ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

Конкуренция и криминал (кооментарий к ст. Сергея Степашина)

 

http://www.rg.ru/2010/01/14/stepashin.html

Обстоятельные ответы руководителя СП РФ Сергея Степашина на вопросы РГ прямо или косвенно затронули многие болезни экономики и государственности России, почти все ее основные проблемы. И предоставили возможность для комментирования и обсуждения некоторых из них.

Хотя, разумеется, Сергей Степашин и был ограничен в своих ответах и оценках членством в высшей управленческой команде страны и ее питерского блока.

В  интервью обсуждается непрозрачность и неэффективность основного бюджета страны. Но не затронута проблема неэффективности межбюджетных отношений, которые вследствие принципа уравнительности  в отношении душевого бюджетного обеспечения МО и разового снижения примерно вдвое доходной части бюджетов крупных городов в 2001 году привели к ускорению деградации российского человеческого капитала и обрабатывающей промышленности крупных российских городов. Таких, как Воронеж, Красноярск, Ростов-на-Дону, Пермь, Волгоград  и др.

 

Степашин: «Возьмем хотя бы источники дефицита бюджета 2010 года. Он ведь состоит не только из затрат на выплату повышенных пенсий. В бюджетном дефиците еще "сидят", например, гигантские и не слишком прозрачные расходы на реализацию гособоронзаказа, на содержание правоохранительных ведомств и на дорожное строительство.

Между тем новая военная техника поставляется в армию единичными образцами, а общая протяженность дорожной сети страны практически не увеличивается - основная масса средств тратится на ремонт быстро стирающегося асфальтового покрытия. Кроме того, в формирование дефицита вносят свою лепту и чиновники, осуществляющие госзакупки по ценам выше потребительского и корпоративного рынков. Здесь же, наконец, стремительно растущие год от года траты на национальную экономику: только в ушедшем году содержание раздутого и во многом неэффективного госсектора обошлось стране почти в 2 триллиона рублей.

При этом фискальное давление на средний бизнес и на население поступательно растет, а на нефтегазовый сектор снижается. К тому же сверхкрупные компании из списка Forbes по-прежнему зарегистрированы в офшорах и ведут бизнес в России через структуры, не подпадающие под российскую юрисдикцию. И если бы нам удалось навести порядок в сфере госрасходов, если бы ведущие компании и их владельцы платили стране справедливую долю, трехтриллионный бюджетный дефицит этого года удалось бы весьма существенно сгладить. Более того, возможно, тогда не было бы нужды в дополнительных внешних и внутренних заимствованиях, которые правительство планирует на этот год».

 

В этом длинном абзаце Сергея Степашина вся соль проблем России, которые, правда, Сергей Степашин ставит лишь косвенно. Но все это - следствие сложившегося криминально-бюрократического уклада экономики и коррумпированности власти. Если милиция занимает первое место по коррупции, то, как с  экономической преступностью бороться? Прошел всего лишь какой-то месяц, а уже понятно, что изданный указ президента о реформировании милиции почти ничего не даст. Сам себя тяжело больной  вряд ли способен излечить. Вот тут-то уж точно необходим доктор со стороны. Замкнутая система, которой является милиция и которая даже итоговую статистику для отчетности готовит сама, неизбежно в коррумпированной стране деградирует и не способна на самоочищение.

 

Так, где же в России структуры и  инструменты борьбы с коррупцией, криминалом, с наркоманизацией молодежи страны и с теневой экономикой? Предложения Сергея Степашина - почти глас вопиющего в пустыне, т.е. в среде топ-чиновников.

Поэтому без решения проблемы декриминализации страны все концепции, стратегии, планы и проекты инновационного развития - пустой звук. Опыт 20 лет псевдорыночных отношений и имитации развития это подтвердили.

Источником инноваций является свободная конкуренция на рынках, которая в России отсутствует. Прежде всего, за счет крайне низкой личной безопасности и высокой коррупции. Без свободной конкуренции нет спроса на инновации и нет их самих. Зато появляется генерация ложных инноваций с целью краж бюджетных средств.

Международный журнал International Living  только что опубликовал ежегодное исследование по качеству жизни в странах. Россия занимает 111-ое место. Для составления этого рейтинга исследователи берут за основу 9 показателей, которые имеют разный вес в итоговой оценке - "стоимость проживания" и "экономика" имеют вес 15%, остальные - по 10% ("культура и развлечения", "окружающая среда", "свобода", "здравоохранение", "инфраструктура", "личная безопасность" и "климат").

Эти исследования отражают качество жизни и инвестиционную привлекательность России.

Степашин: «...Правительство успешно вывело страну из активной фазы кризиса...».

 

Комментарий. Не Правительство вывело страну из кризиса, а весьма благоприятная ценовая конъюнктура на нефть. Нам вновь повезло. Цены на нефть сравнительно быстро поднялись до 80 долл за баррель. И нефтегазовые доходы снова полились рекой, автоматически закрывая все текущие финансовые проблемы.

Степашин:

«...Параллельно, на наш взгляд, нужно как можно скорее освободить средний и малый бизнес от избыточного фискального и административного давления. Это даст возможность легализовать огромный пласт некриминальной теневой экономики...».

 

Комментарий. Малый бизнес, особенно в торговле, сплошь криминализирован и крышуется. Поэтому он не выполнял и не будет выполнять своей функции отбора эффективных предпринимателей и эффективных фирм до тех пор, пока его освободят не только от избыточного фискального давления, но и от финансового давления чиновников и крыш.

 

Степашин:

«...Не надо делать из экономического роста химеру. Что в нем проку, если его плодами заведомо могут воспользоваться не более 10-12 процентов населения? Если его цена - дальнейшее наращивание внешнего корпоративного долга на фоне очередного скачка мировых цен на нефть? Ведь за периодом такого экспортно-долгового роста неотвратимо последует обвальное падение. Нам стократ важнее приберечь ресурсы для системных реформ, которые остановят деиндустриализацию страны и создадут предпосылки для технологического переустройства экономики».

 

Степашин: «Дом обычно не начинают строить с крыши. Нам нужно начинать с институциональных преобразований, расчищающих площадку под фундамент российской экономики XXI века. Это, прежде всего, реформа госрегулирования, демонополизация и создание конкурентной экономической среды. Это правовая реформа. Это, наконец, построение национальных институтов планирования и прогнозирования. Причем все эти преобразования должны быть жестко взаимоувязаны».

 

Верные подходы. Сам по себе рост экономики за счет нефтегазовых доходов (он вносил ¾ прироста ВВП) порождает иждивенчество и развращает правящую элиту. И совершенно прав Сергей Степашин, говоря:

 

«Думаю, нам давно пора разработать государственную инвестиционную стратегию, которая заставит экспортные доходы государства и сырьевых компаний работать на обновление и развитие технологического, институционального и инфраструктурного каркаса страны. А не на хаотическую скупку зарубежных активов, древних замков, эксклюзивных автомобилей и яхт. Если мы этого не сделаем, то останемся в XXI веке не только без инноваций, но и без штанов».

 

Необходимо, чтобы нефтегазовые доходы работали на экономику России, а не экономики США и других развитых стран. Только развитием собственных производств и ростом предложения товаров и можно решить проблему инфляции, диверсификации экономики. При условии ограничения аппетитов госмонополий.

И не надо забывать, что Россия не прошла до конца этап создания эффективной индустриальной экономики. И эту экономику фактически надо создавать заново.

Частным инвесторам Россия не интересна. Криминально-бюрократический уклад экономики и ручное управление отпугивают стратегических инвесторов. Сегодня РЕНО зовут немного порулить АвтоВАЗом, а завтра - попрут из России. В цивилизованных странах привыкли к торжеству закона и экономической свободе. А криминальные риски в России - самые высокие среди всех ведущих стран и экономик  мира.

На конец 2008 г. степень износа основных фондов в целом по экономике составляла 45,3%, в том числе в обрабатывающей промышленности - 45.6%. Удельный вес полностью изношенных основных фондов составлял 20.9%.

Средний возраст машин и оборудования в 2008 году составлял 13.7 лет. Коэффициент обновления (ввод в действие за год основных фондов, в процентах от наличия основных фондов начало года, в сопоставимых ценах) в 2008 составлял 4.4%, в 2007 году - 4%.

Коэффициент выбытия (выбытие за год основных фондов, в процентах от наличия основных фондов начало года, в сопоставимых ценах) за  2005-08 годы составлял 1%. То есть, предприятия почти не обновляют оборудование и технологии и довольствуются старыми и изношенными.

На машины и оборудование в России приходится только 21.5% основных средств. На здания и сооружения - 68.5%.

Индекс физического объема основных фондов (в сопоставимых ценах), в процентах к предыдущему году в 2000-2008гг. лежал в пределах 100.5-103.6% и формировался положительным не столько за счет ввода нового оборудования и технологий, сколько за счет сохранения изношенного (низкого коэффициента выбытия).

При сложившихся темпах обновления основных фондов для их полного обновления необходимо около 20 лет. Однако с учетом периода «жизни» технологий в современных производствах 3-5 лет задача модернизации производств РФ вообще не решаема при столь низких темпах ввода новых технологий. Введенные технологии успевают многократно устаревать за период их эксплуатации.

Инвестиции предприятий  в НИОКР очень низки и составляют 0,3% от общего объема инвестиций на протяжении многих лет. Поэтому ожидать скорой трансформации российских предприятий с изношенными основными фондами и отсталыми технологиями в инновационные предприятия  при таком финансировании  НИОКР не приходится.

В 2009 году в условиях кризиса ситуация с основными фондами только ухудшилась. Государство вынуждено спасать население моногородов с их неэффективными производствами. Загонять деньги не в инфраструктуру, а в безнадежные предприятия-банкроты. АвтоВАЗ - наглядный пример неэффективности ручного управления экономикой. По принципу - пока жареный петух  не клюнет...

 

Сергей Степашины прав. Необходимо от ручного управления экономикой и страной перейти к системному управлению. Придушить коррупцию, криминал и остановить деградацию российского человеческого капитала. И пусть Госплан и не нужен в прежнем его понимании, но Генеральный план развития России нужен ей позарез.

 

В условиях торжества криминала, а не закона, знания теряют свою ценность.

И все разговоры об инновациях, науке, образовании,  инновационной системе и экономике знаний становятся досужими.

Необходимо начать интенсивно применять на практике принятый пакет ФЗ о противодействии коррупции, организованной преступности, инсайду и манипулированию ценами на РЦБ. И дополнить их эффективными законодательными инструментами для борьбы с наркодельцами. Снизить приток в наркомафию новых молодых людей, спасти их от наркотической гибели.

И  постепенно, без спешки, снизу и сверху одновременно осуществлять модернизацию страны, ее обустройство. Преодолевая все препятствия, пусть небольшими, но обязательно надежными, видимыми и понятными шагами.

И неплохо бы переименовать и перенацелить Фонд будущих поколений в Фонд спасения нынешнего поколения молодежи от наркотиков, пьянства, суицида, проституции и прочих нынешних бед и напастей. Работать эффективно в России уже сейчас некому.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100