ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

Маленков

 

Маленков Георгий Максимилианович (1902-1988), советский политический и государственный деятель. В 1939-46 и 1948-53 секретарь ЦК КПСС. В 1946-53 и 1955-57 зам. председателя, а в 1953-55 председатель СМ СССР, одновременно в 1955-57 министр электростанций СССР. В 1957-61 на хозяйственной работе.

Член ЦК КПСС в 1939-57 , член Политбюро (Президиума) ЦК  в  1946-57  (канд.  в  1941-46).

 

Маленков Георгий Максимилианович родился в 1902 году в г. Оренбурге в семье служащего, русский. В гражданскую войну вступил добровольцем в Красную Армию, служил политработником. В партию большевиков вступил в 1921 году. В 1921-25 годах учился в Московском высшем техническом училище, но не окончил его.

Маленков был одним из прямых выдвиженцев Сталина, прошедший «черновую» школу его личного секретариата (1925-30 гг.). Маленков начал работать со Сталиным, заменив Бориса Бажанова, на должности протокольного секретаря Политбюро. Одновременно он работал заместителем Поскребышева  по заведованию Особым сектором. После ухода на повышение Ежова он занял должность зав. сектором кадров секретариата ЦК, продолжив составлять списки недругов Сталина.

Маленков, получив основательное сталинское воспитание, понемногу стал одним из самых активных деятелей ЦК. В награду за свое рвение он был назначен начальником  орготдела (1934-39 гг.). На XVIII съезде партии Маленкова избрали членом ЦК, на Пленуме - секретарем ЦК (с 1939 г.), членом Оргбюро, назначили начальником Управления кадрами ЦК ВКП(б). В 1941 г. он был избран кандидатом в члены Политбюро.

Маленков рьяно принялся за избиение видных партийных и хозяйственных работников еще под патронажем Ежова. Он участвовал в очередной «чистке» партии. Сопровождал «Кольку Кровавого» в регионы. Пришло время и Н.И. Ежова арестовали как раз в кабинете Георгия Маленкова.

Во время войны Маленков вошел в ГКО, в первые годы выполнял на фронтах различные поручения Сталина. Затем в основном занимался военной авиационной промышленностью, где принес наибольшую пользу.

После войны Сталин продолжил репрессии, и Маленков стал, пожалуй, самым видным их участником со стороны ЦК и Политбюро. В частности, он приложил руку к гонениям Маршала Георгия Жукова.

В 1945-46 гг. Маленков переусердствовал и вступил в конфликт с А.А. Ждановым, на место и роль которого метил (3-й человек в государстве после Сталина и Молотова). Жданов в это время окружил себя в Ленинграде профессионально грамотными людьми (Н.А. Вознесенский, А.Н. Косыгин, А.А. Кузнецов). Если в области идеологии Жданов неукоснительно проводил линию Сталина, то в вопросах развития экономики допускал некоторые изменения: в частности, ускоренное развитие легкой и пищевой промышленности и снижение инвестиций в тяжелую промышленность. Маленкову показалось, что Сталин твердо стоит за продолжение прежней политики и будет на его стороне. Но он ошибся. В вопросе о вывозе в СССР немецких средств производства, Сталин поддержал Жданова и его группу, считавших, что выгоднее сохранить немецкую промышленность и организовать на ее основе выпуск товаров для СССР. А тут еще арестовали А.А. Новикова и А.И. Шахурина, руководителей авиационной промышленности, которую курировал Маленков. В итоге он был выведен из секретариата ЦК и отправлен в Ташкент.

«Рассчитался» с ленинградцами Маленков после смерти Жданова в августе 1948 г. Сталин вернул его в Москву и в состав секретариата. Обычно члены Политбюро и секретари ЦК партии, следуя примеру своего вождя, при проведении массовых репрессий держались в тени. На передний план были выдвинуты руководители НКВД и Госбезопасности. Высшие партийные функционеры не принимали непосредственного участия в следственных действиях. Не таков был Георгий Маленков, сгораемый желанием отомстить ленинградцам. Маленков, согласно сведениям, приведенным в книге Серго Берии, был единственным партийным аппаратчиком, который сам занимался арестами и допросами. Надо заметить, что Серго Берия, вероятно, в отместку за расстрел своего отца, которого он всячески защищает, представил Маленкова в очень неприглядном виде. По приведенным им документам и свидетельствам, Маленков был, пожалуй, самым активным партийным палачом в это время, не считая самого Сталина, хотя, разумеется, первенство с ним в этом качестве могут оспорить многие члены сталинского Политбюро: Берия, Молотов, Каганович, Жданов, Ворошилов.

Серго Берия привел следующую выдержку из статьи в журнале «Советская милиция» за 1990 год.

«Г.М. Маленков, будучи секретарем Центрального Комитета партии, лично в 1950 году занялся организацией в Москве «особой тюрьмы» для ведения в ней следственных политических дел. К делу организации «особой тюрьмы» были привлечены работники отдела административных органов ЦК КПСС, а затем для следственной работы были привлечены работники КПК при ЦК КПСС. О ходе организации «особой тюрьмы» и ее деятельности докладывали непосредственно Маленкову. В тюрьме был установлен правительственный телефон-вертушка. Тюрьма рассчитана на 30-40 человек, с особыми условиями режима, ускоренной оборачиваемостью. В ней было 35 кабинетов для следователей, спецохраны и спецследователей во главе с начальником тюрьмы Клейменовым, которого инструктировал лично Маленков.  Осуществлял шефство и наблюдение за тюрьмой Серов, бывший тогда заместителем министра внутренних дел.

Были случаи, по выходу из кабинета Маленкова, в здании ЦК КПСС арестовывались руководящие работники. Например, бывший секретарь ЦК КПСС А.А. Кузнецов, бывший Председатель Совета Министров РСФС М.И. Родионов, бывший секретарь Ленинградского обкома партии П.С. Попков и другие - все они арестованы в приемной Маленкова и отправлены в «особую тюрьму», где подвергались пыткам, истязаниям, а затем физически уничтожались.

Допросы политзаключенных производились не только в тюрьме, но и часто политзаключенных доставляли из «особой тюрьмы» в спецмашинах в здание ЦК КПСС, как правило, к 12 часам ночи, где Маленков допрашивал их поодиночке».

Это свидетельство, подтвержденное в книге Серго Берии другими источниками, говорит о том, что партийный аппаратчик Маленков пошел дальше своих учителей - Сталина, Кагановича и Жданова. Он сам принимал участие в допросах и истязаниях людей.

Маленков «организовал» и раздул сфабрикованное «ленинградское дело» в 1949-52 гг., по которому было репрессировано  более  200 человек.

Маленков не имел никакой специальности и был типичным партийным аппаратчиком - «мастером на все руки», работал «по зову сердца и воле партии». Он был чистым продуктом сталинской Системы и чувствовал себя в ней, как рыба в воде. На примере своих старших товарищей он понял, что совестливость, честность, порядочность, жалость есть категории, излишние для руководителя-коммуниста. Он быстро «мужал» на уроках Сталина, Молотова, Кагановича, Ежова и вырос в крупнейшего партийного интригана, умевшего превосходно держать нос по ветру.

Сталин в 1945 г. убрал Берию с поста наркома НКВД. Он назначил наркомом Сергея Круглова и отдал этот наркомат после смерти Жданова под кураторство Маленкова. В 1946 г., вероятно, не доверяя уже в полной мере Берии, подзадержавшемуся в репрессивных органах, Сталин через Политбюро сменил министра госбезопасности. Он сменил  «человека Берии» Меркулова на «выдвиженца Жданова» Абакумова  и  подчинил  последнего  непосредственно  себе.

Сталин начинал опасаться деятельного, умного и хваткого Берию. Люди типа Жданова и Маленкова были чистыми аппаратчиками. Они не умели ничего делать конкретного и всецело зависели от воли Сталина, как, впрочем, зависел от нее и Берия. Но Берия уже показал себя сильным организатором и руководителем, и Сталин знал ему истинную цену. Под его руководством была создана и взорвана в 1949 г. первая атомная советская бомба. Сталин лично поручил Берии руководство этим проектом и постоянно следил за его ходом. Люди Берии сумели завербовать американских специалистов и получили секретные сведения, которые значительно ускорили создание советской атомной бомбы.

Впрочем, Маленков и Берия были личными друзьями, дружили семьями. Уж очень многое объединяло этих двух сталинских палачей, которых боялись даже члены Политбюро. После смерти Сталина они быстро договорились о разделе должностей и сфер влияния.

Но основную «работу» по выдвижению Георгия Маленкова в свои приемники выполнил Сталин. На XIX съезде партии в октябре 1952 года генсек поручил Маленкову сделать отчетный доклад. Сталин ввел его в узкое (сталинское) Бюро Президиума ЦК, в которое вошли еще сам генсек, Хрущев, Булганин и Берия. Опираясь на новую «поросль» партийных вождей Сталин намеривался уничтожить своих старых и верных «оруженосцев»: Молотова, Кагановича, Ворошилова, Микояна. И он показал всем, что его наследник - Георгий Маленков.

После смерти Сталина в результате переговоров и с согласия других членов Президиума ЦК КПСС Маленков и Берия заняли самые влиятельные посты. Маленков стал Председателем Совета Министров СССР, а Берия занял два важнейших правительственных поста - Первого заместителя Председателя Совета Министров и Министра внутренних дел, включившего в себя по требованию Берии министерство госбезопасности. Под началом Берии оказались войска МВД численностью более миллиона человек. Это была реальная власть, к которой Берия рвался всю свою сознательную жизнь.

Ворошилов был назначен Председателем Президиума Верховного Совета СССР, а бывший  Председатель Шверник остался членом Президиума. Первыми заместителями Председателя СМ стали Берия, Молотов,  Каганович и Булганин.

Вся сталинская когорта палачей, казалось, прочно и надолго захватила власть после смерти своего хозяина.

Однако первым секретарем ЦК стал Н.С. Хрущев. И это обстоятельство недооценили ближайшие приближенные Сталина. В сталинском Политбюро и ЦК Хрущев играл второстепенную роль. Полагали, что таковую он и будет продолжать играть впредь. Оказалось, что создатели сталинской Системы не понимали ее сути, не понимали, что тот, кто владеет партийным аппаратом, тот владеет и страной.

Членами Президиума ЦК (Политбюро) стали Маленков, Берия, Молотов, Ворошилов, Хрущев, Булганин, Каганович, Микоян, Сабуров, Первухин. Кандидатами - Шверник, Пономаренко, Мельников, Багиров.

Список членов Президиума приведен так, как он приведен в решениях Пленума ЦК. Члены Политбюро расставлены в нем в соответствии с табелем о рангах. Пока этот список возглавили (и составили) Маленков и Берия. Маленков занял пост Сталина. Он и шел первым в списке.

Энергичный Хрущев развернул бурную деятельность по устранению Берии. Последний, по-существу, мог в ближайшие месяцы стать новым диктатором. Единственной силой, способной остановить Берию, была армия.

Маршал Жуков и многие другие высшие военачальники ненавидели Берию и вообще НКВД. Хрущев знал о настроениях среди высших командиров и понимал, что это его единственный шанс выиграть схватку за власть.

Берию боялись и потому не любили все члены Политбюро, за исключением, пожалуй, его друга, Маленкова. Председателя Совмина пришлось долго уговаривать, пока тот ни согласился на арест Берии.

В августе 1953 г. на сессии Верховного Совета СССР Г.М. Маленков обнародовал здравое предложение об изменении пропорций развития народного хозяйства в сторону увеличения производства товаров потребления перед производством средств производства. Заговорил он и об экономическом стимулировании. Политбюро, однако, не поддержало «инициативы» Маленкова. Более того, впоследствии он был обвинен в «немарксистском подходе» в экономике. Напомним, что эти предложения были разработаны расстрелянными Вознесенским и его коллегами и против его воплощения в 1946 году выступал никто иной, как Георгий Маленков. Он же сфальсифицировал «ленинградское дело». Подобная флюгерность в экономических взглядах свидетельствует об отсутствии таковых и конъюктурном подходе к важнейшим проблемам.

После ареста и расстрела Берии Никита Хрущев выдержал некоторую паузу, а затем вновь ринулся в борьбу с монолитной сталинской группой в Президиуме ЦК КПСС, возглавляемой Молотовым и Маленковым.  Толкало его на эту борьбу и неприятие его лично верными «сталинцами». Хрущеву удалось после длительной борьбы сместить Маленкова с поста председателя Совмина в 1955 году. Приведенные выше новые предложения и были поставлены ему в вину. Он был назначен министром электростанций и заместителем председателя Совмина. Председателем Совмина стал Булганин, тоже сторонник сталинцев. Поэтому успех Хрущева был пока относительным. Молотов, Ворошилов, Маленков, Каганович по-прежнему видели его лишь исполнителем своих решений, а не партийным лидером. Хрущева такое положение не устраивало, и он пошел на решительный шаг:  предложил огласить часть преступлений сталинского режима и развенчать культ личности Сталина.

Верные соратники Сталина, ревностные организаторы и исполнители массовых репрессий не могли согласиться с обнародованием своих преступных дел.

По предложению Молотова, Кагановича, Маленкова на заседании Президиума  партии в 1957 г. было принято поспешное решение об освобождении Хрущева с поста первого секретаря и переводе его на работу министром сельского хозяйства.  Лишь Микоян поддержал на том заседании Хрущева. Спасло положение Хрущева то обстоятельство, что решение принималось неполным составом Президиума.

Хрущев и Микоян развернули энергичную работу среди отсутствовавших членов президиума. В результате этой борьбы на Пленум вынесли два мнения членов Президиума, а не одно общее. И группа Маленкова-Молотова не получила поддержки на Пленуме. Она была объявлена антипартийной группой.

Маленков навсегда выпал из правящей партийной обоймы и был направлен на второстепенную работу - директором ГЭС в Усть-Каменогорске, затем директором ТЭЦ в Экибастузе. В 1961 году был отправлен на пенсию и исключен из КПСС.

Незадолго до своей смерти Маленков попытался отомстить Хрущеву и передал Юрию Андропову документы об участии Хрущева в массовых репрессиях на Украине. И этот предсмертный поступок свидетельствует лишь о полном нравственном разложении Маленкова, как и многих других представителей партийной элиты. Маленков так и не понял, что именно Хрущеву, остановившему маховик сталинских репрессий, он обязан своей долгой и благополучной жизнью. Умер Маленков в 1988 году.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100