Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

Статьи, книги, аналитика

Наука

31.10.2017

Ю.А. Корчагин

КрасГУ, ЦКБ "Геофизика" и НПО «Сибцветметавтоматика» в Красноярске

24.10.2017

Ю.А. Корчагин

Школа физики и Физика жизни Работа в Институте физики СО РАН (Красноярск)

Николай Городецкий

Тяжелые электроны изобразились

Академик Алексей Хохлов.

О современном состоянии науки

26.04.2017

Юрий Корчагин

Красноярский экономический форум — наука или собрание чиновников?

Академик Алексей Хохлов.

О современном состоянии науки

10.01.2014

Юрий Корчагин.

Реформирование или добивание науки?

28.10.2013

Иван Чеберко.

Американские Dragon вытесняют «Прогрессы» с МКС

20.05.2013

Газета.ру.

Бактерии найдут золото

14.02.2013

София Нескучная.

В китайце нашли китайца

22.01.2013

Николай Подорванюк, Владимир Покровский .

Нефть уходит. Мы находимся в начале заката нефтяной эры, которая продолжалась весь XX век

26.12.2012

Отдел науки Газеты.ру

Мирный атом в космосе и в электромобиле

22.12.2012

Газета.ру. Генрих Эрлих

Спасительный яд» нанотехнологий

22.12.2012

Павел БАЛАБАН.

В нашем мозге мыслей нет

22.12.2012

РБК.

Ученые узнали, почему пожилые люди чаще других становятся жертвами мошенников

17.12.2012

РБК.

Ученые назвали главные опасности, угрожающие здоровью человека

14.12.2012

Отдел науки «Газеты.Ru».

Расшифровка генома — часть рутинного медобследования

08.12.2012

Дмитрий Малянов.

Американцы ставят на синтетику

03.12.2012

Мария Дранишникова.

Венчурные инвестиции США в биотехнологии составляют $7,5 млрд,в России — меньше $20 млн

14.11.2012

С. Джобс.

Речь С.Джобса перед выпускниками Стэнфорда

Ю.А. Корчагин24.10.2017

Школа физики и Физика жизни Работа в Институте физики СО РАН (Красноярск)

 

 

Физика изучает все то, что вне тебя,

а в широком понимании и то, что внутри тебя.


У Бога дней много для работы и творчества,

часов же в 24 раза больше.




image002.jpg



Томск, ТГУ, радиофизический факультет

После окончания радиофизического факультета Томского государственного университета (ТГУ, кафедра квантовой радиофизики и электроники СВЧ, специальность радиофизика и электроника) в 1969 году я распределился в родной Новокузнецк, в Восточный научно-исследовательский горно-рудный институт (ВостНИГРИ) инженером в лабораторию автоматики и телемеханики. На практике предварительно поработал несколько месяцев в этом институте, ознакомился с коллективом и неплохо нашел общий язык и сработался с завлабом.

Пришли мы одновременно в лабораторию по распределению с парнем с Урала, окончившего Уральский университет, и быстро сдружились с ним.

Почему распределился в ВостНИГРИ? В провинциальный институт, в котором при всем желании даже маленькую научную «звезду» было невозможно поймать?

Наверное, это была одна из моих ошибок молодости, которую в дальнейшем пришлось поспешно и хлопотно исправлять. Инициировала ее -тяга в родной город.

ВостНИГРИ гарантировал сразу по приезду комнату в трехкомнатной квартире и повышенный оклад. Подобного никто не предлагал, потому и выбрал его по молодости лет, затем быстро пожалев.

В 2010 году, судя по информации в интернете, ВостНИГРИ почил по причине банкротства, как и многие другие слабые научно-исследовательские организации, которым было отказано в финансировании из федерального бюджета.

Меня приглашали остаться на кафедре в ТГУ, обещали научную тему и защиту по ней кандидатской диссертации. Руководителями дипломной работы в ТГУ у меня были заведующий кафедрой Эрик Сергеевич Воробейчиков и его аспирант Борис Пойзнер. http://wiki.lib.tsu.ru/wiki/%D0%9F%D0%BE%

%D0%91%D0%BE%D1%80D0%B8%D1%87

Томск, ТГУ, ТПИ, другие томские вузы всегда считались и остаются кузницей специалистов высокого качества. Одних только докторов наук в овеянном ветрами городе студентов работает в науке в настоящее время около 600, что позволяет Томску лидировать по этому показателю на душу населения среди городов РФ (см. рейтинг).

Рейтинг регионов по количеству докторов наук



2015

2016

-

РФ

28046

27430

-

ЦФО

15505

15195

1

Москва

12677

12442

2

Санкт-Петербург

2693

2555

3

Московская область

1704

1715

4

Новосибирская область

1602

1569

5

Свердловская область

705

653

6

Томская область

468

589

Источник: http://www.lerc.ru/?part=articles&art=3&page=162   

В Томске в настоящее время 16 вузов и 20 техникумов и колледжей.

В Томске я успел пожить два года еще до поступления в ТГУ. Два года проучился в одном из лучших техникумов СССР - в Томском приборостроительном техникуме, поступив в него после 7 класса.

Приборостроительный техникум пользовался тогда невероятным спросом у молодежи из-за отличных специальностей и добротной подготовки по ним. Набор абитуриентов в него в то время прекращали по решению обкома КПСС после достижения 12 человек на место. Набор-то нужен был и в другие техникумы Томска, которых было сосредоточено в студенческом городе в советские времена более двадцати.

Параллельно с учебой в техникуме закончил заочную среднюю школу после второго курса и поступил через год, в 1964 году, в ТГУ на радиофизический факультет, который тоже пользовался большим спросом, чтобы не терять дальнейшее время на обучение в среднем учебном заведении.

В Томском приборостроительном техникуме работали замечательные профессионалы, которые заложили в нас с моим другом Виктором Щербановым глубокие знания на всю жизнь. С Виктором мы крепко дружили, жил он в доме рядом с общежитием техникума, и я был вхож в его семью типичного советского офицера.

Вместе с Виктором мы получили аттестаты зрелости в заочной школе, сдав практически экстерном все необходимые экзамены. Затем с разрывом в год поступили на радиофизический факультет ТГУ. Виктор поступил в ТГУ сразу в 1963 году, а я решил поступать в ТИИЭР на факультет ЭВМ и не прошел по конкурсу, получив две тройки - по русскому и английскому языкам. Остальные были пятерки. Но тогда добавляли еще средний балл аттестата, и мне не хватило для поступления 0,2 балла.

Система подсчета баллов и экзаменов была идиотской, и ее отменили уже в следующем году, вернувшись к проверенной временем старой. Приглашали меня в ТПИ, да и в другие вузы по причине круглых пятерок по профильным экзаменам (математика, физика и химия), но я не захотел, а решил ехать домой, в Новокузнецк.

Поступил в ТГУ на радиофизический факультет через год после Виктора, сдав экзамены на пятерки, кроме четверки по русскому языку. Год отработал в шахте Абашевская -1, в марк-бюро рабочим. И каждый день решал задачи по физике и математике, готовясь к будущим экзаменам.

Заочная школа позволила нам с Виктором сэкономить два года, точнее Виктору два, а мне - один, поскольку в то время ввели в общих школах одиннадцатилетки, что, к счастью для нас, не коснулось заочных школ.

В ТГУ начал свою учебу отлично - первые три семестра сдавал только на пятерки и получал повышенную стипендию, а потом сбросил пар, появились и другие интересы, научился калымить на различных базах и вокзалах, подрабатывая на жизнь рагрузкой-погрузкой и прочим. За день зарабатывали по 10-20 руб и жить на них было можно.

Да и стипендия у радиофизиков за счет военной кафедры и секретности была на 10 руб выше, чем у других - 45 руб.

Темой моей дипломной работы в ТГУ было изучение общего и отличного в физике работы многомодового лазера и многочастотного клистрона. Борис Николаевич Познер занимался экспериментальными исследованиями, а мне совместно с Э.С. Воробейчиковым поручил теорию задачи.

b.p..png

В настоящее время руководитель моей дипломной работы в ТГУ Борис Николаевич Пойзнер - ученый секретарь диссертационного совета по радиофизике и оптике в ТГУ (с 1974г.), бессменный председатель Вольного гуманитарного семинара в Томске (с 1989г.), действительный член Организации российских библиофилов, член Мандельштамовского общества.

http://towiki.ru/view/Томские_учёные

w.almamater.tsu.ru/show_story.phtml?nom=2521&s=5405

По результатам этой работы было опубликовано четыре статьи во всесоюзных журналах «Физика», «Радиоэлектроника», а также в сборниках докладов.

Надо отметить исключительную порядочность моих руководителей дипломной работы. Статьи публиковались уже после моего отъезда в Новокузнецк. Дипломника можно было в принципе и проигнорировать. Но включили и сообщили мне об этом, а Борис Познер даже прислал мне оттиски статей в научных журналах.

Справка. Эрик Сергеевич Воробейчиков (1927-2015) - известный российский учёный-физик, один из основателей, затем декан радиофизического факультета ТГУ, заведущий кафедрой квантовой электроники и электроники СВЧ, проректор по учебной работе ТГУ.

Мои совместные публикации с Э.С. Воробейчиковым и Б.Н. Познером.

-Неавтономный режим многочастотного отражательного клистрона (теория) // Тезисы докладов 6 межвузовской конференции по электронике сверхвысоких частот. Минск, 1969. С. 51. Познер Б.Н. Воробейчиков Э. С., Киреев А. М., Корчагин Ю. А.

-Неавтономный режим многочастотного отражательного клистрона (эксперимент) // Тезисы докладов 6 межвузовской конференции по электронике сверхвысоких частот. Минск, 1969. С. 51-52. Познер Б.Н., Воробейчиков Э. С., Киреев А. М., Корчагин Ю. А.

-Неавтономный режим многочастотного отражательного клистрона // Изв. вузов. Радиоэлектроника. 1970. Т. 13, № 8. С. 923-933. Библиогр.: 16 назв. Познер Б.Н., Воробейчиков Э. С., Киреев А. М., Корчагин Ю. А.

-Поведение многочастотного клистронного генератора под воздействием малого СВЧ сигнала // Изв. вузов. Физика. 1970. № 6. С. 44-48. Познер Б.Н., Воробейчиков Э. С., Корчагин Ю. А.

По жизни данные статьи мне не слишком пригодились, но всегда было приятно вспоминать об этом факте в свете высокой порядочности томской школы ученых.

Томск пока остается одним из ведущих центров подготовки специалистов в стране, но ситуация постепенно меняется не в его пользу. Появилось множество новых вузов, техникумов и колледжей по всей стране, включая соседние: Красноярск, Барнаул, Кемерово, Новокузнецк и другие города, которые крупнее Томска. Не говоря уже о Новосибирске.

К тому же суровый климат и другие сибирские трудности выживания все больше снижают приезд способной молодежи в сибирские вузы и тем более в техникумы. Зачем ехать куда-то в холод к черту на кулички, когда можно учиться в Москве, Сочи, Краснодаре, Ставрополе, Ростове-на-Дону, Воронеже, Белгороде, Орле, Тамбове и других городах с более благоприятным для жизни климатом, расположенных недалеко от московского мегаполиса - центра российской вселенной.

Судьба высшего образования и науки в Сибири, как это ни печально, не выглядит оптимистичной и на сие не надо закрывать глаза. Повторюсь в десятый, сотый и тысячный раз на счет того, что люди стремятся и будут стремиться жить в регионах с хорошим, конкурентоспособным качеством жизни, включая благоприятный теплый климат.

Поэтому вкладывать инвестиции в образование и науку в Сибири очень рискованно в рыночных условиях и при экономической свободе. Необходимо делать это в соответствие с потребностями экономики, процессами роста и развития. А не плодить всюду лишних специалистов, как это случилось с выпускниками - экономистами, юристами и психологами, которые не востребованы экономикой, обществом и потребностями социальной сферы.

В целом нашим российским стратегам необходимо усвоить простые истины, определяемые человеческим естеством и его потребностями насчет рыбы, ищущей глубины и человека, желающего счастья и комфортной жизни.

Заставить жить человека хуже, чем он способен жить, возможно только насильно.

Развивать надо даже не Сколково, хотя оно рядом с Москвой, хотя Сколково сильно не зачахнет, а в Сочи и в подобных благоприятных для жизни и трудовой деятельности местах.

Ученые и другие работники инновационного сектора экономики - элита любой страны. И для нее надо создавать удобные для жизни российские «силиконовые долины» в теплом климате, а не в Сибири или даже под Москвой.

Выдающиеся ученые, молодые российские таланты уезжают, к сожалению, не только из Сибири, но и из России вообще в поисках лучших условий для работы и жизни. И этот негативный для РФ процесс при открытых границах и при наличии экономической свободы является объективным и естественным.


Красноярск, Институт физики, радиофизики-томичи, шахматы

Институт физики СО РАН

IF 2.png


ВостНИГРИ и Новокузнецк меня сравнительно быстро разочаровали и я стал искать новое место работы в приличном научно-исследовательском институте.

Первым мне прислал сведения о возможном месте работы в Институте физики СО АН СССР Анатолий Панкрац. Последующие варианты я даже не стал и рассматривать (откликнулись все однокашники, кому писал). Мы ускоренно оформили наш брак с Альбиной, которая тоже приехала по распределению в Новокузнецк из далекого Владивостока после окончания ДальрыбВУЗа, и переехали в Красноярск.

Так что в Новокузнецк на год я съездил все-таки недаром. Нашел в родном городе самого близкого друга и соратника в труде и жизни на всю оставшуюся жизнь.

В Красноярске поселились на первое время во времянке за 30 руб в месяц, в которой замерзала к утру вода в умывальнике, где у нас родился через год сын Слава. И мы, к нашему счастью, переехали в квартиру моего университетского товарища Владимира Романенко в отдельную комнату, в которой прожили около года до получения двухкомнатной новой квартиры в академгородке.

Институт физики с его бурной научной и общественной жизнью, как и личная научная работа, поглотили меня целиком. Это были лучшие годы моей жизни в смысле учебы, внутреннего развития, повышения научного кругозора и развития методологии научных исследований, а также приобретения опыта.

Недаром принцип разнообразия является одним из главных драйверов процессов развития. В Институте жизнь была разнообразной и насыщенной, к тому же в академгородке жили мои однокашники и друзья по ТГУ. Да и в Красноярск было распределено около 20 человек с нашего курса.

Посещал все семинары теоретического отдела, общие физические семинара института, доклады приезжих ученых, защиты диссертаций, научные конференции и т.д.

А в научных исследованиях ИФ тон задавали Герман Петраковский, Виктор Зененко, Олег Баюков, Анатолий Панкрац, Вячеслав Бузник и другие выпускники ТГУ.

Среди воспитанников Г.А. Петраковского более 20 кандидатов и 6 докторов наук. В течение многих лет он возглавлял кафедру радиофизики и лабораторию радиофизики в КрасГУ.

g.a.2.png


Краткая справка о Г.А. Петраковском: Доктор физико-математических наук (1972), профессор (1974), Заслуженный деятель науки РФ (1998), Соросовский профессор (1998), лауреат премии академика Коптюга, Герман Антонович продолжает трудиться в институте в должности главного научного сотрудника.

Наибольших успехов в науке из выпускников-радиофизиков ТГУ, пожалуй, достиг Вячеслав Михайлович Бузник - крупный ученый с мировым именем, академик РАН. Большую часть жизни он проработал в академических институтах Красноярска и проживал в академгородке.

c.b. 2.png


Справка:

Вячеслав Михайлович Бузник (род. 1945) - российский химик-неорганик, академик РАН (1997).

Вячеслав Бузник родился в городе Ош 26 апреля 1945 года.

В 1967 году окончил Томский государственный университет получив специальность радиофизик[1].

По окончанию Томского государственного университета работал в Институте физики СО АН СССР, затем в Институте химии и химической технологии СО АН СССР (Красноярск). С 1990 по 1995 год - директор Института химии ДВО РАН (Владивосток), а затем - Председатель Хабаровского научного центра ДВО РАН. В 2002-2005 годах - главный научный сотрудник Института катализа им. Г. К. Борескова СО РАН (Новосибирск), по совместительству - директор-организатор Центра трансфера технологий Сибирского отделения РАН (Новосибирск). С 2005 года главный научный сотрудник Института металлургии и материаловедения им. А. А. Байкова РАН и директор Инновационно-технологического центра РАН «Черноголовка». С 2014 года - советник Генерального директора Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ). http://http-wikipediya.ru/wiki/Бузник,_Вячеслав_Михайлович

Научная и общественная жизнь в институте кипела в то время. Семинары и доклады были острыми и частыми. Проводились соревнования между лабораториями по шахматам и футболу, в которых активно участвовал.

Вспоминаю, как здорово мы обыграли в финале шахматного первенства очень сильную команду технологической лаборатории тонких магнитных пленок (зав. лаб. Виталий Григорьевич Пынько в то время). Мы - это лаборатория Физики магнитных явлений (зав. Лаб. В то время - Чистяков Николай Сергеевич).

В составе нашей команды играли Юрий Корчагин, Лев Орехов, Геннадий Хлыстов, Галина Фиш и Галина Харченко. Я был капитаном команды и играл обычно на первой доске.

h.f..png

Две Галины, Харченко и Фиш, а между ними Михаил Таль


Женщины наши, обе Галины, были на голову сильней женских «досок» других команд. И у нас всегда была «фора в кармане» в одно очко еще до начала игры с очередным соперником.

По классу игры в шахматы наши соперники из лаборатории В.Г. Пынько были намного сильнее нас. На первой доске у них играл кандидат в мастера спорта, на второй и третьей досках - перворазрядники, на четвертой - второразрядник. Все шахматисты опытные, постоянно играющие. Женскую доску они обычно отдавали без игры, не выставляя игрока, тем более, с нашими сильными в щахматах женщинами.

В финале первенства мы сделали то, что не запрещалось правилами. Поменяли игроков на досках. Гену Хлыстова посадили проигрывать кандидату в мастера на первую доску, на второй сыграла Галина Григорьевна Харченко, я сыграл на третьей доске. Лев Орехов сыграл на 4-ой доске. В итоге вместе с женской доской, где была заявлена Галина Фиш, мы набрали 3 очка против двух у пыньковцев. Так мы стали первыми чемпионами института, чем немало гордились.

Харченко Галина Григорьевна (1940 г. р.) окончила Бурятский сельскохозяйственный техникум в 1960 г., затем Красноярский государственный политехнический институт в 1970 году. В Институте физики работала с 1965 год.

Галина Харченко отлично для женщины и на равных с мужчинами играла в шахматы. Среди женщин ей равных не было в институте. Но основной ее работой была общественная деятельность, была секретарем комсомола, затем работала в профкоме. Нелегкая работа для любого человека, проблем у сотрудников института во все времена было много, но Галина Григорьевна хорошо с ней справлялась.

В шахматы в институте играли в рабочее время. Некоторые любители часами гоняли в блиц. Особенно теоретики, сидевшие в комнатах напротив нашей лаборатории. А в ФМЯ обычно играли в комнате Льва Орехова, занимавшего должность инженера.

Обычно я уклонялся от игры в шахматы на работе, некогда было. Тем более, что у нас в лаборатории блиц иногда сопровождался распитием казенного спирта. Все мое рабочее время занимали эксперименты, работа на спектрометре СВЧ, работа над статьями и диссертацией. Но иногда случались и шахматы, которые я считал конкурентом научной работе. Голова и без того уставала от статей и экспериментов. Футбол ее освежал, а шахматы дополнительно утомляли.

Однажды, когда меня еще не очень хорошо знали, Галя Фиш предложила мне сыграть с ней в шахматы. Играл я в то время, когда занимался дебютами, на уровне второго - первого разряда. В шахматных соревнованиях начал участвовать с 14 лет в годы учебы в Томском Приборостроительном техникуме. И потому иронически как-то поддел Галю, пытаясь уклониться от игры. Она однако настояла. Сели за шахматную доску, и я сравнительно легко выиграл под ноль несколько партий.

Через несколько дней Галя привела к нам Галину Харченко и сумела снова завести меня на игру в шахматы с женщиной. До встречи с Галинами мне и не приходилось играть с женщинами. Результат был тем же. Точно не помню счет, но вроде была лишь одна ничья. Удивительного здесь ничего нет, они не были шахматными профессионалами, впрочем, как и я, хотя для женщин играли хорошо. Потому, как среди женщин мало любителей шахмат, других жизненных забот и дел у них хватает.

Так меня авторитетные в шахматном мире ИФ Галины признали шахматным лидером не только в лаборатории ФМЯ, но и во всем отделе Тонких магнитных пленок. В то время отделом руководил уехавший затем в США Наум (Норман) Саланский.

Отмечу, что томичи с нашего факультета отличались как в игре в шахматы, так и в науке. В нашей команде лаборатории ФМЯ трое были с радиофизического факультета ТГУ - Корчагин, Геннадий Хлыстов и Галина Фиш.

Футбол, жизнь моя

А было время, когда молодой Слава Бузник гонял с нами футбольный мяч в мини-футбол в Красноярском академгородке. Зимой играли даже в 30-ти градусные морозы. В сильные морозы приходили самые стойкие - Толя Круглик, Витя Мягков, Игорь Шанцев, Витя Жигалов.

Увлеченно гоняли мяч ныне доктора физ.- мат.наук Виктор Жигалов, Виктор Мягков, Анатолий Круглик, Алмаз Садреев, Влад Шапиро, Виктор Зиненко, Вячеслав Бузник и другие.

File0005 .jpg

Виктор Зиненко и Анатолий Круглик

В первенстве по мини футболу ИФ у нашего отдела тонких магнитных пленок (ТМП) было огромное преимущество, игру вели в основном мы с Витей Мягковым, эффективно помогали побеждать соперников Витя Жигалов, Лев Орехов и другие любители футбола.

Выигрывали обычно легко и свободно кроме одного матча. Даже не помню уже с каким отделом или лабораторией мы играли, но вдруг встретили жесткое, даже ожесточенное сопротивление, перешедшее в грязную игру. Били нас с Витей Мягковым по ногам нещадно, на корпус принимали жестко при каждой попытке обводки. Все равно мы выиграли с крупным счетом 7:3, а потом выяснилось, что играли против нас регбисты из красноярской команды высшей лиги.

Они привыкли так грубо играть в регби и перестроиться на футбол не могли. А пригласил их сыграть против нас один из игроков команды, который формально числился по советским порядкам работником ИФ. Платили регбистам из высшей лиги СССР другие большие деньги и в другом месте, но их устраивали в организации без права отказа, чтобы шел стаж работы и был у них полный соцпакет.

Двое регбистов, сыгравшие против нас в этом матче, входили даже в сборную СССР.

Пытались проводить первенство ИФ и на большом поле, но команд набралось мало, сыграли несколько раз и на том завершили большой футбол. Вернулись к мини-футболу.

После работы и по выходным играли вместе с нами - любителями футбола академгородка из ИФ и любители футбола из других организаций - Института леса, Вычислительного центра, Политехнического института и других организаций.

futbol.png


Футбол помогал нам сохранять здоровье и хорошую физическую форму, преодолевать трудности на работе. Недаром все футболисты из нашей постоянной футбольной кампании стали докторами наук.

Перейдя в другую научно-исследовательскую организацию, я продолжил играть в футбол в той же компании, хотя уже и не так часто из-за командировок.

Выросли в компании наших любителей мини-футбола и несколько молодых ребят из академгородка, постоянно играя с нами в мини-футбол. Их мы оторвали от тех шляющихся по ночам и торчащих в подъездах «бригад», которые портили свое будущее.


О теоретиках ИФ

Теоретики в академических институтах определяют верхнюю планку уровня научных исследований, степень их новизны, фундаментальности и актуальности.

Работники теор. отдела ИФ имели свободное расписание и работали над статьями в основном дома или в библиотеках. Комнаты теор. отдела находились на втором этаже, напротив комнат нашей лаборатории ФМЯ. И это способствовало сближению наших сотрудников с теоретиками, которые были по своим знаниям много выше большинства экспериментаторов.

t.1.png

В некоторых лабораториях были и свои теоретики, которые специализировались на конкретном научном направлении лаборатории. В лаборатории академика К.С. Александрова, например, таковым был Виктор Зиненко, а в лаборатории Наума Мойшовича Саланского (Тонких магнитных пленок) - Марк Ерухимов.

Близкие отношения у меня сложились с Владом Шапиро, который был большим любителем футбола. А спорт сближает людей.

Невысокий, коренастый, он был сильным физически и играл исключительно в силовой футбол. Ноги в стыках с ним надо было особенно беречь.

v..jpg

Влад Ерахмилевич Шапиро

Влад Шапиро вырос в детском доме, что оставило существенные следы в его характере. Был он обидчивым, взрывным, даже яростным в научной семинарской полемике и в футбольных схватках. Впрочем, как и в жизни. С ним у кое-кого из оппонентов доходило дело даже до драк.

Мы с ним неплохо ладили, обсуждали разные темы, включая институтские. Он был старше меня на 10 лет, но нам не мешало это дружить.

Справка

Шапиро Владлен Ерахмилевич 1937 г.р., окончил Горьковский государственный университет, специалист в области физики магнитных явлений, работал старшим научным сотрудником теоротдела в Институте физики с 1966 по 1993 г., защитил кандидатскую диссертацию в 1969 г., докторскую диссертацию в 1986 г. Живет и работает в Канаде.

И снова повторю, вероятно, крамольную мысль. Институты РАН в Сибири, мало пригодной для жизни людей, обречены на постепенное исчезновение. С уходом советского поколения ученых в них не будут надолго задерживаться сильные и востребованные исследователи нового поколения. Слишком холодно зимой и слишком короток теплый период года в Сибири.

По Красноярскому академгородку мука пройтись зимой в морозы. Продувает насквозь. К тому же построен он крайне неудачно на очень высоком берегу Енисея. Академик Киренский торопился успеть при своей жизни построить академгородок, поэтому поспешил с выбором места. На высоком берегу Енисея, который теперь из-за близкой плотины и ГЭС не замерзает круглый год. Отсюда сырость с морозом да еще при сильных постоянных ветрах вдоль могучей реки - очень опасное сочетание для здоровья жителей академгородка, да и для всего миллионного Красноярска.


Рэм Григорьевич Хлебопрос о себе, о жизни и экологии

rem.jpg


Р.Г. Хлебопрос о себе.

http://facecollection.ru/people/rem-hlebopros

Я придумывал людям лица

- Вы потеряли зрение в молодости, когда карьера только начиналась. Были мысли оставить науку?

- Я ослеп во время проведения физического опыта. Демонстрировал студентам критическое состояние вещества - моментальный переход из жидкости в газ. Стеклянная колба, не выдержав давления, взорвалась. Осколки попали в глаза... Мне было 25 лет.

Что такое слепой ученый? Как знакомиться с литературой? Как решать системы уравнений? Я рождал научные идеи, но как их развить и проверить? Я метался в поисках ответов на эти вопросы. Но уйти из науки не мог. Выход был один - искать толкового и зрячего компаньона. Но, чтобы найти соавтора, нужно заявить о себе в научных кругах. А писать статьи в одиночку я не мог. К счастью, у меня хватило упорства разорвать этот замкнутый круг. Продолжал преподавать. Пришлось заново учиться читать лекции. Материал знал - физика была у меня «в голове». Но не мог вслепую писать на доске. Строчки наезжали одна на другую. Научился писать ровно, запоминать, где и что расположил, чтобы случайно не стереть нужную формулу.

- После несчастья вам предстояло заново учиться жить: работать, ходить, общаться... Что было самым трудным?

- Долгие месяцы меня окружала кромешная тьма. Самое страшное - это отсутствие света. После операций в Москве вернулся один процент зрения. Я был по-прежнему слеп, но начал ощущать свет! И это была уже не тюрьма, это было ощущение плохой погоды...

Когда после успешной операции в Бостоне я стал различать лица, оказалось, все люди выглядят совсем не так, как я себе представлял. Я оказался добрее Бога: придумал всех гораздо красивее!

- За границей любая операция стоит бешеных денег...

- Моя стоила 10 000 долларов. У меня не было таких денег! К счастью, мне повезло с хирургом. Думаю, ему кто-то объяснил, что для русского профессора 10 тысяч - это состояние. Доктор Кеньон сказал мне: «Рэм, я вычитаю из суммы свой гонорар. Это 3 тысячи. После операции не останешься в клинике. Я тебя отпущу в отель. Это минус 2,5 тысячи. Найди оставшиеся, и я сделаю операцию». Эту сумму мне дала взаймы мама моего американского аспиранта. В 1991 году мне вернули 25 единиц зрения. До этого было семь безуспешных операций в России. Я не мог видеть 30 лет.

Р.Г. Хлебопрос так написал об экологии Красноярска.

http://kras.mk.ru/articles/2016/04/04/na-krayu-katastrofy-vstal-krasnoyarskiy-kray.html


Вернуть Енисей

- Хорошая новость заключается в том, что при наличии политической воли выйти из ситуации можно. Все, кто захотел, - вышли. Лондон, Питтсбург... Сейчас не может быть разговора о деньгах. И не может быть разговора о компромиссах, - сразу заявляет ученый.

- Например, установить речной экран? Это панацея?

- Проблема в том, что воду ГЭС забирает с глубины 40 метров, где температура круглый год составляет +4 градуса, не прогревается, но и не замерзает. Эти четыре градуса проходят через турбину и попадают в реку. Зимой образуется бурлящая полынья, которая не замерзает на протяжении километров 300-400 ниже плотины. Этот недостаток был учтен при строительстве Саяно-Шушенской ГЭС. Там ниже основной плотины (высотой 240 метров) поставили еще одну поменьше - всего 17 метров. В результате вода в бассейне между плотинами «утихомиривается». Следующее падение - всего несколько метров - мало влияет на завихрение течения реки.

Идея речного экрана разработана в конце 70-х годов группой соавторов, самым молодым из которых был знакомый каждому красноярцу нынешний мэр Эдхам Акбулатов. Они выдвинули идею подавать к турбинам поверхностный трехметровый слой воды. Как это сделать? Соорудить масштабную заслонку, которая закреплена на поплавках и поднимается-опускается вместе с уровнем водохранилища. Таким способом зимнюю полынью полностью убрать не получится, но ее протяженность сократится до 200 километров, что уже неплохо.

А вот в теплое время года ситуация заметно выигрышнее. Поверхностный слой прогреется до 20-25 градусов. В Красноярске откроется купальный сезон.

- Стоит ли ради летнего купания экран городить? Это ведь не дешево...

Енисей - одна из крупнейших рек в мире. Я живу здесь с 1963 года. Когда приехал, свободно шел на любой остров, загорал, купался. Разве не важно, чтобы миллионный город имел возможность купаться в своей красавице-реке? Плавать на байдарках? Организовать университетскую команду по этому виду спорта, как раньше? Это разве фантастика? Фантасмагория, на мой взгляд, в том, что, имея под боком великий Енисей, нам надо ехать за сотни километров, в соседнюю республику, на машине размером с грузовик, жить в палатке, чтобы искупаться пару раз! Хорошо, что есть такая возможность, но это совершенно не исключает того, чтобы горожане так же спокойно, как они ходят на Столбы, ходили загорать и купаться на Енисей. И пара сотен миллионов рублей - это не та цена, чтобы отказываться от такого удовольствия. По предварительным подсчетам, сделанным по просьбе новосибирского ученого Виктора Суслова, строительство речного экрана обойдется в 250 миллионов рублей. Это всего лишь 250 рублей на каждого жителя.

Небо Лондона

- А как этот проект отразится на экологии, на пресловутом режиме «черного неба»?

- Наличие холодного Енисея летом и теплой реки зимой создает туманы, что удесятеряет те неприятности, которые возникают в атмосфере из-за выбросов алюминиевого завода, ТЭЦ и автотранспорта. Вот три основных источника загрязнения. Вклад каждого примерно равный. И все три проблемы решаемы, способы решения - не секрет.

- Гидроэнергетики говорят, что речные туманы полезны, смягчают климат и увлажняют воздух. Люди всегда стремились жить у воды...

- Нынешний климат Красноярска в какой-то степени стал схож с лондонским, где речные туманы - климатическая специфика. Но суть та же: холодная река охлаждает атмосферу вокруг себя, конденсирует влагу - капельки воды адсорбируют, впитывают в себя дрянь, и возникает концентрация в 30-40 раз выше, чем в самом воздухе. Что дальше? Люди, которые живут или работают рядом с Енисеем, это вдыхают, вода испаряется, а дрянь остается.

Аналогичная экологическая проблема на рубеже веков возникла в столице Великобритании. Бурный рост промышленности в совокупности с климатическими особенностями породил термин, известный как смог, в котором задыхались люди и чернели бабочки, белые от природы. Убрать туман лондонские деятели, конечно, не могли, но первым делом перевели все, что можно, с угля на газ.

А мы, упорно не замечая печальный опыт двухсотлетней давности, ходим по граблям. Мало того что топим низкокачественным углем, так еще в отличие от лондонцев сами себе организовали туман, которого не было в условиях континентального климата.

Так что рассказы о пользе ингаляций ядовитыми парами оставьте чудовищно невежественным людям. Если же такие специалисты искренни в своих заблуждениях, то их надо гнать из профессии как прокаженных.

Финита ля комедия

- Итак, сегодня мы понимаем, кто загрязняет воздух Красноярска. Но что с этим делать, как решать проблему?

- Самый простой вариант - провести в город газ. Мы нефтегазовая провинция, поставляем углеводороды на экспорт - на запад и восток... А почему не газифицирована столица данной провинции? Берлин и Пекин гораздо дальше от Эвенкии, чем Красноярск. Но нам говорят, что построить трубу до краевого центра - не выгодно. Я считаю, что миллионный Красноярск заслуживает не только мифического переноса штаб-квартир нефтегазовых компаний, но и газификации собственным природным газом. Во всем развитом мире газифицировано более 80 процентов теплоэнергетики. У нас в России - около 60 процентов. А Восточная Сибирь - около нуля!

- Говорят, что отопление газом обойдется дороже, чем бурым углем...

- Давайте считать. Только не в рублях, а в людях и в их жизнях. Продолжительность жизни в Красноярске на три (!) года меньше, чем в среднем по России. Так что эта дешевизна строится на костях тех, кто умер. А дальше будем умирать еще кучнее и раньше. Потому что еще несколько лет назад «черных небес» не было, а теперь они есть. В прошлом году примерно раз в неделю наблюдался режим «черного неба». За период с января 2016 года частота смогов растет. Цену газа и цену человеческих жизней сравнивать невозможно! Катастрофу нельзя осметить.

Одна из главных мыслей, которые я хочу втолмачить простым красноярцам, властям, бизнесу - поймите: «черное небо» раз в году - это плохо, «черное небо» 60 раз в год - это означает ВСЁ. Финита. Ну как нас спасет ежегодное снижение выбросов на полтора процента? Это нам 150 лет понадобится, чтобы начать жить по-человечески? Отступать дальше нельзя. Мы достигли последнего рубежа, «за нами Москва». Бездействие, отступление в такой ситуации - позорная смерть. Либо мы кардинально переламываем ситуацию, либо... получаем катастрофу. В буквальном смысле.

- Всё так страшно?

- Представьте, вы выходите на улицу и начинаете задыхаться. Страшно? К тридцати годам онкологические заболевания органов дыхания у мужчин, молочных желез у женщин - все это вырастет в десятки раз. Страшно?

- Рак вообще помолодел, и не только в Красноярске, но и в сельских районах.

- Тот самый ветер, что спасает Красноярск, убивает сельские провинции. Мы загрязнили все - почву, подземные воды. Земля стала ядовитой. Что на ней выросло - гораздо опаснее, чем выращенное на гидропонике. Парадокс, но китайский помидор может быть менее опасным, чем овощ с бабушкиной грядки.

Все дело в коксе

- У нас три источника загрязнения - алюминиевый завод, ТЭЦ и автомобильный транспорт. С какого начать?

- Начнем с ТЭЦ. Если тянуть трубу слишком дорого, можно выжать газ из... угля. Дело в том, что все новое - это хорошо забытое старое. Наши предки сотни лет назад использовали искусственный газ. Сейчас эта технология доведена до совершенства. Переоборудовав имеющиеся ТЭЦ, мы можем получать газ из угля, сжигая его бездымным методом. Далее газ идет на отопление котлов, а оставшийся кокс обычно востребован в металлургии и в очистных сооружениях. Профит! И даже если это потребует инвестиций, их необходимо немедленно изыскать. Ради здоровья будущего поколения.

Есть много правил захоронения ртути, но ртуть, которую в большом количестве содержат угли с местных разрезов, выбрасывается в атмосферу безо всяких правил. А это канцероген. Ртуть ложится в снег, потом в почву, накапливается, а потом попадает к нам с едой, с пылью. Помимо ртути есть еще много различной дряни в выбросах от горения «грязных» углей.

Бездымное сжигание угля при высокой температуре снижает количество вредных выбросов раз в тридцать, все вредное остается в коксе, в золе. В Красноярске была разработана технология под наши «бурые» угли - почти 30 патентов местных исследователей. Есть работающий проект на базе котельной почившего телевизорного завода, которая тепло отдает городу бесплатно и окупает расходы за счет продажи кокса!

- Звучит как фантастика...

- Столица Монголии Улан-Батор, например, купила у нас эту технологию, переоборудовала свои ТЭЦ и успешно отапливает город и окрестные поселки.

- Говорят, что наши котельные переоборудовать невозможно?

- Есть несколько этапов развития новой технологии. Первое - идея. У нас она чаще всего возникает даром, хотя во всем развитом мире за нее платят. Второе - опытный образец. Тут в любом случае нужны материальные вложения. Деньги найдены, мини-котельная работает. Самые большие инвестиции - это перенос с малого на большое. Чего хотят теплоэнергетики-монополисты? Даром получить первый этап, даром второй, даром и третий этап получить? Не можете внедрить готовую технологию? Уступите место грамотным людям, которые умеют работать и знают как. Все подкупы и заговоры работают до определенного момента. Когда город накроет на три месяца подряд черным смогом, вопрос встанет ребром, и кому-то придется уйти.

Метро в никуда

- Нам уже обещали и газификацию, и метро...

- Насчет метро скажу следующее. Красноярск не может иметь метро. Любой человек, который хочет иметь подземное метро в Красноярске, - это враг города. Радиоактивность почвы у нас выше в два с половиной раза, чем в среднем по миру. А в некоторых точках - в пять-шесть раз. На первых этажах некоторых зданий в Красноярске нельзя жить. Чем глубже фундамент, тем опаснее. Выпустив радиацию, мы уже не загоним ее обратно. Подземку здесь строить - преступление. Когда я разговаривал с одним из руководителей краевой администрации об этом, он говорил, что федерация дает миллионы рублей, как не взять. Я отвечаю: возьми деньги, если это на пользу, зачем тебе деньги, если это во вред?

- А как разгрузить город от автомобилей с их выбросами?

- Нужны другие варианты. Например, развивать электротранспорт, запустить скоростной трамвай, городскую электричку, монорельс. Инвестировать в эти проекты надо, а не в рытьё тоннелей. Климат, конечно, накладывает особенности, но это все решаемо. Даже в Норильске ходят автобусы.

Закрыть нельзя перенести

- Метро можно и не достраивать, но КрАЗ закрыть нельзя...

Алюминиевый завод планировалось возвести гораздо ниже по течению реки. И городу полагались бонусы за вредное производство. В частности, половина электроэнергии должна была пойти заводу, остальное по дармовой цене - горожанам. Все, что можно, планировалось перевести на чистый вид энергии, дабы компенсировать загрязнения от производства. По количеству электроэнергии на душу населения Красноярск в то время в 15 раз обгонял США. Многие производства в городе работали на электрических технологиях. Например, варили чистейшую сталь на электричестве. В краевом центре планировалось строительство самой мощной в мире на тот момент магнитной лаборатории.

К власти пришел Хрущев, решивший построить коммунизм за 20 лет, то есть ускоренно. Строители коммунизма все как один должны были выдвигать встречные планы. Выдавать не 300 Т-образных чушек алюминия, а 600... Отрапортовали. А смета осталась на прежнем уровне. Что делать? Стали экономить на всём, чём можно, завод перенесли в черту города. А то, что вред для горожан от предприятия вырос в 30 раз, смета, конечно, не учитывала. И то, что большая часть энергии с ГЭС пошла на нужды завода, - тоже. Город быстро рос, пришлось в спешке строить дешевые котельные и ТЭЦ на угольном топливе, которое рядом в избытке. После развала Союза электроэнергия стала быстро дорожать, и часть предприятий, рассчитанная на недорогие мощности ГЭС, разорилась. КрАЗ же, получив контроль над гидроэлектростанцией, максимально увеличил производство - в 3,5 раза выше расчетного.

- Кразовцы говорят, что соответствуют международным нормам...

- Говорят. Но датчики на трубы поставить отказались. Как в анекдоте. «Сколько лет графине Софи? Тридцать. Кто вам это сказал? Она сама». Нельзя доверять замеры выбросов самим загрязнителям. Те же телекомпании могли бы скинуться, купить аппаратуру и замерить. Это не запрещено. Цена не космическая, не дороже иномарки. Тогда прогноз погоды мог бы значительно отличаться от привычного: «Сейчас в пробке на проспекте Мира загрязнение воздуха составляет 150 ПДК бензопирена». И не станет пробок. Никто в своем уме не поедет дышать этим чадом, никто не поведет детей гулять. Если только в противогазе.

- Вы готовы действовать?

- Мы с коллегами готовы объединиться в рабочую группу по созданию математической модели, которая учтет все факторы экономическо-экологического равновесия Красноярска. Просчитать, как перевод ТЭЦ на газ, создание речного экрана, перенос КрАЗа на первоначальную площадку со снижением мощности повлияют на городскую среду и инфраструктуру, занятость населения, на бюджетную составляющую. Какие рычаги экономического воздействия надо применить, чтобы выровнять ситуацию. Нельзя действовать наобум. Все взаимосвязано. Но действовать надо, и быстро, поскольку прозвенел второй звонок. Нельзя решать все экономические проблемы за счет экологии, за счет здоровья людей.

Задавал вопросы журналист Вячеслав Чанчиков


Рэм Григорьевич Хлебопрос был моим научным руководителем по кандидатской диссертации «Граничные условия и спектр СВР в магнитных пленках».

Главное человеческое качество Рема Григорьевича - особо душевное отношение к своим ученикам и вообще к людям. В 1956 г. в результате несчастного случая при проведении научного эксперимента (взорвалась стеклянная колба) Р.Г. Хлебопрос потерял зрение. После операции, проведённой в США в 1991 г., зрение частично восстановилось.

Рем Григорьевич был почти слепым. Различал только тень и свет. Но у него было сильно развито физическое мышление. Он на слух умел так читать и понимать научные статьи, как не умели и иные зрячие. Его физическая интуиция, физическое мышление и воображение были бесподобными и часто оригинальными.

Почти слепым, будучи инвалидом первой группы, Р.Г. Хлебопрос сумел подготовить и защитить кандидатскую диссертацию, а затем и докторскую, став доктором физ-мат. наук и профессором.

Помогало ему преодолевать трудности жизни умение ладить с людьми, работать и ладить даже с такими сложными учеными, как Влад Шапиро, у которого он был руководителем кандидатской диссертации.

Ученики охотно помогали Рему Григорьевичу во всем, в том числе, и в быту.

Рем Григорьевич очень любил собак и, конечно, в первую очередь своего поводыря колли Дину. До сих пор помню умные глаза Дины.

Случается и противоположное отношение к собакам даже в среде интеллектуалов. Один из наших общих знакомых взял и просто выгнал заболевшую собаку на улицу. Р.Г. Хлебопрос первым и в глаза осудил его. Кормили и жалели этого ставшего бездомным пса всем академгородком. Но нового хозяина для него так и не нашлось.

Мне с Р.Г. Хлебопросом очень интересно было обсуждать статьи, идеи, экспериментальные результаты, планы. И не только физику мы обсуждали, а все текущие актуальные проблемы, включая политические события. И всюду он мыслил глубоко и нестандартно, демонстрируя глубокие знания предмета.

Что касается научных исследований, то я делал свои работы самостоятельно. Обсуждали мы с Ремом Григорьевичем фактически уже готовые статьи. И я вносил в них поправки, если был согласен с ними. Р.Г. уж точно не относился к числу авторитарных научных руководителей.

Рем Григорьевич убедительно попросил меня постоянно включать в число соавторов моих статей заведующего нашей лаборатории ФМЯ Николая Сергеевича Чистякова, практически потерявшего к тому времени свою исследовательскую квалификацию. Он пояснил мне, что нужно так делать, чтобы не было проблем с работой и моей защитой.

Позднее Р.Г. сообщил мне, что с моей диссертацией, точнее с диссертационной темой, на первых порах было далеко все не просто. Кое-кому не нравилось, что шустрый пришелец со стороны слишком быстро продвигается к своей текущей цели - защите кандидатской диссертации. Пытались добиться смены моей темы, по которой у меня пошли неплохие научные работы и публикации в лучших журналах. Предлагали установить сверху, со стороны начальства очередь по защитам в нашей лаборатории и сдвинуть меня в ней подальше.

Со мной даже побеседовал на эту тему зав. лабораторией Николай Сергеевич Чистяков по поводу своей личной аспирантки. Убеждал меня, что не надо спешить мне с защитой диссертации. Говорил, что так не принято в ИФ, дескать молодой ты еще, успеется. А жить-то как с маленьким ребенком на оклад младшего научного сотрудника в 95 руб?

Я наотрез отказался ждать, кому-то отдавать свои идеи и работы. И вставать в предлагаемую мне завлабом очередь по защитам.

Ответил завлабу твердо и жестко, что в науке надо наукой заниматься, идеи рождать, статьи писать, а не в очередях за дисерами стоять и с голоду сохнуть при такой мизерной зарплате.

Зав. лабораторией немного растерялся, сказать в ответ что-то серьезное не нашелся. Быстро свернул разговор и лишь попросил о нем никому не рассказывать, что я и сделал тогда.

В принципе человеком он был честным, но в науке - случайным, к фундаментальным исследованиям не готовым. Честный человек - это несомненное достоинство, но не профессия. Да и можно ли называть честным и порядочным человеком того, кто занимает чужое рабочее место по причине низкого профессионализма.

Защитил диссертацию, сел в кресло зав. лабораторией и о науке напрочь забыл. Забыл о личном участии в научных исследованиях и не стремился к ним.

Подобных людей и сейчас немало в государственных научных организациях. И не только в научных.

Компетентых людей на должностях руководителей организаций в России не так много по сравнению с числом пробивных людей со связями, включая родственные, которые своим непрофессионализмом только мешают эффективной работе организаций и их структурных единиц.

Позже Р.Г. Хлебопрос уже после защиты мною диссертации (все члены совета проголосовали «за») рассказал, что и его некоторые авторитетные в институте люди убедительно просили тормознуть меня в части защиты диссертации. Им Р.Г. ответил, что Корчагин сам полностью делает свои экперименты, теорию и пишет статьи. А он только ставит под ними подпись. На этом какое-либо движение против моей защиты, о котором я, в сущности, и не знал, иссякло.

Р.Г. Хлебопрос, конечно, немного слукавил. Статьи мы с ним и только с ним до семинаров тщательно обсуждали всегда. Да, почти готовые к отправке в печать, но кое-что он советовал для улучшения текста и смысла некоторых мест. Я, в свою очередь, соглашался на предложенные изменения или оставлял прежний текст. Чаще учитывал его советы и рекомендации.

Проблем тут не было никаких. Р.Г. Хлебопрос умел работать с учениками с учетом особенностей их характеров. По человеческим качествам он был почти идеальным руководителем и наставником молодых ученых.

К моему счастью, об этих скрытых движениях против моей ускоренной защиты и разговорах около нее я ничего не знал, иначе, наверное, волновался бы больше во время самой защиты.

Р.Г. Хлебопрос устранил еще одно возможное препятствие на пути быстрой защиты готовой диссертации. Он загодя переговорил обо мне с заведующим отделом Наумом Саланским. В дальнейшем Саланский стал одним из первых диссидентов в СССР и уехал в США. В США он стал Норманом Саланским и успешным бизнесменом в трудных условиях американской конкуренции, уйдя совсем из науки сразу после отъезда из СССР.

Институты АН СССР того времени отличались терпимостью к случайным и не способным к науке людям, которые занимали в ИФ даже должности заведующих лабораторий. Время постепенно устраняло их из науки, но уходили они очень долго, мешая тем самым обновлению лабораторий, научных направлений и тем.

Терпимость в фундаментальной и прикладной науке к мало способным к научной деятельности, но пробивным и влиятельным людям привела в итоге к тому, что в современной России академиками избираются губернаторы и прочие высокие чиновники.

Вначале для влиятельных чиновников и богатых людей престижными стали докторские степени, а затем и звания академиков РАН, что дескридитировало их, а также саму российскую науку.

В СССР хотя бы подобного маразма не было.

Подобные нечистоплотные пробивные люди способны не только на плагиат и другие далекие от науки действия с публикациями, но и на чисто криминальные действия в отношении своих оппонентов и противников. Для них все средства хороши для достижения целей. Не брезгают ничем и почти ничего не боятся при попустительстве более высоких властей и правоохранительных органов.


Справка. Рэм Григорьевич Хлебопрос.

Дата рождения:

21 марта 1931

Дата смерти:

21 июля 2017 (86 лет)

Страна:

СССРРоссия

Научная сфера:

биофизика

Альма-матер:

Киевский государственный университет имени Тараса Шевченко

Учёная степень:

доктор физико-математических наук

Учёное звание:

профессор


После моей защиты Р.Г. Хлебопрос готовил докторскую диссертацию с помощью Лиды Михайловской, хотя помогали ему в этом все его многочисленные ученики. Однажды мы с ним гуляли по высокому берегу Енисея. И он рассказывал о своем новом научном направлении в институте Леса. О создании теории массового уничтожения леса жучками-короедами.

Проблема эта была очень актуальной. Леса гибли огромными массивами. Я был в восторге от его новых работ, немедленно предложил свою помощь и участие в них. Рем Григорьевич вдруг остановился, помолчал и сказал: «Юра, ты сильный физик, сильный радиофизик и тебе не нужно менять профессию и специальность. У тебя все получится на новом месте. А так ты и меня, инвалида, вытеснишь из этой тематики».

В это время я уже собирался перейти в ЦКБ «Геофизика» - в перспективную научную организацию, где мне обещали новые горизонты и просторы для научных исследований.

Наверное, мудрый Рем Григорьевич был прав. Я еще немного тогда сделал в физике и радиофизике, было мне только 27 лет и рано было так кардинально менять свою базовую профессию и специальность.

А Рем Григорьевич мудро и своевременно сам кардинально менял свою область научных интересов и научное направление: физику на биологию, затем на биофизику, далее на теорию катастроф. В физике ему было в то время трудно работать. Задачи и проблемы требовали использования сложного математического аппарата. Огромного напряжения на мозг и глаза тоже, что было по медицинским соображениям противопоказано Р.Г. Да и конкуренция в физике в России была всегда самой жесткой.

В дальнейшем наши научные пути с Р.Г. разошлись. Я ушел в радиофизику на добрых 20 лет вплоть до распада СССР, который подтолкнул меня к новой смене области научных интересов и направления исследований. Но жили мы рядом, в одном академгородке и частенько встречались на его уютных дорожках. Беседовали, гуляя, и обсуждали многие проблемы, включая научные.

С моим отъездом в Воронеж наша связь прекратилась, у каждого была своя работа, свои интересы, но я продолжал следить за дальнейшими научными успехами Р.Г. Хлебопроса в экологии, биофизике и на общественном поприще.

Прожил Рем Григорьевич Хлебопрос долго (86 лет) и счастливо. Скончался по старости 27 июля 2017 года в Красноярске.

Список моих основных совместных работ с Р.Г. Хлебопросом.

Корчагин Ю.А., Хлебопрос Р.Г., Чистяков Н.С. Спектр спин-волнового резонанса в тонком ферромагнитном слое со смешанными граничными условиями. // ФТТ. 1972. Т. 14. № 7. С. 2121.

Корчагин Ю.А., Хлебопрос Р.Г., Чистяков Н.С. Граничные условия и спектр спин-волнового резонанса в магнитных пленках. // Препринт ИФ СО 10Ф. Красноярск. 1973. 51 с.

Корчагин Ю.А., Хлебопрос Р.Г. и др. Влияние поверхностных условий на спектр спиновых волн в тонкой магнитной пленке. ФММ, №1, 35, 196-199, 1973.

Корчагин Ю.А., Хлебопрос Р.Г. и др. Спиновые волны в ферромагнитной пленке, намагниченной параллельно поверхности. ФТТ, 15, 1973, 3,5 стр.

Корчагин Ю.А. Хлебопрос Р.Г. Чистяков Н.С. Равновесие распределения намагниченности и СВР в ненасыщенной ферромагнитной пленке. ФТТ, 16, 398-400с.

Корчагин Ю.А., Хлебопрос РГ. Спин-волновый резонанс в слоистых структурах. СО АН СССР. Препринт, 1976, 31 с.

Корчагин Ю.А. Хлебопрос Р.Г. и др. Температурная зависимость СВР. Тезисы доклада. Всесоюзной конф. Баку-75, изд. «СЛМ», 2 с.

Корчагин Ю.А., Хлебопрос Р.Г. и др. Спин-волновой резонанс в магнитных пленках с дополнительными поверхностными слоями. // ФММ. 1972. Т. 34. № 6. С. 1303.


Георгий Моисеевич Заславский

Г.М. Заславский был, пожалуй, самым сильным теоретиком в далеко не слабом теротделе ИФ. И это явственно ощущалось в дискуссиях на семинарах теоротдела и на общем семинаре ИФ.

С его отъездом за границу на постоянное место жизни и работы, а затем и с отъездом Влада Шапиро в Канаду теоротдел много потерял в своем научном авторитете и силе. В науке горящие «звезды» - особо сильные ученые освещают путь в неизведанные научные дали. Вспомним академика Ландау и его знаменитую физическую школу. Без Ландау в СССР не было бы столь сильной школы теоретической физики и в целом мощной фундаментальной физической науки.

Ушел из науки академик Ландау, а равной ему замены в СССР не нашлось. А советская физическая наука без научных звезд начала свой спад, который перешел постепенно в деградацию всей российской науки.

В фундаментальной науке роль личности очень велика, как впрочем и в прикладной науке. Опять же вспомним хотя бы знаменитого покорителя Космоса Королева.

Справка

В конце 60-х за подписание писем в защиту диссидентов Георгий Моисеевич Заславский был вынужден покинуть Новосибирск и в течение 14 лет работал в Институте физики Сибирского отделения академии наук в Красноярске, где возглавлял лабораторию теории нелинейных процессов. Преподавал в местном университете, а в 1973 году защитил докторскую диссертацию.

Помог Г.М. Заславскому выжить в те трудные времена его друг и однокашник В.А Игнатченко.

Справка. Гео́ргий Моисе́евич Засла́вский (31 мая 1935ОдессаСССР - 25 ноября 2008Нью-Йорк,США) - советский физик-теоретик, профессор, доктор физико-математических наук.

Основные работы в области физики плазмы, теорий динамических системдинамического хаоса, дробной и аномальной кинетики, применения дробного интегро-дифференцирования к описанию физических процессов.

Автор (соавтор) девяти книг и более 300 научных статей.

Обзорная статья, опубликованная Г. М. Заславским в «Успехах физических наук» (1971) совместно с Б. В. Чириковым, явилась, по существу, первой работой, открывшей многим физикам огромный мир хаоса в маломерных динамических системах, известный тогда лишь немногим математикам.

Совместная с Р. З. Сагдеевым книга «Введение в нелинейную физику» (1988 г.) и её последующий перевод на английский язык стали классическими учебниками по физике хаоса для студентов, аспирантов и научных работников всего мира.

Подробнее здесь:

ВИКИ. https://ru.wikipedia.org/wiki/Заславский,_Георгий_Моисеевич


Наум Саланский

Саланский Наум Мойшович (1936 -2014) окончил Красноярский государственный педагогический институт в 1957 г., специалист в области физики магнитных явлений, работал в Институте физики с 1957 по 1975 г., защитил кандидатскую диссертацию в 1964 г., докторскую диссертацию в 1969 г., заведовал лабораторией высокочастотных и импульсных свойств тонких магнитных пленок с 1967 по 1975 г.

cal..png

                                                Наум Саланский

Наум Саланский был руководителем нашего отдела Тонких магнитных пленок, в которую входили три лаборатории. Даже то, насколько мал разрыв между защитами кандидатской и докторской диссертаций - всего лишь 5 лет, говорит о неуемной энергии и таланте Наума Саланского. Докторскую дисертацию он защитил в 33 года - очень рано для доктора наук по тем временам. И стал самым молодым доктором физ.-мат. наук среди физиков - экспериментаторов.

victor2.png

Виктор Жигалов


Судьба Саланского в целом была успешной, но драматичной. Ему пришлось покинуть СССР и кардинально сменить за рубежом профессию.

В нашем отделе он обычно, если не уезжал в командировки, вел семинары отдела, в том числе по представлению диссертаций к защите. Руководителем он был авторитарным, но весьма энергичным и эффективным. Недаром его лаборатория была самой крупной в ИФ.

В теории физики он не был особенно силен, закончил пединститут, что ограничивало его знания и теорпотенциал, но Саланский выделялся своей инновационностью в научных темах и в конкретных экспериментальных и технологических работах по тонким магнитным пленкам. Особенно на фоне консервативных двух других заведующих лабораторий отдела - Н.С. Чистякова и В.Г. Пынько.

Формальных рычагов для руководства другими лабораториями отдела у него не было, кроме личного авторитета. Завлабами тогда решались все дела во вверенных им лабораториях. Таков был принцип управления наукой в АН СССР. Управленческий авторитаризм фундаментальной науке вреден.

Мне пришлось дважды встретиться с Наумом Саланским по поводу представления моей кандидатской диссертации. Первая встреча была короткой. Я передал ему диссертацию. Вторая затянулась примерно на час. Саланский похвалил меня за качество диссертации, сказал, что поддержит меня, и удивился тому, что до сих пор мы были близко не знакомы и не работали вместе.

Саланского все побаивались, включая и меня. И я был очень рад, что очередной редут на пути к защите диссертации успешно преодолен.

Представление моей диссертации на семинаре отдела под руководством Наума Саланского действительно вскоре прошло успешно.

В 1970-х годах начались гонения в науке на евреев. Появились первые диссиденты. От меня все это было далеко. И я узнавал в дальнейшем об преследовании некоторых евреев - ученых от самих преследуемых.

Евреи-ученые в ИФ, как и во всей АН СССР, в основном работали в физике и математике теоретиками и идеологами экспериментальных исследований. В лаборатории Саланского таким теоретиком трудился Марк Ерухимов, с которым у меня сложились дружеские отношения, как впрочем и со всеми теоретиками ИФ. Их по количеству было немного - всего человек 20-25, но они выделялись качеством и глубиной своих знаний.

У Марка Ерухимова сложилась нелегкая судьба. Он был аспирантом и учеником первого советского диссидента - Бенциона Ароновича Тавгера, которого после длительных проволочек выпустили из СССР за границу в 1972 году.

Мне один из знакомых работников КГБ предложил сообщать ему о содержании моих разговоров с Марком Ерухимовым. Я наотрез отказался и больше подобных предложений мне не поступало.

В конечном итоге навсегда уехал за рубеж и Марк Ерухимов. Незадолго до отъезда Марк подошел ко мне в Академгородке и сообщил о своем отъезде. Мы попрощались, и он спросил меня, не хочу ли уехать за границу в США. Я ответил, что мне и здесь неплохо живется. На том мы с Марком и расстались навсегда. Пытался, работая над этим текстом, найти какие-то сведения о Марке в интернете, но ничего не нашел.

Так слабела наша теоретическая физика, а с ней вся физика и российская наука. Умные страны зазывали к себе талантливых ученых всех национальностей, а советские власти выталкивали физиков-евреев из страны.

Наум Саланский уехал в США и не потерялся там. В ИФ Саланский инновационно вне плана занялся разработкой и испытаниями медицинских приборов. Они не входили в тематику института, но в институте никто не мешал развитию инновационных научных прикладных направлений, в том числе приборостроения.

В США Наум Саланский продолжил разработку своего медицинского прибора в рамках использования световых технологий для лечение людей. Прибор получился эффективным. И Саланский внедрил его в практику, а затем создал специализированные лечебные и оздоровительные медицинские учреждения, получившие все необходимые для такой деятельности разрешительные документы.

Новый вид деятельности позволил Науму Саланскому занять достойное место на медицинских рынках США и стать обеспеченным человеком.

Игнатченко Вальтер Алексеевич

Вклад Вальтера Алексеевича Игнатченко в становление и развитие ИФ трудно переоценить. Приехал он из Одессы после окончания Одесского университета, защитил кандидатскую диссертацию в 1962г., докторскую в 1969 г. Ученое звание профессора ему было присвоено в 1970 г. Таким образом В.А. Игнатченко защитил докторскую тоже до 40 лет, что являлось редкостью в советские времена при очень высоких требованиях к качеству докторских диссертаций.

v.a.1970 2.png

Он создал теоретический отдел в 1963 году, который стал мозговым центром Инститтута физики, а в дальнейшем и многих других научных организаций Красноярска.

Научная деятельность теоротдела протекала на моих глазах, двери комнат теоретиков были напротив, включая кабинет В.А. Поэтому встречались почти ежедневно и вежливо здоровались, иногда перебрасывались парой слов.

В.А. Игнатченко для молодых ученых был доступным, простым и приветливым человеком, который всегда оказывал посильную помощь, если о ней просили.

В моей научной судьбе В.А. принял только косвенное участие, поддерживая нашу тесную совместную научную работу с Р.Г. Хлебопросом, в то время старшим научным сотрудником теоротдела.

Проживал в Красноярске В.А. Игнатченко с женой Ириной Самсоновной Эдельман вдали от Академгородка, в районе пристани на берегу Енисея. Ирина Эдельман работала в лаборатории ФМЯ, где и я отработал три года до защиты кандидатской диссертации.

Ирина Эдельман была, пожалуй, лучшим физиком - экспериментатором из выпускников красноярского пединститута. Наум Саланский не в счет, поскольку быстро стал большим организатором науки и для занятий самому экспериментальными исследованиями у него не было времени. Не уступала она и выпускникам ТГУ и пользовалась большим уважением среди сотрудников ИФ.

Научные семинары теоротдела я пропускал только из-за болезней или командировок. Семинары вел В.А. Игнатченко. Были они интересными и насыщены полемикой. Опытных и знающих полемистов хватало в достатке: Влад Шапиро (главный зачинщик острых научных споров и диспутов в ИФ), Хлебопрос, Заславский, Садреев и другие.

Эти семинары, наряду с другими, стали важной составляющей моего научного роста и развития.

Справка: Игнатченко Вальтер Алексеевич

Игнатченко Вальтер Алексеевич 1931 г. р., окончил Одесский университет им. И.И. Мечникова, в 1957 г., специалист в области теории физики конденсированного состояния, работает в Институте физики с 1957г., защитил кандидатскую диссертацию в 1962г., докторскую в 1969г., присвоено ученое звание профессора в 1970г., Заслуженный деятель науки РФ с 1998г., заведовал теоретическим отделом с 1963 по 2003г., главный научный сотрудник в лаборатории теоретической физики института (информация 2015 года).


i.v.i. 2.png


Науковеды советуют креативным исследователям через 5-7 лет менять направление исследований, менять область исследований. Иначе ученый продолжит лишь расширять и углублять старое направление, что могут делать и менее креативные работники.

В Институте физики большинство теперь уже престарелых ученых, докторов наук, продолжают работать по тем же темам, направлениям, что и полвека назад. Поэтому и выглядел еще в 2016 году ИФ одряхлевшим и потерявшим свою былую креативность 1960-70 годов.

Но в 2017 году грянули долгожданные перемены. В организациях РАН сменили всех директоров и их замов по науке. Сменили руководителей направлений, но лишь частично. На них остались прежние руководители - ученые, которым под 70 лет из числа бывших замов по науке. Очевидно, что ничего инновационного и прорывного они не предложат. Модернизацию российской науки необходимо продолжать через усиление кадрового состава ученых.

Кто должен породить и внедрять в РАН новые прорывные научные направления, сгенерировать новые инновационные фундаментальные и прикладные научные темы? Откровенно говоря, не знаю. И это беспокоит больше всего. Престарелые ученые ушли из науки естестественным путем, не внося уже существенного вклада в науку. Но вырастили ли они себе эффективную замену? Ведь просидели в управленческих креслах десятки лет без особого науковложения.

Вряд ли они вырастили хороших научных менеджеров из числа сильных ученых. Хорошо бы тут ошибаться, но сама деградирующая государственная российская система топила и продолжает топить все передовые отрасли - драйверы развития.

Возможно надо приглашать на очень привлекательных условиях лучших иностранных исследователей, как это было при советской власти до начала Второй мировой войны. А чтобы приехали в Россию успешные и талантливые ученые из других стран, необходимо кардинально повысить качество жизни в РФ. Не создавать же особые резервации для них с повышенным качеством жизни. В такие резервации поедут лишь рвачи, а не настоящие ученые, тем более физики, у которых большой выбор передовых во всех отношениях стран. А приезд второсортных ученых ничего не даст.

Институт физики стал моей главной школой научных исследований и школой достойной жизни в научной среде. Работая над этой главой я так и не вспомнил ни одного негативного события за время работы в ИФ и в жизни в красноярском академгородке. Годы работы в ИФ - лучшие в моей жизни. Мне посчастливилось иметь мудрого и умного учителя - Рема Григорьевича Хлебопроса и много хороших товарищей по работе и в спорте, которых в основном сохранил до сих пор.







 

Яндекс цитирования