Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Экономика регионов

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов по доле убыточных организаций ЖКХ

10.11.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов по соотношению числа безработных и количества вакансий для них

26.10.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов по средней заработной плате врачей

20.10.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов по энерговооруженности сельского хозяйства на человека

15.10.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов по энергообеспеченности сельского хозяйства

11.10.2017

Юрий Корчагин

Население субъектов Российской Федерации на 1 января 2017 года

08.10.2017

Корчагин Ю.А.

Рейтинг регионов по зарплате медиков — работников государственных и муниципальных учреждений

03.10.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов по смертности населения

30.09.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг бывших советских республик по безопасности

Корчагин Ю.А.

Проблемы Воронежской промышленности

14.08.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов РФ по смертности населения в 2016 году

11.08.2017

Ю.А. Корчагин

Где в России растет производительность труда? Рейтинг регионов РФ по индексу производительности труда

07.08.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов РФ по ВРП

03.08.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов РФ по объему отгруженной продукции собственного производства

24.07.2017

Ю.А. Корчагин

Рейтинг регионов по средней номинальной зарплате в 2016 году

19.06.2017

Корчагин Ю.А.

Рейтинг регионов по неформальной экономике за 2016 год

02.06.2017

Юрий Корчагин

Красноярский экономический форум — наука или собрание чиновников?

24.07.2016

Юрий Корчагин

Укрупнение регионов — эффект масштаба положителен для многих регионов

24.07.2016

Юрий Корчагин

Воронеж вновь достоен стать столицей ЦЧР

22.07.2015

Юрий Корчагин

Высокие цены на газ подкосили экономику РФ

Юрий Корчагин.26.03.2013

Промежуточный финиш губернатора Гордеева

Юрий Корчагин

 

Промежуточный финиш губернатора Гордеева


http://xn--80aahjjduxi7ae.xn--p1ai/2011-05-01-19-53-58/item/2672-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D1%83%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%84%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%88-%D0%B3%D1%83%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B0-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B0-%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C-4/2672-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D1%83%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%84%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%88-%D0%B3%D1%83%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B0-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B0-%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C-4

 

 

Итоги 2012 года и четырехлетки губернатора Алексея Гордеева

 

 

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать -

В Россию можно только верить.

Федор Тютчев

 

1.      Инвестиционные взлеты и посадки Воронежской области

 

Инвестиции без неформальной экономики и малого бизнеса

 

Прошедший 2012 год стал, пожалуй, по цифрам самым удачным для области, губернатора и его команды в отношении роста экономики региона и, пожалуй, самым трудным в общественно-социально-политическом плане.

За внешне привлекательными цифрами порой стоят неэффективные структуры тех же инвестиций или ВРП и даже завышения показателей.

Инвестиции, по определению, – ресурсные вложения в различные проекты с целью получения благ, в частности доходов, улучшения экологии, инфраструктуры, социальной сферы и т.д.

Поэтому на инвестициях постоянно сосредоточено внимание широкой общественности, а не только специалистов.

 Инвестиции в основной капитал (без малого бизнеса и объема инвестиций, не наблюдаемых прямыми статистическими методами) в 2012 году составили, по данным Воронежстата, 126 млрд руб, а индекс физического объема инвестиций (ИФОИ) – 105,2%.

Основной вклад в рост инвестиций внесли: обрабатывающая промышленность (ИФОИ - 135%); с/х -190%; торговля – 126,3%; операции с недвижимым имуществом, арендой и предоставлением услуг - 143,6%; финансовая деятельность – 142,8%; предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг – 125,8%.

Рост инвестиций в обрабатывающую промышленность в основном связан с резким увеличением государственного финансирования предприятий ОПК Воронежа. Но это скорее затраты, а не инвестиции. Получение благ от них для населения – вопрос спорный. Основной проблемой Воронежа при переходе к рынку стал крах большинства предприятий ВПК и неэффективность оставшихся. А эффективность предприятий ОПК с тех пор лишь снижалась.

Сельское хозяйство развивается на основе частно-государственного партнерства. И в него в различных формах также велики госинвестиции и господдержка.

Остальной основной рост объемов инвестиций во многом носит невыгодный для населения ценовой характер – коммунальщики, финансисты, торговцы товарами и недвижимостью повышением цен обеспечили себе и доходы, и инвестиции, поддерживая в области высокую инфляцию.

Инвестиции снизились в строительство – на 9,9%; в производство и распределение электроэнергии, газа и воды – на 5,3%; в добычу полезных ископаемых – на 6,9%; в транспорт и связь – на 40,3

И особое внимание: инвестиции снизились в обязательное соц. обеспечение – на 48,9%, в образование - на 3,7%, в здравоохранение - на 6% (!).

Выходит вполне наглядно и очевидно, что инвестиции в ОПК и с/х выросли в 2012 году за счет социальной сферы, образования и здравоохранения, то есть в который раз за счет человеческого капитала.

В структуре инвестиций преобладают госинвестиции, причем основной вклад традиционно внесла Нововоронежская АЭС (производство и распределение электроэнергии, газа и воды - 30,1%); обрабатывающие производства – 19,6%; с/х – 14,9%; транспорт и связь – 12,2%.

 

Призрачный рост инвестиций  с учетом неформальной экономики и малого бизнеса

 

Убойно выглядит рост инвестиций в основной капитал с учетом неформальной экономики и малого бизнеса. Или по Воронежстату - инвестиции в основной капитал с учетом малого бизнеса и объема инвестиций, не наблюдаемых прямыми статистическими методами.

Составляет этот рост инвестиций в 2012 году ни много, ни мало - 11%, по данным областного правительства. Вероятно, источник этих данных - Воронежстат, но пока он не опубликовал подобные данные на своем сайте.

По данным Правительства, в 2012 году индекс объема инвестиций в основной капитал по полному кругу организаций с учетом неформальной экономики составил 111% (в 2011г. область - 104,8; РФ в 2012г. – 106,7%, в 2011 - 108,3%).

Объем инвестиций в этом случае составил около 180 млрд руб и прирос за счет неформальной экономики и малого бизнеса на 54 млрд руб. А по процентам роста - более, чем вдвое. Удивительная статистика, надо сказать.

http://www.govvrn.ru/wps/portal/AVO/wcmContent?WCM_QUERY=/voronezh/avo/main/new+220220132101&presentationtemplate=vrnOnePeaceOfNewsPt&CONTENTCACHE=NONE

 

Воронежская область, по данным Росстата, действительно, -  многолетний лидер в РФ (треть и более трудовых ресурсов), выше только республики Северного Кавказа.

По данным Росстата, в 3 квартале 2012 года в неформальной экономике Воронежской области было занято 37,4% всех занятых в экономике (полных данных пока нет за 2012 год).

Первая десятка рейтинга по доле неформальной экономики в общем количестве занятых в экономике за 2011 год выглядит следующим образом: Дагестан - 52,0%; Ингушетия - 45,6%; Кабардино-Балкария - 38,5%; Карачаево-Черкесия - 35,7%; Северная Осетия - 34,6%; Воронежская обл. - 32,3%; Бурятия - 32,2%; Республика Алтай - 31,7%; Омская обл. - 31,5%; Чувашия - 30,8%.

Действительно, неформальную экономику в малых дозах учитывают и в развитых странах (она в них, как правило, меньше 10%).  И в Воронежской области много людей в ней занято. Но неформальная экономика в области существует в отраслях, в которые инвестиции в абсолютном измерении очень низки, за исключением с/х.

Инвестиции в 2012  году в торговлю (треть неформальной экономики по Росстату) составили 1,7% (в 2011г. - 1,4%); в строительство в 2012 – всего лишь 0,6% (в 2011 – 0,7%) от  общего объема инвестиций в Воронежскую область, хотя вклад торговли в ВВП – самый высокий.

http://www.rg.ru/2012/04/17/sektor.html

 

Малый бизнес в России и в Воронежской области в значительной степени аффилирован с большим бизнесом и чиновниками (кроме мелкой торговли в пригородах и селах). И помогает им в коррупционных схемах, в уходе от налогов, в получении дополнительных доходов руководителям и их семьям, а также ведущим работникам крупных предприятий.

Самостоятельной значимой экономической роли малый бизнес в России пока не играет в отличие от развитых стран, в том числе и чахлый российский венчурный бизнес.

Поэтому появляются сомнения  в достоверности столь большого вклада малого бизнеса в объем  инвестиций в основной капитал Воронежской области, тем более его ведущей роли в росте этих инвестиций (более чем удвоение прироста инвестиций в 2012 году, как, впрочем, и в 2011 году с 2,2% до 4,8%).

Причем в  условиях, когда индивидуальные предприниматели массово прекращают в области свою деятельность из-за роста налогов.

Малый бизнес в России предпочитает работать на чужих основных фондах и с минимальными инвестициями в основной капитал в условиях криминализации экономики, высокой коррупции, крышевания, рейдерства и слабой защищенности частной собственности.

Иначе нечем малому бизнесу «крышам» и чиновникам платить.

По данным исследований Росстата, доля малого бизнеса в экономике Воронежской области - 25,3%, в инвестициях – 15,4%; в численности занятых - 30,5%; в основных фондах – 10,6%.

Представляется завышенной доля инвестиций и доля в экономике области малого бизнеса при значительно меньшей доле основных фондов. Возможен здесь и двойной учет вклада аффилированных малых фирм с крупными предприятиями, в чем заинтересованы почти все высокие чиновники и зависящие от них госслужащие.

На неформальную экономику и сильно теневой и статистически плохо измеряемый малый бизнес в 2012 году приходится 30% совокупного объема прямых инвестиций. Или 54 млрд руб.

И, как видим, их вклад в инвестиции (и в ВВП) наши статистики учитывают по некой неизвестной науке и общественности методике учета инвестиций, «не наблюдаемых прямыми статистическими методами». Тогда какими? По численности занятых? Так это априори неверно при таких объемах.

Вот уж где возможности для волюнтаризма и традиционных для России приписок!

Ошибка измерения доли инвестиций за счет неформальной экономики может приближаться к самому реальному объему этой доли. И чем выше эта доля, тем больше и ошибка измерения. И выше липовый вклад в экономический показатель.

Развитые страны с достоверной, проверенной веками статистикой тоже считают и включают вклад неформальной экономики в ВВП. Но у них она, как правило, меньше 10% ВВП и небольшое число занятых в неформальной экономике. И разработаны проверенные опытом методики оценки таких небольших неформальных экономик.

В Воронежской области совсем другое дело. Неформальная экономика и теневая экономика сравнимы по числу занятых со светлой экономикой, платящей налоги в казну. Но в части инвестиций огромные различия.

Вспомним, например, в каких условиях изготавливают левую «водку» и прочее. Неформалы выбирают затененные отрасли с низкими инвестициями.  Тем более что ее крышуют, зачастую, чиновники и силовики. Заплатил штраф и переехал в другое помещение.

Средний индекс роста объема инвестиций в Воронежскую область за  2009-12 годы составил 107,2%; по России - 101,2%.  Этот показатель у области значительно выше среднероссийского.

Однако достоверность показателей роста объема инвестиций в Воронежскую область низка из-за непрозрачного учета неформальной экономики и малого бизнеса. Этот учет увеличивает прирост инвестиций в основной капитал в 2011-2012 годах более чем вдвое, что при детальном рассмотрении выглядит нонсенсом.

В то же время Воронежская область сильно уступает регионам - лидерам по инвестициям на душу населения. По этому показателю она занимала в 2011 году невысокое для региона с догоняющей экономикой 29 место.

Так, между прочим, можно с легкостью необыкновенной стать лидером по росту инвестиций не только в РФ, но и в мире.

Необходимо снижать долю неформальной и теневой экономики в Воронежской области. А не наращивать экономические показатели до такой степени за ее счет.

Впрочем, низкая достоверность и низкая доступность российской официальной информации и статистики общеизвестны.

http://viperson.ru/wind.php?ID=656291&soch=1

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=183

 

Инвестиции в человеческий капитал продолжают снижать

 

В очередной раз снижены в Воронежской области инвестиции в человеческий капитал: в здравоохранение и предоставление социальных услуг - на 6%, в образование - на 3,7%.

Продолжается на федеральном и региональном уровнях, включая Воронежскую область, губительная политика снижения государственного финансирования воспроизводства и развития базовых составляющих человеческого капитала.

На  различные чемпионаты, олимпиады и другие шикарные и пиарные мегапроекты находятся десятки и сотни миллиардов долларов, а на здоровье людей, на их образование как было, так и остается финансирование по пресловутому остаточному принципу.

В Воронеже, в частности, именно финансирование статей «образование» и «здравоохранение…» ежегодно было до сих пор ниже плановых, в то время, как и сами плановые показатели, крайне низки и не позволяют поднять, в частности, зарплаты учителям и врачам до уровня средней зарплаты по региону, не говоря уже о медсестрах, нянях и других вспомогательных работниках.

В России эта власть не заботится о главном – о здоровье и знаниях людей, об их морально-нравственном и психическом здоровье.

В области в настоящее время реализуется более 150 инвестиционных проектов (большая часть из них в с/х). За счет индустриальных парков за 3 года, по данным Правительства области, прогнозируется привлечь  около 15 млрд руб инвестиций.

Число проектов велико, а их качество и значимость в первую очередь для развития экономического и технологического лидера области – Воронежа – низки.

Причем, проекты в области в значительной степени осуществляются за счет выкачивания налогов из потенциального бюджета Воронежа, в реальности который просто нищий и не позволяет осуществлять инвестиционные проекты.

Городской округ Воронеж за счет выкачивания из него налогов полностью лишили экономической самостоятельности и возможностей инвестиционного развития за счет собственных средств / По бюджету Воронежа:  читайте далее /.

 

Удельный вес инвестиций в основном капитале и их эффективность

 

Другой важный инвестиционный показатель Воронежской области также выглядит в цифровом отношении внушительно. Удельный вес инвестиций в основной капитал за последние 4 года изменялся в пределах 30-42% ВРП (РФ – около 20% ВВП), что при условии их эффективного использования означает возможность ускоренного роста ВРП Воронежской области вплоть до 10% в год.

В соответствии с теорией и практикой при сравнительно невысокой коррупции, например, в Китае инвестиции годового объема 4% ВВП или ВРП дают 1% годового прироста ВВП или ВРП.

В России при очень высокой коррупции и теневой экономике отдача от инвестиций ниже в разы.

Отдача от инвестиций в РФ и в Воронежской области гораздо ниже также по причине низкой производительности и качества труда, сильного участия в процессах инвестирования неэффективного государства, отсутствия рыночной конкуренции, несистемного управления экономикой, крайне низкой экономической свободы и других известных факторов.

Пока в структуре инвестиций области превалируют государственные инвестиции (30-50%) в строительство НВАЭС, федеральных дорог, а в 2012 году дополнительно – инвестиции в ОПК Воронежа. Поступление же частных инвестиций растет слабо, что связано с  невысокой общей инвестиционной привлекательностью области.

Связано это в первую очередь с очень низкой международной инвестиционной привлекательностью России, с очень низкими ее страновыми рейтингами. Отток капитала из  РФ ежегодно составляет 50-100 млрд долл. Бежит из страны и лучший по качеству и стоимости человеческий капитал.

Отдельно взятый регион, в принципе, не может перепрыгнуть по инвестиционной привлекательности страну, в которой находится, международные рейтинговые агентства и долгосрочные иностранные инвесторы оценивают рейтинги регионов, исходя из страновых рейтингов.

В 2011 году на отрасль «производство и распределение электроэнергии, газа и воды» в Воронежской области пришлось 34,2% (в 2012г.- 30,1%) инвестиций (в основном в НВАЭС); транспорт и связь – 21,8% (12.2); обрабатывающие производства – 13,9% (19,6); с/х – 8,6% (14,9); операции с недвижимостью – 7,5% (9,4); здравоохранение – 4,1% (3,6); образование – 2,8% (2,7); торговлю – 1,4% (1,7); строительство – 0,7% (0,6%).

Характерно, что, чем выше доля неформальной экономики в отрасли, тем ниже в нее прямые инвестиции. Строители вообще почти без инвестиций обходятся (0,6% - мизер), поэтому и гонят много халтуры с устаревшими технологиями и техникой. «Лидеры» тут, по сравнению с вкладом в ВРП, - торговля и строительство.

 

Инвестиционный климат и риски

 

С инвестиционными рангами и рейтингами Воронежской области от рейтингового агентства «Эксперт РА» творится что-то безумное. Они прыгают год от года буквально на десятки ступеней. И по причине изменений методики расчетов, и, вероятно, по другим причинам.

Например, ранг интегрального инвестиционного риска в 2010 году до коррекции равнялся 3 (область была в тройке лучших регионов по рискам). После коррекции задним числом в 2011 году ранг вырос до 19 (место в рейтинге по риску, чем больше ранг – тем хуже, тем выше риск). В 2011 году ранг еще вырос  до  23. А в 2012 году снова упал до 9.

Еще круче было ранее. Область в 2007-2010 годах запрыгнула наверх с 68 места в рейтинге риска на 3 место в 2010 году. Затем стремительный полет вверх сменился пике вниз. http://raexpert.ru/ratings/regions/

Уж очень рискованными выглядят эти риски, как и «суверенная» статистика.

Вернемся в настоящее. Инвестиционный климат Воронежской области, по данным «Эксперт РА» / http://raexpert.ru/ratings/regions/ , повысился с 3B1 в 2011 году (пониженный потенциал - умеренный риск) до 3A1 в 2012г. (пониженный потенциал - минимальный риск).  

Соответственно, улучшились ранги интегральных и частных рисков и потенциалов.

По рангу интегрального риска Воронежская область вошла в топ-10 регионов страны с минимальным риском: Белгородская о., Краснодарский край, Липецкая о., Санкт-Петербург, Московская о., Тамбовская, Татарстан, Ленинградская, Воронежская о., Москва.

Воронежская область поднялась в этом рейтинге с 23 места в 2011 году на 9 в 2012г. (ранг риска снизился на 14).

Снизились все частные риски за исключением криминального риска (ранг – 13 в 2012г., в 2011г. - 9) и экологического (ранг – 12, был в 2011г. - 11). Однако остаются высокими ключевой экономический риск, ранг – 26, социальный – 24  и финансовый риск -17.

Из простого анализа рангов частных рисков, однако, непонятно, как интегральный риск (ранг 9) мог оказаться столь низким, если ниже ранга 9 опустился только управленческий риск до ранга 8 (в 2011г. был 19).

Отметим, что Воронежская область еще в 2010 году занимала первое место в рейтинге по криминальному риску (ранг 1). В то же время оценки криминального риска на базе «палочной», по крайней мере, в прошлом статистики, очевидно, недостоверны. В частности, сокрытие преступлений приводит к снижению ранга криминального риска и снижению общего риска региона.

Получается, чем честнее работают силовики в части регистрации и раскрытия преступлений (их больше в статистике), тем хуже положение региона в рейтинге криминального риска и инвестиционного климата в целом.

Существенно улучшилось положение Воронежской области в 2012 году и в рейтинге интегрального потенциала. Она поднялась с 28 места на 23 (ранг потенциала в 2012г. – 23).

Не изменились ранги трудового (ранг 22) и природно-ресурсного (52) потенциалов. Область опустилась вниз по инфраструктурному потенциалу (с 19 места на 21), туристическому  (с 34 на 35), а по потребительскому, производственному, финансовому, институциональному и инновационному потенциалам поднялась в рейтингах (рэкингах) вверх на 1-4 ступени.

В целом по рангу интегрального инвестиционного потенциала область вернулась на уровень 2010 года (ранг 23). Это самое высокое место области с 1996 года, начиная с которого публикует свои рейтинги и ранги для регионов «Эксперт РА».

 

Выводы и заключение

 

Инвестиции в основной капитал Воронежской области  на душу населения невысоки и недостаточны для опережающего рывка, запланированного в Стратегии 2020 области.

В структуре инвестиций почти половину составляют государственные инвестиции, которые менее эффективны, чем частные, и направляются на объекты федерального уровня. В этих инвестициях заслуг области немного.

Частные инвестиции в экономику области растут медленно.

В истекшем году были достигнуты успехи по росту инвестиций и некоторых других показателей в основном за счет накачки инвестициями предприятий ОПК. За счет инвестиций в НВАЭС, с/х, в предприятия с невысокой добавочной стоимостью - химическое произв., производство минеральных продуктов; резиновых и пластмассовых изделий; пищевых продуктов; изделий из дерева и другие.

В целом, значительное увеличение (30%) за счет неформальной экономики и малого бизнеса объема инвестиций ставят под сомнение достоверность статистических данных по инвестициям в основной капитал за 2012 год. И тем более ставят под сомнение 5,8% прироста полного объема инвестиций в 2012 году за их счет.

Причина -  непрозрачность методик и очень низкая достоверность добавленного объема ненаблюдаемых инвестиций в раздутый по численности, но сжатый по множеству причин  по «инвестициям» сектор неформальной экономики Воронежской области.

На примере Воронежской области можно обнаружить при учете в статистике неформальной экономики российскими методами выгодность для отчетности власти самого существования неформальной экономики.

При использованном подходе и методах оценки «ненаблюдаемых статистически» инвестиций вполне можно существенно корректировать экономические показатели (ВВП, инвестиции, число безработных и другие) в сторону их завышения.

Зачем собственно сужать властям сектор неформальной экономики, если он повышает официальные экономические и иные показатели?

В реальности это и происходит в Воронежской области. Доля занятых в неформальной экономике держится на уровне 32-38% уже в течение 6-7 лет. И при губернаторе Алексее Гордееве не снизилась. Губернатор теневую экономику ни разу даже не упомянул в своих выступлениях.

В соответствии с теорией и практикой при невысокой коррупции, например, в Китае инвестиции объемом 4% ВВП или ВРП дают 1% прироста ВВП. В России при очень высокой коррупции и теневой экономике отдача инвестиций вдвое и более ниже. Дороги и фундаменты у нас потоньше, поуже, пожиже, новые мосты строят частично на «соплях», после падений восстанавливают, капремонт косметический и т.д.

Потому Россия в рейтинге по качеству дорог занимает лишь 136-е место в мире из 144. Лучшие дороги – известно где. Там, где низкая коррупция и высокая производительность труда.

http://www.utro.ru/news/2013/02/28/1104175.shtm

 

Воронежская область при нынешних темпах роста экономики России и области может в лучшем случае войти в число 30-35 ведущих регионов по ВРП на душу населения, как я и прогнозировал при анализах стратегий развития области 2020.

Губернатор А. Гордеев начинает понимать недостижимость целей и задач этой стратегии и уже снизил планку вхождения с 15 до 20 регионов, дойдет он рано или поздно до тридцатки, а затем ... Что было бы совсем неплохо для Воронежской области при нынешнем запущенном состоянии промышленности, инфраструктуры, деградации человеческого капитала, низкой бюджетной обеспеченности - главного локомотива развития области Воронежа, при которой он деградирует, и т.д.

В Воронежской области доля инвестиций изменяется в пределах 30-42%. И если в Китае 40% ВВП дают прирост ВВП на 10% в течение уже многих лет, то в нашей области они дадут 5-6%, не больше. Остальное припишут за счет неформальной экономики или иным «инновационным» способом. И так в целом по России.

В Китае коррупция и теневая экономика примерно втрое меньше российской, поэтому и инвестиции значительно эффективней, как и производства.

Насчет снижения инвестиций в человеческий капитал, что продолжается в Воронеже, области и РФ, обратимся к одному из самых мудрых и уважаемых людей России – Евгению Примакову.

Примаков привел в своем докладе «Идеи дороже денег. Человеческий капитал выходит на первый план» цифры.

 «В США в 2010 году на образование тратили 3,6 тысячи долларов на душу населения, в Японии - 1,5 тысячи. У нас - всего 400 долларов. Государственные и частные расходы США на науку в расчете на одного исследователя составляли 293 тысячи долларов, в Китае - 74 тысячи. В России - 39 тысяч. Это не просто отставание, а серьезный разрыв, хотя в последнее время финансирование все-таки увеличивалось. Где взять деньги? Примаков советует использовать часть средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. И предупреждает: без финансового рывка в обеспечении здравоохранения, образования, науки не будет инновационного развития, модернизации страны».

http://www.rg.ru/2013/01/15/primakov.html   

 

Мы, разумеется, суверенные. И демократия у нас суверенная, и свобода, и жизнь, и даже инвестиции суверенные вместе с суверенной статистикой по ним. И все наше суверенно кондовое, прямо скажем, не нужно нашим воображаемым «врагам», которые, кстати, у нас и отсутствуют. Не найдется в мире охотников с нами связываться.

Но надо Россию все же умом понимать, а не другим каким-либо местом. Другого места для этого просто не существует в человеке. И наш суверенный аршин надо соизмерять с международным мерилом.

Федор Тютчев – выдающийся русский поэт и государственный деятель, с умом острым и большим, которым прекрасно понимал Россию. К тому же, поэт с горьким и острым юмором, без которого нормальному человеку, а не то чтобы поэту, в России просто не выжить.

 

2. Промышленность Воронежской области и РФ

 

Незавершенная и неэффективная индустриализация

 

Состояние промышленности Воронежской области – зеркало состояния всей обрабатывающей промышленности России, включая сектор ОПК, сектор предприятий с низкой добавочной стоимостью в их продукции и сектор предприятий переработки продукции с/х (в основном - пищевой промышленности).

Становление промышленности Воронежа, как и всей России, протекало своеобразно. В развитых странах рост и развитие промышленности шли через рост производительности труда, растущий сектор инновационной экономики, через конкурентные рынки. Через рост качества и стоимости человеческого капитала и замещение им в национальном богатстве физического капитала.

В России крупные предприятия Воронежа были созданы в советское время, большинство из них были оборонными предприятиями. А такие предприятия, как, в частности, канувшие в лету ПО «Электроника», «Энергия», а также сохранившиеся ВНИИС, КБХА и другие, были даже головными предприятиями в СССР по важнейшим направлениям военной техники, включая компьютерную технику, средства связи и ракеты.

В Воронеже, в котором сосредоточена основная доля промышленности области, в секторе ОПК работало в советское время более 150 тыс человек. И город был полузакрытым,  ухоженным и удобным для жизни. И таких городов с милитаризированной промышленностью, больших, средних и малых, по стране  было множество. Вся страна в то время трудилась в основном на военную технику и армию.

Милитаризация экономики, постепенная деградация всех систем управления, отсутствие конкуренции и отбора, деградация науки, начавшаяся с середины 1970 годов, неподъемные для страны военные расходы привели к естественному итогу – краху сугубо затратной советской системы и экономики с неконкурентными рынками и огромным дефицитом потребительских товаров. И к распаду СССР.

ВПК и военные расходы скушали ресурсы, валютные резервы СССР и его самого, а общий полисистемный кризис ускорил распад великой державы.

http://viperson.ru/wind.php?ID=655490&soch=1

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=15

http://www.lerc.ru/?part=books&art=18&bin=1

Во всех развитых странах мира имел место постоянный рост производительности труда. А в затратных и полусырьевых экономиках России и СССР этого не происходило. Отсутствие конкуренции, неэффективные системы и управленческая элита, отставание в науке и высоких технологиях продолжились и после распада СССР с переходом к псевдо рыночной экономике с криминально-коррупционным укладом экономики. И с несистемным «ручным» управлением.

Низкие инвестиции в человеческий           капитал (HC) усугубили отставание от конкурентов. Его стоимость и качество снизились даже по сравнению с СССР.

Поэтому наивными выглядят потуги придворных экономистов и «стратегов», пишущих статьи и стратегии, в которых предлагается ускоренно создавать инновационную экономику и переходить к 6-7 технологическим укладам экономики. Для этого не накоплен достаточный по стоимости и качеству человеческий капитал. СССР при лучшей науке не смог создать эффективные и конкурентоспособные 4 и 5-й технологические уклады экономики, в частности, микроэлектронику. Не хватило HC.

http://2020strategy.ru/

http://psy.hse.ru/orgps/humancapital

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=3&page=35

 

Подведем некоторые  итоги раздела.

Россия не прошла до конца этап создания индустриального общества и экономики по причине неэффективной экономики с неконкурентными рынками, при отсутствии конкуренции в других сферах жизнедеятельности. При неэффективной общей системе управления страной и всех частных систем страны.

Опыт последних 20 лет, в том числе воронежский, показал, что большинство крупных советских предприятий ОПК, машиностроения, авиастроения не способны адаптироваться к рыночным условиям, перейти на выпуск конкурентоспособной потребительской (мирной) продукции. Эти предприятия сильно деградировали.

А опыт последних двух лет, последние коррупционные дела и скандалы в ОПК и Минобороны показал, что даже очень высокие затраты не могут сделать эффективным коррумпированный и давно потерявший профессионалов мирового уровня ОПК. Бесполезные расходы, даже менее эффективные, чем перед распадом СССР в 1986-1991 годах.

Россию продолжает угнетать голландская болезнь в тяжелой форме (жизнь на нефтегазовые доходы). Эта болезнь развратила управленческую элиту России и значительную часть населения. По числу трудоголиков – Россия в конце рейтингов.

http://lf.rbc.ru/recommendation/finance/2012/11/16/218231.shtml

Подавляет рост и развитие промышленности, особенно малого бизнеса, и очень высокое налоговое бремя на экономику, достигающее вместе с выплатами «крышам» и коррумпированным чиновникам 50% ВВП. В 2012 году и в настоящее время в Воронежской области и в России происходит массовый уход из малого бизнеса индивидуальных предпринимателей по причине увеличения налогов.

Россия относится к странам с очень низкой производительностью труда в обрабатывающей промышленности и с/х, в торговле и сфере услуг. Хотя средняя производительность труда формально выглядит приличной за счет очень высоких цен на природные ресурсы. Именно высокие цены на нефть, газ, металлы позволяют поддерживать видимость роста средней производительности труда в промышленности и во всей экономике.

В США и других развитых странах доля промышленности в ВВП снижалась за счет роста производительности труда. Меньшее количество производств производило больше конкурентоспособной продукции, удовлетворяющей потребности населения и экспорт.

В ВВП, соответственно, в условиях конкуренции и роста разнообразия товаров и услуг росла более востребованная ежедневно доля услуг.

В США, например, в 2012 году доля промышленности составила 19,1%,  доля сервиса – 79,7%, доля  с/х в ВВП - 1,2% ,

Снижалась и доля высокопроизводительного с/х. США за счет с/х с долей всего  в 1,2% ВВП кормят себя и значительную часть мира.

В России производительность труда росла крайне медленно и во времена СССР, и в суверенной России. Она в 5-10 раз ниже, чем в развитых странах, в отраслях с высокой добавочной стоимостью по причине низкого качества и интенсивности труда.

Россия – один из лидеров в мире по числу праздничных дней и выходных с отпусками. И аутсайдер по производительности труда.

В России в 2012 году на долю промышленности в ВВП пришлось 37,6%; на долю сервиса  – 58%; на с/х -  4,4%.

Процесс снижения доли промышленности и роста доли сервиса в ВВП имеет место после распада СССР и в России, но доля промышленности снижается в большей степени не за счет роста производительности труда, а за счет замещения отечественных товаров импортом, покупаемым за счет нефтегазовых доходов. Происходит простой обмен: природные ресурсы на промышленную продукцию.

Этот же обмен осуществляет на практике и Воронежская область в слегка непрямой форме.

В итоге СССР, а за ним Россия при отсутствии конкуренции не смогли создать сколько-нибудь эффективный сектор инновационной экономики, создать постиндустриальную экономику и общество с высокой производительностью труда, с высокой конкуренцией собственных и импортных товаров.

 

Состояние и качество промышленности

 

Индекс промышленного производства (ИПП) в 2012 году в Воронежской области составил 129,4% (РФ – 102,6%) – это рекорд за все годы «перехода» к рыночной экономике. На фоне прироста в среднем по России 2,6% смотрится впечатляюще.

В прошлом году сложились одновременно несколько благоприятных факторов для роста ИПП, которые и обеспечили такой огромный прирост промышленного производства. В основном повышенный рост ИПП произошел за счет пуска простаивающих мощностей на НВАЭ и роста производства на предприятиях ОПК.

Рост ИПП, в значительной степени, был обеспечен за счет федеральных проектов и государственных инвестиций из федерального бюджета (ФБ). Заслуг области тут немного, только косвенные.

В обрабатывающей промышленности рост ИПП составил 127,5%.  Обрабатывающая промышленность была и должна оставаться главным драйвером роста и развития всей экономики области (а не с/х в силу его дотационности и неустойчивости). Но пока не становится, поскольку принят курс на развитие предприятий ОПК, которые не готовы к таким огромным вложениям средств. И неконтролируемы общественностью в отношении качества, востребованности и конкурентоспособности своей продукции.

Единственным критерием конкурентоспособности продукции ОПК может быть в российских условиях конкурентоспособность и качество мирной продукции этих предприятий. Но ее они почти не выпускают, не смотря на многочисленные и многолетние попытки.

Хуже, чем в советское время, когда предприятия ВПК принуждали выпускать холодильники, микроволновки, стиральные машины и т.д.

Руководители предприятий ОПК и в настоящее время просят закрыть границы высокими заградительными пошлинами от импорта, однако это будет возвратом к автаркии советской эпохи. СССР распался не по воле или некомпетентности отдельных его высших руководителей. А потому, повторимся, что крайне затратный и неэффективный ВПК и военные расходы съели его экономику и все ресурсы.

К тому же, командно-административная система, которую пытается, пусть и в иной форме, возродить В.В. Путин, исчерпала себя. Стала еще до распада СССР полностью недееспособной.

Например, концерн «Созвездие» производил в 2012г. менее 6% мирной продукции от общего выпуска. И пока все его попытки увеличить производство конкурентоспособной потребительской продукции за более чем 20 лет (ранее ВНИИС) не увенчались успехом. И вряд ли увенчаются по многим объективным и субъективным причинам.

В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды ИПП составил 146,1%.

В добыче полезных ископаемых ИПП - 113%.

Соответственно и инвестиции ежегодно идут пока преимущественно в производство и распределение электроэнергии: в 2011 году - 34,2% (в основном в НВАЭС) от всех инвестиций в основной капитал, в 2012г – 30,1%.

В обрабатывающие производства в 2011г. - 13.9%; в 2012 году – 19,6% (преимущественно в ОПК).

 

В таблице 1 приведены данные по росту ИПП в 2009-2012 годах Воронежской области и регионов-лидеров по росту и развитию их экономик — Калужской и Калининградской областей.

 

Таблица 1.   Индексы промышленного производства (ИПП)

 Воронежской области и  регионов-лидеров развития, в %

Область

ИПП,

 2009г.

ИПП,

2010

ИПП,

2011

ИПП,

2012

Средний ИПП

за 4 года

РФ

90,7

108,2

104,7

102,6

101,6

ЦФО

91,8

108,6

106,4

105,5

103,1

Калужская о.

94,7

144,9

125,6

106,6

118,0

Воронежская

99,4

103,5

108,3

129,4

110,2

Калининградская

95,3

117,0

121,8

101,6

108,9

Белгородская

103,5

111,8

106,8

105,1

106,8

Источник: Росстат, расчеты автора.

 

КАЛУЖСКАЯ ОБЛАСТЬ - лидер по росту и развитию экономики в РФ.

 В 2012 году было изготовлено 180 тысяч легковых автомобилей и 5 тысяч грузовых. Фармацевтическими предприятиями произведено продукции на 64,5% больше относительно 2011 года. Планируется ввести в эксплуатацию несколько новых заводов по выпуску лекарств.

Cредняя заработная плата в промышленности области увеличилась более чем на 19%, составив 26 460 рублей, что выше средней по экономике.

Рост объемов производства имел место практически во всех отраслях.

ИПП Белгородской области в  2012 году вырос на 5,1 %. А в добывающей отрасли всего на 1 %.

Обвалился рост выпуска промышленной продукции в 2012 году в Калининградской области – прирост всего 1,6%.

Темпы увеличения промышленного потенциала России и Воронежской области определяются наличием передовых технологий, а технологии и оборудование устарели и изношены. Износ основных фондов экономики РФ составил на конец 2010 года 45,6%; промышленности — 42%; экономики Воронежской области — 46%; промышленности — 44%.  И износ с годами только растет.

Доля ведущей обрабатывающей промышленности в ВВП составляет 16-20% и неуклонно снижается, начиная с 1991 года. Это весьма негативный процесс, поскольку сельское хозяйство и другие отрасли не возмещают потери от снижения доли ведущей промышленности в ВРП. И тем более в собираемых налогах.

Большим минусом Воронежа была и остается высокая доля в обрабатывающей промышленности предприятий ОПК. В силу низкого качества их корпоративного человеческого капитала продолжится «проедание» бюджетных средств под каскады невыполняемых обещаний по выпускам мирной продукции, которая за 20 лет в значимых объемах так и не появилась.

На работу этих предприятий областные власти не влияют, как не контролирует их и общественность. О мэрии Воронежа и речи нет. Она полностью безвластна в части экономики.

Плюсом губернатора Гордеева является достаточно глубокое знание и широкие возможности в части развития с/х, а минусом – слабое знание промышленности – основного вида экономической деятельности в прошлом, в настоящем и в будущем. Поэтому на некоторых важнейших направлениях область на удивление безропотно уступила конкурентам «золотые жилы».

Так в Воронежской области при губернаторе Гордееве зачахла ликеро-водочная промышленность (потеряны огромные поступления в бюджет, напрочь проиграна конкуренция), чахнет фармацевтика, а лидер развития - Калужская область - ее стремительно наращивает (тут рывок крайне нужен и возможен – более 70% лекарств в России - импортные).

Удивительно, но в двадцатку крупнейших проектов ЦЧР миллионник - Воронеж не внес ни единого проекта, а Воронежская область - только один проект (не считая федеральный и давний - НВАЭС) - создание ГОКа по добыче гранита в Воронежской области – (10 млрд рублей). И снова добывающая промышленность. И где-то маячит еще непонятный и скандальный никель. А где же высокие технологии?

Очень и очень не густо для крупнейшей области ЦЧР, открыто и даже нагловато претендующей на лидерство в ЦЧР. До Белгородской области на всех направлениях очень далеко.

Где уж тут до воронежского лидерства.

 

А в ОПК Воронежа, да и в стране, ситуация сложилась точно по пословице:

Если б молодость умела, если старость бы могла.

 

 

Чего же больше в ОПК - коррупции или  мозгов?

 

Ключевые проблемы нынешнего ОПК (как и советского ВПК в конце 1980-90 годов) – кадры, коррупция, технологическое и научное отставание и финансирование. В терминологии ОПК и советской эпохи главный лозунг звучит так:  кадры решают все.

В современной научной терминологии:  все решает накопленный  корпоративный человеческий капитал. А HC в ОПК (как и в науке) очень низкого качества и сильно поубавился с советских времен в своей стоимости.

По данным д.т.н., профессора, заслуженного деятеля науки Бориса Виноградова, специалиста в области лазерных технологий и научно-технического инновационного менеджмента, положение с кадрами в ОПК таково: 

«В этой сфере у нас докторов наук старше 60 лет – 70%, из них старше 70 лет около 50% . Кандидатов наук: старше 60 лет – 50%, из них старше 70 лет – 30% . Доля ученых и специалистов около 22%, руководителей 15%, рабочих более 63 %».

http://www.apn.ru/publications/article26945.htm

 

Ректор МГТУ им. Баумана Анатолий Александров отметил ту же проблему старения и дисквалификации кадров и низкий приток талантливой молодежи в ОПК «Беда для всех одна – носители знаний в научных школах – стареют, молодое пополнение приходит не так активно, как нам хотелось бы».

http://www.mporum.ru/node/932

 

В целом, крупные руководители и конструкторы из ОПК единодушны: между советским поколением исследователей, инженеров и конструкторов и молодым поколением образовался разрыв длиной в 30 лет. Этот промежуток разрыва назвал и Президент РФ В.В. Путин. 

Причем советские  ведущие исследователи, инженеры и конструкторы ОПК уже по возрасту недееспособны, а молодых давно уже некому учить, и у них низки профессионализм и компетентность.

Научные школы в ОПК почти исчезли, остались крохи, возглавляемые 70-80-летними старцами.

Совершенно аналогичная ситуация и в Воронеже. Вспомним концерн «Созвездие» и КБХА и их научных руководителей, хотя они прекрасно вписаны в существующую власть.

Альтернативно мнению известных ученых и руководителей из ОПК звучат письмена в средствах массовой информации чиновников из ОПК.

Сайт Минпромторга.

1) Средний возраст работников ОПК - 46 лет, молодых - 30%. 2) Подготовка кадров идет по государственным планам. 3) Вузы – головные исполнители и соисполнители НИОКР по Гособоронзаказу. 4) До 2020 года переподготовку и повышение квалификации должны пройти 200 тыс. человек. 5) Реализуются меры государственной поддержки на этапе становления центров ДПО, созданы 4 центра.

 

Все, как в инновационной системе РФ, пожирающей почти без отдачи огромные средства. Все элементы системы на много рядов сделаны и переделаны, а инноваций как не было, так и нет. Приходится прибегать к «суверенной» статистике и к «инновациям» в статистике, включив, в частности с 2011 года всю науку скопом в инновационную продукцию.

Очень много чиновников во всех этих инновационных и инвестиционных центрах, разнообразных инкубаторах, технополисах и т.д. по всей стране, от которых толку в части настоящих инноваций немного. Но все они успешно кормятся в них.

По оценкам независимых экспертов, коррупция и откаты в науке и инноватике одни из самых высоких, как, впрочем, и в ОПК.

На вопрос, поставленный в заголовке, чего же все-таки сейчас больше в ОПК -  коррупции или мозгов, можно дать вполне определенный ответ в соответствии с известными громкими уголовными делами в ОПК и Минобороны.

В качестве иллюстраций приведу несколько ссылок (их уже очень много):

 

http://www.rosbalt.ru/main/2012/11/20/1061289.html

http://izvestia.ru/news/545982

http://www.armyprom.ru/news/opk/619-na-predpriyatii-minoborony-vskryli-hishchenie-na-129-mln-rubley.html

http://rosotkat.ru/node/1732

http://news.rambler.ru/16437466/

http://www.mk.ru/print/articles/805358-politsiya-vyiyavila-hischeniya-na-oboronnom-zavode-v-podmoskove.html

 

Проблема ОПК носит фундаментальный характер. Предприятия ОПК представляли и представляют собой частично или почти полностью закрытые системы, особенно воронежские предприятия в кадровом отношении. А из науки известно, что такие системы неизбежно деградируют со временем параллельно старению руководителей высшего и среднего звена.

Поэтому вероятность превращения таких предприятий в эффективные очень низка. Проще открывать новые предприятия с новыми людьми и качественным корпоративным человеческим капиталом.

Наиболее успешно, стабильно, с пользой для общества и населения Воронежской области развивается и растет производство пищевых продуктов. За последние четыре года средний показатель роста составил 111,2% (табл.2). И он выше среднего ИПП для обрабатывающей промышленности и всей промышленности, причем в основном за счет частных инвестиций.

 

Таблица 2 Индексы промышленного производства пищевых продуктов, в процентах

 

2008

2009

2010

2011

2012

Средний за 2009-12

ИПП

107,5

118,4

109,4

109,6

107,3

111,2

Источник: Воронежстат, расчеты автора.

 

Растет и экспорт пищевых продуктов и составляет весомую долю в совокупном экспорте в отличие от продукции машиностроения.

 

 

Экспорт и импорт

 

С начала 1990 годов структура экспорта Воронежской области почти не изменилась:  основная доля экспорта - каучук, резиновые изделия, аммиак, удобрения. Но сам экспорт за счет этой продукции и пищевой продукции существенно вырос с 1992 года с 28,1 млн долл до 1239,4 млн долл в 2011 году. Т.е. в 44 раза.

Наша деградирующая промышленность не способна потреблять продукцию химической отрасли. К тому же, экологически «грязные» производства развитые страны вынесли за пределы своих территорий и предпочитают импортировать их продукцию.

Доля в экспорте области машиностроения (электрические машины и оборудование) в 2011 году составила всего лишь 1,2%.

Остальное - это продукция с низкой добавочной стоимостью:  минеральные продукты, продукция химических производств, продовольствие и сырье для него.

Доля в экспорте продовольствия и сырья для него за 9 месяцев 2012 составила 22%. Однако экспорт продовольствия нестабилен и сильно зависит от погодных условий и урожая.

Как видим, экспорт Воронежской области представляет собой, как и в целом по РФ, в основном продукцию с низкой добавочной стоимостью, а также  продовольствие и сырье для него в урожайные годы.

В импорте преобладают оборудование и транспорт – 53,6% от всего импорта. Остальное - продовольствие, бумага, пластмассовые изделия и другая продукция.

Экспорт и импорт Воронежской области типичен для страны с сырьевой экономикой. Экспортируются полусырьевые и сырьевые товары с низкой добавочной стоимостью, а импортируются оборудование, передовые технологии, транспорт, лекарства и медикаменты и продовольствие.

 

Выводы

 

1. Воронежская и российская промышленность не прошли этап индустриализации, не вышли в советское время и после распада СССР на конкурентоспособный уровень.

2. России и Воронежской области необходим новый этап индустриализации на базе современных и высоких зарубежных технологий, а не реиндустриализация.

Собственные передовые технологии Россия и Воронежская область, в частности, не способны производить в объемах, необходимых для модернизации промышленности и экономики. Их потенциальная годовая прибавка (внедрят или нет, покажут испытания) за счет своих разработок составила по РФ в 2011 году – 0,6%. По Воронежской области – 1%.

Пытаться превратить, например, ВАСО в современные эффективные производства с высокой производительностью труда можно вечно.

По расчетам специалистов, техническое обслуживание и запчасти нового  самолета Ан-148 обойдутся примерно вдвое дороже зарубежных. Конкуренции продукция ВАСО объективно не выдерживает.

3. В Воронежской области сохранились в основном остатки советской неконкурентоспособной промышленности.

4. Это является крупным недостатком экономики области и РФ. Проще и дешевле создавать новые предприятия.

5. Новые предприятия, созданные в области на базе иностранных технологий и при участии зарубежных собственников, эффективны («Связьстрой-1», ООО «Сименс Трансформаторы» и др.), но их доля очень низка, и они представляют собой сборочные производства.

6. В промышленной политике области имеют место грубые проколы, как это произошло с остановкой производства водки, рынок которой в области ушел к конкурентам из других регионов. Для того чтобы хотя бы частично его вернуть, потребуются годы.

7. Практика более чем 20 лет убедительно доказала, что воронежские предприятия ОПК не способны перейти на производство конкурентоспособной потребительской продукции. И не могут быть локомотивами развития промышленности региона.

8. Засилье в промышленности и экономике идеологов от ОПК и промышленности с низкой добавочной стоимостью привело к общей деградации промышленности Воронежской области, к постановке в стратегиях и программах развития ложных целей и задач.

Для Воронежской области промышленность, особенно обрабатывающая и энергетика, являются главными потенциальными локомотивами и драйверами развития экономики.


 

3. Инновации, наука, образование и человеческий капитал

 

Снова «шарашки» или конкуренция и конкурентоспособное качество жизни?

 

Недавно В.В. Путин на встрече с молодыми специалистами заявил, что науке необходимо вернуть «роль одного из ведущих институтов развития общества и экономики…, обеспечить все возможности для достойной самореализации специалистов, работающих в научной сфере».

Звучит с одной стороны верно по существу, а с другой – где же раньше были. И как всегда слишком обще, нет конкретики, чтобы почувствовать глубинное знание составителями доклада и самим В.В. Путиным нынешнего плачевного состояния науки в стране.

Начнем с главного в этой  фразе – со слов В.В. Путина о создании возможностей для самореализации исследователей в России. Всего несколько слов, а это - проблема из проблем. Чтобы создать эти условия нужно резко повысить качество жизни - одной из основных составляющих человеческого капитала (HC).

Для повышения качества жизни до уровня конкурентов за лучших специалистов необходима смена многовековой парадигмы развития России – смена приоритетности стабильно коррумпированного государства и его милитаризации на приоритетность развития Человека, на подготовку и выращивание профессионалов, конкурентоспособных на мировом уровне, на комплексное и системное развитие человеческого капитала – повышение его стоимости и качества.

Ученые и разработчики, как и другие востребованные профессионалы, уезжают туда, где им создают лучшие условия для работы и для жизни. Только исключительно ученым в России лучшую жизнь не создать, все равно достанут те, кто живут плохо и очень плохо, а также криминал и коррупционеры, мелкие и большие.

Необходимо поднимать качество жизни всего населения.

Проще говоря, основные инвестиции должны направляться в долях ВВП и консолидированного бюджета в HC, а не на военные расходы, силовиков, чиновников и госслужащих.

Сильно почитаемый нынешней властью и маргиналами Сталин создавал «лучшие» условия в «шарашках», где был выбор между смертью и созданием «инновации». Или ее реализацией по украденному иностранному образцу. Будем надеяться, что возврата к сталинским «шарашкам» уже не будет.

В настоящее время молодых специалистов некому взращивать и превращать в талантливых и успешных ученых. Научные школы почти исчезли в России. Лучшие российские ученые  работают за рубежами страны и получают за свои научные работы Нобелевские премии, но уже не как граждане России.

Напомним в очередной раз  знаменитую фразу: «кадры решают все», очень понятную и близкую бывшей советской номенклатуре.

 

Человеческий капитал – главный интенсивный фактор развития

 

Ни наука сама по себе, ни образование, ни тем более ОПК или ВПК не определяют процессы ускорения развития, а определяют их те самые «кадры», которые и кадрами-то по-совковому неудобно называть. Это лучшие и креативные профессионалы – ядро человеческого капитала.

На современном научном языке это выражается так.

Главным интенсивным фактором, основным драйвером современного развития является человеческий капитал, включающий в качестве составляющих культуру, образование, науку, инноватику, здоровье людей, качество их жизни, профессионалов, определяющих процессы роста, развития, конкурентоспособность страны и ее экономики.

Человеческий капитал – это накопленные инвестиции в креативных и конкурентоспособных на мировом уровне профессионалов, знания и добавочная стоимость в ВВП и национальном богатстве за счет их труда. Главным образом, в доле инновационной и высокотехнологичной продукции и услугах.

Особую роль в процессах развития и судьбе страны играет в ядре HC компетентная и профессиональная элита. Ее роль - первостепенна. Либо она развивает страну, либо заводит в тупик деградации, в том числе ключевой деградации  - морально-нравственной, как это имеет место в России.

Конструктивная и эффективная элита создала развитые страны, а российская псевдо-элита, по меткому выражению Михаила Прохорова, -  дурдом.

Наука и инновации не совершали сами по себе научно-технические революции и не создавали новые технологические уклады в экономике, а создавали их те самые кадры – лучшие и креативные ученые, инженеры, экономисты, управленцы и т.д.

Анализ этих процессов показывает, что  человеческий капитал и циклы его роста и развития являются главными факторами генерации инновационных волн развития и цикличного развития мировой экономики и общества.

Постепенно создавались и копились знания. На их основе  шло становление и развитие образования и науки на базе новых открытий и инноваций.

Формировался слой креативной и эффективной интеллектуальной элиты, которая и осуществляла новые рывки и эволюции в процессах развития.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=70

  Российский национальный HC всегда уступал и очень сильно уступает в настоящее время HC ведущих стран по накопленной стоимости (аналогично основным фондам) по причине своей сильной деградации и морально-нравственному опустошению русского народа. Национальный HC США -  около 1 млн долл на душу населения, стоимости  HC  других развитых стран изменяются в пределах 400-800 млн долл на душу населения, а стоимость российского  HC в настоящее время не превышает 20 тыс долл на душу населения. И не растет из-за снижения и стагнации инвестиций в HC (в культуру, образование, науку, медицину, в качество жизни)

Лауреат Нобелевской премии Саймон (Семен) Кузнец (российский эмигрант, исследовал процессы развития, ввел ВВП) доказал, что для научного, технического, инновационного и технологического подъема должен быть накоплен необходимый и достаточный стартовый национальный HC. Существует его пороговое значение, которое отсекает многие страны от научно-технического прогресса, от перехода к 5-7-м технологическим укладам экономики.

Отсюда огромное отставание СССР и России в высоких технологиях. Пока образно говоря, «кирка и лопата», встречный план да зарубежная техника и копии с нее были главным инструментами роста экономики, да были еще нещадно эксплуатируемые огромные дешевые природные ресурсы, развивались за счет не считаемых затрат военная техника да космос. Причем в ущерб Человеку и HC. В итоге надорвались с советской ложной идеологией и ложной парадигмой развития, которая, по существу, слегка закамуфлировано  исповедуется и нынешней властью России.

Поэтому далеко не все страны вошли и войдут в число развитых стран или даже в число стран с догоняющей экономикой. Большинство стран не могут даже приблизиться к ведущим странам по причине неэффективности элиты, низкой стоимости и качества HC.

Основные причины отставания в развитии многих стран, включая Россию, – низкие стоимость и качество человеческого капитала. Через голову не перепрыгнешь, если в ней мало ума. А с умом и выше можно взлететь, как Сингапур, Южная Корея, Финляндия, которые, в первую очередь, наращивали человеческий капитал и подавляли коррупцию.

 

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=3&page=38

http://psy.hse.ru/orgps/humancapital

http://2020strategy.ru/

http://2020strategy.ru/g1/documents/32681540.html

 

Поэтому Россия и Воронежская область, в частности, не смогли создать конкурентоспособную индустриальную экономику с эффективным сектором инновационной экономики, работающей на Человека. Не смогли создать и постиндустриальное общество в условиях несвободы и  отсутствия конкуренции.

Сто, тысяча и даже миллион посредственностей не способны  создать крупную инновацию, да и среднюю тоже, а один гений (например, такой как Никола Тесла) – выдаст и десяток.

Настоящую эффективную Науку на дегенератах, на пробивных и хватких жуликах не создашь, а с ней и  эффективную инновационную систему, производящую избыточное количество инноваций с целью их конкуренции между собой и системной отбраковки ложных инноваций.

В Воронежской области с человеческим капиталом даже по российским меркам очень плохо. Инвестиции в HC низки и тренд их снижения в долях ВРП и консолидированного бюджета сохраняется на протяжении  более 20 лет.

 

 

Инновации там, где креативные люди

 

Инновации всегда были с разумными людьми, сопровождали людей с самого начала их появления. Поэтому даже примитивная экономика первобытных людей могла быть «инновационной»!  Креативное по тем временам племя первым приручало огонь, коз, собак, изобретала дубинку, каменное долото, топор, лук со стрелами, медный, бронзовый ножи и топоры. И далее по нарастающей. И все эти инновации были великими, революционными для своего времени. Давали возможность креативным племенам и народам выживать и побеждать конкурентов за лучшие жизненные пространства.

Другое дело, что сущность инноваций была осмыслена, создана их теория только в начале ХХ века. И сделал это  выдающийся австрийский экономист Йозеф Шумпетер.

Шумпетер первым разделил понятия экономического роста как увеличения масштабов  производства и потребления традиционных товаров. И экономического развития - как повышения уровня и качества жизни за счет новшеств - инноваций. Он впервые разделил инновации по видам и типам.

Инновационная экономика -  это эффективная экономика с конкурентными рынками, создающая в избытке востребованные и эффективные инновации на базе спроса со стороны бизнес-среды и активности исследователей и разработчиков.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=11

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=159

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=70

Инновационной экономике присущи следующие базовые принципы, признаки и индикаторы:

· Высокие качество и стоимость человеческого капитала, в т.ч. высокое качество жизни.

· Высокие уровень конкуренции и индекс экономической свободы.

· Избыточность инноваций, поддерживающая высокую их конкуренцию, отбор и высокое качество.

· Высокий уровень развития образования и науки.

· Высокая доля инновационной продукции и услуг в ВВП и экспорте.

· Замещение в национальном богатстве природного и физического капиталов человеческим капиталом.

· Высокий спрос на инновации со стороны экономики с конкурентными рынками.

· Инициация новых рынков.

· Рост разнообразия рынков.

· Развитая и конкурентоспособная индустрия знаний.

В инновационной экономике основная часть инвестиций вкладывается в человеческий капитал. Например, инвестиции в здравоохранение в США составляют 16,2% ВВП (В России – 3,6% ВВП).

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=6

В Воронежской области инвестиции в здравоохранение в долях ВРП в 2012 году составили всего лишь 1,1% ВРП. Это ниже, чем в Индии и рядом с Северной Кореей.

В долларах на душу населения ситуация выглядит еще хуже. Затраты на медицину в Воронежской области в 40 раз меньше, чем в США.

Почему так мало по сравнению с РФ? В Москве, Санкт-Петербурге, в Тюменской области – на порядки больше. В богатых регионах - в разы. В бедной Воронежской  области средств на развитие Человека, на его здоровье нет. Предпочтительно уходят на племенных быков и коров и другие проекты, хотя и они нужны, если бы не гибли.

И инвестиции в медицину Воронежской области продолжают снижаться даже в номинальном исчислении без учета инфляции.

По инвестициям в науку РФ тоже выглядит очень плохо. На США приходится треть мировых инвестиций, на Китай – около 10%. На Россию – исчезающе мало, поскольку ее инвестиции в науку немного выше 1% ВВП – в 3-5 раз меньше, чем у конкурентов по доле ВВП. И в десятки раз – в абсолютных цифрах на душу населения.

В целом в HC развитые страны вкладывают 70-80% от совокупных инвестиций. Поэтому HC заместил в их национальном богатстве физический и природный капиталы.

Отсюда и существующие реалии для стран с догоняющими экономиками, включая Россию. Страны с умной и эффективной элитой, которая понимает, что инновационную экономику делают образованные, здоровые и креативные профессионалы, приоритетно финансируют HC. И получают огромную отдачу от этих инвестиций в виде конкурентоспособной высокотехнологической продукции. И в итоге, отдачу в виде высокого качества жизни, индустрии знаний и высокого места среди ведущих стран по ВВП на душу населения.

Доля HC в национальном богатстве развитых стран составляет 60-80%.

Локомотивом инновационной экономики является конкуренция во всех видах деятельности. Конкуренция стимулирует предпринимателей и менеджмент создавать инновационную продукцию. Свободная конкуренция - основной стимулятор роста знаний, генерации инноваций и создания эффективной инновационной продукции.

В России и в Воронежской области, в частности, фактически отсутствуют конкурентные рынки. Превалируют на рынках монополии и олигополии, в том числе региональные. Конкуренция дополнительно задавлена чрезмерным вмешательством государства в бизнес и экономику, высоким налоговым бременем, коррумпированными чиновниками, криминалом и различного сорта «крышеванием».

 

 

Инновационное невежество и российские реалии

 

В ОПК с мозгами не очень, с коррупцией плохо (часть 2 настоящего доклада),  а как с ними в науке и инновационной сфере?

Начнем того, что с мозгами сейчас в России плохо вообще, везде и всюду. Особенно наверху – в управленческой элите. Как писал Михаил Булгаков -  разруха у нас в головах, особенно духовная. И с тех пор она только  усилилась.

Недавно Россия сенсационно «вошла» в число ведущих инновационных стран мира, благодаря рейтингу некоего агентства  Bloomberg.  Сразу и вдруг попала «из грязи да в князи». В этом рейтинге из топ-50 стран Россия заняла очень высокое 14-е место. Опередив, например, Израиль, до которого в высоких технологиях нам как до небес. По инвестициям в науку на душу населения Израиль на 2 месте после США.

Оценки производились по 7 показателям: доле НИОКР в ВВП; производительности труда по ВВП; доле высокотехнологических компаний; числу исследователей на 1 млн населения; доле высокотехнологической продукции в промышленности; количеству людей со вторым высшим образованием, числу выпускников вузов и доле людей с высшим образованием в общем числе работающих; патентной активности.

Можно было бы не обращать особого внимания на этот стоящий вдалеке от других  рейтинг, поскольку Bloomberg специализируется на ценных бумагах. В науке и инновациях компания слабо компетентна. И вторглась в поисках новых доходов в чужую сферу деятельности.

Но ошибки Bloomberg присущи также некоторым  внутренним российским оценщикам качества и эффективности национальной науки и эффективности инновационной системы в стране.

Россия довольно высоко стоит по ВВП на душу населения за счет высоких нефтегазовых доходов (высоких цен). Высокие цены на природные ресурсы поднимают и среднюю производительность труда, которая по недобывающим отраслям очень низкая - в 5-8 раз ниже, чем в развитых странах.

Доля НИОКР в РФ - одна из самых низких в мире среди сравнимых по потенциалу стран. В 2000-2011 годах – 1,05-1,3 % ВВП. В 2012г. немного повысилась, но за счет резкого увеличения неэффективных и пока далеких от науки затрат на оборонку. Для сравнения: Австрия и Германия  - 2,8; Швеция – 3,4; США – 2,9;  Китай – 1.8% ВВП.

Единственный показатель, где мы лидеры и даже опережаем многие ведущие страны мира, это численность исследователей (и общее количество занятых в науке). А по их отдаче и производительности труда в науке и в инновационной системе - далеко в хвосте.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=6

Особенно, если считать патенты на модели, промышленные образцы и собственные новые передовые внедренные технологии.

Собственных ежегодно создаваемых, по статистике, передовых технологий  в экономике РФ - меньше процента от общего числа используемых в экономике. В Воронежской области – около процента. Этого крайне мало для модернизации экономики.

К тому же, далеко не все созданные передовые технологии внедряются и выдерживают конкуренцию с импортными технологиями.

В лидерах мы и по вторым дипломам, по общему числу студентов и выпускников,  по доле работников с высшим образованием, по патентной активности в основном без производственной отдачи. Т.е. по тем показателям, где не учитывается отдача от затрат и качество самого показателя. Где деньги просто проедаются.

И это все очень большие минусы России, а не плюсы – неэффективная и коррумпированная система образования, липовые первые, вторые и третьи разнообразные корочки вплоть до липовых академиков таких же липовых академий.

Сильно отстаем мы и по доле высокотехнологичной продукции (см. далее цифры). И особенно по ее конкурентоспособности. Продаем пока в основном военную технику, но отсталым странам. Да и военная техника сейчас составляет небольшую долю экспорта развитых стран и не служит, как в былые времена, драйвером развития.

Анализ показывает, что по инновациям работают особо неэффективно старые научные центры: Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Томск, Воронеж и другие. Причем, по низкой производительности ученых и разработчиков выделяются города с большой долей разработчиков военной техники и систем.

 

Сколько производим инновационной и

высокотехнологичной продукции и какой?

 

В  развитых странах до уровня коммерческих продуктов доходят около 10% и менее инновационных разработок. Поэтому и необходим их постоянный избыток и жесткая конкуренция между ними при поддержке государства.

Реальная ситуация в Воронежской области и РФ в последние годы такова, что  инноваций мало, едва хватает для отчетности. Избыточность инноваций и конкуренция между ними очень слабая. Бракуют лишь очевидное, говоря «современным» жаргоном, - фуфло.

По количеству организаций, занимающихся инновационной деятельностью (8,9% - в 2011 г.) Россия, по данным Росстата, занимает последнее место в Европе.

Воронежская область по этому показателю в 2011 году заняла среди регионов скромное 31 место (8,6%), ниже Белгородской (25), Липецкой (28) и Орловской (29) областей. Зато по числу занятых в науке и разработках Воронежская область на 10 месте в РФ, далеко опережая соседей.

По всем показателям научной и инновационной деятельности на одного занятого в науке и разработках, связанных с внедрением конкретных разработок и собственных региональных передовых технологий, Воронежская область - в нижней половине российского рейтинга, уступая даже скромным в научном отношении соседям.

Другими словами, по производительности труда исследователей и инноваторов Воронежская область уступает соседям по ЦЧР и находится внизу рейтинга среди регионов РФ.

В Воронежской области численность занятых в исследованиях и разработках в 2011 году была 14106 (она слабо меняется по годам), в Белгородской области – 1198. Число созданных в областях передовых технологий: 19 и 13, соответственно.

Откуда следует, что производительность труда в науке и разработках по передовым технологиям в Белгородской области в 8 раз выше, чем в Воронежской области.

Внутренние затраты на научные исследования и разработки в Воронежской области в 2011 году составили 5044,8 млн руб, в Белгородской области – 943,5 млн руб.

Затраты на науку и разработки в Воронежской области в 5,3 раза больше, чем в Белгородской, а выдает воронежская наука примерно столько же нужных промышленности передовых технологий и разработок.

Много воронежского псевдо-лидерства и пупизма в науке и разработках Воронежа (в нем  работают почти все исследователи) и пшик результатов. Особенно это заметно по нынешним федеральным и международным амбициям руководства ВГУ и реальным успехам Белгородского национального исследовательского университета.

В ВГУ сохранились только остатки (или останки) советской вузовской науки, слабой и в советском прошлом по сравнению с академической наукой и на международном уровне.

Особенно это касается российской и воронежской экономической науки, статьи которой за рубежом и не знают, и не читают (данные из выступлений ректора ВШЭ Я. Кузьминова).

За рубежом, как и в советском прошлом, читают российские ведущие научные журналы физиков, химиков, математиков.

Начиная с 2011-12 годов «суверенность» статистики в разделе «инновации» резко повысилась. В число организаций, занимающихся инновационной деятельностью, включили все научно-исследовательские организации, включая академические. А в долю инновационной продукции и услуг включили все затраты на них, независимо от того, направлены они на инновации или другие цели и задачи.

На количестве инновационных организаций это сказалось слабо, в Воронежской области их всегда учитывали. В то же время доля инновационной продукции и услуг в России за счет учета этих затрат резко выросла. По РФ – в 1,3 раза.

В Воронежской области за счет этого действа выросла только доля инновационных услуг – в 2,3 раза. Но и это не помогло общей воронежской статистике, поскольку доля инновационной продукции в 2011 году снизилась в 1,6 раза (см. таблицу).

Соответственно доля инновационной воронежской продукции и услуг в совокупности снизилась с 7,1% в 2010 году до 6,3% в 2011 г. (по 2012г. пока данных нет).

Что тут скажешь. Суверенная статистика в действии. Особенно эта тенденция усилилась с переходом и статистики, и инноваций  под начало государственника Вячеслава Суркова.

Но даже новая суверенная статистика Воронежской области не помогает. Остался в резерве сектор ОПК, где все и вся «сами с усами».

В статистике по инновациям и науке организации ОПК полностью закрыты в части контроля сущности и эффективности инноваций.

Относительно объективным показателем конкурентоспособности инновационной и производимой высокотехнологичной продукции в России остается структура экспорта, хотя и эта статистика уже доступна в деталях лишь избранным. И вероятно, суверенизируется в ближайшее время.

 

Таблица. Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме

 отгруженных товаров, выполненных работ, услуг, по субъектам  РФ (процентов)

 

Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг

Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг организаций промышленного производства

Удельный вес инновационных товаров, работ, услуг в общем объеме отгруженных товаров, выполненных работ, услуг организаций сферы услуг

 

2009

2010

2011

2009

2010

2011

2009

2010

2011

 

РФ

4,5

4,8

6,3

4,6

4,9

6,1

3,2

4,0

8,3

 

  ЦФО

4,4

4,3

5,5

4,5

4,2

4,8

3,7

4,7

9,2

 

Воронежская

4,6

7,1

6,3

4,4

7,1

4,4

6,3

7,1

16,2

 

Источник: Росстат

 

Доля в экспорте высокотехнологичной продукции РФ составляет всего лишь 3-4%. Для сравнения:  у  Китая - свыше 50%, у Тайваня - около 50%, у Малайзии - около 45%,  у Израиля  и США - около 30%.

В Воронежской области доля высокотехнологичной продукции в экспорте – около 1%.

В мировом высокотехнологичном экспорте доля РФ исчезающе низка - 0,2%. КНР – 24%, США –12%, Германия – 7%, Тайвань – 6%, Япония – 5%. 

При этом основную часть высокотехнологичного российского экспорта (в основном в отсталые страны) составляет военная техника, во многом устаревшая.

http://www.vz.ru/opinions/2013/3/11/623890.html

 

Выводы

 

1. Наука в Воронежской области и в РФ  сильно деградировала и не служит в настоящее время институтом и фактором роста и развития экономики и общества.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=6

2. Наибольшее отставание и недостоверность исследований, разработок и прогнозов имеет место в экономической науке, которая, как и в советские времена, в основном обслуживает авторитарную и волюнтаристскую власть.

3. С деградацией науки, государства, экономики и общества сильно деградировала система высшего образования и качество образования в Воронеже и в РФ в целом.

4. Главной причиной деградации науки и образования – деградация российского национального человеческого капитала по причине его низкого финансирования, очень высокой коррупции в стране и морально-нравственного падения российского общества.

5. Сильно деградировала местная воронежская элита, особенно управленческая.

6. Стоимость накопленного национального человеческого капитала (HC) РФ в десятки раз ниже, чем в развитых странах.

7. Деградация HC в Воронежской области продолжается из-за непрерывного снижения бюджетного финансирования культуры, образования, здравоохранения, науки, инфраструктуры и качества жизни. Аналогичная ситуация и в России в целом.

8. Особый урон процессам роста, накопления и развития воронежского  HC и экономики области наносит хронически острая бюджетная необеспеченность Воронежа – интеллектуального, научного, образовательного и медицинского центра области, основного хранилища накопленного HC.

Снижение бюджета Воронежа ускорилось при губернаторе Алексее Гордееве в 2012-13 годах. Сжатие бюджета Воронежа запланировано и в 2014-15 годах.

9. Воронежская наука, как показывают расчеты и рейтинги, неэффективна и уступает по производительности труда даже соседям, численность исследователей и разработчиков в которых на порядок меньше.

10. Действует в науке и вездесущая суверенная статистика. В частности, скачком выросла с 2011 года доля инновационной продукции за счет включения в нее всех затрат на науку,  в т. ч. фундаментальную, что не принято в мировой практике.

11. В Воронежской области имеет место недостаток инноваций, нет необходимого по теории и практике их избытка для возникновения конкуренции между ними. Поэтому отсутствует и сама конкуренция в инновационной системе области, как и в стране в целом.

12. Для изменения отрицательного тренда на положительный тренд в развитии Воронежской области и России необходима смена парадигмы развития и всех стратегий развития в направлении резкого увеличения государственного финансирования составляющих HC – культуры в ее широком понимании, образования, медицины, науки, повышения качества жизни.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=3&page=38

 http://2020strategy.ru/

http://2020strategy.ru/g1/documents/32681540.html

 

Заключение

 

Необходима комплексная и системная концепция и стратегия развития российского национального человеческого капитала и повышения его качества, которая и должна стать основной новой парадигмы развития России.

В первую очередь должна быть осуществлена декриминализация страны. В условиях засилья коррупции и криминала знания, наука образование теряют свою ценность.

Особенно сложно с восстановлением науки: ведущие ученые, руководители научных школ постарели и потеряли творческий потенциал. А смена им не была подготовлена. Образовался катастрофический разрыв поколений исследователей. Пожилые уже не способны творить, а молодые ученые этому не обучены, зачастую и не способны к научным исследования и разработкам.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=6

Глава Федерального космического агентства Владимир Поповкин:

«Основные фонды на предприятиях отрасли сильно изношены, и налицо технологическое отставание от мирового уровня.  В общем, есть несколько выживших за счет коммерции центров (вроде Центра Хруничева...). 45% работников отрасли старше 60 лет, остальные — моложе 40. Среднее звено практически выпало. Вокруг каждого руководителя поляна зачищена. Сейчас к старым незаменимым директорам приставили по заместителю 37–42 лет, чтобы года через полтора они смогли в случае чего занять места ушедших в отставку».

Особо кризисное положение сложилось в ключевой для процессов модернизации и развития страны науке — экономической науке. Ее как таковой и не было, наряду с кибернетикой и генетикой,  до перехода к рынку. Не улучшилось положение и сейчас: тот же конформизм, клановость, отсутствие конкуренции, те же компиляции, отсутствие фундаментальных исследований.

Анализ показывает, что по инновациям особо неэффективно работают старые научные центры: Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Томск, Воронеж и другие.

Причем, по низкой производительности ученых и разработчиков выделяются города с большей долей разработчиков военной техники и систем.

Инвестиции в культуру, образование и науку в долях ВВП примерно вдвое ниже, чем в развитых странах. А в здравоохранение - более чем вдвое ниже средних в мире.

Поэтому Правительство РФ и власти регионов предпочитают жонглировать в основном абсолютными цифрами, а не долями ВВП, ВРП или показателями на душу населения.

Даже богатая Москва  в разы уступает по инвестициям в медицину и образование на душу населения Эстонии, Чехии, Мексике.

Средние регионы, включая Воронежскую область, уступают на порядки.

Сейчас сложилась ситуация — ни рынка, ни плана, ни человеческого капитала, ни идеологии, ни веры, ни морали, ни нравственности.

Восстановление и развитие всех составляющих человеческого капитала - культуры, воспитания, образования, здравоохранения, науки, конкурентоспособного качества жизни – должны стать первичным приоритетом новой парадигмы, концепции и стратегии развития России и Воронежской области, в том числе.

Без этого другие проблемы и задачи нерешаемы. В том числе по созданию эффективной инновационной системы, эффективной промышленности и экономики.

Необходимы значительные и приоритетные инвестиции в человеческий капитал. И комплексная стратегия его роста и развития.

 

 

4.  Надо срочно менять парадигму развития

 

Горбатых только могила исправит…

Народная мудрость

 

Россия обретет былую стать,
которую по книгам мы любили,
когда в ней станут люди вырастать
такие же, как те, кого убили…

Игорь Губерман

 

Вместо введения

 

При подведении итогов по поводу состояния и перспектив экономики Воронежской области будем иметь в виду ограниченность возможностей любого субъекта, любого губернатора для принятия каких-то серьезных самостоятельных решений и действий, тем более стратегических.

Пресловутая вертикаль власти подмяла под себя и лишила экономической свободы и самостоятельности субъекты РФ, муниципальные образования, включая города, лишила экономической свободы любых экономических агентов, не говоря уже о критиках власти, об оппозиции, о  здравомыслящих и честных политиках.

А без экономической свободы  нет и конкуренции – главного драйвера развития. И глохнут все процессы развития.

Какой-либо один конкретный регион, (а с ним и удачливый конкретный губернатор) может выйти вперед за счет каких-либо исключительных преимуществ, не доступных другим. Но сами стройные ряды субъектов РФ в основном топчутся где-то рядом, без существенного развития промышленности и, соответственно, экономики. Тем более в условиях наступившей общей стагнации российской и мировой экономики.

Калужская область, например, находится почти в Московской области, рядом с Москвой, рядом с огромными московскими капиталами и рынками. И умный, и эффективный губернатор сумел в полной мере использовать эти преимущества.

Калининградская область – тоже один из многолетних лидеров в процессах роста и развития. Но и у нее есть специфические преимущества и льготы, связанные с территориальной оторванностью от страны. Те же инвесторы с воронежского «Видеофона» предпочли перебраться в Калининград, там налоги ниже по особому решению Правительства РФ. Изолированный от страны анклав федеральные власти поддерживают особыми льготами и особым финансированием.

У Воронежской области, надо уже честно признать, никаких преимуществ нет. Не буду вообще называть преимущества конкурентными, поскольку в стране без конкурентных рынков не может быть и конкурентных рыночных преимуществ, а лишь дарованные свыше.

В условиях авторитарного, несистемного и неэффективного управления, сложившегося в России, в условиях крайне низкого индекса экономической свободы, процессы роста, инициированные ростом доходов от продаж природных ресурсов, естественным образом остановились при прекращении роста цен на нефть, газ, металлы, что и наблюдаем в 2012-13 годах.

В этих условиях федеральные власти перешли к «модернизации» и «суверенизации» статистики, поскольку от модернизации экономики Россия находится сейчас даже дальше, чем в начале 90-х. И власти, не зная, как модернизировать экономику, перешли на знакомый и близкий  им с детства путь роста военных расходов, включая сектор ОПК.

Статистику, понятно, гораздо проще модернизировать, чем экономику, в направлении повышения всех экономических показателей, что и осуществлено федеральной властью в отношении ВВП, ВРП, инвестиций и других показателей. В том числе за счет своеобразного учета неформальной экономики и несуществующих в реальности инновационных продукции и услуг.

Росстат, в частности, только что опубликовал на своем сайте скорректированные вверх на 12 и более процентов показатели ВВП.

 

 

Валовой региональный продукт (ВРП)

 

Основной вклад в ВРП области вносит промышленность - 24-27%, а в ней - обрабатывающая промышленность - 18-20%. На долю торговли приходится 19-21%; с/х – 10-12% (за исключением сильных засух); транспорт и связь – 9-11%; строительство – 8-10%; операции с недвижимостью – 9-10%

Одной из проблем достоверности российской статистики, как можно убедиться на примере инвестиций /Часть.1 настоящего доклада/, является учет вклада неформальной экономики в инвестиции и ВРП. Возможны очень значительные завышения реальных показателей.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=21&page=233

 

На вопрос газеты «Коммуны» о вкладе неформальной экономики в ВВП руководитель департамента развития Правительства Воронежской области Анатолий Букреев фактически ушел от ответа, заменив его рассуждением о сущности неформальной экономики.

http://www.communa.ru/index.php?ELEMENT_ID=57579

http://news36.ru/47145 

 

Если судить об учтенной доле вклада  неформальной экономики в 2012 году в инвестиции (пока только данные облправительства), то она составляет около трети ВРП по объему и около половины по росту, что является полным абсурдом. Вероятно такого же уровня завышения присутствует и при расчетах ВРП.

 

 

Промышленность

 

В Воронежской области крупнейшие предприятия входили в ВПК или работали на него. Эти предприятия, НПО, ПО и организации представляли собой закрытые системы с совсем небольшой «отдушиной». И по законам развития закрытых организаций и субъектов сильно и, вероятно, навсегда деградировали, потеряли способности к саморазвитию.

Деградация науки началась с середины 1970 годов, когда закончились оставшиеся научные ресурсы со времен дореволюционной России (научные школы академиков Павлова, Фока, Тамма, Ландау, Вавиловых и другие).

Непомерные военные расходы, неэффективные государственные институты привели к однозначному концу – краху советской экономики с неконкурентными рынками и огромным дефицитом товаров.

http://viperson.ru/wind.php?ID=655490&soch=1

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=25&page=15

http://www.lerc.ru/?part=books&art=18&bin=1

 

Россия относится к странам с низкой производительностью труда в обрабатывающей промышленности и с/х, в торговле, строительстве и сфере услуг. Хотя средняя производительность труда формально выглядит приличной за счет высоких цен на природные ресурсы.

В США и других развитых странах доля промышленности в ВВП снижалась за счет роста производительности труда. Меньшее количество производств производило больше конкурентоспособной продукции, удовлетворяющей потребности населения и экспорт.

В ВВП, соответственно, в условиях конкуренции и роста разнообразия товаров и услуг росла более востребованная ежедневно доля услуг.

Процесс снижения доли промышленности и роста доли сервиса в ВВП имел место после распада СССР и в России, но доля промышленности снижается в большей степени не за счет роста производительности труда, а за счет замещения отечественных товаров импортом, покупаемым за счет нефтегазовых доходов. Происходит простой обмен: природные ресурсы на промышленную продукцию.

Этот же обмен осуществляет на практике и Воронежская область в слегка непрямой форме, экспортируя аммиак, минеральные удобрения, сырье для пищевой промышленности и другую продукцию с низкой добавочной стоимостью.

В итоге СССР, а за ним Россия при отсутствии конкуренции не смогли создать сколько-нибудь эффективный сектор инновационной экономики, создать постиндустриальную экономику и общество с высокой производительностью труда, с высокой конкуренцией собственных и импортных товаров.

Полностью о промышленности Воронежской области – часть 2:

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=21&page=250


Налоги

 

Изменения поступлений налогов отражают активность и рост экономики или ее стагнацию. Причем показатель роста налогов за вычетом инфляционного роста стоимости денег более достоверен, нежели рост ВРП, инвестиций и даже ИПП, поскольку в этих показателях учитывается в больших объемах неформальная экономика, допускающая произвол и завышения показателей.

По данным УФНС по Воронежской области, объем налоговых поступлений за 2012 год вырос на 23% и составил 64184,5 млн руб. Из них 53 млрд руб поступили в консолидированный бюджет области. НДС вырос на 36%, налог на имущество – на 30%, налог на прибыль – на 20%.

Наибольшую долю в совокупные налоги внесли торговля – 18,2%; обрабатывающие производства – 16,7%;  операции с недвижимостью - 14%; транспорт и связь -  10,8%; финансовая деятельность - 8,1%; производство и распределение электроэнергии, газа и воды – 7%; государственное управление и обеспечение военной безопасности – 5,2%; образование – 3,8%; здравоохранение и предоставление социальных услуг – 2,9%.

В обрабатывающей промышленности основную долю в общие налоги внесла пищевая промышленность – 6,8%.

Доля промышленности с высокой добавочной стоимостью – производства машин и оборудования, электрооборудования, электронного и оптического оборудования, судов, летательных и космических  аппаратов и прочих транспортных средств - в общих налогах существенно меньше – 4,5%.

Рост налогов за вычетом инфляционного обесценивания денег составил в 2012 году 17% (дефлятор ВВП – 8%).

Этот рост обеспечили: финансовая деятельность – рост налоговых платежей  на 72%; операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг – рост на 40%; производство и распределение электроэнергии, газа и воды – на 36%; оптовая и розничная торговля – на 29,5%; строительство – на 22% (данные в номинальном исчислении).

Снизились на 8% налоговые платежи от обрабатывающей промышленности. В основном снижение произошло за счет химического производства (в 7,3 раза) и производства резиновых и пластмассовых  изделий (долги).

Налоговые поступления от машиностроения и высокотехнологичных производств, включая ОПК, выросли, но доля их в налогах, как и в экспорте, невелика – всего 4,5%.

В целом рост поступлений в бюджет Воронежской области обеспечивает так называемый сервис – торговля, операции с недвижимостью, услуги, транспорт и связь, строительство.

Промышленность в целом внесла налогов в бюджеты всех уровней 16483403 тыс   руб (в 2011 г. - 15893706), рост составил в номинальном исчислении  всего 3,7%. А с учетом инфляции вклад промышленности в бюджеты снизился примерно на 4,3%.

Тенденция эта негативная, так как Воронежская область не прошла этап полноценной индустриализации, а остатки советской промышленности не эффективны и не модернизируемы.

Налоговые поступления в основном растут от «серых» секторов экономики, в которых велика доля неформальной экономики. От строительства, торговли, операций с недвижимостью и т.д. Опережающе растут доходы населения за счет нефтегазовых доходов, значительно обгоняя  рост производительности труда.

Значительно выросла зарплата у силовиков (в разы) и чиновников, у других работников госучреждений и организаций. Отсюда рост торгового оборота и в целом оборота сервиса.

Особняком стоит сельское хозяйство, от которого существенных налогов не было и не будет. Но, исходя из национальной безопасности, государству с/х необходимо поддерживать и развивать. Так поступают и развитые страны, в которых производительность труда в с/х на порядок выше.

 

Бюджеты

 

Начиная с  2011 года, консолидированный бюджет Воронежской области перестал расти с учетом инфляции (роста цен и обесценивания денег).

 

Таблица  Консолидированный бюджет Воронежской области

 

 2007

2008

2009

2010

2011

2012

Доходы

41271.0

55545.5

59451.3

71235,3

77324,1

87 607,5

Источник: Воронежстат.

 

В 2011 в номинальном исчислении доходы консолидированного бюджета области выросли на 8,5%, а реальные доходы снизились на 7% (дефлятор ВВП в 2011 году – 15,5%).

В 2012 в номинальном исчислении доходы консолидированного бюджета области выросли на  13,3%, реальные доходы выросли на 5,3% (дефлятор ВВП в 2011 году –  8%).

Снижение доходов консолидированного бюджета области в 2011 году и небольшой рост в 2012 году при значительном увеличении собранных налогов связаны с резким снижением трансфертов из ФБ в областной бюджет в 2011-2012 годах.

Эта тенденция крена в сторону роста ФБ за счет региональных бюджетов будет продолжена федеральными властями в дальнейшем из-за приоритетного роста военных расходов за счет снижения расходов на культуру, образование, медицину и инфраструктуру.

Для жителей Воронежа это обернулось снижением в 2013 году и без того тощего городского бюджета и отсутствием средств для поддержания хотя бы в удовлетворительном состоянии образования, культуры, социальной сферы, инфраструктуры, дорог и инвестиционной привлекательности Воронежа.

Подробно  о бюджете Воронежа:

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=7&page=13

 

Финансы и кредиты

 

Руководитель Минэкономразвития Андрей Белоусов, отвечающий в стране за процессы развития, весьма пессимистично высказался насчет кредитования российской экономики:

«Средняя ставка по кредитам больше года, по статистике, для предприятий сегодня превышает 10-11% годовых. По кредитам, которые выдаются сейчас, ставка превышает 12-14%. По таким ставкам инвестиционные проекты реализовываться не будут».

С тех пор ставки по банковским кредитам с подачи Сбербанка еще подросли.

Известно, что без кредитования экономики, в том числе долгосрочного инвестиционного, рост и развитие экономики невозможны. Пока выручают зарубежные кредиты, которые в 2-3 раза дешевле. Но воспользоваться ими могут лишь монополии и олигополии, подобные Сбербанку и Газпрому.

Сбербанк просто и надежно делает  свою огромную прибыль. Держит ставки по вкладам пенсионеров и других вкладчиков с годовыми депозитами на уровне и ниже инфляции. И формирует очень высокую чистую маржу в ущерб кредитованию экономики за счет высоких ставок по кредитам. Чистая маржа Сбербанка выше 6% в 2012 году. Нормальной для развития экономики за рубежом банковская маржа считается вдвое меньшая -  около 3%. Ведь банк в процессах кредитования - всего лишь финансовый  посредник, у одного агента экономики взял кредит, другому продал его дороже. Или сформировал его из депозитов.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=199

Указать госбанку - Сбербанку что-то при нашей неэффективной вертикали власти с вершины ее может только Президент РФ. Но В.В. Путин только журит жадный до прибыли  Сбербанк. А экономика России стагнирует без нормального кредитования.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=1&page=112

Годовая  прибыль Сбербанка за 2012 год достигла новой рекордной высоты в 350 млрд руб. Рекорды по прибыли ставятся Сбербанком уже третий год подряд. Экономика страны стагнирует, в том числе из-за ценовой недоступности кредитов. Сам-то Сбербанк кредитуется за рубежом или в Банке России по низким ставкам, а потом перепродает кредиты дороже внутри страны. Очень простой и  весьма прибыльный бизнес.

Недаром же и в Воронежской области банковский сектор увеличил налоговые платежи аж на 72% (!). В основном за счет подобной сверхприбыли. Лучше бы выдавал долгосрочные дешевые инвестиционные кредиты экономике.

А россияне тем временем вынуждены обходиться без целого банковского института – сберегательных банков и касс. Сбербанк уже давно превратился в чисто коммерческий банк, для которого первична прибыль, а не сохранение и повышение стоимости вкладов населения. Напомню и о советских долгах Сбербанка по вкладам населения, про которые уже почти забыли.

Основная фундаментальная причина высоких ставок по кредитам – высокая ставка рефинансирования Банка России – 8,25% (в США ключевая учетная ставка в диапазоне 0-0,25% годовых), по которой он выдает кредиты банкам, а те добавляют свою маржу и перепродают своим клиентам.

Очень высокая ставка рефинансирования определяется высоким уровнем инфляции (144 место в мире по уровню инфляции в 2012 году). Высокая инфляция поддерживается ростом цен газ, электроэнергию и продукцию других монополий и олигополий, а также ЖКХ.

Власти искусственно поддерживают инфляцию высокой, разгоняя ее в течение многих лет непомерным ростом цен на газ (снова на 15% в 2013г.) в качестве дополнительного налога на основную часть населения, включая пенсионеров.

Высокие процентные ставки по кредитам и низкие по депозитам Сбербанк неявно диктует всем остальным банкам, включая ВТБ. Иначе они не выживут.

Что касается государственного долга области (14-15 млрд руб), то он допустим,  кредитоваться области жизненно необходимо для поддержания оперативной деятельности и процессов развития.

 

Эффективность управления и производительность труда

 

Производительность труда отражает эффективность, интенсивность и качество труда, трудовую ментальность народа, эффективность управления на уровне менеджмента, муниципальных образований, регионов и федеральном уровне.

Средняя производительность труда в Воронежской области, рассчитанная по ВРП,  составляет в 2012 году 338,8 тыс руб. В РФ - 788,9 тыс руб.

В РФ производительность труда выше в 2,3 раза средней воронежской.

В России производительность труда в обрабатывающей промышленности в зависимости от отрасли в 3-8 раз ниже, чем в развитых странах. Поэтому не удивительно, что на ВАСО производительность в 11 раз ниже, чем в США, и в 7 раз ниже, чем в Бразилии на аналогичных предприятиях.

Можно было бы списать напрямую такое сильное отставание по средней производительности труда на ценовой фактор – на сверхвысокие цены на сырье. В области очень низка доля добывающей отрасли. Однако ведущие в экспорте предприятия области – они же и крупные налогоплательщики – это предприятия с низкой добавочной стоимостью (химическое производство, производство минеральных удобрений и другие). И сырье они получают по льготным ценам в сравнении с мировыми.

Основные причины низкой средней производительности труда в обрабатывающей промышленности области – огромный износ основных фондов (износ по области на конец  2011 года – 46%, в обрабатывающей промышленности – 40,8%; транспорт и связь – 65,3%; образование - 47,3; здравоохранение – 42,7%), устаревшие технологии, низкое качество корпоративного управления и корпоративного человеческого капитала.

 

Воронеж, мэры, состояние и перспективы развития

 

Воронеж среди крупнейших городов РФ стабильно входит в число аутсайдеров по бюджетной обеспеченности, средней производительности труда, отгруженной продукции.

В то же время, Воронеж – лидер среди крупнейших городов по теневой экономике, включающей неформальную экономику, которая близка к половине его экономики.

При наличии успехов в своем развитии Воронеж мог бы претендовать потенциально на роль столицы ЦЧР,  на роль центра большой агломерации, включающей даже очень близкий Липецк.

В реальности Воронеж – один из аутсайдеров и среди крупнейших городов РФ, и среди столиц ЦЧР. В частности его инфраструктура (и инвестиционная привлекательность)  хуже, чем в Белгороде или Липецке.

С уходом Сергея Колиуха с поста мэра Воронежа закончился период правления примкнувшего к ЕР «Родного Воронежа».

Но остались вполне дееспособными  кланы и группировки, в том числе, и из ВГУ, которые проталкивали на последних выборах в мэры  Сергея Колиуха, подписывая стотысячные листовки. Главным в них, помнится, был тезис о том, что только С. Колиух способен решить проблему бюджетного голода Воронежа и наладить отношения с областной администрацией. И остановить разрушение его инфраструктуры

С. Колиух не решил ни одной существенной проблемы Воронежа, в том числе и по  увеличению бюджета. Собственно, он на этот счет особо и не старался. Публично даже и не заикался об этом перед губернатором. Цели и задачи, вероятно, были изначально другими, как и у проталкивающих его на пост мэра профессоров-экономистов из ВГУ.

Сразу поставим точку над «и».

Ни один из мэров, включая С. Колиуха, со времени двукратного обрезания В. Кулаковым бюджета Воронежа при Александре Ковалеве, в принципе не мог решать качественно задачи руководства городским округом. И выполнять, опять же, качественно и в полном объеме обязанности мэрии и ГО перед жителями города.

Мэры Воронежа (и других столиц регионов) при существующей системе межбюджетных отношений превращены не в самостоятельную муниципальную власть, а в просителей средств с трансфертного губернаторского стола.

Уменьшение более чем вдвое доли налогов Воронежа предопределило его деградацию на многие годы. А трансферты из областного бюджета в городской бюджет и при В. Кулакове, и при А. Гордееве в 2-3 раза меньше, чем, например, в Ростове-на-Дону. А также в других столицах регионов, где губернаторами работают люди, понимающие ведущую роль агломераций в процессах развития.

 Поэтому лично мне нужен мэр, который способен отстоять перед губернатором полноценный бюджет развития Воронежа, а не бюджет его деградации. В полном соответствии с действующим  Бюджетным кодексом РФ.

Новому и. о. мэра Геннадию Чернушкину досталось очень плохое наследство не столько от С. Колиуха, сколько от губернаторов В. Кулакова и А. Гордеева. Именно губернаторы определяют величину трансфертов. А бюджет Воронежа на 2013 год – один из худших за всю историю города.

Так что межбюджетные отношения Гордеев – Чернушкин вскоре многое прояснят.

Мэрия должна оптимизировать поступления местных налогов и повысить эффективность использования городской собственности, но она не должна зарабатывать бюджетные деньги. Для наполнения бюджетов всех уровней существуют налоги.

При всем рвении много не заработаешь на аренде и других операциях с муниципальной недвижимостью.

Необходимо поднять долю подоходного налога Воронежа до 80-100%. И передать ему часть налога на прибыль организаций. Тогда и мэрия будет заинтересована в успешной деятельности городских предприятий.

Ну и тем более для меня лично, это будет интегральной оценкой эффективности и состоятельности губернатора А. Гордеева.

Без Воронежа  экономика области обречена на полное прозябание. В том числе на налоговое прозябание – около 70% налогов области собираются в Воронеже, а оставил городу губернатор в 2013 году менее 20% из них.

 

Руководитель Департамента экономического развития Воронежской области Анатолий БУКРЕЕВ:

 «Организациями города производится 70 процентов всего областного хозяйственного оборота, на их балансе - 65 процентов имеющихся в наличии основных фондов. Вклад Воронежа колеблется в зависимости от отрасли, вида экономической деятельности. В промышленности он составляет около 50 процентов, в строительстве – около 70 процентов, достигая 90 процентов в торговле и платных услугах».

Газета «Коммуна» №24 (25852), 17.02.2012г.

http://www.communa.ru/index.php?ELEMENT_ID=57579

http://news36.ru/47145 

Воронеж так и не выдвинул ни одного крупного промышленного  проекта. Причем и по законодательству, и по сути мэрия  Воронежа не отвечает за экономику города и не имеет практически никаких существенных рычагов влияния на нее.

За состояние экономики и промышленности полную ответственность несут губернатор, областное правительство и облдума.

Муниципалитеты, включая городские округа, отвечают по законодательству за предоставление услуг жителям города и обеспечение их жизнедеятельности, что они не способны осуществлять при нынешнем распределении налогов, когда городу оставляют менее 20%, собираемых налогов с его территории.

 

Заключение

 

В условиях низкого индекса экономической свободы, высокой коррупции и криминализации всех сфер жизнедеятельности в Воронежской области, как и в России в целом, сложился криминально-бюрократический уклад экономики без конкурентных рынков.

Причем уклад экономики - с низкой долей инновационного сектора экономики, незначительного по объему и неэффективного по количеству и качеству создаваемых передовых технологий и инновационной продукции.

http://www.lerc.ru/?part=articles&art=21&page=267

Порожденный неэффективной вертикалью власти авторитарный и несистемный стиль руководства, как в Москве, так и в Воронежской области, усугубляет проблемы модернизации экономики, тормозит развитие гражданского общества, подавляет креативность населения, не способствует росту его качества жизни.

В Воронежского области особо подавлена свобода средств массовой информации и крайне затруднена объективная оценка с их стороны деятельности губернатора. Отсутствие 4-й власти дополнительно снижает эффективность управления областью.

Производительность труда в области более чем вдвое ниже среднероссийской, что связано с износом основных фондов (46%), отсталостью технологий и низким качеством корпоративного человеческого капитала.

Почти полное отсутствие конкуренции, мягко выражаясь, субъективность конкурсов на заказы (пример – набережная Массалитинова) приводит к некачественному строительству дорог и других объектов. Приводит к клановости и высокой коррупции.

Объективным свидетельством высокой коррупции и экономической преступности в области является многолетнее лидерство Воронежской области в РФ среди регионов с преимущественно русским населением по доле неформальной и теневой экономики. В них занято около половины трудовых ресурсов.

Усугубляет торможение процессов развития в области крайне низкая бюджетная обеспеченность Воронежа – главного потенциального локомотива развития регионы и основного источника налогов - около 70% всех налогов в области.

Воронеж по этой и иным причинам отстает от других крупнейших городов страны по отгруженной продукции, качеству инфраструктуры, инвестиционной привлекательности, зато опережает по доле неформальной и теневой экономики.

Основная причина сохранения высокой доли неформальной экономики - отсутствие достаточного количества рабочих мест в промышленности.

Для сравнения: в Липецкой и Белгородской областях неформальная экономика много меньше, люди заняты в промышленности.

Учет неформальной экономики в области приводит к не вызывающим доверия завышенным показателям объема инвестиций, показателя их роста, объема ВРП и темпа его прироста.

Имевший место повышенный рост в 2012 году экономики в основном носил федеральный характер. Был введен простаивающий блок на НВАЭС, продолжаются государственные инвестиции в нее и другие объекты федерального уровня, резко выросли государственные затраты на предприятия ОПК.

В силу этого на фоне большого роста ИПП (127,5%) ведущей отрасли – обрабатывающей промышленности - налоговые платежи она снизила в 2012 году на 8%.

Промышленность области носит полусырьевой характер, доля высокотехнологичной продукции в экспорте всего около процента, а в налогах – меньше 5%.

Даже благополучная пищевая промышленность экспортирует в основном сырье, что не выгодно.

Основной вклад в развитие реальной экономики области, ее производств (и в налоги) вносит пищевая промышленность.

Вклад сервиса в ВРП очень высок, в том числе за счет учета неформальной экономики. А доля промышленности, которая в меньшей степени криминализирована и коррумпирована, постоянно снижается.

И это процесс негативный, поскольку Воронежская область не прошла этап индустриализации экономики, и ей еще только предстоит создавать эффективную промышленность с 4-5-6 технологическими укладами экономики на базе современных импортных технологий.

 

Основные задачи и цели для выхода экономики Воронежской области из затяжного кризиса те же, что и у РФ.

1. Декриминализация экономики, власти, общества (кардинальное снижение коррупции и преступности).

2. Повышение стоимости и качества человеческого капитала (трудовых ресурсов в том числе) путем перенаправления потока инвестиций и затрат в культуру, воспитание, образование, здравоохранение, науку, в обустройство Воронежа и области, в повышение качества жизни.

3. Создание эффективной и современной промышленности и новых рабочих мест в ней.

4. Создание эффективного сектора инновационной экономики с избытком инноваций и конкуренцией между ними.

5. Снижение доли неформальной и теневой экономики.

6. Выход на траекторию устойчивого и стабильного роста и развития экономики путем повышения производительности и качества труда, эффективности производств и видов экономической деятельности.

7. Становление и развитие Гражданского общества и демократии как основных факторов повышения эффективности государственных институтов, экономики и государства в целом.

8. Духовное возрождение российского народа.

 

России уже давным-давно необходима новая парадигма развития, направленная на развитие Человека, на рост стоимости и качества национального человеческого капитала, на повышение качества жизни всего населения, а не только избранных.

Давно уже назрела необходимость в документе, который бы содержал краткий перечень главных проблем России, перечень основных ограничителей ее развития. Его можно назвать концепцией, стратегией, а лучше – Генеральным планом. Документ этот должен быть директивным и даже мобилизационным в части развития человеческого капитала (отсюда возможное название - Генплан). И должен мобилизовать  страну на преодоление препятствий на пути ее духовного возрождения, роста производительности труда, качества жизни и экономики.

     

Глубинные проблемы России, в сущности, прозаичны: необходимо снизить коррупцию и преступность, сблизиться с развитыми странами и научиться у них качественно и эффективно работать, купив у них современные технологии.

Национальной российской (или русской идеей), как и любого другого народа, была, есть и будет созидательная деятельность любого человека по улучшению и обустройству собственного бытия, по обустройству и улучшению жизни семьи, места проживания и родной страны. По улучшению духовного состояния граждан, каждой отдельной семьи, каждого россиянина. Эта идея - главная для всех народов и стран. Она проста и естественна, как и сами глубинные потребности человека.

Данная национальная идея выдвигает на передний план труд, его качество, этику, производительность, отношение на ментальном уровне народа к труду, к созиданию, к семье, к старшим, к родине.

Декриминализация России (экономики, общества, государственности) необходима для обеспечения личной безопасности населения, безопасности бизнеса, конкуренции во всех видах экономической деятельности,  конкуренции в политической сфере, для развития ГО, становления демократии.

 В условиях торжества коррупции и криминала, а не закона, знания, образование, профессионализм, инновации теряют свою ценность.

Криминал и коррупция подавляют конкуренцию - главный драйвер развития и генерации инноваций. Искусственно сверху конкуренцию в условиях высокой коррупции и преступности, как это пыталось сделать Минэкономразвития, не создать.

Криминальное или полукриминальное общество, страна не способны создавать эффективную экономику на любом уровне ее развития, включая этап индустриальной экономики.

  В России одна из главных проблем – преобладание отрицательного и пассивного человеческого капитала. И острейший недостаток созидательного, креативного и высококачественного HC – драйвера развития современного экономики и общества.

Для основной части населения в России уже давно введен особый налог на небогатое население, не имеющее возможностей держать свои вклады на Кипре или еще где за границей. Высокий налог – в виде высокой инфляции (144 место в мире в 2012 году). И соответственно – низкие ставки по вкладам относительно уровня инфляции и высокие - по кредитам.

Высокие ставки по инвестиционным долгосрочным кредитам тормозят процессы роста и развития экономики, не говоря уже о процессах модернизации.

В целом, яблоко от яблони падает недалеко. Так и с регионами. Усилившаяся стагнация экономики России, нескончаемые голландская болезнь, полисистемный российский кризис, неэффективность федеральной власти и госинститутов – главные препятствия на пути стабильного роста и развития регионов, включая экономически слабую Воронежскую область.

Продолжающая концентрация налогов в федеральном бюджете, снижение трансфертов из ФБ в бюджеты регионов в угоду роста военных расходов, нарастающее снижение бюджетов столиц регионов – очевидные доказательства изложенного выше.

 

 

Яндекс цитирования