ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

СОВЕТСКИЕ ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

 

МАРШАЛ ЖУКОВ

 

Жуков Георгий Константинович (1896-1974), Маршал Советского Союза (1943), четырежды Герой Советского Союза (1939, 1944, 1945, 1956). Участник сражения на р. Халкин-Гол (1939). С 1940 командующий войсками  Киевского ВО. В январе-июле 1941 начальник Генштаба - заместитель наркома обороны СССР. В Великую Отечественную войну проявил себя как талантливый полководец, сыгравший важнейшую роль в разгроме немецко-фашистcких войск в Ленинградской и Московских битвах (1941-42), при прорыве блокады Ленинграда, в Сталинградской и Курской битвах (1942-43), при наступлении на правобережной Украине и в Белоруссии, операции (1943-44), в Висло-Одерской и Берлинской операциях (1944-45). С августа 1942 заместитель наркома обороны СССР и заместитель Верховного Главнокомандующего. От имени  Верховного Главнокомандования 8 мая 1945 принял капитуляцию фашисткой Германии. С марта 1946 главнокомандующий Сухопутными войсками и заместитель министра Вооруженных сил СССР. В том же году отстранен от должности И.В. Сталиным. С июня  1946 командующий войсками Одесского , с 1948 - Уральского ВО. С 1953 1-й заместитель министра , с 1955 министр обороны СССР. В октябре 1957 освобожден от обязанностей министра по распоряжению Н.С. Хрущева, в 1958 уволен из Вооруженных сил. Автор книги "Воспоминания и размышления". Кандидат в члены ЦК КПСС в 1941-46 и 1952-53. Член ЦК в 1953-57. Кандидат и член Президиума ЦК КПСС в 1956-57 годах. Депутат ВС СССР в 1941-58.

 

Выдающийся полководец Георгий Константинович Жуков родился 19 ноября (1 декабря) 1896 г. в деревне Стрелковке Калужской губернии в довольно бедной семье деревенского сапожника. Георгий хорошо учился в местной церковно-приходской школе и окончил три ее класса с похвальным листом. В детстве он был смелым и решительным мальчиком - вожаком у своих сверстников. В 11 лет родители отдали его в люди, в Москву обучаться скорняжному делу. Трудиться под присмотром строгого хозяина приходилось много, но Георгий все-таки находил время и силы для продолжения учебы и сумел окончить вечернюю общеобразовательную школу. В 1911 г. его мытарства в учениках закончились, и он стал работать вначале подмастерьем, а затем и мастером. Работал он хорошо и честно, и хозяин, зная это, доверял ему самую ответственную работу, включая банковские денежные операции, работу в магазине.

7 августа 1915 г. Георгий Жуков был призван в армию, шла первая мировая война. Георгий не захотел учиться в школе прапорщиков и написал в анкете, что окончил только два класса церковно-приходской школы. Если бы он указал свое настоящее образование, то его обязательно бы направили в школу, а он хотел без задержек попасть на фронт. Но его способности заметили и на фронте, и он был направлен в унтер-офицерскую школу - учебную команду. Воевал Георгий Жуков храбро, за что был награжден двумя Георгиевскими крестами. В памятном для российской истории 1917 году Жуков - председатель солдатского комитета эскадрона.

Унтер-офицер Георгий Жуков вступил в Красную армию добровольно в августе 1918 г. Начал службу рядовым 4-го кавалерийского полка 1-й Московской кавалерийской дивизии. Вскоре был назначен командиром отделения, а затем помощником командира взвода. Дивизия участвовала в боях с армией адмирала Колчака на Восточном фронте. 1 марта 1919 г. Жуков вступил в РКП(б). В боях под Царицыным Георгий Жуков был ранен и после лечения отправлен на кавалерийские курсы. В составе полка курсантов его направили на Южный фронт, где он участвовал в боях с кавалерией генерала Врангеля. В этих боях Жукова назначили командиром взвода. В конце  1920 г. Жуков, командуя эскадроном, принял участие в подавлении крестьянского восстания («антоновского») против большевиков в Тамбовской и Воронежской губерниях.

В конце апреля 1923 г. в возрасте 28 лет Георгия Жукова назначили командиром 39-го Бузулукского кавалерийского полка в дивизию Т.Д. Гая. На военных учениях полк Жукова выделялся отменной выучкой и дисциплиной. Командира полка заметили наблюдавшие за учениями командующий округом Михаил Тухачевский и знаменитый военачальник Красной Армии Василий Блюхер. В июле 1924 г. Жукова направили в Высшую кавалерийскую школу в Ленинград. Школой командовал в это время В.М. Примаков. Все перечисленные выше красные командиры будут расстреляны по ложным обвинениям в период массовых репрессий (1937-39 гг.).

Вместе с Жуковым в Высшей кавалерийской школе учились К.К. Рокоссовский, И.Х. Баграмян, А.И. Еременко - будущие крупные советские военачальники. После годичного срока обучения все они разъехались к местам назначения.

В 1930 г. Жукова направили в Москву на курсы усовершенствования высшего командного состава и после их окончания назначили командиром 2-й кавалерийской бригады в дивизию К.К. Рокоссовского. Но этой дивизией под началом Рокоссовского он покомандовал всего лишь немногим более года и был переведен на должность помощника инспектора кавалерии РККА в Москву. В 1933 г. он вновь возвратился к своему любимому делу - к строевой службе, командиром кавалерийской дивизии в г. Слуцке (Белоруссия).

Период репрессий был самым страшным временем жизни для высших командиров Красной Армии. Сталин и его подручные безжалостно и планомерно «выкашивали» опытные командир-ские кадры, многие из которых служили в свое время офицерами в царской армии, воевали в Красной Армии в гражданскую войну. Достаточно было одного доноса, чтобы оказаться в лагере или быть приговоренным к расстрелу. Не миновали доносы и Жукова. Его бывшие командиры маршал Тухачевский, комдив Гай, комдив Шмидт, командарм I ранга Уборевич были репрессированы и расстреляны, а товарищ по учебе в Высшей кавалерийской школе и сослуживец Рокоссовский осваивал «новую профессию» в лагере. На Жукова было написано несколько клеветнических доносов. В этих наветах его требовательность к подчиненным выдавалась за издевательства над людьми и подчеркивалась его былая близость к командарму Уборевичу (выдвигались обвинения типа: «Почему Уборевич по приезду в вашу дивизию обедал у вас?»). Репрессии, однако, к счастью миновали Георгия Жукова.

Первое свое боевое крещение Георгий Жуков получил в Монголии у реки Халкин-Гол. В мае 1939 г. японские войска, имевшие на этом участке троекратное превосходство в живой силе, перешли границу с Монголией, с которой у СССР был договор о взаимопомощи, и стали продвигаться к реке Халкин-Гол. Японцы сумели форсировать реку и занять стратегические высоты.  Советские войска в мае-июне потерпели неудачи в боях, и Сталин потребовал срочно заменить командующего войсками. Георгий Жуков в это время был заместителем командующего Белорусского ВО. Выбор пал на него и Жуков был назначен командиром 57-го особого стрелкового корпуса. 5 июня он прибыл в войска и принял командование. Жуков сразу проявил себя решительным и умелым полководцем. В ночь на 3 июля японские войска, имевшие перевес в живой силе и артиллерии, перешли в наступление. Создалось критическое положение с положением советской пехоты на восточном берегу реки. Пехота могла быть полностью уничтожена. Жуков принял нестандартное для того времени решение: бросил в бой прибывавшие танковую бригаду и бронебригаду прямо с марша без поддержки пехоты, которой попросту в его распоряжении в этот момент не было. В этом бою советская сторона потеряла более половины танков и бронемашин, но бронетехника буквально «раздавила» японскую дивизию. Жуков потерял часть бронетехники, но спас солдат и офицеров и полностью уничтожил живую силу и артиллерию противника.  Принимая это решение на свой страх и риск, не предусмотренное официальными предписаниями советской военной науки, Жуков смертельно рисковал. В случае неудачного итога боя он был бы неминуемо расстрелян за потерянную бронетехнику. В последующих боях в Монголии Жуков руководил войсками столь же умело и решительно и закончил эту войну в конце августа полным окружением и разгромом японских войск. За операцию под Халкин-Голом Жуков был награжден своей первой звездой Героя Советского Союза. По приезду в Москву в мае 1940 г. комкор Жуков был принят Сталиным и назначен командующим Киевским ВО. Ему было, минуя несколько ступенек,  присвоено звание генерала армии.

Разгром японцев под Халкин-Голом сыграл огромную политическую роль. Япония, почувствовав силу советской армии, не рискнула одновременно и совместно с Германией напасть на СССР.

В феврале-июле 1941 г. генерал армии Георгий Жуков был назначен начальником Генерального штаба. Случилось это после крупных военных игр, в которых командующий Киевским ВО генерал армии Жуков (он командовал «синими») выиграл сражение у генерал-полковника Дмитрия Павлова, командующего Белорусским ВО (командовал «красными»). Сталин остался очень недоволен поражением «красных». Он воспринял это как плохой знак. Сталин посчитал случившееся результатом плохой  работы недавно назначенного начальником Генштаба генерала армии К.А. Мерецкова. Разбор учений Сталин провел в Кремле. Жуков своими ясными и четкими ответами (и, разумеется, победой в учении) произвел на генсека самое благоприятное впечатление, и на следующий день его вызвали к Сталину.

- Политбюро решило освободить Мерецкова от должности начальника Генерального штаба и на его место назначить вас, - сказал Сталин.

- Я никогда не работал в штабах. Всегда был в строю. Начальником Генерального штаба быть не могу, - по-военному четко ответил Жуков.

- Политбюро решило назначить вас, - жестче повторил Сталин.

Жуков понял, что решение уже принято за него и сказал:

- Ну, а если не получится из меня хороший начальник Генштаба, буду проситься обратно в строй.

- Ну, вот и договорись. Завтра будет постановление ЦК, - удовлетворенно закончил Сталин.

1 февраля Жуков за один день принял дела у Мерецкова и приступил к обязанностям начальника Генштаба за четыре с половиной месяца до начала войны. Этот период был, пожалуй, самым неудачным во всей военной карьере Жукова. Шел позорный политический флирт Сталина с Гитлером. В СССР за антигерманскую пропаганду сидело в тюрьмах и лагерях множество невинных людей. Энкэвэдэшники по указанию Сталина продолжали сажать советских людей за высказанную правду в отношении истинных намерений фашистской Германии. Гитлер тем временем тщательно готовил нападение на СССР, продолжавшему из-за близорукости его политического руководства снабжать Германию (по договору) стратегическим сырьем.

Начальник Генштаба - заместитель наркома обороны СССР генерал армии Георгий Жуков, безусловно, разделяет с наркомом обороны Маршалом Семеном Тимошенко и Иосифом Сталиным ответственность за так называемое «внезапное и вероломное» нападение немецких войск на СССР. Георгий Жуков несет свою долю персональной ответственности перед народом и историей за полную неготовность советских войск к отражению нападения врага. Следует помнить, что Германия имела законченный план нападения на СССР («Барбаросса») к 18 декабря 1940 года, и о какой-то мифической внезапности нападения фашистов на СССР не может быть речи. Речь может идти лишь о преступной слепоте и глупости высшего политического и военного руководства СССР, продолжавшего надеяться на «милосердие» Гитлера.

К июню 1941 г. Германия и ее союзники сосредоточили на границах СССР огромное число войск - около 190 дивизий с полностью развернутыми тылами. Об этом было известно и высшему военному командованию СССР, включая Жукова, и Иосифу Сталину. Тем не менее, 13 июня 1941 г. было опубликовано дезориентирующее военных и население страны правительственное заявление ТАСС, в котором опровергались «слухи» о близости войны с Германией. Сообщалось, что слухи эти распространяют «поджигатели войны», и что Германия неукоснительно соблюдает пакт о ненападении. Немецкая печать промолчала в ответ, а Гитлер счел это заявление очевидным проявлением Сталиным неуверенности в себе и страха перед Германией, что, впрочем, вполне соответствовало действительности.

Сохранился рукописный черновой набросок плана неожиданного превентивного удара советских войск по скоплениям немецких войск, датированный от 15 мая 1941 г., который привел в своей книге Владимир Карпов («Маршал Жуков». М. «Вече», 1994). План был разработан Жуковым, начальником оперативного управления Генштаба В.Ф. Ватутиным и его заместителем А.М. Василевским. Мощный удар предлагалось нанести силами 150 дивизий против 100 немецких по территории стран сосредоточения немецких войск и их союзников. Но нет данных или косвенных свидетельств о том, что этот план был доложен Сталину. Планы эти остались планами, а сохранились написанные пером и напечатанные шрифтом слова, сказанные Жуковым по поводу возможного доклада в это время Сталину о скором нападении Германии: 

«Кто захочет класть свою голову? Вот, допустим, я, Жуков, чувствуя нависшую над страной опасность, отдаю приказание "развернуть". Сталину докладывают. На каком основании? На основании опасности. Ну-ка, Берия, возьми его к себе в подвал...». (Энциклопедия для детей. История России. ХХ век. М. «Аванта+», 1995)

Георгий Жуков был военачальником, отобранным Системой Сталина для службы этой Системе и лично товарищу Сталину. Иначе он был бы уже уничтожен. Для него собственная безопасность в это время, страх перед Сталиным и Берией перевешивали долг высшего военного руководителя - начальника Генштаба. Позже, во время войны Жуков будет более решительно взаимодействовать со Сталиным, жестче отстаивать свои решения и предложения. Но после войны страх перед застенками НКВД, куда попадут его ближайшие помощники, вновь поселится в его душе. Жуков знал, что Система сломает и уничтожит любого, кто не пожелает жить по  ее правилам.

Директива о приведении войск в боевую готовность в ночь на 22 июня была разослана в войска после согласования со Сталиным за три часа до начала немецкого наступления и безнадежно запоздала.

Сам Жуков так пишет в своих воспоминаниях:

«...Генеральный штаб, нарком обороны и Сталин не сделали практических выводов из новых способов ведения войны в начальный период. Наши оперативные и мобилизационные планы не отвечали характеру возникшей войны. Они соответствовали минувшим войнам, когда от объявления войны до вооруженного столкновения основных группировок проходило значительное время, позволяющее сторонам провести мобилизацию, сосредоточение и развертывание войск.

Все мы, и я в том числе как начальник Генерального штаба, не учли накануне войны возможность столь внезапного вторжения в нашу страну фашисткой Германии, хотя опыт подобного рода на Западе в начале второй мировой войны уже имелся.»

Начальник Генштаба Жуков, имея на руках почти полную информацию о планах немцев, тем не менее, слепо следовал указаниям Сталина. Вот его указания командующим округами, на свой страх и риск предпринимавших подготовительные мероприятия к отражению нападения германских войск:

«Командующему войсками Киевского Особого военного округа.

Начальник погранвойск НКВД УССР донес, что начальники укрепленных районов получили указание занять предполье.

Донесите для доклада наркому обороны, на каком основании части укрепленных районов КОВО получили приказ занять предполье. Такие действия могут немедленно спровоцировать немцев на вооруженное столкновение и чреваты всякими последствиями.

Такое распоряжение немедленно отмените и донесите, кто конкретно дал такое самочинное распоряжение.

   10 июня 1941 г.                                             Жуков».

 

18 июня командующий войсками Прибалтийского Особого военного округа отдал распоряжение о приведение в боевую готовность ПВО округа. 20 июня он получил от Жукова следующее предупреждение:

 «Вами без санкции наркома дано приказание по ПВО о введении положения номер два. Это значит провести по Прибалтике затемнение, чем и нанести ущерб промышленности. Такие действия могут проводится только с разрешения правительства. Сейчас ваше распоряжение вызывает различные толки и нервирует общественность. Требую немедленно отменить отданное распоряжение, дать объяснение для доклада наркому.

20 июня                                                     Жуков».

Оставалось всего лишь два дня до начала войны, а начальник Генштаба Георгий Жуков требовал отмены необходимейшего мероприятия по ПВО.

В первый же день войны Жуков неожиданно вместе с Хрущевым был послан Сталиным на Юго-Западный фронт. Вероятно Сталин верил в военный талант Жукова и надеялся, что он наведет порядок в войсках на направлении главного удара немцев. Жуков возразил генсеку, что ему, как начальнику Генштаба, надо быть в Москве, в Генштабе и руководить всеми войсками. Однако Сталин лишь раздраженно повторил свой нелепый приказ.

Уже 26 июня Сталин понял, что совершил ошибку, послав начальника Генштаба на один из фронтов. На других фронтах обстановка складывалась не лучшим образом. Сталин срочно вызвал Жукова в Москву. Когда Жуков вошел в кабинет Сталина, приехав прямо с аэродрома, он увидел стоявших навытяжку перед взбешенным генсеком Маршала Тимошенко и заместителя начальника Генштаба генерал-лейтенанта Ватутина. Жуков понял, что нужна пауза для того, чтобы Сталин немного остыл. Он попросил 40 минут для ознакомления с обстановкой. Через тридцать минут военные вернулись в кабинет и доложили Сталину свои предложения по Западному фронту.

Георгий Жуков, приступив к выполнению своих прямых обязанностей начальника Генштаба, продолжал искать выход из тяжелого положения на Юго-Западном фронте, откуда только что вернулся. В результате этих размышлений он пришел к нелегкому выводу о необходимости оставить Киев и отвести войска на левый берег Днепра, где можно было бы закрепиться на естественном рубеже. 29 июля он позвонил Сталину и попросил его срочно принять для доклада.

Когда Жуков вошел в кабинет Сталина, то увидел, что тот не один. Сталин, вероятно, предвидя тяжелый разговор, пригласил своих самых верных и безотказных помощников Маленкова и Мехлиса.

- Ну, докладывайте, что у вас, - сказал Сталин.

Жуков разложил карты и доложил общую обстановку на фронтах, а затем перешел к самому главному:

- Юго-Западный фронт необходимо немедля целиком отвести за Днепр. За стыком Центрального и Юго-Западного фронтов сосредоточить резервы не менее пяти усиленных дивизий.

- А как же Киев? - приглушенно спросил Сталин.

- Киев придется оставить, - помолчав, твердо ответил Жуков.

Сталин взорвался: - И как вы могли додуматься сдать врагу Киев?!

Жуков знал, что Сталин уже послал Хрущеву в Киев телеграмму с приказом расстреливать всех, кто отойдет на правый берег Днепра. И это были не пустые угрозы. И, тем не менее, он, спасая армии, пошел на этот опасный разговор со Сталиным. В военное время Жуков быстро становился самим собой:  смелым и решительным полководцем. Он уже не испытывал того чувства страха, которое парализовало его волю перед войной, в мирное время.

Сталин стал бросать в лицо Жукову оскорбительные слова. Вождь не привык сдерживать свои эмоции. Его оскорбления приближенные привыкли безропотно сносить. А того, кто не был способен это делать, уже не было в живых. 

- Если вы считаете, что я как начальник Генерального штаба способен только чепуху молоть, тогда мне здесь делать нечего. Я прошу освободить меня от обязанностей начальника Генерального штаба и послать на фронт,  - ответил, едва сдерживая себя, Жуков.

- Вы не горячитесь. Мы без Ленина обошлись, а без вас тем более обойдемся... Идите работайте, мы тут посоветуемся и тогда вызовем вас, - сказал уже спокойно Сталин.

Вызвали Жукова в кабинет Сталина через сорок минут. К присутствующим прибавился еще один верный «сталинец» - Лаврентий Берия, что сулило Жукову мало хорошего. Сталин произнес сухо:

- Вот что, мы посоветовались и решили освободить вас от обязанностей начальника Генерального штаба. На это место назначим Шапошникова. Правда, у него со здоровьем не все в порядке, но ничего, мы ему поможем.

- Куда прикажете мне отправиться? - спросил Жуков.

- Куда бы вы хотели?

- Могу выполнять любую работу - могу командовать дивизией, корпусом, армией, фронтом.

- Не горячитесь, не горячитесь. Вы говорили об организации контрудара под Ельней, ну вот и возьмитесь за это дело. Мы назначим вас командующим Резервным фронтом. Когда вы сможете выехать?

- Через час.

Жуков хотел уйти, но Сталин пригласил его выпить чаю, однако дружеского чаепития после случившегося разговора не получилось.

Жуков сделал точный прогноз: советские войска на киевском плацдарме были окружены (4 армии), частью уничтожены, частично пленены (немцы взяли в плен около 600 тысяч советских военнопленных). Меньшая часть войск прорвалась из окружения к своим.

Жуков выехал на фронт и впервые с начала войны организовал чувствительный для немцев контрудар, заставив их отступить в районе Ельни. Он впервые показал, что и «непобедимые» немцы способны отступать и проигрывать сражения. Кроме того, Жуков доказал Сталину, что его, Георгия Жукова, стратегические выкладки не расходятся с делом. Сталин позднее публично признал правоту Жукова в этом вопросе, что случалось с ним в жизни крайне редко.

Советские войска терпели поражения на всех фронтах. Сказалась соглашательская политическая линия Сталина на договоры и пакты с Гитлером, его паническая боязнь спровоцировать нападение немцев на СССР, обусловленная страхом перед мощью германских армий после провала СССР в войне с Финляндией. Советская армия была обезглавлена. Были расстреляны лучшие, самые опытные Маршалы и командармы, комкоры и комдивы. Сталин менял, как перчатки, начальников Генерального штаба - головного мозга армии. За год до начала войны сменились три начальника Генштаба: Маршала Шапошникова после окончания советско-финской войны сменил генерал армии Мерецков. Мерецкова после военных учений, не понравившихся Сталину,  сменил Жуков. Жукова в самом начале войны сменил Шапошников. О высокопрофессиональном руководстве войсками в таких условиях говорить не приходится. Вместе с тем, германским войскам перед войной противостояли советские войска, обладавшие большей огневой мощью, большим количеством танков, особенно современных, большим количеством самолетов, перевесом в живой силе. У немцев было 3582 танка и штурмовых орудия, из них  1634 современных.  У советской стороны 1475 танка КВ и Т-34 и несколько тысяч танков устаревших конструкций. В 1939-1941 гг. до начала войны Красной Армии было поставлено более семи тысяч танков. Соотношение сил в полосе Киевского Особого военного округа было таковым: по личному составу 1,2:1; по артиллерии 1,4:1; по средним танкам (Т-34) и тяжелым (КВ) - 3,5:1; по легким танкам (Т-26, БТ-7) - 5:1; по самолетам - 2,5:1 в пользу советских войск (ж. «Коммунист», N 14, 1988). Из этих красноречивых цифр следует, что поражение Красной Армии в начале войны обусловлено не превосходством противника, а, прежде всего, неумелым руководством войсками со стороны высшего политического руководства страны, высшего и среднего военного командования. 22 июня, только в первый день войны, немцы уничтожили более 1200 самолетов в основном на аэродромах. За первые 100 дней войны советские войска потеряли около 8000 самолетов - практически всю авиацию (96%). В 1941 г., по немецким данным, в плен попало 3 миллиона 800 тысяч советских солдат и офицеров. Всего же за весь период войны в плену находилось  около 5,5 миллионов советских военнопленных («Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах». Под ред. генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева. М. Военное изд-во, 1993). В самые первые месяцы войны в котлах под Белостоком, Гродно, Минском в плен было взято 300 тысяч человек; под Уманью - 103; под Витебском, Оршей, Могилевым, Гомелем - 450; под Смоленском - 180; в районе Киева - 665; под Черниговом - 100; в районе Мариуполя - 100; под Брянском и Вязьмой - 663; всего в перечисленных котлах - 2561 тыс. человек.

9 сентября Жуков был вызван Сталиным в Москву. Сталин ужинал с членами Политбюро и пригласил к столу Жукова. Он спросил у Жукова его мнение о кандидатуре на должность командующего Юго-Западным направлением. Жуков предложил Маршала Тимошенко. Последовал следующий вопрос - о командующем Западным фронтом взамен Маршала Тимошенко. Жуков предложил генерал-лейтенанта Конева. Сталин тут же отдал распоряжения по телефону об этих назначениях. Далее Сталин коротко обрисовал положение на Ленинградском фронте как безнадежное. Жуков понял, что его намереваются туда и направить.

- Ну, если там так сложно, я готов поехать командующим Ленинградским фронтом, - сказал он.

- А если это безнадежное дело? - повторил Сталин.

- Разберусь на месте, посмотрю, может быть, оно еще окажется и не таким безнадежным, - ответил Жуков.

Сталин написал Ворошилову записку о замене его Жуковым и отдал ее генералу армии.

Соратники Сталина по гражданской войне Буденный и Ворошилов очень плохо ориентировались в современной войне и принесли много вреда в начальный период войны, пока Сталин ни отстранил их от командования.

По приезду в Ленинград Жукова и сопровождавших его генералов и офицеров никто не встретил, и они доехали в Смольный на случайной машине. Не оказалось для них и подготовленных пропусков в здание. Пришлось долго ждать, пока их пропустят. Разгневанный таким беспардонным приемом Жуков пинком открыл дверь в кабинет Маршала Ворошилова, прошел в шинели и фуражке и сел на свободный стул. Шло заседание Военного Совета фронта. Обсуждали сдачу немцам Ленинграда, подрыв Балтийского флота и его затопление. Жуков молча подал записку Сталина Ворошилову. Тот прочитал и сразу сник, не сказав ни слова. Пришлось Жукову самому объявить о своем назначении командующим фронтом и закрыть никчемное заседание этого Военного Совета.

Продуманной сменой высших командиров, активизацией обороны, контратаками, подъемом духа войск, участием мощной артиллерии Балтфлота в боях, умелым руководством операциями, жесточайшей дисциплиной  Жукову в кратчайший срок удалось выправить положение на Ленинградском фронте. В самый критический момент боев Жуков издал приказ:

 

ВОЕННЫМ СОВЕТАМ 42-й и 55-й АРМИЙ

Боевой приказ войскам Ленинградского фронта 17.9.41

                                       Карта 100 000

1. Учитывая особо важное значение в обороне южной части Ленинграда рубежа Лигово, Кискино, Верх, Койрово, Пулковских высот, района Московская Славянка, Шушуры, Колпино, Военный Совет Ленинградского фронта приказывает объявить всему командному, политическому и рядовому составу, обороняющему указанный рубеж, что за оставление без письменного приказа Военного Совета фронта и армии указанного рубежа все командиры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу.

2. Настоящий приказ командному и политическому составу объявить под расписку. Рядовому составу широко разъяснить.

3. Исполнение приказа донести шифром к 12.00 18.9.41.

 

Командующий войсками     Член военного совета ЛФ

Герой Советского Союза          секретарь ЦК ВКП(б)

генерал армии ЖУКОВ                               ЖДАНОВ

 

Начальник штаба ЛФ            Член военного совета ЛФ

генерал-лейтенант ХОЗИН           дивизионный комиссар

                                                                         КУЗНЕЦОВ

 

5 октября Жукова к телефону вызвал Сталин. Положение на Ленинградском фронте стабилизировалось, и Жукову предстояло новое тяжелейшее испытание - битва за Москву.

Перед главным сражением за Москву по формальным цифрам перевес сил был на стороне советских войск. Однако советские армии были хуже вооружены, хуже снабжались, были недоукомплектованы и, самое решающее - ими было хуже организовано управление со стороны штабов фронтов и Генштаба. Немцы неожиданными маневрами вводили в заблуждение советское командование, добивались мощными сосредоточенными ударами успехов на решающих участках фронтов.

В один из самых напряженных дней Жукову позвонил Сталин и прямо спросил:

- Вы уверены, что мы удержим Москву? Я спрашиваю вас об этом с болью в душе. Говорите честно, как коммунист.

После  недолгой паузы Жуков твердо ответил:

- Москву, безусловно, удержим. Но нужно еще не менее двух армий и хотя бы двести танков.

Две резервные армии в распоряжение Жукова были даны немедленно, а танки подошли несколько позже. Жукова поразил сам характер вопроса Сталина, и он послал своего начальника личной охраны Бедова в Москву прояснить обстановку.

Немцы в это время вплотную подошли к Москве, и Ставка во главе со Сталиным спешно готовилась к эвакуации из столицы в Куйбышев. Туда уже отбыла часть правительства. Сталин дал задание Берии связаться через его агентуру с Гитлером и прозондировать возможность заключения мира на любых условиях. При этом он ссылался на пример Брестского мира, заключенного Лениным на беспримерно тяжелых для России условиях. В Москве началась паника, появились мародеры. В НКВД спешно расстреливали сотни арестованных каждые сутки. Часть арестованных была отправлена в Куйбышев. В Москве было введено осадное положение и комендантский час.

Сталину не терпелось самому покомандовать войсками из своего кабинета. 15 ноября он позвонил Жукову и приказал нанести контрудары в нескольких подмосковных районах. Жуков понимал, что это преждевременно, что это приведет к бессмысленным потерям. Он попытался убедить Сталина отказаться от неподготовленных  контрударов. Однако Сталин не изменил своего решения. 16 ноября войска Западного фронта нанесли контрудары и, понеся тяжелые потери, были отброшены на исходные позиции. И в это же утро немцы перешли в наступление именно в тех районах, откуда резервы по приказу Сталина-Жукова были брошены в контратаку и скованы противником. Немецкое командование умело использовало ошибки советского руководства.

Генерал Рокоссовский, оценив обстановку, пришел к выводу, что его армию надо отвести на новый естественный рубеж в район водохранилища и реки Истра. Жуков приказал не отходить ни на шаг и удерживать занимаемые позиции. Рокоссовский, уверенный в своей правоте, настаивал на отходе в этот район. Он обратился к начальнику Генштаба Шапошникову, и тот разрешил этот маневр. Однако Жуков уже закусил удила. Он направил Рокоссовскому грозный приказ:

«Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Инстринское водохранилище отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков».

Этот пример показывает, что и Жуков бывал не прав и давал волю своему характеру, а не разуму. Армия Рокоссовского была смята превосходящими силами противниками и отброшена на более дальние и менее удобные для обороны позиции, чем те, которые предлагал командующий армией.

Управлению войсками продолжал мешать Сталин. 29 ноября возбужденный генсек позвонил Жукову и приказал отбить якобы занятый немцами Дедовск. Жуков позвонил Рокоссовскому и выяснил, что немцы заняли более дальнюю деревню Дедово, а не Дедовск, и сказал об этом Сталину. Однако Сталин находился в невменяемом состоянии и ничего не воспринимал. Он приказал Жукову лично возглавить контратаку и отбить Дедовск. Пришлось Жукову покинуть штаб фронта и исполнять очередной каприз генсека.  

Для защиты Москвы Жукову были отданы все имеющиеся резервы Верховного командования на момент вступления его в командование фронтом. В то же время в тылу Верховным командованием формировались для решающего контрудара три новые армии: 1-я ударная, 20-я и 30-я, одной из которых (20-й) командовал герой обороны Киева и будущий изменник родины генерал-лейтенант Андрей Власов.

В своих воспоминаниях Жуков писал:

«...29 ноября я позвонил Верховному Главнокомандующему и, доложив обстановку, просил дать приказ о начале контрнаступления. Сталин слушал внимательно, затем спросил:

- А вы уверены, что противник подошел к кризисному состоянию, и не имеет возможности ввести в дело какую-нибудь новую крупную группировку?

- Противник истощен. Но если мы сейчас не ликвидируем опасные вражеские вклинения, немцы смогут подкрепить свои войска в районе Москвы крупными резервами за счет северной и южной группировок своих войск, и тогда положение может серьезно осложниться...».

Поздно вечером Ставкой было принято решение о контрнаступлении. 5 декабря контратаковал Калининский фронт (командующий И.С. Конев), 6 декабря Юго-Западный (Тимошенко) и Западный (Жуков). Немцы были отброшены от Москвы.

В период самых интенсивных боев Жуков не спал подряд одиннадцать дней и свалился замертво только тогда, когда стало ясно, что атаки врага отбиты, противник отступает. Даже Сталин, позвонив Жукову и узнав, что изнуренный боями Жуков мертвецки спит, приказал не будить его.

5 января 1942 г. Сталин на совещании Ставки заявил о необходимости всеобщего наступления на всех фронтах. Он вообразил себя Кутузовым, который, как известно, в 1812 г. погнал французов от Москвы до самой границы. Командующие фронтами и начальник Генштаба рассудительный Шапошников возражали, ссылаясь на отсутствие резервов. Тем не менее, директиву о наступлении штабы фронтов получили уже 7 января. Решение было принято практически единолично Сталиным. Однако опытные военачальники оказались в итоге правы. Неподготовленное наступление провалилось и лишь истощило силы армий и съело резервы, погубило сотни тысяч солдат и офицеров. В начале 1942 г. советские войска потерпели чувствительные поражения. Немцы захватили Донбасс, добились успехов на Кавказе и ударили в направлении Волги, чтобы перерезать пути снабжения советских войск и промышленности кавказским топливом.

В августе Сталин назначил Жукова заместителем наркома обороны и заместителем Верховного Главнокомандующего. 27 августа 1942 г. он вызвал Жукова и предложил ему отправиться в Сталинград, где сложилось крайне тяжелое положение. Жуков вылетел, изучил обстановку, предпринял безрезультатную попытку контратаковать противника. После возвращения в Москву он сделал вместе с Василевским, назначенным начальником Генштаба, доклад Сталину. Их предложения не понравились Сталину, и он предложил разработать другой вариант плана операции. На следующий день 13 сентября они пришли к Сталину с планом окружения и разгрома немецкой группировки под Сталинградом.

Тем временем доблестная армия генерала Чуйкова,  защитников Сталинграда, была прижата к Волге, однако героически удерживала плацдарм на правом берегу.

Разработанный Жуковым и Василевским  план блестяще удался. Свежие советские армии ударили по слабым флангам немецкого фронта, сломили их сопротивление и окружили в Сталинграде армию фельдмаршала Паулюса, вскоре сдавшуюся в плен.

За победу под Сталинградом Георгий Жуков получил орден Суворова 1-й степени под номером 1.

Жукову и Василевскому за блестяще разработанную Сталинградскую операцию были присвоены звания Маршалов Советского Союза.

Жуков и Василевский разработали также план Курского сражения, самого крупного во второй мировой войне. В районе Курска образовался выступ, глубоко вдававшийся в расположение войск противника. Целью операции немецкого командования под названием «Цитадель» было окружение и уничтожение советских войск, расположенных в этом выступе.  Немецкие войска предприняли последнюю свою попытку крупного наступления. Обе стороны стянули в район Курской дуги свои лучшие силы. Советское командование блестяще переиграло немецкое. По войскам противника 5 июля, за 10 минут до его наступления, был нанесен мощный артиллерийский удар, что спутало планы немцев. До 12 июля советские войска вели тяжелые оборонительные бои и, перемолов основные силы противника, перешли в наступление вначале на Западном фронте, а затем и на других фронтах. Немецкая армия покатилась на Запад.

В последующие этапы войны Жуков успешно командовал фронтами и продолжал работать по заданиям Ставки.

Сталин постоянно использовал Жукова на самых труднейших фронтах, уверенный, что тот справится с любой военной операцией. Сталин видел в характере Жукова многие свои личные черты плюс талант полководца. Жуков был жестким, если надо, жестоким, решительным, волевым и абсолютно владеющим собой в экстремальных условиях военачальником. Если Шапошникова Сталин обычно внимательно выслушивал и терпел от него возражения из уважения к его возрасту, интеллигентности и знаниям, то в Жукове Сталин ощущал равную личность по твердости характера, по силе воли. Вот один пример сообщения Жукова Сталину:

«Для предупреждения отставаний отдельных подразделений и для борьбы с трусами и паникерами за каждым атакующим батальоном первого эшелона на танке следовали особо назначенные Военным советом армий командиры.

В итоге всех предпринятых мер войска 31-й и 20-й армий успешно прорвали оборону противника.

                                                 Жуков. Булганин».

Вот так Жуков подгонял батальоны в бой танками с автоматчиками на них для расстрела отстающих.

По мере того как к концу войны росла слава и популярность в войсках и народе Маршала Жукова, Сталин все более сдержанно относился к нему. Сталин искренне считал себя гениальным человеком, способным быстро постичь военную науку и командовать войсками. Эта его самоуверенность и военная бездарность принесли много хлопот Ленину и Троцкому еще в гражданскую войну. Сталин, вопреки мнению большинства профессиональных военных, отдал приказы о наступлениях в зимы 1942-43 гг., в которых советские войска понесли тяжелые потери и не решили ни одной крупной задачи.

Во время проведения операции по взятию Берлина Сталин, памятуя об истории, не захотел поручить Маршалу Жукову координацию действий трех участвовавших в операции фронтов, а поручил Жукову командовать только одним фронтом - 1-м Белорусским, первым вошедшим в Берлин. Сталин оставил координацию фронтов и формально высшее командование Берлинской операцией за собой. Он хотел войти в Историю первым полководцем Красной Армии.

Маршал Жуков по поручению Сталина участвовал в принятии капитуляции германских вооруженных сил.

За время войны Жуков был награжден тремя звездами Героя Советского Союза, двумя высшими военными орденами Победы и  другими орденами и медалями.

После войны, в июне 1945 г., было решено провести на Красной площади в Москве торжественный Парад Победы. Сталин поручил Маршалу Жукову принимать парад на белом коне. Командовал парадом другой прославленный полководец - Маршал Рокоссовский.

Жуков вспоминал: «В конце войны в нем (Сталине) как отрицательная черта заметна стала некоторая ревность. Стало чаще и яснее чувствоваться, что ему хочется, чтобы все победы и успехи были связаны с ним, и что он ревнует к высоким оценкам тех или иных действий тех или иных командующих. Я, например, остро почувствовал это на Параде Победы, когда меня приветствовали и кричали «Ура!» Ему это не понравилось: я видел, как у него ходят желваки». (Самсонов А.М. Знать и помнить. М. «Изд. полит. лит.». 1989, с.306).

Маршал Жуков принял Парад Победы на белом коне, но уже спустя некоторое время подручный генсека, министр госбезопасности Абакумов сфабриковал против него дело. У арестованных подчиненных Жукова спешно выбивались показания на него. Разумеется, без санкции Сталина следователи госбезопасности это делать бы не посмели. За время войны Сталин хорошо изучил Жукова и знал, что Маршал обладает не менее сильным характером и недюжинной храбростью. Жуков был одним из немногих людей из окружения Сталина, выросший за годы войны в человека, который почти не боялся тирана, и генсек это почувствовал кожей. Генсеку понадобилось срочно поставить Маршала «на место». В актив Маршала Жукова плюсовался огромный авторитет в Красной Армии, поддержка  генералов и адмиралов. В итоге Сталину виделся в Жукове сильный конкурент. Жуков писал в воспоминаниях, что в 1947 г. с собранным чемоданчиком постоянно ожидал ареста. Он помнил судьбы раздавленных пытками и унижениями, расстрелянных в застенках НКВД Маршала Тухачевского, командарма Уборевича, Маршала Егорова, погибшего во время истязаний Маршала Блюхера. Всех этих военачальников он знал лично, как и тысячи других, уничтоженных репрессивной Системой Сталина. Их не спасли ни огромные прошлые заслуги перед советской властью, ни высокий авторитет в армии и народе, ни высокие профессиональные достоинства. Их никто даже не попытался отстоять, спасти. Жуков знал, что и ему следует ожидать той же участи, если того пожелает Сталин. Он понимал, что нужен был генсеку лишь в лихое военное время. Это время ушло в прошлое, и Сталина начало раздражать присутствие рядом прославленного полководца, каковым он считал, в первую очередь, самого себя. Жуков знал беспощадность и садизм сталинской машины уничтожения людей. Ягода, Ежов, Берия, Абакумов, Маленков потому и возникли вблизи вождя, что старательно и рьяно исполняли функции сталинских палачей.

  У Сталина все-таки хватило ума не подвергать аресту прославленного полководца. На собранном Сталиным военном совете все же нашлись военачальники, вступившиеся за Жукова (энергичней всех выступил маршал бронетанковых войск Рыбалко). Он ограничился его назначением-ссылкой командующим Одесского, а затем Уральского ВО. Официальной причиной снятия с высоких постов послужило обвинение в личной нескромности.

В 1953 г. после смерти Сталина Георгий Жуков возвратился в Москву и принял участие в аресте Берии. С этого времени он вновь вошел в правящую элиту СССР. Его назначили в 1953 г. заместителем министра обороны, а в 1955 г. министром обороны.

В 1956 г. Маршал Жуков командовал войсками при подавлении восстания в Венгрии.

В 1957 г. он решительно поддержал Никиту Хрущева в его борьбе с группой Молотова. Хрущев, однако, не отплатил добром за добро. Во властном прославленном полководце все сильнее проглядывали черты диктатора. Смелый и решительный Хрущев, тем не менее, побоялся иметь рядом с собой такого человека. Маршал Жуков во время его поездки в Югославию был отправлен в отставку, на пенсию. Министром обороны был назначен другой известный военачальник Маршал Родион Малиновский. Жуков находился в опале почти до самой своей смерти и только в 1973 г. был приглашен на праздник Победы в Кремлевском Дворце съездов. Тысячи ветеранов войны поднялись в едином порыве и приветствовали прославленного полководца криками «Слава Жукову!».

Существуют разные оценки степени полководческого таланта Георгия Жукова: гениальный, великий, выдающийся полководец. Жуков был сыном своей Родины, сыном своего времени. От своей земли он перенял и ее недостатки, и пороки. Он воевал в то время, когда брали числом и реже умением. В боях он не щадил, подобно Суворову, солдат и офицеров, а подпирал их сзади расстрельными командами. Но и в это суровое и жестокое время Маршал Жуков проявил себя непобедимым полководцем, отстоявшим честь и достоинство родной Земли и саму свою землю от иноземных врагов.

Скончался четырежды Герой Советского Союза Маршал Георгий Жуков 18 июня 1974 г.

 

 ***

 

МАРШАЛ ШАПОШНИКОВ

 

Шапошников Борис Михайлович (1882-1945), Маршал Советского Союза (1940). Член КПСС с 1930. Участник 1-й мировой войны, полковник. В гражданскую войну в Высшем военном совете и Полевом штабе РВСР. В 20-х годах командующий войсками ряда ВО. А 1928-31 начальник штаба РККА. В 1932-35 начальник Военной академии им М.В. Фрунзе. В 1937-40 и в июле 1941 - мае 1942 начальник Генштаба, одновременно в 1937-43 заместитель наркома обороны. В 1943-45 начальник Высшей военной академии. Труды Шапошникова ("Мозг армии" и др.) оказали большое влияние на развитие советской военной науки. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) с 1939. Член ЦИК СССР, депутат ВС СССР в 1937-45.

 

Борис Михайлович Шапошников был одним из самых видных теоретиков военной науки, принявших участие в создании Красной Армии. Он окончил в 1910 году Академию Генштаба и дослужился в царской армии до звания полковника.

В гражданскую войну Шапошников перешел на сторону большевиков и сыграл значительную роль в организации управления Красной Армией и ее Генштаба. В это время он последовательно занимал должности помощника начальника оперативного управления штаба Высшего военного совета, начальника разведывательного отдела Полевого штаба РВСР, 1-го помощника начальника штаба Наркомвоенмора Украины, начальника разведотдела и оперативного управления Полевого штаба РВСР. Из списка занимаемых должностей Шапошниковым во время гражданской войны видно, что бывший полковник царской армии внес значительный вклад в победу большевиков, обучая их искусству управления войсками и планирования операций (штабной работе). Шапошников не только принимал участие в создании Красной Армии, в управлении ее боевыми операциями и разработке этих операций, но и занимался обобщением опыта гражданской войны. В 1919-20 годах он опубликовал по этому поводу ряд теоретических работ.

И после окончания гражданской войны Шапошников в основном работал в Штабе РККА (до 1925 г., 1-й помощник начальника Штаба РККА), Военной академии имени М.В. Фрунзе (1932-35, начальник и военный комиссар) и Генштабе (1937-1940 годы). В перерывах между штабной и учебной работой он командовал рядом ВО. Шапошников подготовил и опубликовал книгу «Мозг армии» о работе Генштаба, о его роли в армии, по которой учились многие поколения советских штабистов.

Шапошников стал начальником Генерального штаба  после ареста Маршала Егорова, тоже бывшего полковника царской армии, в 1937 г.

Во время подготовки нападения СССР на Финляндию Шапошников разработал основательный план военных действий крупными силами. Этот план забраковали Сталин и Ворошилов, полагавшие, что с маленькой северной страной легко справятся войска Ленинградского ВО. Штаб этого округа и разработал план военных действий, который полностью провалился. Финны грудью встали на защиту своей Родины, выставили против Красной Армии все, что имели и могли. Дрались они умело и мужественно.

 В 1940 г. Шапошников вынужденно покинул должность начальника Генштаба по решению Сталина и был переведен на должность заместителя наркома обороны по созданию оборонительных сооружений. Сталин делал в это время  перестановки по итогам советско-финской войны. Выше уже сообщалось, что Шапошников предупреждал генсека об ошибочности плана блицкрига в войне с Финляндией, но его отстранили от разработки операций этой бесславной для СССР войны. Сталин, который уважал и ценил Шапошникова, объяснил ему, что его перемещение необходимо из политических соображений, поскольку никто, кроме высшего руководства СССР, не знает о том, что Шапошников точно спрогнозировал итоги этой войны. - Противники и народ полагают, - сказал Сталин, - что и начальник Генштаба наравне с наркомом обороны несет ответственность за неудачную войну. Сменил Шапошникова в августе 1940 г. генерал армии Мерецков, которого 1 февраля 1941 г. сменил генерал армии Жуков. Шапошникову вновь, по настоянию Сталина, пришлось занять этот ключевой пост после снятия с него генерала армии Жукова через месяц после начала войны.

Шапошников, полковник царской армии, остался единственным высшим военачальником в советской армии после репрессий, который имел дореволюционное фундаментальное военное образование. В становлении советской военной науки ему помогали глубокие военные знания, богатый опыт еще со времен работы в штабе генерала Брусилова, тонкий ум высокообразованного интеллектуала. Он был интеллигентным, воспитанным человеком, умеющим тактично, но твердо отстаивать свою точку зрения и интересы дела. Основная заслуга Маршала Шапошникова состоит в обучении генералов и офицеров Генерального штаба искусству стратегического и тактического военного мышления и планирования. Маршалов Жукова и Василевского, генерала армии Антонова можно отнести к ученикам Шапошникова, как руководителей Генерального штаба и разработчиков стратегических военных операций. И после своего ухода по состоянию здоровья с поста начальника Генштаба в 1942 г. Шапошников по приглашению Сталина продолжал участвовать в важнейших заседаниях Ставки.

Маршала Шапошникова Сталин уважал как высокопрофессионального военного штабного работника. Во время войны военную науку управления войсками он изучал по работе Шапошникова «Мозг армии». Сталин к нему, единственному, обращался по имени-отчеству: «Борис Михайлович». Никогда не повышал на него голос, единственному из членов Ставки разрешал курить у себя в кабинете.

Шапошников в советской армии после массовых репрессий в армии, пожалуй, остался одним из немногих носителей той высокой культуры, личного достоинства и чести, которой была пронизана русская армия. Когда на одном из заседаний во время войны выяснилось, что с двух фронтов так и не поступили сведения, Сталин недовольно спросил:

- Вы наказали виновных?

- Да, я объявил начальникам штабов по выговору, -  с суровой ноткой в голосе ответил Шапошников.

- У нас выговор объявляют в каждой партячейке. Для военного человека это не наказание, - хмуро сказал Сталин.

Шапошников спокойно и тактично пояснил Сталину, что в русской армии (дореволюционной) при объявлении подобного выговора начальник штаба подавал в отставку. Сталина обезоруживала эта недоступная ему интеллигентность Шапошникова, его неизменная приверженность лучшим культурным традициям ушедшего в прошлое общества. Сам Сталин прививал в армии иные нормы поведения. Никита Хрущев в своих воспоминаниях о днях Сталинградской битвы пишет:

«...Сталин (по телефону) никаких замечаний мне не сделал и только сказал: "Вы предупредите генерала Захарова, чтобы он там не дрался (генерал Захаров отъезжал из Сталинграда в Астрахань)".

Мне было довольно странно слышать от Сталина такое замечание. Впервые он так сказал, и больше я от него этого не слышал. Видимо, у него какой-то поворот был.

Он всегда говорил, что надо бить морду: "Что вы его слушали? Морду бы ему побить".

Этот мордобой прививался командному составу. Пользовались этой рекомендацией Сталина и Еременко, как я уже рассказывал, и Захаров, и другие. Многие пользовались. И вдруг Сталин говорит: "Вы ему скажите, чтоб морду не бил".

Я рассказал товарищу Василевскому, что вот, Сталин так сказал. Тогда мы посмеялись над этим, потому что Василевский тоже хорошо знал позицию Сталина в этом вопросе. Сталин не любил, чтобы это указание рекламировали, хотя и толкал всех, с кем он соприкасался, на это.

Я тогда предложил: пусть Еременко скажет (Захарову)...

Еременко вдруг принял такую официальную позу и повернулся к Захарову. А они большие приятели с Захаровым.

"Ну, - говорит, - товарищ генерал, смотрите. Вот вы поедете в 28-ю армию. Вы не позволяйте себе бить там морды людям. Иначе дело плохо обернется для вас".

Я смотрю, что же скажет Захаров, а Захаров немножко голову приподнял, а глаза опущены: "Да что же я, уговаривать буду, что надо наступать".

Опять Еременко: "Товарищ генерал...".»

Вот так воспитывал генералов товарищ Сталин, и такие вот нравы и взаимоотношения имели место в Красной Армии. Маршал Шапошников был белой вороной среди этих генералов и маршалов с хулиганскими замашками.

В августе 1942 г. Маршал Шапошников по состоянию здоровья перешел из Генштаба начальником Высшей военной академии, где прослужил до своей смерти в победном 1945 году.

 

***

 

МАРШАЛ РОКОССОВСКИЙ

 

Рокоссовский Константин Константинович (1896-1968), Маршал Советского Союза (1944), маршал Польши (1949), дважды Герой Советского Союза (1944, 45). Член КПСС с 1919. В Великую Отечественную войну командовал армией в Московской битве, Брянским, Донским (в Сталинградской битве), Центральным, Белорусским, 1-м, 2-м Белорусскими (в Висло-Одерской и Берлинской операциях) фронтами. В 1945-49 главнокомандующий Северной группой войск. В 1949-56 министр национальной обороны и заместитель председателя СМ Польши. Член Политбюро ЦК ПОРП. В 1956-57 и 1958-62 заместитель министра обороны СССР. Кандидат в члены ЦК КПСС  в 1961-68. Член ВЦИК с 1935, депутат ВС СССР в 1946-49, 1958-68. Был репрессирован в августе 1937- марте 40.

 

Рокоссовский Константин Константинович родился 21 декабря 1896 г. в городе Великие Луки в семье железнодорожника. Отец его был поляком, а мать русской. Вскоре после рождения Константина его отца перевели по службе в Варшаву (он работал машинистом). В 14 лет Константин Рокоссовский остался круглым сиротой и вынужден был самостоятельно зарабатывать на хлеб. Трудности выживания закалили характер будущего полководца, выработали в нем уверенность в своих силах, осмотрительность в действиях.

В 1914 году Рокоссовского призвали  в армию и он вдоволь навоевался на фронтах первой мировой войны. Октябрьский большевистский переворот предоставил ему шанс, и он добровольно вступил в Красную Армию. В 1919 году он стал членом партии большевиков. Опытный и храбрый кавалерист, рослый и физически очень сильный Рокоссовский быстро выдвинулся в красные командиры. Командовал эскадроном, полком. За свои военные успехи Рокоссовский был награжден двумя  орденами Красного Знамени.

Военная жизнь прославленного полководца Рокоссовского Константина Константиновича прошла параллельно с военной жизнью другого выдающегося полководца - Маршала Жукова. Они вместе учились в Ленинграде в 1924-25 годах в Высшей кавалерийской школе. В школу и тот, и другой пришли командирами полков. Здесь они стали близкими друзьями. В 1930 г. после окончания курсов усовершенствования высшего начальственного состава Жуков был назначен командиром бригады в дивизию, которой командовал К.К. Рокоссовский. Прослужили вместе они недолго. Жукова отозвали для прохождения службы в Москву.

В 1937 г. комдив Рокоссовский был репрессирован и пробыл в лагерях до марта 1940 г. Освобожден он был после ареста «маленького» сталинского наркома Ежова в исторически короткий период ослабления массовых репрессий. Сталин уничтожил к этому времени практически всех прославленных красных командиров и бывших вождей партии, а новые достойные жертвы еще не подросли. К тому же Сталин был увлечен охотой за своим главным врагом жизни - Львом Троцким. Этот период, к счастью, не сказался на полководческом таланте Рокоссовского, но сделал его сдержанным в жизни, в высказываниях и отношениях с людьми.

Войну Рокоссовский начал в скромном звании генерал-майора. Сказались лагеря, прервавшие его военную карьеру. Но благодаря своему полководческому таланту, он очень быстро занял одно из ведущих мест среди лучших военачальников Красной Армии.

Уже в самом начале проявился редкостный полководческий талант Константина Рокоссовского. В роковом для советской армии июне 1941 года, он, командуя 9-м механизированным корпусом, сумел нестандартно и умело организовать оборону на своем участке фронта, укрыв танки и артиллерию в окопы и надолго остановив врага. В июле под Смоленском советские части беспорядочно отступали под ударами немцев. Командующий Западным фронтом С.К. Тимошенко встретился с Рокоссовским и сказал: «Собирай, кого сможешь собрать на дорогах, и с ними воюй. Подойдут регулярные подкрепления  - дадим тебе две-три дивизии».

Константин Рокоссовский подчинил себе отступавшие части и разрозненные группы, и в несколько дней создал боеспособное соединение, вступившее в бой.

Жуков (и Сталин) высоко ценил военный талант, мужество и решительность Рокоссовского. В битве под Москвой Жуков поручил генерал-лейтенанту Рокоссовскому оборону направления главного удара германских войск на Москву - Волоколамского направления. И во всех последующих решающих военных сражениях Рокоссовскому поручались Сталиным и Жуковым центральные, самые важные для успеха всей операции участки.

Рокоссовский по своему полководческому таланту не уступал Георгию Жукову (напомним, что его отставание в росте было вызвано «отсидкой» в сталинских лагерях). В битве под Москвой между Жуковым и Рокоссовским произошел конфликт. Против 16-й армии Рокоссовского действовала мощная танковая группировка противника. Рокоссовский обратил внимание на то, что давление немцев в какой-то момент снизилось, и после некоторых размышлений и анализа обстановки на фронте он понял, что немцы решили нанести удар в другом месте, не сумев прорвать оборону 16-й армии. Проанализировав местность и возможные направления ударов противника, Рокоссовский пришел к выводу, что немцы нанесут свой новый удар южнее водохранилища. Но их можно было переиграть. Там надо было организовать прочную оборону, пользуясь естественными рубежами - рекой Истра и берегом водохранилища. Он доложил свои соображения Жукову и предложил отвести части 16-й армии в район водохранилища. Однако Жуков запретил это делать, руководствуясь в основном сталинским требованием «ни шагу назад». Рокоссовский, уверенный в своей правоте, обратился через голову Жукова к начальнику Генштаба Маршалу Шапошникову. Тот согласился с предложением Рокоссовского и отдал приказ о перемещении частей 16-й армии в предложенный район. Однако Жуков взбеленился и приказал не отступать ни на шаг. Приказ этот оказался бессмысленным и вредным. Рокоссовский оказался полностью прав. После мощного удара немцы прорвались в незащищенный район водохранилища, где не было достаточного количества войск и оборонительных сооружений.

В Сталинградской битве Рокоссовский командовал Донским фронтом, сыгравшим одну из решающих ролей в окружении и разгроме противника. Сталин очень высоко ценил Рокоссовского. Когда стал вопрос о том, кому поручить ликвидацию окруженной армии противника в Сталинграде, он, выслушав различные мнения (Берия высказался за Еременко, а Жуков за Рокоссовского) сказал:

- Еременко я расцениваю ниже, чем Рокоссовского... Рокоссовский пользуется большим авторитетом в войсках...

Сталин уважал Рокоссовского за его неброскую, но уверенную и решительную манеру командовать войсками. За его твердость в отстаивании своих позиций.

Во время Курской битвы генерал армии Рокоссовский командовал Центральным фронтом. Название фронта говорит само за себя. И вновь, теперь уже решающая победа, окончательно переломившая хребет врага. Немецкие войска после поражения на Курской дуге почти безостановочно под ударами советских войск покатились на запад. В 1944 г. Рокоссовскому было присвоено звание Маршала Советского Союза.

Маршал Рокоссовский закончил войну штурмом Берлина во главе 2-го Белорусского фронта. За годы войны он стал дважды Героем Советского Союза и был награжден многими боевыми орденами.

После войны в 1949 г., Рокоссовского, по решению Сталина, направили в Польшу министром обороны этой страны (напомним, что отец Рокоссовского был поляком). Рокоссовский принял это назначение без желания, но вынужден был подчиниться решению Сталина и Политбюро. Родиной его был Советский Союз, Россия, и он без энтузиазма отправился на чужбину, к полякам, настроенным в своей массе враждебно к СССР и русским.

В 1956 г. Маршал Советского Союза Рокоссовский возвратился на родину и работал заместителем министра обороны до 1962 г., когда ушел по болезни в отставку. Кандидатом в члены ЦК КПСС и депутатом ВС СССР он оставался до своей смерти в 1968 г.

 

***

 

МАРШАЛ ВАСИЛЕВСКИЙ

 

Василевский Александр Михайлович (1895-1977), военный деятель, Маршал Советского Союза (1943), дважды Герой Советского Союза (1944, 1945). В Великую Отечественную войну заместитель начальника, с июня 1942 начальник Генштаба. В 1942-44 координировал действия ряда фронтов в крупных операциях. В 1945 командовал 3-м Белорусским фронтом, затем главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке при разгроме японской Квантунской армии. С 1946 начальник Генштаба. В 1949-53 министр Вооруженных Сил СССР, в 1053-57 1-й заместитель и заместитель министра обороны СССР. Член КПСС с 1938. Член ЦК КПСС в 1952-61. Депутат ВС СССР в 1946-58.

 

Александр Михайлович Василевский начал войну заместителем начальника оперативного управления Генштаба. С 1 августа 1941 г. он был назначен начальником оперативного управления - заместителем начальника Генштаба. С июня 1942 г. по февраль 1945 г. он занимал должность начальника Генштаба и одновременно заместителя наркома обороны. В дальнейшем он командовал 3-м Белорусским фронтом и был назначен после капитуляции Германии главнокомандующим войсками Дальнего Востока.

Василевский, будучи начальником Генштаба - мозга армии, сравнительно мало времени, по воле Сталина, проводил в Москве, постоянно разъезжая по фронтам с заданиями Верховного главнокомандующего. Сталин полагал, что со стратегическим планированием военных операций и текущей работой Генштаба он справится сам при помощи аппарата Генштаба. Однако и с начальниками управлений Генштаба Сталин в самое тяжелое время начала войны сработаться не мог. С трудом подобрали подходящего ему человека на должность начальника оперативного управления. Обычно на этом месте генералы держались один-два месяца, пока в Генштаб в декабре 1942 г. ни пришел Алексей Иннокентьевич Антонов. Антонов сумел приспособиться к Сталину и вырос постепенно к концу войны до начальника Генштаба.

Маршал Василевский был одаренным и универсальным полководцем. Он был и отличным штабным работником, и прекрасным командующим фронтом. Василевский вел себя со Сталиным более мягко и сдержанно, чем Жуков, но с вкрадчивой настойчивостью проводил свою линию.

Василевский непосредственно разрабатывал или участвовал в планировании всех крупных операций Красной Армии в 1941-1943 гг. Василевский и Жуков разработали Сталинградскую операцию. После ее успешного завершения им были присвоены звания Маршалов Советского Союза.

Василевский и Жуков разработали также план Курской битвы, завершившейся переломной победой советских войск на Курской дуге.

После войны с Германией Маршал Василевский, дважды Герой Советского Союза, был направлен Сталиным главнокомандующим советскими войсками на Дальний Восток. И вновь он блестяще разработал и провел военную операцию по разгрому японской Квантунской армии.

В 1946 г. Маршал Василевский был назначен начальником Генштаба. Высокообразованный, воспитанный и выдержанный человек, он прекрасно командовал войсками в военное время, а по завершению войны смог перестроиться и руководить вооруженными силами в мирное время. Для Маршала Жукова этот переход от военного времени к мирному прошел более болезненно. Крутой и жесткий до жестокости, он не сумел перестроиться на мирное время и довольно быстро нажил себе сильных врагов в высшем эшелоне власти страны. Да и со Сталиным у Жукова после войны сложились непростые отношения. Диктатор-вождь видел в Жукове сильного конкурента. Василевский же, благодаря своей полной аполитичности, тактичности и умению «держать удары», не отвечая на них, устраивал Сталина. В 1949-53 гг. Василевский занимал высшую военную должность - должность министра Вооруженных Сил СССР (министра обороны). И после смерти Сталина высокий профессионализм Василевского и его неучастие в политических интригах позволили ему остаться первым заместителем, а затем заместителем министра обороны СССР. В отставку Маршал Василевский был отправлен Никитой Хрущевым в 1957 г. вместе со своим боевым товарищем Маршалом Жуковым. Хрущев откровенно опасался крутого министра обороны - Маршала Жукова, который незадолго до этого помог ему сохранить власть и отправить в отставку сталинскую «гвардию»:  Молотова, Кагановича, Маленкова и их единомыш-ленников. Но в политике, как известно, друзей не бывает. Выбрав подходящий момент, Хрущев во время поездки Жукова в Югославию снял его со всех постов и отправил на пенсию. Заодно был отправлен на пенсию и Маршал Василевский.

Маршал Советского Союза Василевский прожил славную жизнь. Он стал одним из самых прославленных советских полко-водцев, одним из самых авторитетных военных руководителей в мирное время. Он прожил долгую жизнь и умер в 1977 г.

 

***


ГЕНЕРАЛ АРМИИ АНТОНОВ

 

Антонов Алексей Иннокентьевич (1896-1962), военачальник, генерал армии (1943). В Великую Отечественную войну начальник штаба ряда фронтов, 1-й заместитель начальника Генштаба (с 1942), начальник Генштаба с 1945. В 1946-48 и с 1954 1-й заместитель начальника Генштаба, а с 1955 и начальник штаба Объединенных Вооруженных Сил государств - участников Варшавского договора.

 

Алексей Иннокентьевич Антонов родился 15 сентября 1896 года в г. Гродно в семье командира батареи царской армии. Отец Алексея умер в 1908 году, а мать в 1914 году. Со смертью матери прекратилась выплата пенсии за отца, и Алексей Антонов в поисках заработка по совету родственников перебрался в Петроград. Здесь ему удалось бесплатно окончить гимназию, как сыну неимущего офицера. В 1915 году он поступил в университет, но вынужден был оставить учебу из-за отсутствия средств. Антонов пошел работать на завод. Шла первая мировая война, и его призвали в армию. Как бывшего студента Алексея Антонова, на его счастье, направили в Павловское военное училище. Вот так, почти случайно, началась его блестящая карьера выдающегося военачальника. В декабре 1915 года антонов прошел ускоренный курс обучения в условиях военного времени и в чине прапорщика был зачислен в егерский полк. Заметим, что даже во время войны власти царской России дорожили званием русского офицера, и в училища направляли лишь способных и грамотных молодых людей. В июле 1917 года Антонов участвовал в бесславном наступлении российских армий на позиции германских войск. Он был ранен и награжден орденом за храбрость. В бурном 1917 году вся армия поголовно была вовлечена в политические события и являлась предметом ожесточенной борьбы большевиков с их политическими противниками. И прапорщик Антонов не мог остаться в стороне от решающих событий. Он был избран помощником  полкового адъютанта, и в этой должности принял участие в остановке продвижения войск генерала Корнилова к Петрограду в августе 1917 года (т.н. бескровный «корниловский мятеж»).

После большевистского переворота Антонов уволился в запас и работал до апреля 1919 года в продовольственном комитете Петрограда. Судя по всему, Антонов не спешил примыкать к большевикам, как это сделали многие другие русские офицеры. В Красную Армию он вступил 11 апреля 1919 года, когда Лев Троцкий с согласия Ленина организовал массовый набор бывших царских офицеров под знамена большевиков. С этого времени и до конца своей славной военной карьеры Антонов оставался штабным работником. В гражданскую войну он работал в штабах различных дивизий Красной Армии вплоть до полной победы большевиков.

Военная карьера требовала обязательного членства в КПСС (за малым исключением для бывших высших офицеров царской армии). Антонов вступил в партию в 1926 году. В 1928 году он поступил в Военную академию им. М.В. Фрунзе на командный факультет. После окончания академии Антонов, поработав некоторое время начальником штаба 46 стрелковой дивизии, ощутил недостаток знаний и вновь поступил в 1933 году уже на оперативный факультет этой же академии. Заметил, что в военных академиях преподавали бывшие высшие офицеры-ученые царской армии, и слушатели приобретали в них основательное фундаментальное образование.

После окончания оперативного факультета академии Антонов служил начальником штаба 46 стрелковой дивизии, укрепленного района и начальником оперативного отдела штаба Харьковского ВО.

В 1936 года военное командование направило Антонова на учебу в открывшуюся Академию Генерального штаба РККА. Выпускники этой академии составили элиту советской армии. В ней был собран весь цвет ученых военных наук того времени. После окончания Академии Антонов служил начальником штаба Московского ВО, преподавал на кафедре общей тактики Военной академии им. М.В. Фрунзе.

Нападение германских армий на СССР застало Антонова на посту начальника штаба Киевского особого ВО. Затем он возглавлял штабы Южного фронта, Северо-Кавказского и Кавказского фронтов.  

В Генштаб Антонов пришел в воинском звании генерал-лейтенанта на должность начальника оперативного управления. Высокообразованный, культурный и воспитанный человек, он понравился Сталину, благодаря чему проработал в Генштабе до конца войны. Собственно, для того чтобы сработаться со Сталиным в Генштабе надо было обладать тремя основными качествами: глубокими знаниями, превосходившими военные знания самого генсека, высокой культурой общения (прежде всего умением держать сталинские удары) и высочайшей работоспособностью и организованностью. Всеми этими качествами генерал Антонов в полной мере обладал. А до его прихода в Генштаб не смогли сработаться со Сталиным многие генералы-штабисты на должности начальника оперативного управления.

Прирожденный штабист, он вскоре был назначен заместителем начальника, а затем первым заместителем Генштаба. Одновременно он рос в звании: генерал-полковник, генерал армии. Поскольку начальник Генштаба Маршал Василевский постоянно находился на фронтах, выполняя поручения Сталина, Антонов осуществлял фактическое руководство Генштабом, начиная с 1943 г.

Будучи человеком высокоорганизованным, он сумел четко поставить работу Генштаба. Более того, изучив распорядок жизни и работы Сталина, его привычки, он подготовил распорядок докладов Сталину, который тот встретил с недоумением, но все-таки подписал. Этим документом Антонов сумел в какой-то мере упорядочить работу и самого Верховного главнокомандующего.

Антонову пришлось в его работе в Генштабе несколько полегче, нежели его предшественникам Жукову, Шапошникову, Василевскому. Катастрофическое начало войны осталось в прошлом. Появился опыт. Выросли и были правильно расставлены штабные работники и полководцы. Тем не менее, Антонов поднял работу Генштаба на новую профессиональную высоту, что способствовало более успешному проведению операций.

После окончания войны в день Победы Антонову не было присвоено звание Маршала, хотя Сталин и собирался это сделать. Поспособствовал этому Лаврентий Берия. Он пытался найти опору среди военных, которые его боялись, ненавидели и презирали. Антонов уклонился от сближения с Берией, и тот попробовал запугать генерала, собрав на него компромат. Когда не получилось и это, Берия доложил о компромате Сталину. Тот не поверил клеветническим материалам, однако не присвоил начальнику Генштаба звание Маршала. В 1946 г. Сталин понизил Антонова в должности, переведя первым заместителем начальника Генштаба. В 1948 г. Сталин еще раз понизил Антонова в должности, назначив первым заместителем командующего Закавказским ВО. Опала закончилась в 1954 г. после расстрела Берии. Антонов вновь был назначен первым заместителем начальника Генштаба, а в 1955 г. начальником штаба Объединенных Вооруженных Сил государств - участников Варшавского договора. Скончался генерал армии Антонов, внесший достойный вклад в победу своей родной страны над германскими захватчиками, в 1962 г.

 

***

ГЕНЕРАЛ АРМИИ ПАВЛОВ

 

Павлов Дмитрий Григорьевич (1897-1941), генерал армии (1941), Герой Советского Союза (1937). С 1940 командующий войсками Западного Особого ВО. В начале Великой Отечественной войны командующий  войсками Западного фронта. Репрессирован, расстрелян, реабилитирован посмертно.

 

Дмитрий Григорьевич Павлов родился в 1897 г. в крестьянской семье. В Красную армию вступил добровольцем. В гражданскую войну он прошел путь от командира взвода до командира полка. В 1922 г. Павлов окончил Высшую кавалерийскую школу в Омске. В 1928 г. окончил военную Академию им. М.В. Фрунзе, а в 1931 г.  академические курсы Военно-технической академии в Ленинграде. Из этого образовательного списка видно, что Дмитрий Павлов был одним из наиболее образованных высших командиров Красной армии и превосходил, пожалуй, в этом отношении Георгия Жукова.

В 1934-36 гг. Павлов командовал мехбригадой. За успешно проведенные учения его наградили орденом Ленина. В 1936-37гг. Павлов воевал в Испании на стороне республиканской армии. За проявленное мужество он был удостоен звания Героя Советского Союза. По возвращению из Испании на родину Павлову присвоили звание комкора. Он был назначен начальником Автобронетанкового управления РККА и членом Главного Военного совета, в который входило всего 11 человек, включая Сталина.

В 1940 г. Павлова назначили командующим важнейшего военного округа - Белорусского Особого ВО.

За время службы в рядах Красной Армии генерал Павлов был награжден двумя орденами Красного знамени, тремя орденами Ленина, золотой медалью «Золотая звезда», медалями.

В начале войны Павлов командовал Западным фронтом. Перед войной Сталин допустил роковую ошибку, навязав военным свое мнение о том, что направлением главного удара немцев будет Юго-западное направление. Однако основной удар Германия и ее союзники нанесли по Западному фронту. Советские войска из-за бездеятельности Сталина, бездеятельности Генерального штаба и наркомата обороны, не отдавшим вовремя приказ о приведении войск в боевую готовность, потерпели тяжелейшие поражения. Был разгромлен и Западный фронт. Сталину срочно потребовались виновники произошедшей трагедии, на которых можно было бы публично переложить часть собственной вины.  Ими и стали генерал армии Павлов и другие генералы Западного фронта. Павлов был снят с поста командующего Западным фронтом уже на 8-й день войны. Его арестовали 4 июля. Вместе с ним были арестованы генералы В.Е. Климовских, А.Т. Григорьев, Н.А. Клыч, А.А Корбков.  Генералы были преданы суду, обвинены в трусости, бездействии, развале управления войсками, сдаче оружия противнику без боя, в самовольном оставление боевых позиций. Все они были приговорены к расстрелу и лишь Клычу заменили расстрел Колымой, где он и сгинул. По подобному обвинению можно было расстрелять в это время весь командный состав Красной Армии, начиная с наркомата обороны, Генштаба и лично Сталина.

На допросах «с пристрастием» Павлов признал себя участником заговора с целью открытия врагу фронта. Но 22 июля 1941 года на заседании Военной коллегии он отказался от этих «признаний», заявив, что они были даны в невменяемом состоянии. Тем не менее, генерал армии Павлов был приговорен к расстрелу.

Члены семьи Павлова были репрессированы. После смерти Сталина вдова генерала Александра Федоровна Павлова и его дочь приложили огромные усилия по его реабилитации. В 1957 году генерал армии Дмитрий Павлов был посмертно реабилитирован.

 

***

 

МАРШАЛ СЕМЕН ТИМОШЕНКО   

 

Тимошенко Семен Константинович (1895-1970), Маршал Советского Союза (1940), дважды Герой Советского Союза (1940, 1965). Участник гражданской войны, комдив в 1-й Конной армии. В советско-финской войне командующий войсками Северо-Западного фронта, прорвавшего "линию Маннергейма" с большими потерями. В 1940-41 (до июля) нарком обороны СССР. В 1941-42 главнокомандующий Западным и Юго-Западным направлениями, в 1941-43 командующий войсками Западного, Юго-Западного, Сталинградского и Северо-Западного фронтов. В 1945-60 командующий войсками ряда ВО.

 

Тимошенко Семен Константинович был призван в армию, как и Жуков, в 1915 г. в разгар первой мировой войны. Он окончил школу пулеметчиков, участвовал в боях на Западном фронте. В Красную Армию вступил добровольцем с фронтовым оружием в руках. Тимошенко участвовал в обороне Царицына, последовательно командовал взводом, эскадроном, полком, кавалерийской дивизией в 1-ой Конной армии. Отсюда и довольно быстрая последующая карьера и выживаемость в условиях сталинского террора. Тимошенко, как и Ворошилов с Буденным, воевал там, где Сталин был членом реввоенсовета. Сталин сохранил жизни тем военачальникам, с которыми прошел гражданскую войну, за исключением Маршала Егорова, бывшего царского полковника. И не только сохранил жизни, но и подталкивал вверх по лестнице военной карьеры.

В 1940 г. СССР начал самую бесславную войну Красной Армии против маленькой Финляндии. Сталин с подачи министра обороны Ворошилова полагал, что СССР выиграет войну сравнительно небольшими силами и с малыми потерями. В известность о начале войны не поставили даже начальника Генерального штаба Б.М. Шапошникова, который предупреждал о невозможности блицкрига в войне с Финляндией. План блицкрига разработал штаб Ленинградского ВО. Этот план с треском провалился. Финны загодя провели всеобщую мобилизацию и выставили у своих границ около 400 тысяч бойцов.  Легкие подвижные лыжные отряды финнов наносили огромные потери советским войскам. Финны отчаянно и умело защищали свою Родину. Советскому командованию пришлось срочно перебрасывать армию из Сибири и создавать дополнительно целый Северо-Западный фронт под командованием командарма I-го ранга Тимошенко. Против Финляндии было сосредоточено около миллиона солдат и офицеров, 3000 танков, 11266 орудий, 3253 самолета и силы Балтийского и Северного флотов. Оборонительную линию финнов - линию Маннергейма удалось прорвать только после тяжелейших боев и лишь ценой огромных потерь (70 тысяч убитых, 176 тысяч раненых и обмороженных).

Финская война продемонстрировала советскому руководству, военному командованию и всему миру слабость советской армии. Сталин снял Ворошилова с поста министра обороны и поставил на эту должность Семена Тимошенко. За прорыв линии Маннергейма, не относящийся, конечно, к высоким достижениям военной мысли и доблести, Семен Тимошенко был награжден своей первой звездой Героя Советского Союза.

Тимошенко и Жуков хорошо знали друг друга. Жуков в 1925г. командовал полком в корпусе Семена Тимошенко. И к высшей военной власти Тимошенко и Жуков пришли в паре. Тимошенко был назначен министром обороны, а Жуков начальником Генштаба, заместителем министра. Ни Тимошенко, ни Жуков не имели фундаментального военного образования. Краткосрочные курсы не могли заменить глубокого систематического образования. Жукову операция на Халкин-Голе удалась, Тимошенко на линии Маннергейма нет. Страх перед Сталиным и другие причины помешали министру обороны и начальнику Генштаба настоять на своевременном приведении приграничных войск в состояние боевой готовности перед войной.

В начале войны Маршал Тимошенко был назначен вместо генерала армии Павлова командующим Западным фронтом. Германские армии продолжали стремительно наступать, войска Западного фронта, соответственно, отступать. Это ясно доказывало, что дело не в Павлове, безвинно расстрелянного по личному приказу Сталина. Тучи сгустились и над головой Тимошенко. Вот как описывает Маршал Жуков эту ситуацию:

 «Мы вошли в комнату, за столом сидели почти все члены Политбюро. Сталин стоял посередине комнаты и держал пустую трубку в руках - верный признак плохого настроения.

- Вот что, - сказал Сталин. - Политбюро обсудило деятельность Тимошенко на посту командующего Западным фронтом и считает, что он не справился с возложенной на него задачей в районе Смоленска. Мы пришли к выводу, что на должность командующего Западным фронтом надо послать Жукова. - Сталин помолчал и спросил Тимошенко: - Что думаете вы?

Тимошенко не ответил.

- Товарищ Сталин, - сказал я, - частая смена командующих фронтами тяжело отражается на ходе операций. Командующие, не успев войти в курс дела, вынуждены вести тяжелейшие сражения. Маршал Тимошенко командует фронтом всего лишь четыре недели. В ходе Смоленского сражения хорошо узнал войска, на что они способны. Он сделал все, что можно было сделать на его месте, и почти на месяц задержал противника в районе Смоленска. Думаю, что никто другой большего не сделал бы. Войска верят в Тимошенко, а это главное. Я считаю, что сейчас снимать его с фронта несправедливо и крайне опасно.

Калинин, внимательно слушавший, сказал:

- А что, пожалуй, Жуков прав.

Сталин раскурил трубку, посмотрел на других членов Политбюро и сказал:

- Может быть, согласимся с Жуковым?».

Тимошенко был оставлен командующим фронтом, но несправедливое обвинение сильно обидело его и надолго вывело из равновесия, так необходимого для эффективного управления войсками.

В последующие годы войны Сталин, по рекомендации Жукова, неоднократно направлял Тимошенко на решающие фронты и направления, и Маршал Тимошенко достойно ими командовал, пока не возмужала новая плеяда талантливых полководцев, таких как Рокоссовский, Василевский, Конев и другие.

Маршал Тимошенко, единственный из старых военных соратников Сталина по гражданской войне, достойно проявил себя в Великой Отечественной войне. Бывшие командиры Первой Конной Маршалы Ворошилов и Буденный безнадежно отстали от современных требований к военачальнику и только мешали более молодым талантливым полководцам.

После войны Маршал Тимошенко командовал рядом ВО. Не стало Маршала Тимошенко в 1970 г.

 

***

ГЕНЕРАЛ АНДРЕЙ ВЛАСОВ

 

   Власов Андрей Андреевич (1901-46), генерал-лейтенант. С 1920 в Красной Армии. В Велик. Отеч. войну командовал корпусом и армией, зам. команд. Волховским фронтом, команд. 2-й Ударной армией (Волховский фронт), оказавшейся весной 1942 в окружении. Попал в плен, возглавил «Комитет освобождения народов России» (КОНР) и «Русскую освободительную армию» (РОА), составленную из советских военнопленных (офицеры и солдаты РОА наз. «власовцами»). В мае 1945 захвачен сов. частями. По приговору Военной коллегии Верх. суда СССР повешен.

 

   Власов Андрей Андреевич родился тринадцатым ребенком в семье нижегородского крестьянина-бедняка в 1900 г. Учился в духовной семинарии - готовился стать священником. Однако в 19 лет (1920 г.) пошел добровольцем в Красную Армию сражаться «за землю и волю». Командовал ротой, потом полком.

   В 1930 г. Власов вступил в партию. В 1937-1938 гг. он работал военным советником в Китае у Чан Кайши, который пожаловал ему орден. Власов был награжден и двумя советскими орденами - Ленина и Красного Знамени. В 40 лет он имел звание генерал-лейтенанта, командовал дивизией, которая была признана лучшей в Красной Армии.

   С началом войны Власов находился на самых трудных участках: летом 41-го командовал 37-й армией и выводил ее из окружения, в декабре возглавил 20-ю армию, которая вела успешные бои под Москвой.

Когда возникла критическая ситуация на Волховском фронте, Власову поручили командование 2-й Ударной армией. За это время сам Сталин трижды принимал генерала. К поражениям советских войск летом 1942 года привело, мягко говоря, ошибочное решение Сталина о преждевременном наступлении крупными силами. Генштаб и Жуков призывали к временному ведению оборонительных боев, накоплению резервов, истощению сил противника и лишь последующему подготовленному наступлению.

Неподготовленное наступление советских армий провалилось, противник громил и окружал советские войска. Летом 1942 г. армия Власова под Ленинградом попала в окружение. Власов отказался покинуть на самолете гибнущую армию. Несколько недель он бродил по заболоченным лесам с остатками своей армии.                 

12 июля Власов был обнаружен немцами в каком-то деревенском сарае и взят ими в плен. Генерала отправили в особый лагерь «Проминант» под Винницей, где к тому времени уже находились советские генералы  Д. М. Карбышев, Ф.М. Лукин и другие, а также Яков Джугашвили, старший сын Сталина.

 У генерала Власова перед пленением был небольшой выбор: пустить самому пулю себе в лоб или пробиваться к своим, чтобы получить пулю от них. Он хорошо помнил, как год назад были расстреляны генералы Павлов, Коробков и другие, оказавшиеся в такой же ситуации. Ни то ни другое не устраивало молодого генерала.

   Полгода Власов находился в лагере, видел невыносимое положение военнопленных. Он чувствовал, что дела немцев плохи: война затянулась, и без «пятой колонны» в России немцам не обойтись. Победа СССР и его союзников над фашистской Германией означала неминуемую казнь Власова. Поэтому чувство самосохранения перерастало в логику предательства. Власов предложил немцам свои услуги по созданию армии из русских военнопленных, перебежчиков и эмигрантов. Он рассчитывал, что немцы признают русское правительство в изгнании во главе с ним. Однако покровители Павлова не смогли убедить Гитлера в том, что можно положиться на часть русских и вооружить их, фюрер стоял на своем: «Мне не нужна армия, которую придется держать на привязи. Русские никогда не будут носить оружие!»

Тогда немецким командованием стали предприниматься настойчивые попытки создания так называемой «Русской освободительной армии» (РОА) за спиной Гитлера. Особую активность проявило отделение вермахта, под контролем которого находился лагерь «Проминант», где оказался Власов.

Еще в ноябре 1941 г. прибалтийский немец В.К. Стрикфельдт (служил в русской армии в первую мировую войну, затем у Юденича) разработал план организации русского антикоммунистического движения и РОА, а в декабре попытался сформировать «русский освободительный комитет» в Смоленске, но безуспешно.

Позже (январь 1942 г.) генерал К. Иванов и майор Д. Бочаров создали «Русскую национальную народную армию» (РННА), в марте 1942 г. эмигрант Б. Калинский - «Русскую освободительную национальную армию» (РОНА), несколько позже полковник Н. Родионов - «Дружину».

Но покровители из высших немецких военно-политических кругов рассчитывали на большее - на широкую мобилизацию внутренних и внешних сил против сталинского режима. Их не устраивало то, что действовавшие в составе немецких подразделений русские «армии» не имели абсолютно никакой самостоятельности. И министерство по оккупированным восточным областям дало указание: «Нужен не политик и не эмигрант, а человек, близкий к советскому руководству... Наиболее подходящая фигура - пленный генерал».

Якобы желая помочь советским военнопленным (по признанию самого Власова), в январе 1943 г. Власов начал сотрудничать с немцами. Генерал заявил: «Я согласен воевать против Сталина, но только если мне разрешат создать русскую армию, а не армию наемников. Она должна подчиняться русскому национальному правительству ...»

Власов говорил о борьбе против тирании, о свободе и правах человека, а Стрикфельдт, поддерживая его, ругал Гитлера, говорил о возможном союзе Германии и России в борьбе против сталинского режима. Он заявил, что есть много немецких генералов и фельдмаршалов, недовольных фюрером. У прибалтийского немца были свои резоны для борьбы со Сталиным и СССР. Страны Прибалтики были до войны захвачены СССР, и их освобождение могло произойти только в случае изменения режима в СССР. А на победу Германии над СССР прагматичный прибалтийский немец не надеялся. Власов поверил Стрикфельдту и согласился изложить свои просьбы в обращении к германскому командованию от имени «новой России - без большевиков и капиталистов».

Узнав о заявлениях Власова, Гитлер взорвался: «Что в конце концов позволяет себе этот сын мясника! ... Да еще одна такая выходка - пусть пеняет на себя!»

В марте 1943 г. Власов в письме под заголовком «Почему я стал на путь борьбы с большевиками» писал, что он честно выполнял свой долг солдата и сына Родины, но якобы видел нежелание народа защищать большевистскую власть и систему, что он открыто и честно стал на путь союза с Германией. Далее он писал: «... В союзе с немецким народом нужно разрушить разделяющую нас стену ненависти и подозрения.

Обдумав все это, я принял решение сдаться в плен. Более шести месяцев являясь пленным, я не только не изменил своих убеждений, но и укрепился в них. С помощью военнопленных и широких масс русского народа завершим народную революцию».

Вскоре Власова объявили главой «Русской освободительной армии» (РОА). В срочном порядке были созданы под Берлином (в Дабендорфе и Вулльхайде) две школы по подготовке добровольцев, где курсантов одевали в немецкую форму с нашивкой на правом рукаве «РОА» на трехцветном флаге. На фуражке красовалась кокарда царской армии.

Те, кто хотел вступить в РОА, о Власове узнавали из листовок, которые распространялись в огромных количествах на оккупированных территориях СССР, сбрасывались с самолетов в тылу у Красной Армии.

Кроме Власова, в РОА сотрудничали и другие советские генералы и старшие офицеры. Но вся их деятельность сводилась к изданию двух газет на русском языке. Дважды в неделю выходили газеты «Доброволец» тиражом 20 тысяч экземпляров и «Заря»  100-тысячным тиражом.

Власов читал лекции, принимал парады, поздравлял выпускников, но так и оставался генералом без армии. Гитлер по-прежнему не разрешал создания боевой русской армии, не доверяя русским. Желающих вступить в РОА было достаточно, но Власов видел, что Гитлер и высшее германское командование не нуждается в его услугах.  

Опекуны Власова понимали, что одними листовками «берлинского производства» да лекциями РОА не создать. Они организовали поездки генерала на оккупированные территории. В течение трех недель он выступал перед большими аудиториями в Смоленске, Гатчине, Могилеве, Риге с программой «русского освободительного движения». Причем он неоднократно в своих выступлениях задевал немцев.

Об этом стало известно Гитлеру, и тот устроил разнос опекунам Власова. «Если этот Власов еще хоть раз появится на публике, им займется гестапо», - заявил фюрер. И генерал-фельдмаршал Кейтель подписал приказ, в котором сообщалось, что «фюрер не желает слышать имени Власова ни при каких обстоятельствах, разве что при проведении операций пропагандистского характера, где нужно использовать имя Власова, а не его личность».

Власова и его отдел перевели в другой район Берлина, гестапо установило за ним слежку. Ему запретили выходить за пределы особняка. Он гулял по саду, писал, читал газеты, слушал радио. Его положение было типичным для изменника. Гитлер не доверял человеку, рвавшемуся сражаться со своими соплеменниками.

Однако Власов продолжал настаивать на создании боевой армии под его командованием. «Армия - вот что мне нужно, - твердил он Стрикфельдту. - Вы, немцы, не верите мне ...»

И опекуны вновь отправили Власова на оккупированную территорию в агитационную поездку. Власова хорошо приняли офицеры вермахта в Риге, затем он выступил в Пскове, Луге, Полосово, Сиверской, Толмачево, Гатчине, Дедовичах. Но и здесь он не удержался от резких слов в адрес немцев.

Терпение Гитлера лопнуло. 8 июля он запретил формирование РОА под командованием Власова. Заодно фюрер даже намеревался разоружить и «национальные формирования» (кавказские, туркменские, украинские и другие), подозревая их в ненадежности. В германских вооруженных силах в 1943 г. служило около 800 тысяч бывших советских граждан. Из них 427 тысяч были русскими и украинцами. Хотя к самому Власову они не имели отношения, именно их позднее и называли «власовцами».

Когда положение гитлеровских войск и на востоке, и на западе стало критическим, когда уже летом 1944 г. Красная Армия вступила на территории Польши, Венгрии, Румынии, Чехословакии, а войска США и Англии вели успешные операции во Франции, ближайшее окружение Гитлера в спешном порядке решилось на создание «русской оппозиции» сталинскому режиму. Только 16 сентября 1944 г. состоялась личная встреча Власова с рейхсфюрером СС Гиммлером, который разрешил ему создать собственную армию из двух дивизий. Кроме того, Власов получил чин генерал-полковника, право на формирование комитета (правительства). При этом Гиммлер выдвинул ряд условий: Россия в границах до сентября 1939 г., отказ от Крыма, борьба с большевизмом, казакам - собственное правительство, нерусским народам - широкая автономия.

Вступить в РОА выразило «желание» более миллиона человек. Происходило это якобы добровольное «выражение желания» под присмотром и давлением эсэсовцев. Но к декабрю 1944 г. было сформировано только две дивизии из 30 тысяч человек.

     Власов и его подчиненные стремились, по возможности, освободиться от немецкой опеки и перейти на сторону союзников на любых условиях (как пленные, интернированные или военнослужащие). Они боялись пленения советскими войсками. Советский плен означал неминуемую казнь и позор. Однако попытка выйти на посольство США и Великобритании через Международный Красный Крест закончилась неудачей.

В апреле 1945 г. первая дивизия РОА под командованием Буняченко по приказу германского командования должна была выйти на реку Одер и атаковать советские войска, но покинула позиции, направилась на юг и вышла к Праге.  Власов одобрил действия Буняченко.   

В это время в Праге началось восстание против немцев. На сторону восставших и перешла дивизия Буняченко. Эта дивизия нанесла  мощный удар по отборным частям немецкого гарнизона. Когда же Буняченко узнал, что на «спасение» чехов от власовцев идут войска маршала И.С. Конева, он отдал приказ двигаться на юг, навстречу американской армии. Однако Власов и его окружение не знали, что на совещании «Большой тройки» в Ялте в феврале 1945 г. Сталин добился включения в совместное заявление следующего пункта: «Мы обязуемся оказывать всестороннюю помощь, совместимую с требованием ведения военных операций, в целях обеспечения быстрой репатриации всех военнопленных и гражданских лиц». И инструкции были выполнены: «гостей» разоружили и отправили в лагерь. Однако Буняченко со штабом дивизии удалось укрыться в Шлюссельбургской крепости, где к тому времени уже находился Власов.

Власов и его приближенные, хватаясь за соломинку, решили сдаться американцам. Однако им не удалось даже добраться до янки. Их взяли в плен части Красной Армии. А те, кто попал в американские лагеря, были выданы советским властям. Одних расстреляли на месте, другие оказались на родине в лагерях и тюрьмах. Некоторая же часть власовцев спаслась, укрывшись в США, Англии и других странах Европы.

 Во время допросов на Лубянке и судебного процесса Власов продолжал считать спасение от голодной смерти в концлагерях тысяч военнопленных своим главным достижением. Власова и одиннадцать его «подельников» военная коллегия Верховного суда 1 августа  1946 г. приговорила к смертной казни через повешение за измену Родине. В тот же день в Москве на Лубянке приговор был приведен в исполнение, о чем сообщили советские газеты 2 августа.         

 

 

Яндекс цитирования