты Лев Каменев. Спустя несколько месяцев Каменев и Троцкий были выведены из Политбюро, и Сталин закрепил свою полную победу над соперниками в борьбе за власть, за лидерство в партии.

Сергея Кирова генсек Сталин определил в Ленинград секретарем губкома. Он занял место одного из главных противников Сталина - Григория Зиновьева. Киров по заданию генсека «основательно» вычистил город от «оппозиционеров». Ленинградская партийная организация до Кирова являла собой последний очаг сопротивления сталинскому всесилию в партии и поддерживала оппозицию.

Сталин внешне всегда хорошо относился к простоватому и исполнительному «русскому мужику» Сергею Кирову. Он постепенно «делал» из Кирова одного из вождей партии. Киров был убежденным большевиком с типично догматическим мышлением, характерным для выходцев из низов. В отличие от Сталина и других членов этого состава Политбюро, Сергей Киров был блестящим оратором, трибуном. Помогала ему и харизматическая русская внешность. Киров довольно быстро, благодаря прессе, своим выступлениям на митингах и по радио стал популярным партийным вождем. Для этого ему не понадобился даже выход на общероссийскую политическую арену. Сам из рабочих, Киров постоянно посещал заводы, беседовал с рабочими, с народом на улицах. Это дополнительно придавало ему ореол своего «рабочего парня», народного вождя.

Со временем Сергей Киров становился все более самостоятельным в своих действиях и решениях. Он энергично руководил хозяйственной жизнью Ленинграда. Крепко держал бразды правления городом в своих руках. Руководители предприятий города и области в большей мере выполняли его указания и решения, нежели своих ведомств и наркоматов. На этой почве у Кирова происходили неизбежные стычки с членами Политбюро: со своим близким товарищем, наркомом тяжелой промышленности Орджоникидзе, с наркомом обороны Ворошиловым, с наркомом торговли Микояном. В Ленинград под крыло Кирова потянулись ведущие специалисты и управленцы страны. Сталина раздражала обозначившаяся независимость Сергея Кирова. Еще в большей степени генсека беспокоила его растущая популярность в партии и народе.

Сергей Киров осознавал свою растущую силу, свою популярность. На Политбюро он решительно отстаивал интересы Ленинграда. Он все в меньшей степени оглядывался на Сталина. Киров ощущал настрой членов Политбюро против себя, скрытое недовольство Сталина. Поэтому он старался пореже приезжать в Москву на заседания Политбюро. Киров считал это пустой тратой времени.

Сергей Киров относился к умеренным большевикам, препятствовавшим началу массовых репрессий. Киров своим влиянием в партии и лично на Сталина при поддержке близких к нему Орджоникидзе и Куйбышева сдерживал при своей жизни разгул сталинских репрессий. Приведем один характерный пример. Старый большевик Мартемьян Рютин был одним из немногих, кто смело выступил еще в 1932 г. против Сталина. Он обратился с письмом к членам партии, в котором резко и правдиво обличал создаваемый и почти уже завершенный сталинский тоталитарный режим. Опытный подпольщик, он попытался создать и нелегальную организацию для борьбы с режимом, но она провалилась. Сталин потребовал на заседании Политбюро расстрела Рютина. Только твердое несогласие Кирова, хорошо лично знавшего старого большевика, спасло последнему жизнь. Рютин получил пока десять лет тюрьмы. Мстительный и злопамятный Сталин не забыл Рютина. В период массовых репрессий тот был привезен из лагерей и расстрелян в 1938 г. Защищал Сергей Киров от репрессий и некоторых ленинградских большевиков. Однако, «защита» эта носила ограниченный характер. Того же Рютина все-таки осудили за правдивое слово. И Киров высказался лишь против его расстрела, но не против его заключения на длительный срок в тюремную камеру. И длинные списки подлежавших аресту старых большевиков он подписывал. Киров вмешивался в судьбу лишь некоторых из них. Сергей Киров был человеком сталинской тоталитарной Системы и выступал лишь против ее крайностей.

 Трагический для Кирова 1934 год начался XVII съездом партии. К этому времени он уже пользовался высокой популярностью в партии, пожалуй, не уступавшей популярности генерального секретаря Сталина. Были, пожалуй, и не менее популярные в народе члены Политбюро - Молотов, Ворошилов, Калинин. Но все они из-за своей близости к Сталину пользовались меньшим авторитетом у старых большевиков и высших военачальников (особенно Ворошилов).

Авторитет Сергея Кирова был столь высок, что на XVII съезде партии его появление в Президиуме делегаты встретили самыми бурными и продолжительным аплодисментами. Даже Генеральному секретарю Сталину досталось поменьше «бурных и продолжительных» аплодисментов. Более того, против избрания Кирова в ЦК было подано всего лишь 6 голосов из 1059 (по другим источникам - 4 голоса). Гораздо меньше голосов, чем против Сталина (292). Это уже серьезно задевало самолюбие и авторитет Иосифа Сталина. По его требованию результаты голосования на съезде были сфальсифицированы. 286 из 292 бюллетеней «против» Сталина  было изъято (по другим источникам бюллетеней «против» было оставлено 3). Только таким жульническим способом Сталин сравнялся (сделал меньше головов «против») по голосам «против» с Кировым. Для сокрытия тайны фальсификации из 63 членов счетной комиссии 60 было расстреляно, а оставшиеся трое репрессированы. Тайну фальсификации с большим трудом раскрыла комиссия по проверке дел репрессированных при Сталине, соданная после ХХ съезда в 1956 году. По воспоминаниям члена комиссии О.Г. Шатуновской удалось разыскать единственного живого свидетеля фальсификации - заместителя председателя счетной комиссии Верховых. Он и рассказал в Комитете партийного контроля историю фальсификации результатов голосования на XVII съезде.

Н.С. Хрущев в своих мемуарах писал, что к Кирову на съезде подошел старый большевик Шеболдаев. От группы старых большевиков (Эйхе, Косиор, Шеболдаев и другие) он предложил вернуться к исполнению завещания Ленина, т.е. передвинуть Сталина на другое место с поста генерального секретаря. Шеболдаев от имени старых большевиков, поддержанных высшими военными во главе с Михаилом Тухачевским, сообщил Кирову, что они хотели бы видеть его генсеком. Киров категорически отказался от этого предложения. Более того, недальновидный Сергей Киров в соответствии с канонами партийной дисциплины, как он их понимал, сходил к Сталину и раñсказал ему о состоявшемся разговоре с Шеболдаевым. Сталин якобы поблагодарил Кирова: «Спасибо. Я тебе этого не забуду».

По другой версии, основанной на воспоминаниях сестры жены Кирова С.М. Маркус, разговора Кирова и Сталина на съезде вовсе не было. Сталин по этой версии якобы вызвал Кирова из Ленинграда в Москву уже после окончания съезда и его отъезда в город на Неве. По этой версии тогда и состоялся откровенный разговор о сделанном Кирову на съезде предложении. И Киров якобы в этом разговоре резко критиковал некоторые действия Сталина и по возвращению сказал, что дни его сочтены. (Александр Лаврин. Хроника Харона. Энциклопедия смерти. М. «Московский рабочий». 1993 г.)

Однако вторая версия малоправдоподобна. Основные события происходили на съезде и Сталин не мог оставить пока только словесную «разборку» с опасным для себя Кировым на последующее время.

Киров на съезде был избран секретарем ЦК, оставшись одновременно и секретарем Ленинградского обкома. Он вырастал в серьезного соперника Иосифу Сталину. При промедлении Сталина и желании самого Кирова последний, безусловно, нашел бы себе поддержку и в ЦК, и в партии.

Некоторые историки считают Кирова другом Сталина. Но у Сталина не было и не могло быть друзей. Черствый и бездушный, он нуждался только в исполнительных сатрапах, в жестоких опричниках и угодливых слугах. Неутолимая жажда власти Сталина, по мнению многих современников, была главной чертой его характера. Киров перестал быть ему нужен. Он становился препятствием на пути к тоталитарной власти, к культовому почитанию «вождя всех времен и народов».

Сталин решил отозвать Кирова в Москву в качестве секретаря ЦК. Он предложил ему работу в Оргбюро ЦК, в самом своем логове. В этом случае ему было бы проще «укоротить» Кирова, лишить его самостоятельности. Собственно, это было фактическое понижение. Сталин стремился лишить Кирова фундамента в виде Ленинграда. Но Киров не торопился перебираться в Москву под недремлющее око генсека и его НКВД. Он использовал для этого любые предлоги. Еще не наступило время абсолютной культовой власти Сталина, и генсеку не просто было заставить непокорного Кирова подчиниться его решению. Киров был слишком популярен в ЦК, в партии, в народе. И, по основной версии многих историков, Сталин принял решение «убрать» Кирова. С этой целью он хотел через Ягоду направить в Ленинград начальником управления НКВД преданного ему Евдокимова взамен Филиппа Медведя, близкого к Сергею Кирову. Киров решительно воспротивился этой замене. Тогда Сталин и Ягода решили действовать через И.В. Запорожца, заместителя Медведя.

1 декабря 1934 г. Сергей Киров был убит непосредственно в своей резиденции в Смольном Л.В. Николаевым, бывшим мелким служащим, членом партии большевиков.

Существуют две основные версии, почему был убит Киров.

1. Убийство было обусловлено личной местью Николаева.

2. Убийство было подготовлено и совершено по указанию Сталина.

Николаев, действительно, был неудачником, обиженным на весь мир и собственную партию. С апреля 1934 до дня покушения он нигде не работал, а до этого за 15 лет сменил 11 мест работы. Служил он всю предыдущую жизнь мелким чиновником в партийных и комсомольских организациях. Последнее его место работы - партархив. Выборгский райком партии предлагал ему различные мелкие должности, но Николаев отказывался от них, считая, что способен на большее. Он дважды пытался поговорить с Кировым, часами поджидая его у служебного автомобиля. В декабре 1990 года пленум Верховного суда СССР решил, что убийство Кирова было задумано и совершено только одним Николаевым. Но следует помнить, что до этого официальной советской версией убийства Кирова была версия о широком зиновьевско-троцкистском заговоре, целью которого было убийство Кирова.

Некоторые общие аргументы в пользу второй версии мы уже привели выше. В пользу версии о причастности Сталина к убийству Кирова говорит и сам почерк свершения преступления и последовавшего уничтожения всех улик и свидетелей. Все свидетели преступления, и прямые, и косвенные, включая руководителей ленинградского НКВД, наркомов Ягоду и Ежова, были уничтожены. А это был фирменный почерк «работы» Сталина и его сменных подручных. Прямых доказательств существования указания Сталина об убийстве Кирова, однако, не осталось. Тем не менее, Н.С. Хрущев на ХХ съезде КПСС прямо заявил, что убийство Кирова было организовано наркомом внутренних дел Ягодой по личному поручению Сталина.

Сталин лично приехал в Ленинград и допросил Николаева. Обращает на себя внимание тот факт, что приехал он в Ленинград уже с готовым планом поиска «истинных» организаторов убийства Кирова. Он прибыл с готовым решением, кого «назначить» организаторами этого убийства. Какое там расследование! Какая там презумпция невиновности! Сталин сходу назвал Николаева «зиновьевцем», определив направление работы органов НКВД. Вскоре он вызвал к себе Ежова и прямо поручил

Член партии большевиков Николаев был человеком с психическими отклонениями. Он был обижен на власть и искал встречи с Кировым, чтобы «найти справедливость». Он часто болтался возле Смольного, поджидая Кирова. Сохранились его записи, в которых он в порыве отчаяния писал о желании кого-то убить из высоких начальников. Упомянул он и Кирова в качестве возможной жертвы. Эти дневники были получены через агента НКВД Запорожцем, и план убийства Кирова составился в расчете на Николаева.

Через специального сотрудника НКВД Николаев был психологически тонко подведен к мысли о необходимости убить Кирова и отомстить тем самым всей партии в целом, оставившей его без средств к существованию.

Во время первой неудачной попытки покушения Николаев с портфелем в руках прошел в Смольный, но был возвращен охранником на проходную для проверки портфеля. В нем был обнаружен заряженный револьвер и записная книжка. Николаева  арестовали, однако по приказу Запорожца освободили, вернули ему револьвер и записную книжку.

Вечером 1 декабря Николаев с тем же портфелем и тем же его содержимым по партбилету (согласно версии сбежавшего за рубеж бывшего генерала НКВД Александра Орлова - по пропуску) прошел в здание Смольного. Он поднялся на третий этаж и там поджидал Кирова. Много странностей произошло и с охраной Кирова, вдруг нарушившей все инструкции.  По версии Александра Орлова, охранник Борисов якобы специально вызвал Кирова с заседания бюро к прямому с Кремлем проводу. Во время следования Кирова в рабочий кабинет Борисов, в нарушение инструкции, намного отстал (у него якобы попросили прикурить). Оказался без охраны и обычно всегда охраняемый спецподъезд, которым пользовался только Киров. Все странным (скорее специальным) образом сложилось так, что Киров в момент покушения оказался один на один с убийцей. Застрелив Кирова, Николаев выстрелил и в себя, но ранение оказалось легким.

На другой же день грузовой (?!) автомобиль, в котором Борисова везли на допрос, якобы ударился бортом о стену дома, и охранник-свидетель (или соучастник) погиб. Во времена Хрущева разыскали оставшегося в живых шофера Кузина (единственного живого свидетеля) этой грузовой автомашины. Он дал показания, что на одном из поворотов сидевший рядом чекист вырвал у него руль и направил машину на угол дома. Шофер, однако, сумел все-таки удержать руль, выправил автомобиль и лишь помял крыло. Наверху он услышал какой-то стук. Затем официально объявили, что Борисов погиб в результате автомобильной аварии. Более вероятно, по показаниям шофера, что его убили в кузове чем-то тяжелым.

Сталин после смерти Кирова немедленно приехал в Ленинград, и сам провел первые допросы. Николаев оказался вовсе не слабым неврастеником, а бесстрашным фанатиком. До приезда Сталина его попытался сломить Запорожец. Но Николаев едва не убил его табуреткой. На вопрос Сталина, где он взял револьвер, Николаев, по свидетельству Орлова, дерзко ответил: «Спросите у Запорожца!». Сталин немедленно прекратил допрос.

Руководители ленинградского НКВД временно отделались, на удивление, мягкими наказаниями, хотя по приезду в Ленинград Сталин даже ударил в гневе по лицу начальника Ленинградского НКВД Ф.Д. Медведя. По свидетельству бывшего генерала НКВД Орлова, руководители Ленинградского управления НКВД Медведь и Запорожец не были посажены в тюрьму или отправлены в лагеря. Они были назначены на руководящие посты в тресте «Лензолото», хотя и были приговорены к 2-3 годам тюремного заключения. Однако в 1937 г. все ведущие работники Ленинградского НКВД этого периода, т.е. вероятные прямые или косвенные свидетели организации убийства Кирова, были расстреляны. Были расстреляны и главные организаторы убийства - Ягода и Ежов.

Еще будучи в Ленинграде, Сталин дал указание НКВД искать преступников среди бывших сторонников Зиновьева. Логика его была довольно прозрачна. Киров сменил в Ленинграде Зиновьева, значит, тот должен был ненавидеть Кирова и пытаться его убить. К тому же, Сталин искал повод для окончательной расправы с бывшими вождями партии Зиновьевым и Каменевым. Это указание он повторил и Ежову в Москве. Запорожец попытался заставить Николаева дать показания против Зиновьева и Каменева. Но тот оказался крепким орешком, и его пришлось расстрелять. НКВД выполнило заказ Сталина. Вместе с Николаевым были осуждены 13 человек, включая бывших комсомольских руководителей Ленинграда. Из них и выбили показания против Зиновьева и Каменева. Все они были посмертно реабилитированы. Затем по обвинению в подготовке и руководстве убийством Кирова были арестованы, огульно обвинены и осуждены Зиновьев и Каменев.

Сталин использовал убийство Кирова для развязывания массовых репрессий. 1 декабря1934 г. (в день убийства Кирова!) был введен закон о порядке рассмотрения дел о терроризме:

1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней.

2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела.

3. Дела слушать без участия сторон.

4. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать.

5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение по вынесении приговора.

Атмосфера ненависти и злобы, страха и ужаса в стране была создана. И Иосиф Сталин со своими сатрапами планомерно приступил к физическому уничтожению всех своих бывших идейных противников, потенциальных соперников и просто недоброжелателей. По этому донельзя упрощенному закону о судопроизводстве были осуждены многие большевики.  Закон был отменен только в 1956 г. В частности, по нему в 1953 г. был осужден и расстрелян Лаврентий Берия.

После убийства Кирова советская пропаганда, по указанию Сталина, создала из Сергея Кирова образ идеального честного коммуниста, светлый образ вождя партии и народа. Трагическая смерть Кирова способствовала этому. Сталин с помощью своего партийного аппарата и советской пропаганды делал народными героями и народными вождями либо мертвых (Щорс, Чапаев, Котовский, Фрунзе, Киров, Куйбышев), либо абсолютно преданных ему и недалеких людей (Ворошилов, Буденный). Общественность страны была потрясена убийством Кирова. Часть ее негодовала и требовала расстрела всех «врагов народа». Другая, более сведущая часть, была растеряна и напугана в ожидании массового сталинского террора.

 

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100