ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

Алексей Косыгин

 

Косыгин Алексей Николаевич (1904-80), государственный деятель. Член КПСС с 1927. В 1939-40 нарком текстильной промышленности СССР. В 1940-53, 1953-56, 1957-60 заместитель председателя СНК-СМ СССР, одновременно в 1941-42 зам. председателя Совета по эвакуации. В 1943-46 председатель СНК РСФСР. В 1948 министр финансов, в 1949-53 министр легкой промышленности, в 1953-54 министр товаров широкого потребления СССР. В 1956-57 1-й зам. председателя Госэкономкомиссии. В 1957 1-й зам председателя Госплана, в  1959-60  председатель Госплана СССР. В 1960-64 1-й зам. председателя СМ СССР. В 1964-80 председатель СМ СССР. Член ЦК КПСС с 1939. Член Политбюро (Президиума) ЦК КПСС в 1948-52 и в 1960-80 (кандидат в 1946-48, 1952-53, 1957-60). Депутат ВС СССР с 1946.

 

Косыгин Алексей Николаевич родился в 1904 г. в Петербурге в рабочей семье, русский. В 15 лет пошел добровольцем в Красную Армию, в которой прослужил до 1921 года. Затем окончил кооперативный техникум и работал в системе потребкооперации Сибири. В 1935 году Алексей Косыгин окончил Ленинградский текстильный институт. После окончания института работал  мастером, затем начальником цеха фабрики им. А.И. Желябова в Ленинграде, директором прядильно-ткацкой фабрики.

В 1938 году (снова год массовых репрессий) Косыгина назначили зав.отделом Ленинградского обкома ВКП(б), затем председателем Ленгорсовета. В 1939 году Алексея Косыгина перевели в опустевшую от специалистов Москву и назначили наркомом текстильной промышленности. Через год Косыгин уже заместитель Председателя СНК СССР. В 1943-46 гг. Косыгин одновременно возглавляет правительство РСФСР. С этого времени Алексей Косыгин все время на первых ролях в правительстве СССР.

Достаточно взглянуть на послужной список Косыгина Алексея Николаевича, чтобы убедиться, какой богатый опыт руководителя он приобрел, прежде чем занять хозяйственный высший пост в СССР - председателя Совета Министров. По мнению многих людей, работавших с ним, Алексей Косыгин по своему потенциалу, по своему таланту был одним из лучших премьеров России и СССР за всю их историю. Одновременно напомним, что Алексей Косыгин был практически все время рядом с Леонидом Брежневым и вместе с ним привел экономику страны к застою и запущению.

Звездное время для Алексея Косыгина наступило после снятия с должности Никиты Хрущева и одобрения его планов экономических реформ генеральным секретарем Леонидом Брежневым, октябрьским Пленумом ЦК, XXIII съездом партии. Полный надежд Алексей Косыгин предложил:

ввести подлинный хозрасчет на предприятиях;

уменьшить число плановых показателей сверху и дать большую свободу предприятиям;

вернуться к отраслевому принципу управления;

усилить экономическое стимулирования труда;

использовать такие экономические рычаги, как прибыль, цена, премия, кредит;

сделать целью централизованного планирования создание заинтересованности предприятий для лучшего труда;

усилить экономические методы управления предприятиями.

Перечисленные меры по стимулированию производства товаров экономическими методами с упором на стимулирование качества товара, творческой инициативы работников есть не что иное, как постепенный переход к жестко регулируемому рынку в рамках командно-административной Системы. Косыгинские реформы привели к некоторому оживлению промышленности, к увеличению производства товаров народного потребления.

Реформы в экономике, однако, вскоре стали затухать, а затем и вовсе остановились. Причин их прекращения несколько.

У Алексея Косыгина отсутствовали необходимые для проведения реформ властные функции. Поэтому в своих действиях и решениях он полностью зависел от мнения генерального секретаря и решений Политбюро. Ну а многоопытный партийный функционер Леонид Брежнев видел в умном и авторитетном Алексее Косыгине, прежде всего, очень сильного соперника. В Политбюро у Брежнева было лишь два вероятных реальных соперника: А.Н. Шелепин и А.Н. Косыгин. Но, безусловно, главным соперником мог стать только Шелепин, поскольку Косыгин никогда не рвался к партийной власти. Он был высокопрофессиональным экономистом и выдающимся хозяйственным руководителем, и его удовлетворяла эта работа. Тем не менее, Брежнев завидовал авторитету Косыгина, резко возросшему благодаря успешно начатым реформам, и относился к нему с подозрением. Он поставил к нему двух своих людей первыми заместителями - Тихонова и Мазурова, существенно ограничив властные функции Косыгина в экономике.

До Косыгина реформы в экономике в России в XX веке проводили Витте, Столыпин, Ленин и Сталин (последние двое - социалистические реформы). У Витте и Столыпина реформы не получились, прежде всего, по причине отсутствия у них необходимых и достаточных властных полномочий. При Ленине новая экономическая политика (нэп) была частично реализована при его жизни (после смерти Ленина нэп прервал Сталин). Ленин обладал полномочиями диктатора, и потому имел возможность провести экономические реформы по своему усмотрению. По той же причине что хотел, то и сделал с экономикой СССР тиран Сталин. Витте, Столыпин, Косыгин (впоследствии, так называемые, реформаторы эпохи Бориса Ельцина) не обладали сильной властью для преодоления сопротивления консервативных сил (присущих каждому времени). Вся полнота власти принадлежала царю, генсеку (президенту России).

Второй причиной необычайной сложности проведения реформ в СССР  являлась невиданная для мирного времени милитаризация экономики, огромные вооруженные силы страны, запредельные расходы на поддержку коммунистических партий за рубежом и стран, декларировавших строительство социализма. Эти непомерные расходы осуществлялись за счет распродажи за рубеж природных национальных богатств, низкого уровня жизни населения, уравнительной системы оплаты труда, который оплачивался государством очень дешево в сравнении с развитыми странами мира.

Третьей причиной, связанной со второй, было участие в холодной войне и «горячих» локальных войнах и конфликтах.

Четвертой причиной, быть может основной, была очень низкая вероятность удачного проведения реформ изнутри советской Системы, проведения реформ под руководством КПСС. СССР был единственной страной в мире, в которой поколение людей выросло в советской Системе. Связь поколений была прервана. Система стала почти замкнутой, почти самодостаточной. Ее проще было разрушить, чем реформировать. Для ее постепенного реформирования в России должен был появиться гений типа отца китайского чуда Дэн Сяопина.

Но и в этих неблагоприятных условиях Алексей Косыгин продолжал настойчиво работать, энергично отстаивая в Политбюро свои популярные среди хозяйственников экономические решения.        

 Академик Евгений Чазов, лечивший и самого Косыгина, и его больную раком жену и поработавший в правительстве министром, дал очень лестную оценку Алексею Косыгину. Судите сами:

«...Косыгин был сдержан, иногда резок в высказываниях, но весьма прост и не любил словопрений, восхвалений и подхалимства... Простота Косыгина была не наигранной, а сутью его как человека. И дело даже не в том, что он, отдыхая в Кисловодске или в санатории «Волжский утес» в Жигулях, питался в столовой вместе со всеми отдыхающими, а в его поведении, обращении с окружающими.

Была еще одна черта - интеллигентность, которая отличала Косыгина, да, может быть, еще Андропова, от других членов Политбюро. Косыгин любил интеллигенцию, и она в свою очередь платила ему тем же...».

Еще из Чазова:

«...Мне пришлось принимать участие в заседаниях Совета Министров в разные времена. С ужасом вспоминаю многочасовые дискуссии на заседаниях Совета Министров в последние годы, когда их вел Н.И. Рыжков...

Присутствуя и участвуя как министр в этих, нередко бесплодных дискуссиях, я всегда вспоминал деловитость и четкость, царившую на заседаниях Совета Министров, которые вел А.Н. Косыгин. Попробуй, устрой на них пустопорожнюю дискуссию. Косыгин тут же оборвет. Он был немногословен, его эрудиция, основанная на колоссальном опыте, позволяла ему быстро ориентироваться в обсуждавшихся вопросах...».

Косыгин, единственный в Политбюро, следил за своим физическим состоянием и занимался спортом (байдарка, альпинизм) даже в преклонном возрасте. Он не участвовал в брежневских застольях и не славословил генерального секретаря.

В 1976 г. с Косыгиным произошел несчастный случай, подорвавший его здоровье. Он увлекался академической греблей и плавал на байдарке-одиночке. Во время гребли у него произошло нарушение кровообращения в мозгу, и он потерял сознание. Байдарка перевернулась. Пока его вытащили, в легкие попало много воды. Последствия разрыва сосуда в мозговой ткани оказались печальными. Полностью деловые качества Косыгина уже не восстановились. Косыгину в это время было 74 года.

Брежнев воспользовался случаем и назначил первым среди первых заместителей председателя СМ Тихонова (был еще один первый - Мазуров), которому поручил руководить Совмином.

После выздоровления и выхода на работу Алексей Косыгин уже не проявлял активности и просто доживал свой век. В октябре 1980 года Косыгин тяжело заболел. У него случился обширный инфаркт миокарда. Четвертое главное управление Минздрава внесло в Политбюро официальное заключение, что работать Косыгин уже не может. Косыгин в больнице написал заявление о своем уходе с поста Председателя СМ. До этого его уже вывели из состава Политбюро. В последние годы Брежнев особенно стал недолюбливать Косыгина и вывел его из Политбюро при первой же возможности. Трудяге Косыгину не положено было умирать членом Политбюро. Более того, его на другой же день после отставки с поста Председателя СМ лишили всех благ и привилегий: охраны, правительственной связи, служебной машины. Опала генсека немедленно отвратила от него всех его бывших друзей, коллег и помощников. В больнице его никто не навещал. Умирая в больнице, он продолжал и в бреду «выполнять» пятилетку, сыпал цифрами, принимал решения, что-то доказывал в Политбюро. 18 декабря 1980 г. Алексея Косыгина не стало.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100