Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Разное

17.01.2018

Юрий Корчагин

Мое абашевское детство

19.12.2017

Юрий Корчагин

Томск, студенческие годы Овеянный ветром, город студентов, юности нашей друг

10.12.2017

Ю.А. Корчагин

Работа и жизнь в Воронеже

06.10.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг бывших советских республик по счастью

23.09.2017

Елена Корчагина

Способы конституирования национально-государственной идентичности в современном обществе

05.06.2017

Андрей Золотухин

Создатели воронежской Политгазеты.рф замораживают проект и говорят «спасибо» друг другу и некоторым официальным лицам.

27.12.2016

Юрий Корчагин

Часть населения России нуждается в дешевой водке

07.08.2016

Юрий Корчагин

Нужны ли унижающие нас олимпиады?

26.06.2016

Корчагин Ю.А.

Российский национальный человеческий кпитал

15.04.2016

Юрий Корчагин

Несгибаемые авторитаризм с патернализмом

10.04.2016

Юрий Корчагин

Кто виноват? И что делать?

30.12.2015

Юрий Корчагин

Мои афоризмы к Новому Году

05.10.2014

Юрий Корчагин.

Прикупили и придушили

19.09.2014

Юрий Корчагин.

Горожане России в оппозиции действующей власти

09.07.2014

Юрий Корчагин.

Футбольный нокаут

24.12.2013

Евгений Гонтмахер.

Подавляющее большинство

23.12.2012

Михаил Прохоров.

Михаил ПРОХОРОВ: Я хочу жить в кайф

06.12.2012

Комитет гражданских инициатив.

Власть и наши общие риски

Юрий Корчагин

22.11.2011

Юрий Корчагин.

Средний класс в Воронежской области и России: настоящее и будущее

Юрий Корчагин19.12.2017

Томск, студенческие годы Овеянный ветром, город студентов, юности нашей друг




t.u..jpg

Томский государственный университет


Томский приборостроительный техникум

(Сейчас Томский техникум информационных технологий)


 

ij.jpg

 

 

Желание, да и сама возможность поехать в Томск поступать в Томский приборостроительный техникум возникли неожиданно и были инициированы моим одноклассником.

К концу учебного года в 7 классе ко мне подошел одноклассник и предложил вместе поступать в этот техникум.

Предложение меня сильно удивило и озадачило. Что мне делать после окончания семилетки и получения свидетельства я еще не решил. Даже не задумывался об этом. У нас еще не было тогда восьмилетки, хотя по стране всюду она уже вводилась в школах.

С получением свидетельства в школе на руки случилось небольшое осложнение. Завуч школы заявила, что мне надо продолжать учебу в школе, поскольку я лучший ученик. И после ее окончания поступать в вуз, а не в техникум. Я жестко настаивал, она позвонила моей сестре Гале, которую знала. И после короткого разговора неохотно выдала свидетельство, пожелав успехов в учебе в техникуме.

Одноклассник, пригласивший меня поступать в техникум, был хулиганистым пацаном, лидером той части ребят класса, которые постоянно пропускали занятия, частенько сидели зимой в подземной теплотрассе с открывающимся люком, там курили и делали что-то еще, мне неведомое.

Они же хулиганили на уроках, срывали занятия. Был даже такой чрезвычайный случай. Приходим на занятия, а в нашем классе нет света, оказались перерезанными провода. И дело сие было рук этой небольшой, но активной группы из трех великовозрастных учеников, просидевших в одном классе по 2-3 года.

Мы с этим одноклассником не дружили, но взаимно уважали друг друга, поскольку неплохо играли в футбол. Он играл за лучшую детскую команду района и жил в двух шагах от стадиона, всегда открытого для детей и юношей.

Одноклассник пригласил меня к себе домой и познакомил со своим отцом. Отец оказался незаурядным человеком, хорошо образованным, из первых тимуровских отрядов, сформированных из деддомовцев.

Он мне долго и интересно рассказал о своей молодости и о своем друге по тому времени, который сейчас, как раз, работал директором Томского приборостроительного техникума и был очень уважаемым человеком в городе.

Меня он приглашал в качестве помощника сыну при сдаче вступительных экзаменов в техникум, да и в дальнейшем в учебе.

В то, что сын поступит в техникум без чьей-либо помощи, он не верил, учился в школе этот одноклассник очень плохо.

Предложение было весьма заманчивым для меня еще и при том, что в семье у меня было не слишком благополучно. Я рассказал родным о своем решении ехать поступать в техникум. Сестра Галя, работавшая секретарем начальника шахты Абашевская 1, устроила меня к себе временно на работу рассыльным на лето. И я подзаработал денег на поездку в Томск.

Экзамены сам я сдал сравнительно успешно и помог с письменными экзаменами однокласснику. А вот устные экзамены он завалил. Тем не менее, нас обоих зачислили в техникум. Директор техникума через своего заместителя пригласил меня к себе и сообщил об этом. Просил передать большой и горячий привет отцу одноклассника, что потом я с удовольствием и сделал.

Директор техникума попросил меня в дальнейшем постоянно помогать однокласснику в учебе. Но это оказалась невозможным делом. Знаний у него не было никаких. И учиться он совершенно не желал, постоянно имитируя свои занятия. Но еще чаще не посещал их, быстро найдя себе в компанию таких же ребят в группе из томичей.

С ним все повторялось, как и в классе. По другому жить он не хотел, а работать был совершенно не приучен.

Еще в колхозе, куда нас отправили сразу после зачисления, он с двумя новыми друзьями куда-то исчезал в начале трудового дня и появлялся только к концу работы.

Преподавательница - наш руководитель по работе на селе была продвинутым человеком. Ввела каждому баллы за проделанную работу. По этим баллам я занял первое место. И по окончанию работы на полях получил приличную сумму денег, а мой одноклассник остался в долгу за питание, которое вычитывалось из заработка. Правда, в случае долга, он прощался.

В итоге, учился он сплошь на двойки и его в конце концов были вынуждены отчислить, как и двух других ребят из их компании. Впрочем, он уехал домой еще до официального отчисления, понимая, что отчисление неизбежно.

Кстати, его отец не обиделся на меня за сына, хорошо зная его. По приезду в Абашево, я сходил к нему и передал привет от директора техникума.

Позже я встретил этого одноклассника лишь однажды по приезду в Абашево в отпуск у дверей продуктового магазина, где он, опухший и непрезентабельный кого-то или что-то ожидал. Похоже это было постоянное место его дежурства.

Купил я в этом магазине несколько стограммовых подарочных бутылочек «столичной» для встречи с родными. Он бросил на них заинтересованный взгляд, но попрошайничать не стал, спросив лишь, сколько одна стоит. Так и разошлись с ним навсегда.

Особой жалости я к нему не испытывал. Каждый человек - сам кузнец своей судьбы и счастья. А в Абашево большая часть моих друзей детства, к сожалению, спилась и рано ушла из жизни именно по этой причине.

 

tex11.jpg

Ребята из нашей группы в техникуме

 

Учеба и дружба в техникуме


В техникуме мы крепко подружились с Виктором Щербановым. Благо, что учились в одной группе и были лучшими учениками с большим отрывом от остальных.

Приборостроительный техникум был одним из лучших в стране. Недаром конкурсы в него превышали 10 человек на место. В техникуме работали отличные преподаватели. По решению задач по математике, в частности, они постоянно устраивали соревнования на скорость решения. И мы с Виктором поочередно побеждали в них.

Надо подчеркнуть, что подобные соревнования продолжились и в ТГУ. И они были весьма полезными для учащихся и студентов.

Витя жил рядом с общежитием техникума — старым деревянным зданием, которое я вспоминаю с большой любовью. Я часто бывал у него дома, семья его относилась ко мне очень приветливо, а его мама поощряла нашу с ним дружбу, частенько подкармливая меня. Отец его был строгим и молчаливым офицером — преподавателем военной кафедры одного из вузов.

В период учебы в техникуме случались все события, присущие юношеским годам, а точнее, переходным годам от детства к молодости.

Влюбился и я в девочку Соню, живущую рядом с общежитием техникума. Дружба наша была совершенно чистая, можно сказать детская. Гуляли вечерами вместе. Особенно помнятся наши гуляния по огромному старому кладбищу, которое было недалеко от общежития в пригородном лесу. И как ни странно, страхов у нас не было.

Дружба с Соней завершилась неожиданным образом. Она была из татарской семьи. А в Томске в то время бандитствовали коренные томские татары, которые слыли очень жестокими и бепощадными. Жили они на улицах Заисточной и Татарской на старинной окраине города вблизи реки Томь. Вероятно там, где проживали и их предки.

Татары были единственным коренным народом в этой местности, а русские постепенно ее заселили.

Они были хорошо организованы, жили рядом с детства и, как сейчас говорят, беспредельничали до поры до времени против студентов, а также занимались грабежами и другой преступной деятельностью.

Остановили это бандитский беспредел правоохранительные органы при мощной поддержке студентов. После очередного убийства этими бандитами студента, который «посмел» ухаживать за татарской девушкой, был организован внезапный рейд отрядов дружинников из студентов и милиции. Участники банд практически все были арестованы (они были известны милиции), а затем посажены на длительные сроки. Преступлений за ними накопилось много.

Было тогда строгое и молчаливое советское время и огласке этот процесс не подлежал. Но слухи по Томску разошлись — шило в мешке не утаишь. Да и сами правоохранительные органы были в огласке заинтересованы, потому как со стороны законопослушного населения к ним по поводу этих бандитов были давние и резкие претензии.

Но возвратимся к событиям вокруг девочки Сони. Меня однажды вызвали на улицу из общежития, когда в гостях у нас был Виктор Щербанов. Я без особых тревог и задних мыслей вышел. И меня тут же окружила группа молодых татар с ножами в руках и угрозами. Потребовали прекратить встречаться с Соней и еще какой-то вздор. Виктор вышел, к счастью, следом за мной и быстро вернулся назад, в общежитие, чтобы позвать на помощь наших ребят. Выбежало почти все общежитие, даже не одеваясь.

Перевес был на нашей стороне и бандиты ушли, огрызаясь и бросая в наш адрес угрозы. Но тот факт, что они осмелились прийти с ножами и угрозами к студенческому общежитию говорит сам за себя. «Заисточники» в то время считали себя теневыми хозяева города, что было довольно близко к действительности.

Один из наших ребят, бывший деддомовец, резкий и смелый парень, настаивал на избиении бандитов. Но я твердо удержал его и правильно сделал. Иначе не обошлось бы без тяжелых последствий. Бандиты бы отомстили и мне, и другим нашим ребятам. Ловили бы по одному. Они на жестокости и страхе и держались на их криминальном плаву. А нам учиться и учиться надо было строго по Владимиру Ульянову-Ленину, следуя его жизненному примеру.

Так или иначе, но дружба наша с Соней затихла сама собой. Наверное, фитиль юношеской любви «заисточники» притушили. Еще встречались, но как-то без энтузиазма, а затем пошли по жизни каждый своей дорогой.

В общежитии техникума я жил в комнате два года со студентами гораздо старше меня. Это были Василий Торба — бывший киномеханик из областного райцентра с 1934 года рождения, Геннадий Кулагин — с 1935 года рождения и Анатолий Кургуз с 1938 года рождения. Самый младший из них Анатолий Кургуз был на 9 лет старше меня.

Помню на первом курсе техникума был такой забавный случай. Жил в общежитии с нами один мажор из Томска-5 — закрытого городка. Настоящий мажор. Учиться не учился, а прожигал жизнь на папины деньги. Была у него пара боксерских перчаток, и он все ходил по общежитию и духарился, выкидывая вперед руки в этих перчатках.

Весовая категория у нас была близкая, возраст тоже, и он привязался ко мне, предлагая поединок прямо в нашей комнате. Надоел, в конце концов, он мне и я согласился.

Продержался он не более двух минут и фактически сдался. Лупил я его с огромным удовольствием, а ребята укатывались со смеху.

Больше к нам в комнату мажор даже не заходил. А мне он был без надобности. Спустя немного времени, приехал его отец и забрал его домой. Ему сообщили об образе жизни его чада и о полном отсутствии его на занятиях в техникуме.

Выпорол или нет отец мажора - неизвестно, а надо было, заслужил.

С жильцами комнаты мы учились в одной группе, вместе проводили свободное от занятий время, причем, интересно и разнообразно, вместе отмечали праздники и дни рождения.

Частенько в комнате мы устраивали между собой соревнования по знанию столиц мира, глав государств и на другие сходные темы.

На стене у нас в комнате висела огромная политическая карта мира, к которой мы часто подходили.

В этих играх не участвовал только Кулагин, который очень мало в жизни читал и в том числе потому неважно учился.

Держался Кулагин особняков, ел в одиночку, не за столом из небольшого чемоданчика с поднятой крышкой, закрывающей еду. Да и в наших застольях он почти не участвовал, но замещали его с успехом Витя Щербанов и Володя, мой товарищ, который учился на курс старше, его фамилию, к сожалению, забыл.

 

vytex.jpg

Володя, мой товарищ, и я в техникуме

 

 

Шахматы


В соревнованиях на знание глав государств мира и их столиц я вначале проигрывал Кургузу и Торбе. Но самолюбие и дух соперничества играли во мне, и я довольно быстро наверстал упущенные знания и стал их регулярно побеждать.

Примерно также же сложилась ситуация и в шахматах. За несколько месяцев я усилил свою игру в шахматы, изучая дебюты. Проигрывал только Вите Шербанову. Но это лишь дополнительно стимулировало меня к изучению шахматных дебютов.

К тому же, это было время наших великих советских шахматистов, которые подняли интерес к шахматам в СССР на небывалую высоту.

Играли в шахматы с Виктором мы часто и постепенно я догнал его по силе игры. Хотя игры с ним всегда были очень равными и упорными.

В общежитии нашем жил один студент уже в возрасте (около 30 лет), которого мы прозвали Одеколончиком. За то, что он воровал в комнатах одеколон и выпивал его. Украл однажды он одеколон из тумбочки и у меня.

Причем, отпираться он умел великолепно, но за это и получил такую позорную кличку и всеобщее презрение.

Был он разносторонним спортсменом, играл за сборные техникума по волейболу, футболу и еще чего-то. Но он спился и связался с наркотиками.

Наркотики в то время добывать было очень сложно, и он чаще налегал на спиртное.

Но за сборные техникума он продолжал играть за деньги. В шахматы он тоже играл, имел второй разряд. И Одеколончик, желая выпить на дармовщинку, стал поддевать меня, предлагая сыграть на бутылку водки. Вначале я отказывался, а потом согласился, желая его наказать.

Он переиграл меня в дебюте и получил почти выигрышную позицию. Продолжал возбужденно поддевать меня, предлагая топать в магазин, а не тянуть время.

Надо признать, что он был культурный, физически сильный и весьма развитый, бывший боксер, но руки в ход не пускал даже пьяным. Выдержанный, из хорошей семьи. И вот спился и стыдился обращаться за помощью к родственникам.

Женщины его почему-то вообще не интересовали.

Защищался в трудной позиции я упорно, а нетерпеливый алкаш, есть алкаш, сделал один слабый ход, второй. И позиция полностью развернулась в мою сторону.

Добрая половина общежития следила за ходом партии, заполнив битком комнату.

Болели, кстати, все за меня.

Одеколончик сказал, что сходит в туалет, вышел и исчез надолго. На несколько дней. Никакой бутылки я с него ни получил, конечно. Совесть Одеколончик уже, вероятно, пропил. Но зато опустил его на глазах у всего общежития, что в том возрасте немало.

По крайней мере, больше он не напрашивался со мной играть в шахматы. Да и о шахматах избегал говорить.

Лишь однажды у нас завелся с ним еще разговор. Я спросил его, что такое «план»? Зачем и не помню. Наверное Одеколончик и произнес это слово. Больше некому было. В наркотиках я был полный профан, как и сейчас. Как же он вдруг оживился. Посыпались вопросы: а зачем тебе? А достать можешь? И т.д. Не рад был, что и задал этот вопрос. Но старшие товарищи вовремя оборвали его и выпроводили из нашей комнаты.

Вскоре Одеколончик исчез из общежития и из техникума вообще. Вероятно, попал в свою очередную какую-то нарко-алкоголическую аварию.


Разнообразие — драйвер процессов развития и вечный двигатель прогресса


Жизнь и интересна как раз тем, что разнообразна. Сменяется почти все, кроме самых близких и верных друзей, включая надежных спутниц жизни.

На втором курсе у меня в голове прочно засела мысль о скорейшем поступлении в вуз. Высшее образование я поставил главной своей целью, а длительная учеба в техникуме мешала ее достижению, была излишней, тормозом.

Рассматривал различные варианты ускоренного получения аттестата о среднем образовании, кроме незаконных. Сходил в среднюю заочную школу, расположенную недалеко от общежития. И там, узнав, что учусь на втором курсе приборостроительного техникума, встретили на редкость доброжелательно. И объяснили, что могут нас принять для ускоренной сдачи экзаменов по всем предметам, которые не входят в программу техникума, но есть в школе. А по физике и математике, проставят оценки техникума по справкам или зачетке. Эти предметы в нашем техникуме преподавали даже лучше, чем в школах.

На втором курсе, во втором семестре в техникуме мы уже изучали основы высшей математики.

После своего похода я зашел домой к Виктору и в присутствии его мамы рассказал все это. А для себя я уже решил, что буду сдавать экзамены для получения аттестата зрелости. Мама Виктора тут же поддержала мое решение, а Виктор без колебаний к нему присоединился.

Сдавали мы экзамены весело и легко. Пришлось сдавать географию, историю, астрономию, органическую химию и еще некоторые предметы. Мама Виктора, понимая наши с ним конечные цели, всячески помогала нам, кормила, поила и лелеяла нас. Я часто в то время ночевал у Виктора, хотя до нашего общежития было всего-то около сотни метров.

Так мы получили аттестаты зрелости о среднем образовании с целью скорейшего поступления в вуз. Аттестат зрелости я получил на два года раньше своих абашевских одноклассников, которым пришлось заканчивать, к тому же, одиннадцать классов.

У Виктора это получилось сразу, он поступил в ТГУ на радиофизический факультет (специальность программирование и ЭВМ).

Я же поступал в ТИИЭР тоже на факультет ЭВМ и не добрал 0,1 балла. Профилирующие предметы сдал на пятерки, а по сочинению и по английскому языку получил тройки, что и определило небольшой недобор баллов.

В том году была придумана и введена особо сложная система подсчета проходного балла, а также были введены дополнительные экзамены. Типа химии и английского языка. Все оценки по экзаменам суммировались и к ним добавлялся средний бал аттестата, затем вычислялся общий балл.

Уже на следующий год эта система была отменена как необъективная и вредная для технических специальностей, а также для физики, радиофизики, биологии и математики.

Мне предложили по причине высоких оценок по профилирующим дисциплинам перейти на другую специальность в том же вузе, были неплохие предложения и от других вузов, в которых был недобор студентов, а абитура была слабая.

Но я отказался от них и с расстройства, не заходя к Виктору, уехал домой, в Новокузнецк, решив не возвращаться в любом случае в техникум.


Работа на шахте Абашевская-1


Год я проработал на шахте Абашевская 1, на которой почти всю трудовую жизнь работала моя мама, работал мой отец и все соседи.

Работал вначале учеником электрослесаря, а затем рабочим маркшейдерского бюро. Таскал на спине теодолит и выставлял вески для указания направления проходки штреков и угольных лав.

Работа в шахте - далеко не сахар. Выходишь из нее, зачастую, мокрым и грязным, особенно радуясь обычному дневному свету и солнышку, если оно есть на небе. Но это, как на моем единственном фото того периода времени, когда я вылез из шахты через вертикальный шурф на берегу Томи, недалеко от нашей ул. Абашевской.

Обычно же приезжаешь на электровозе в вагончиках к основному входу-выходу в шахту, поднимаешься пешком или на лифте наверх и сразу в мойку.

Ничего нового для жизни я в шахте не познал, кроме того, что надо учиться и учиться, чтобы приобрести достойную специальность, не связанную с мраком, грязью и тяжелыми шахтерскими условиями труда.

 

sh..jpg

Рабочий маркбюро шахты Абашевская 1  Юрий Корчагин

 

 

Студенческие годы в ТГУ (1964-1969гг.)


Поступление в ТГУ и первый курс


Новокузнецк — город большой и в нем ежегодно работают выездные приемные комиссии в томские вузы. Я решил в этот раз последовать примеру Виктора, воспользовавшись его опытом, и поступать в ТГУ на радиофизический факультет.

Экзамены по профильным предметам сдал на пятерки, по сочинению и по химии получил четверки. Прошел по конкурсу с большим запасом, и началась счастливая и разнообразная студенческая жизнь.

Первый курс — самый незабываемый год студенчества. Подавляющее большинство однокурсников были со школьной скамьи, а тут столько впечатлений и от университета, и от совместных походов в пригородную зону с ночевкой, и от шикарных и веселых по студенческим понятиям празднований дней рождения, а также общих праздников, особенно Нового года.

И, конечно, начало интенсивной футбольной жизни, которая продолжалась до самого последнего дня учебы. Да и на встречах через каждые пять лет находили иногда время для игры в футбол.

Наша 743 группа была одна из самых сильных в части успехов в учебе. Более 70% студентов группы закончили школу с золотой и серебряной медалями. И в первые семестры получала повышенную стипендию за сдачу экзаменов на круглые пятерки почти половина группы. В их числе был и я. Затем число отличников значительно снизилось, остались только двое, которые и получили в итоге дипломы с отличием. Остальные предпочли вести более свободную и разнообразную жизнь, которая так или иначе снижала успехи в учебе.

На первом курсе мы жили в бывшей солдатской казарме, которую власти отдали университету, чтобы как-то поселить первокурсников. Их, по мнению руководства ТГУ, было не положено отправлять на квартирное проживание, чреватое различными проблемами, эксцессами и ошибками в силу молодости и неопытности.

В нашей комнате проживало около 20 человек. Кровати были двухэтажными. В комнате всегда было шумно, но дружно, весело и интересно.

Рядом с нашей комнатой находился читальный зал, в котором готовились к занятиям и экзаменам. Вполне хватало для этих целей и мест в университетских библиотеках.

Тут же рядом с общежитием выбрали небольшую площадку для футбола, сбросились и купили мяч и начали довольно часто играть.

Университет довольно быстро строил новые благоустроенные общежития. И на втором курсе мы уже заселились в новый корпус совсем рядом с учебными корпусами ТГУ, число которых тоже росло.

А бывшие солдатские казармы отдали почти по назначению — военной кафедре.

На этом в то время быстрого роста экономики страны и развития инфраструктуры системы образования строительство общежитий не завершилось. На последних двух курсах нас переселили в еще более шикарный студенческий городок на берегу Томи в новые девятиэтажные общежития.

 

 

uvs.jpg

Юра, Валера и Слава на Томи


Наша 743 группа


На радиофизический факультет прием девушек был ограничен, поступили всего лишь несколько из них, самые настойчивые и успешные в сдаче экзаменов.

А на соседний по общежитию физико-технический факультет девушек совсем не принимали в связи со спецификой условий труда.

География состава нашей группы была очень широкой и разнообразной. Гриша Дунаевский был из Одессы, Слава Лапушков- из Читы, Толя Панкрац - из Благовещенска, Гена Поздняков - из Прокопьевска, Рая Галузина - из Барнаула, Таня Портнова - из Коврова, Валера Жулаев - из Кемерова, Володя Агартанов - из Красноярского края и т.д. Похоже не было двух человек, кроме томичей, из одного города.

Тем и славен был студенческий город Томск, в который съезжались учиться молодые люди со всех городов и уголков СССР.

Томичей в группе было тоже немного. По конкурсу томичи в нашу группу не прошли, но их добрали в качестве кандидатов в студенты. Тогда подобная система достаточно эффективно действовала. Кандидаты в студенты (их было 5 человек) учились наравне с другими студентами, и их зачисляли в ТГУ при успешной учебе, хотя были и пронырлевые исключения.

Через эту дырку и попадали в число студентов слабо подготовленные к учебе в университете люди, в том числе и по блату.

Томичи жили в своих семьях и, как правило, оставались вне нашего студенческого сообщества, вне наших праздников и игр. Но, конечно, не все, некоторые из них вошли плотно в наш студенческий мир и даже устраивали общие праздники для всех нас у себя дома.

По ресторанам мы не ходили. Не было желания и привычки, а главное, денег на такие расходы. Да и гораздо веселее было отмечать дни рождения и праздники в нашей студенческой среде. В тесноте, да не в обиде. Одни наши студенческие песни, которые мы пели хором, чего стоят!

Часто просили спеть отдельно Гену Корешкова, тоже любителя футбола, который пел душевно и знал множество походных, студенческих и иных песен.

На первом курсе мы близко сошлись со Славой Лапушковым и дружим до сих пор. Сохранилась до сих пор наша дружба с Валерой Жулаевым, с Раей Галузиной, с Гришей Дунаевским, с Толей Панкрац, Володей Агартановым, Геной Поздняковым и другими однокашниками.

 

743gr.jpg


НАША ГРУППА 743, 5 курс

 

Студенческий калым


Особо запомнился мне наш первый калым на разгрузке кирпичей из ж/д вагонов. Работали мы несколькими группами человек по 5-6 на каждом вагоне. Нашей группе сильно не повезло. Не открылись нижние люки, и кирпичи пришлось бросать вниз с вагонов. Намучились почти до смерти. Группы с других вагонов уже ушли, получив свои 15 рублей. А мы провкалывали до 2-х часов ночи.

За время студенчества мне приходилось выполнять разную работу для дополнительного заработка, но более тяжелой работы не было. Это был первый наш и не очень удачный калым. Вернулись в общагу, едва держась на ногах. Мы были спортивными и выносливыми ребятами, но на этот раз умотались донельзя все.

Этот изнурительный труд стал хорошим уроком для нас. Впредь мы уже не хватались за первую попавшуюся работу, а выбирали из нескольких, обзванивая все базы Томска.

Обычно организаторами таких калымов был я или Володя Агартанов. Иногда мы с ним работали и вдвоем на разгрузке автомашин.

До сих пор храню телефоны томских баз в старой записной книжке. Просто так, для памяти.

Заплатили нам за разгрузку злополучного вагона по 15 рублей, и это было весомым вкладом в студенческий бюджет.

А молодость, есть молодость, уже на другой день мы были бодрыми, веселыми и довольными.

Запомнился еще один калым на третьем курсе по разгрузке сажи в мешках для производства резины. Мешки были легкими, но объемными. Перетаскали часа за три и довольные получили по десятке.

Все бы хорошо, но оказалось, что отмыться от этой сажи очень трудно. С неделю ходили с темными глазами. Точнее, темной кожей вокруг глаз. Пришлось выбросить частично и одежду, в которой таскали сажу.

Отгадка, почему не было конкуренции за работу по разгрузке сажи и заплатили нам сравнительно приличные деньги за небольшое время, и состояла в этом. В плохо смываемой, въевшейся в кожу саже, не считая того, что мы вдобавок прилично и надышались ею. Плюс еще потери за счет испорченной одежды.

В дальнейшем мы от разгрузки сажи наотрез отказывались.


 

guv.jpg

Гена, Юра и Володя

 

 

Университетский футбол


Первый и частично второй курсы были временем, когда имело место большее единение в группе. Затем, начиная со второго семестра первого курса началось разделение по интересам, характерам и привязанностям.

Сформировалась по интересам довольно быстро и наша футбольная компания. В нее входили Витя Огай, Витя Пирожков, Юрий Корчагин, Слава Лапушков, Гриша Юндин, Гена Корешков, Саня Оранов. Это был постоянный костяк нашей футбольной компании, остальные были сменными.

Сформировали мы и вторую сборную факультета из нашего курса и курса годом ниже, с которым мы на почве футбола хорошо сдружились. Готовились к смене в сборной команде факультета старшекурсников, которые ежегодно соперничали с командой ФТФ за первое место в сильном чемпионате ТГУ.

Проходил этот чемпионат очень интересно, по крайней мере для нас.


 

fytbol.jpg


Три футболиста и три товарища Юра и два Вити

 

 

Работа и стройки на селе


Во всех советских учебных заведениях, включая школы, учеников, учащихся и студентов летом и осенью направляли в колхозы и совхозы для уборки урожая, а также в пригородные хозяйства.

До 16 лет мне приходилось заниматься на сельских работах сбором овощей и копкой картофеля, а в студентах работа в селах стала гораздо серьезнее — строили коровники, свинарники, площадки для автомобилей, жилые дома и т.д.

Пришлось юношей практически каждое лето ездить в села для уборки урожаев от школы, техникума, шахты, а потом и от университета. И даже приходилось собирать огурцы и помидоры под Красноярском для местной советско-партийной элиты в пригородном дачном поселке Удачный, работая инженером, затем младшим научным сотрудником в Институте физики СО АН СССР.

Уборка урожая доходов не приносила и многие студенты ездили в села в составах строительных отрядов вместо уборки урожая. И это было гораздо лучше материально и во всех других отношениях.

Такая замена разрешалась официально руководством ТГУ при наличии документа с места проведения строительных работ.

В первое лето после первого курса мы поехали с официальным строительным отрядом. Почти ничего не заработали. Строительных материалов не хватало, у бригады получились одни простои, а не работа.

Отдохнув несколько дней, мы решили поехать с Геной Корешковым вдвоем на заработки, нагонять упущенное. Работу нашли в райцентре недалеко от Томска: недоделанная крыша, отстойники и полы в коровнике. Этого хватило нам для плотной работы до самых «белых мух».

Компенсация получилась вполне достойной, и я тут же удачно купил в местном универмаге райцентра болоневый плащ, которые тогда вошли в моду. Позже, по необходимости, обменял его у одного товарища на добротное осеннее пальто, которое мне было куда нужнее.

В дальнейшем мы выезжали на строительные работы в села своей небольшой футбольной бригадой (5-6 человек), работали и жили слаженно. И даже играли с местными ребятами и приезжими армянами в футбол.

 

 

aba.jpg

 

Работаем на стройке на первом курсе

 

Армяне в те времена обустроили, насколько это возможно было, их сравнительно небольшими бригадами многие села Сибири. Строили они отлично и были нарасхват у руководителей районов и сельских организаций.

Однажды сыграли даже с местной сборной футбольной командой района, участвующей в первенстве области. Так уж получилось, что в этом районном центре мы оказались рядом со строительным отрядом политехников. В нем оказался парень, который учился со мной в одной школе, но на класс старше. Это сразу сблизило нас, хотя и без того студенты разных вузов поддерживали друг друга, если возникали проблемы с местными.

Сыграли вничью 1:1, а после матча купили пару ведер разливного вина и неплохо провели время.

На стройках в селах мы обычно задерживались до поздней осени, чтобы, во-первых, завершить полностью работу и не потерять часть денег. И во-вторых, брали дополнительную выгодную работу, особенно связанную с крышами. За эту дополнительную работу платили вдвойне, поскольку спешили закрыть помещения в зиму. Ну, а мы использовали эти моменты, чтобы поднять плату за свою работу.

И в целом правильно поступали. Помню, как я один докрывал шифером крышу небольшой пристройки в снег. Снизу мне листы подавали, но на крышу залезать все отказались. Пришлось работать одному, как бригадиру. Было скользко и опасно по настоящему. Такая работа точно стоит дополнительной оплаты.

 

uri.jpg

Вот с таким видом и напугал слегка брата

 

 

Встреча с братом


Время было осеннее. В сибирским районном центре - селе, где мы калымили бригадой друзей-студентов, стояла обычная осенняя дождливая распутица. Вместе мы учились в одной группе в ТГУ, вместе играли в футбол, жили в одной комнате, вместе ездили летом и осенью на заработки по селам Томской области.

Основной наш объект - двухэтажный дом, с четырмя, в два этажа просторными квартирами для руководящих работников райкома КПСС, простаивал. Закончился цемент, к тому же, лопнул бетонный заливной фундамент под домом. И трещина по стене пошла выше.

Мы в этом не были виновны, фундамент залили до нас на мерзлый грунт. Он и оказался ослабленным, не выдержал тяжести утолщенных кирпичных стен и перекрытий из железобетонных плит.

Пришлось срочно искать работу. И она быстро подвернулась. Мне ежегодно приходилось быть бригадиром у однокашников, искать работу, оформлять договора. Если не хотел, то друзья уговорами принуждали.

На территории местной «Сельхозтехники» совершенно некуда было ставить автотранспорт. Грязь на территории - по колено. Трудно было добраться даже до дверей автомашины. И выехать с территории было тоже нелегко. Машины буксовали в грязи.

Почему они сами не могли сделать для себя бетонную автостоянку - не знаю, можно только домысливать. Наверное, бюрократические советские препоны мешали выполнять непрофильные работы самим за дополнительную оплату. А бесплатно работать никто, естественно, не хотел. Ставку того же шофера и без того платили в любом случае.

Быстро оформил и подписал договор на восемь тыс руб за строительство бетонной площадки. В «Сельхозтехнике» имелась своя небольшая передвижная бетономешалка, что заметно облегчала нашу работу. Обычно мы мешали и заливали бетон вручную.

Решил выполнять работы сам, поскольку по бетону был много опытней других (деньги мы делили поровну на всех членов бригады). В напарники взял Гену Горбункова, который впервые тем летом и осенью выехал на калым. Зато был физически сильным и ловким, кандидатом в мастера спорта по акробатике.

Работали мы с рассвета до 9-10 часов вечера с перерывом на часовой обед. И управились с площадкой за восемь дней. Два дня мы с ним дежурили и не пускали машины на еще свежий бетон. А потом успокоились, рассчитывая на здравый смысл шоферов, но ошиблись.

Утром, еще издали через открытые ворота, увидели, что площадка уже сплошь заставлена машинами. Добежали бегом и лихорадочно задергались по проходам, разглядывая бетон. Есть ли трещины, выдержал ли. Деньги-то еще не получили.

Подошел главный инженер, улыбнулся: - Я уже смотрел, все нормально. Команды не давал, сами залезли. Устали от грязи.

Подошли и шофера, тепло поблагодарили нас.

Мы вернулись к остальным нашим ребятам. Время подошло к обеду, и мы отправились в местную районную столовую. На калымах мы не брились совсем, но регулярно мылись в местных банях с последующей традиционной студенческой выпивкой. Золотое было время. Все мы были молодыми, здоровыми, жизнерадостными, и неплохое завезенное сухое болгарское вино дополнительно поднимало настроение.

Обедая, обросший и небрежно, по-рабочему одетый, я обратил внимание на стол, за которым обедали явно не местные мужики. Взгляд сразу уцепился за одного мощного, красивого мужчину.

Николай! - мелькнула мысль. Я поднялся и под удивленными взглядами друзей направился к столику мужиков.

- Корчагин? - сходу спросил я. Да, - ответил он смущенно, даже опасливо. Позже он объяснил мне, что подумал : местная шпана привязывается. Двоюродный брат был старше меня лет на пятнадцать. Виделись мы с ним давно, и не мудрено, что он не узнал меня.

- И я тоже Корчагин, только Юрий, - засмеялся я. И протянул руку: Здравствуй Николай!

Юрка! - подскочил он.

Подсел я к их столику, пошел живой и радостный разговор между нами двоими. В буфете купили вина, чтобы он еще веселей шел.

Оказалось, что брат на чешской «Татре» привез из Новокузнецка в «Сельхозтехнику», а точнее из Абашево, для обмена на запчасти новенькие трактора «Беларусь». В «Сельхозтехнике» имелся избыток запчастей, а в Новокузнецке они были полнейшим дефицитом. В советское время бартер выручал многие предприятия, купить за деньги запчасти или новые трактора было абсолютно невозможно. Их распределяли только планово.

Вместе мы вернулись в «Сельхозтехнику», и главный инженер тоже подивился и порадовался нашей неожиданной встрече, попутно похвалив меня за выполненные работы. «Татра» брата тоже уютно разместилась на новой бетонной площадке.

Главный инженер пригласил меня по предложению брата на ночную рыбалку. Она была запланирована еще до нашей встречи с братом.

Вечером, когда уже смеркалось, мы доехали на двух УАЗиках и грузовике до какого-то озера. Я - небольшой любитель рыбалки и поехал на нее из-за брата.

Сама рыбалка для меня оказалась совсем неинтересной. Закинули сеть, вытащили много щук примерно одного размера сантиметров 60-70 длиной (хвосты их торчали из ведер). Сварганили наваристой ухи в ведрах (народу было человек пятнадцать). И под водочку съели ее под разговоры и тосты. А мы с братом душевно наговорились между собой вдоволь, вспомнили всю родню и прошлые абашевские события. Он выспросил у меня все то, что ему было интересно, а я у него.

Вернулись в село по темноте без приключений и происшествий. Мы распрощались с братом, и вскоре он уехал в Новокузнецк на своей «Татре» с запчастями в кузове.

По приезду в Абашево уже после окончания университета я специально съездил к нему и пригласил на дачу к сестре. Оказалось, что они дружили семьями. Время было летнее, благодатное, в достатке имелась хорошая водка и закуска. И мы неспешно и с удовольствием вспомнили все подробности той нашей неожиданной встречи в томском селе.

 

sl..jpg

Слава Лапушков мастерит

 

 

Студент - пожарник


На старших курсах, начиная с третьего, я подрабатывал разными способами. В, частности, работал пожарником, причем в штате, с записью в трудовой книжке.

Зарплата составляла 75 руб, но этого при нашем скромном студенческом образе хватало на жизнь с лихвой, тем более совместно со стипендией. Да и на тяжелые калымы не надо было бегать.

Студентов в пожарники принимали только достигших 18 лет и при наличии согласия вуза в виде справки.

Дежурили мы в основном по ночам. Днем отпускали на занятия. Незаполненных ставок в пожарках было так много (кто ж пойдет на 75 руб в штат), что в ней были рады и студентам.

Зимой надевали длинный тулуп, валенки и теплую меховую шапку (эта одежда была специально для дежурных). Стояли в карауле у дверей пожарки по два часа на морозе, а потом сменялись.

Опытные старожилы-пожарники рассказали, что до войны таких караулов не было. Но однажды, во время войны, двери пожарки подперли снаружи, и пожарные опоздали на пожар. С тех пор и ввели обязательную охрану ночью входных дверей. Возможно это всего лишь пожарная легенда.

Пожаров насмотрелся за несколько месяцев самых разнообразных, в том числе и жутких.

Интересно было на пожаре, когда горел ресторан на вокзале. Кто-то поджег его. Дыму было очень много, а огня мало. Потушили быстро, правда залили все и вся. Надеялись на ресторанный ужин, но не получилось даже закусить на дармовщинку. Работники ресторана сразу забыли про нас, как только огонь был залит.

Еще интереснее было участвовать в тушении пожара на центральном рынке Томска. Тоже, скорее всего, был поджог.

Горел ряд отдельных киосков, выстроенных в ряд, торговавших обувью и одеждой. Позже, после пожара опытные пожарники похвастались перед нами студентами, что успели прихватить по паре женских сапог, чтобы не пропали даром.

Обувь и одежду мы выбрасывали из киосков в кучу на свободное место. Пока ни приехала милиция, на эту кучу обуток налетели зеваки, которые тоже поживились. Но это были не наши проблемы, нам надо было потушить огонь, что мы и сделали.

Был и такой трагический случай. Приехали в один дом по вызову на пожар. Из его дверей и окон шел дым, и соседи вызвали пожарных. Нашли в доме старушку, которая лежала на сильно дымящейся перине. Подозрения соседей на сей счет сводились к тому, что бабушка сильно зажилась и наследники решили поторопить ее смерть. Двигаться она почти не могла, и достаточно было воткнуть в перину сигарету. Конца этой неприятной истории так и не знаю.

Однажды поехали тушить рабочую бытовку. Она горела изнутри, видимо, загорелась от печки. И один из наших студентов, кстати, самый умелый из нас в пожарной деле, рванулся первым открывать дверь в бытовку. Он был из села и всегда стремился быть первым и полезным на пожарах. Командир отделения перехватил его руками и грубым матом остудил пыл.

Позже он рассказал нам, как погиб такой же студент на пожаре. Распахнул сдуру дверь в горевшую изнутри комнату и мгновенно погиб в потоке порыва из комнаты горячего воздуха.

Командир отделения продемонстрировал в ходе тушения бытовки, как это происходит. Осторожно сбоку багром приоткрыл дверь, изнутри рвануло пламя, и бытовка вмиг вспыхнула ярким факелом. Но опытного пожарника этот факел не задел.

Поработав в пожарной команде, я убедился насколько труден и благороден этот нелегкий и очень опасный труд. Анекдоты про пожарников не отражают их работу. По ночам случаются по три-четыре вызова. И в такую ночь не до сна. Весной идут сплошные выезды на пожары в селах и лесах.

Трудная и ответственная работа у пожарников, но вот платили им в советское время очень мало. И набрать полноценную профессиональную пожарную команду было невозможно.

 

SU.jpg


Военные лагеря


На 4-м курсе мы уехали на все лето в военные лагеря в Забайкайлье для получения званий младших лейтенантов запаса.

Ехали в прицепных вагонах довольно долго. Но время проводили весело, в основном играя в карты во все игры, которые только знали. Некоторым играм обучались тут же.

Военный лагерь наш находился недалеко от знаменитого города Нерчинска, где добывали в рудниках серебро декабристы.

Жили в больших палатках, учились военному делу и продолжали играть по вечерам и выходным в футбол. Благо было с кем нам играть. В лагере жили мы, радиофизики, и математики, у которых была хорошая футбольная команда, а капитан команды был тоже в лагере.

Однажды во время игры с математиками к нам подошел наш командир батальона и приказал срочно собираться для выезда в Нерчинск, где нам предстояло сыграть матч с местной командой «Старт» на каком-то местном празднике.

Мы немного посетовали, что уже подустали, но охотно согласились. Да и выбора у нас не было, приказ, есть приказ. Предстояла поездка в неизвестный пока нам город, но о котором каждый из нас что-то знал даже из курса школьной истории.

Мы загрузились в автобус, команда у нас подобралась сильная. К тому же, мы постоянно тренировались, играя в футбол. Человек пять были из сборной университета. А капитаном стал математик Валерка из Новокузнецка. Тот самый, с которым я вместе сдавал приемные экзамены в выездной комиссии ТГУ в Новокузнецке, он на мат.факультет, а я на радиофизический.

Каков был город Нерчинск, я даже не запомнил. Но помню, что на видных местах висели большие плакаты с надписью крупным шрифтом: Матч: Старт-1 — Старт-2. Это нам присвоили название Старт-2.

Небольшой стадион Нерчинска был полон и настроен празднично. Сыграли мы тоже по праздничному вничью 1:1, хотя договорной она не была. Рубились до последнего.

После игры нас без промедления и без поощрения отвезли в лагерь. Провели на празднике матч и наши волейболисты, победив соперников под ноль.

Большие впечатления остались от выезда на стрельбище. Можно было, правда, пострелять из автоматов и вблизи лагеря в подготовленном месте (на каждого дали всего-то пять патронов). Но вывезли за 20 км на специальный полигон. Отстрелялись мы быстро, но потом выяснилось, что автобус для выезда будет только вечером.

На полигоне этом делать было нам нечего, и мы решили идти пешком до лагеря, хорошо не представляя, что ожидает нас в дикой забайкальской степи.

Ее суть довольно точно отражает народная песня: по диким степям Забайкалья, где золото моют в горах, бродяга судьбу проклиная, тащился с сумой на плечах...

Из моих друзей в этой компании оказался Володя Агартанов, который почти всю службу в лагере провел на сценах, давая вместе с нашими другими студенческими артистами и певцами концерты в Нерчинске и в других городах и поселках Забайкалья.

Пользовался Володя большим успехом у забайкальцев.

Забайкальская степь — это невысокий каменистый сопочник, на котором ничего не растет. В этой степи не растет летом даже трава, выгорая от нестерпимого солнца и жары днем. И замерзая от холода ночью.

Ни комаров, ни мошки, никакой вообще живности. Почти ничего живого, кроме колючек. И ни речки, ни ручья, ни родника на нашем пути.

Воды взяли мало, она скоро кончилась, и пришлось терпеть. Не все выдержали достойно эту трудную дорогу по сопкам. Один из наших томских мажоров, как оказалось, совсем не умел наматывать портянки. Стер напрочь ноги в сапогах и лег на землю, отказываясь идти дальше. Пришлось поочередно его тащить на руках.

Как бы-то ни было, до лагеря к вечеру мы дошли. Построились перед входом в лагерь в стройную колонну и под звонкую песню с запевалой Володей Агартановым вошли в лагерь, чеканя шаг.

 

 

turf.jpg

 

 

Однокашники, настоящее и прошлое


На 4-м курсе подошло время выбора будущего направления работ, специализации и в целом профессии. Еще не созрел для серьезных размышлений на эту серьезную тему о своем будущем.

Гриша Дунаевский, наш бессменный староста группы, по своей инициативе и по просьбе заведующего кафедрой Эрика Сергеевича Воробейчикова неоднократно говорил со мной на эту тему. Предложил заниматься наукой на кафедре. И я как-будто согласился, что-то мы задумывали, но повседневная суета, возникшие личные проблемы отодвинули науку в сторону. И как выяснилось в дальнейшем лично для меня — всему свое время.

Время показало, что наша группа была, пожалуй, самой сильной на курсе, да и на факультете. Подтверждают это данные о докторах и кандидатах наук из числа студентов группы 743.

Докторами наук из нашей группы стали трое (возможно и больше, точной статистики у меня нет), а кандидатами все, кто занимался наукой.

Остальные стали ведущими и заслуженными специалистами в тех организациях, в которых работали.

Докторами наук стали те, кто получил дипломы с отличием — Гриша Дунаевский и Толик Пакрац, а также Юрий Корчагин, который на первых двух курсах тоже получал повышенную стипендию, а затем перешел в позицию твердого «хорошиста».

Кандидатами наук стали тоже сильные и трудолюбивые студенты нашей группы.

Особо выделялся своими талантами в группе Володя Агартанов — учился прекрасно, когда хотел, хорошо пел и состоял в университетской капелле, гремевшей своим мастерством на весь СССР, да и в мире капеллу знали и ходили на ее гастрольные выезды.

Володя тесно не дружил ни с кем, но одновременно состоял в дружественных отношениях со всеми. Был душой нашего студенческого общества, однако не единственной.

Наши с ним судьбы пересекались в жизни неоднократно: в ТГУ, в Институте физики, а потом на скайпе, не знающим границ и расстояний.

Были в группе и несколько слабых студентов. Особенно выделялся среди них некто S., из числа невесть как прошедших из кандидатов в студенты. Он пересдавал каждый предмет 3-4 раза и брал преподавателей измором. А также шустростью и напором. Излишней совестливостью S. совершенно не страдал.

Помню, мы шли как-то с ним по территории ТГУ от главного корпуса ко второму корпусу, где у нас проходили почти все занятия. Он спросил меня, что такое функция logsinx и с чем ее едят. Я попытался ему объяснить на пальцах и вдруг понял, что он даже не знает, что такое синус. Переспросил его об этом, он только ухмыльнулся и свернул в сторону, сказав, что его там кто-то ждет.

После окончания ТГУ он куда-то навсегда от нас исчез.

Но S. был полным исключением, других таких студентов в группе не было, хотя слабые студенты относительно сильных были.

Девушек в группе было мало. Такова была вообще политика вузов и Минобразования. Женщины в таких профессиях не выдерживали конкуренции с мужчинами. На первом курсе помню на конец года только трех девушек в группе. Остальных отчислили.

Учиться на нашем факультете было очень трудно, и многих медалистов отчислили на первом курсе, причем, в основном в первом семестре, заменив их кандидатами в студенты. В дальнейшем с физического факультета к нам перевели еще трех девушек и одного парня.


 

tgu743.jpg


Всегда будем вместе

 

 

Дипломная работа


На пятом курсе перед преддипломной практикой проходило предварительное наше распределение на работу после окончания университета. Я распределился в родной Новокузнецк, в Восточный научно-исследовательский горно-рудный институт (ВостНИГРИ) инженером в лабораторию автоматики и телемеханики.

На практике поработал несколько месяцев в этом институте, ознакомился с коллективом и неплохо нашел общий язык и сработался с завлабом.

Распределение в ВостНИГРИ стало одной из моих небольших ошибок молодости, которую в дальнейшем пришлось исправлять. А инициировала эту ошибку - тяга в родной город.

Дипломную работу мне предложили делать на нашей кафедре. Моим научным руководителем был назначен Борис Пойзнер, аспирант и преподаватель нашей кафедры.

Консультировался я также у заведующего кафедрой Эрика Сергеевича Воробейчикова. Он руководил научной работой, в рамках которой я выполнял дипломную работу.

http://wiki.lib.tsu.ru/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%B9%D0%B7%D0%BD%D0%B5%D1%80,_%D0%91%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Меня приглашали остаться на кафедре в ТГУ, обещали научную тему и защиту по ней кандидатской диссертации.

Томск, ТГУ, ТПИ, другие томские вузы всегда считались и остаются кузницей специалистов высокого качества. Одних только докторов наук в овеянном ветрами городе студентов работает в науке в настоящее время около 600, что позволяет Томску лидировать по этому показателю на душу населения среди городов РФ.

http://towiki.ru/view/Томские_учёные

w.almamater.tsu.ru/show_story.phtml?nom=2521&s=5405


По результатам этой работы было опубликовано четыре статьи во всесоюзных журналах «Физика», «Радиоэлектроника», а также в сборниках докладов.

Надо отметить исключительную порядочность моих руководителей дипломной работы. Статьи публиковались уже после моего отъезда в Новокузнецк. Дипломника можно было в принципе и проигнорировать. Но включили и сообщили мне об этом, а Борис Познер даже прислал мне оттиски статей в научных журналах.

Справка. Эрик Сергеевич Воробейчиков (1927—2015) — известный российский учёный-физик, один из основателей, затем декан радиофизического факультета ТГУ, заведущий кафедрой квантовой электроники и электроники СВЧ, проректор по учебной работе ТГУ.


Мои совместные публикации с Э.С. Воробейчиковым и Б.Н. Познером.

-Неавтономный режим многочастотного отражательного клистрона (теория) // Тезисы докладов 6 межвузовской конференции по электронике сверхвысоких частот. Минск, 1969. С. 51. Познер Б.Н. Воробейчиков Э. С., Киреев А. М., Корчагин Ю. А.

-Неавтономный режим многочастотного отражательного клистрона (эксперимент) // Тезисы докладов 6 межвузовской конференции по электронике сверхвысоких частот. Минск, 1969. С. 51-52. Познер Б.Н., Воробейчиков Э. С., Киреев А. М., Корчагин Ю. А.

-Неавтономный режим многочастотного отражательного клистрона // Изв. вузов. Радиоэлектроника. 1970. Т. 13, № 8. С. 923-933. Библиогр.: 16 назв. Познер Б.Н., Воробейчиков Э. С., Киреев А. М., Корчагин Ю. А.

-Поведение многочастотного клистронного генератора под воздействием малого СВЧ сигнала // Изв. вузов. Физика. 1970. № 6. С. 44-48. Познер Б.Н., Воробейчиков Э. С., Корчагин Ю. А.

По жизни данные статьи мне не слишком пригодились, но всегда было приятно вспоминать об этом факте в свете высокой порядочности томской школы ученых.

Томск пока остается одним из ведущих центров подготовки специалистов в стране, но ситуация постепенно меняется не в его пользу. Появилось множество новых вузов, техникумов и колледжей по всей стране, включая соседние: Красноярск, Барнаул, Кемерово, Новокузнецк и другие города, которые крупнее Томска. Не говоря уже о Новосибирске.

К тому же суровый климат и другие сибирские трудности выживания все больше снижают приезд способной молодежи в сибирские вузы и тем более в техникумы. Зачем ехать куда-то в холод к черту на кулички, когда можно учиться в Москве, Сочи, Краснодаре, Ставрополе, Ростове-на-Дону, Воронеже, Белгороде, Орле, Тамбове и других городах с более благоприятным для жизни климатом, расположенных недалеко от московского мегаполиса — центра российской вселенной.

Судьба высшего образования и науки в Сибири, как это ни печально, не выглядит оптимистичной и на сие не надо закрывать глаза. Повторюсь в десятый, сотый и тысячный раз на счет того, что люди стремятся и будут стремиться жить в регионах с хорошим, конкурентоспособным качеством жизни, включая благоприятный теплый климат.

Поэтому вкладывать инвестиции в образование и науку в Сибири очень рискованно в рыночных условиях и при экономической свободе. Необходимо делать это в соответствие с потребностями экономики, процессами роста и развития. А не плодить всюду лишних специалистов, как это случилось с выпускниками - экономистами, юристами и психологами, которые не востребованы экономикой, обществом и потребностями социальной сферы.

 

my.jpg

ЗА ТГУ,  ЗА РФФ,  ЗА  ГРУППУ  743!!!

 

Наука - наукой, а самое главное, что все наши ребята и девушки из 743 группы РФФ ТГУ вели и ведут здоровый образ жизни, еще пока все живы, полны оптимизма, вырастили детей, растят теперь внуков, и мы продолжаем дружить и любить друг друга.


 

Яндекс цитирования