ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

Статьи, книги, аналитика, обзоры

Юрий Корчагин

Теневая и неформальная экономика в России и ЦЧР

 

Теневая экономика России, как показывает статистика, боится холода - чем дальше на Север, тем ее меньше. Причин этому несколько - велика доля теневой экономики в торговле, сельском хозяйстве, в строительстве, транспорте, а чем дальше на север, тем ниже вклад в экономику регионов этих видов экономической деятельности. И тем более регламентированы и контролируемы властями и налоговыми органами эти отрасли.

По только что опубликованным ФСГС статистическим данным, Воронежская область находится на  шестом месте по числу занятых людей в неформальном секторе экономики (в процентах от общей численности занятого населения). Выше среднероссийского этот показатель и у других областей ЦЧР, за исключением Липецкой и Орловской областей (табл.1), хотя им далеко по величине доли теневой экономики до Воронежской области, выше которой в этом рейтинге расположились только республики Северного Кавказа.

 

Табл.1. Численность занятых в неформальном секторе экономике регионов  ЦФО

 

Всего,   тыс. чел.

В том числе занятые

Занятые
в неформальном секторе,
в процентах от общей численности занятого населения

Только
в неформальном секторе

В неформальном секторе и вне его

Из них

Основной работой
в неформальном секторе

Дополнительной работой
в неформальном секторе

РФ

13490

11819

1671

20

1651

19,5

ЦФО

2797

2450

346

5

341

14,7

Воронежская

395

357

38

...

38

37,9

Тамбовская

139

126

13

...

13

27,8

Курская

145

121

24

0,0

24

27,1

Белгородская

168

135

33

...

33

22,2

Орловская

72

60

12

0,0

11

19,1

Липецкая

100

72

28

...

28

17,3

Ивановская

131

122

9

0,0

9

26,7

Костромская

81

72

10

0,0

9

23,9

Рязанская

104

90

14

...

14

20,0

Тверская

129

109

20

0,0

20

18,7

Смоленская

94

78

16

1

15

18,6

Ярославская

119

105

14

0,0

13

18,0

Брянская

99

87

12

...

12

17,4

Владимирская

117

110

7

0,0

7

17,0

Калужская

80

71

9

...

9

15,1

Тульская

111

104

7

...

7

14,9

Московская

356

326

30

3

27

10,0

г. Москва

357

306

51

...

51

6,0

Источник: ФСГС; Т.А. Биляк, Т.В. Блинова, В.Е. Гимпельсон,  О.Б. Жихарева, Н.А. Жукова, Н.В. Ковалева, М.М. Карагодин, З.А. Рыжикова, Л.В. Уманец. Экономическая активность населения России (по результатам Э40   выборочных обследований). 2010: Стат.сб./Росстат. - M., 2010. - 171.   ISBN 5-89476-248-7-293-7.

 

В соответствии с методикой ООН, которой следует ФСГС, в теневую экономику включаются следующие виды деятельности:

- скрытая - законодательно разрешенная, но официально не учитываемая (полностью или частично) деятельность в рамках формализованных структур и процедур;

- неформальная - законодательно разрешенная, но не учитываемая деятельность неформальных структур или деятельность вне формализованных процедур и отношений;

- нелегальная - законодательно запрещенная или не имеющая обязательно необходимого специального разрешения скрытая (формальная и неформальная) деятельность (криминальная и иная противоправная).

В таблице 2 приведены результаты исследований теневой экономики в России и регионах за 2000-2009 годы. К занятым  в неформальном секторе авторы цитируемой работы (табл.1) отнесли  лиц, «которые в течение обследуемого периода были заняты, по меньшей мере, в одной из производственных единиц неформального сектора независимо от их статуса занятости и от того, являлась ли данная работа для них основной или дополнительной».

В качестве критерия определения единиц неформального сектора принят критерий отсутствия государственной регистрации в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя.

 

Табл.2.  Рейтинг регионов ЦЧ по числу занятых в теневой экономике

Место

региона

Регион

Всего,
тыс. чел

Занятые в неформальном секторе,
в процентах от общей численности занятого населения

6

Воронежская

395

37,9

17

Тамбовская

139

27,8

20

Курская

145

27,1

40

Белгородская

168

22,2

47

Орловская

72

19,1

58

Липецкая

100

17,3

Источник: Тот же;  рейтинг автора.

 

В Липецкой области с развитой обрабатывающей  промышленностью (вклад ее в ВРП свыше 50%) число людей, занятых в теневом секторе, среди областей ЦЧР наименьшее.

В Воронежской области в теневой экономике занято 37.9% от общей численности работающего  населения. В Тамбовской области - 27.8%, в Курской - 27.1%, в Белгородской 22.2%, в Орловской области - 19.1% (табл.2). Воронежская область с большим отрывом на первом месте в ЦФО в рейтинге «теневитости» экономики и на шестом  в России. Тамбовская - на 17-м в РФ и на втором в ЦФО; Курская - на 20-м в РФ и на третьем в ЦФО, Белгородская - на 40-ом и на шестом в ЦФО; Орловская - на 47-м месте в РФ и восьмом месте в ЦФО.

Ниже среднероссийской у областей ЦЧР доля теневой экономики по числу  «работающих» в ней - в Орловской и Липецкой областях.

В среднем по России распределение численности занятых в неформальном секторе по видам экономической деятельности в 2009 году, по данным исследований, следующее: торговля - 34.3%,  с/х - 24.9%, строительство - 10.1%, транспорт и связь - 9.2%, обрабатывающие производства - 8.9%, предоставление коммунальных, социальных и персональных услуг - 4.6%, операции с недвижимостью - 3.2%, гостиницы и рестораны - 2.3%.

Приведенные виды экономической деятельности со значительной долей теневого сектора общеизвестны в этом качестве. Особняком стоит сельское хозяйство, которое во всех регионах получает дотации из бюджетов и преференции. И освобождено от части налогов. К тому же,  в с/х неформальная деятельность традиционно не «замечается» властями и правоохранительными органами. И, например, картофель выращивается населением в стране почти полностью «неформально». Иначе страна осталось бы без картошки или с ее импортным вариантом.

Губернатор Алексей Гордеев, его первый заместитель Александр Ганов, руководитель департамента экономического развития области М.Н. Янцов неоднократно поднимали проблему коррупции, теневой экономики и неформальной деятельности, в том числе, в связи с необходимостью расширения налогооблагаемой базы области и повышения качества администрирования налогов. Область, по их оценкам, ежегодно недобирает в свой бюджет миллиарды рублей.

В новой Стратегии развития Воронежской области в части теневой экономики сказано:

«Специфика Воронежской области - в сущест­венном разрыве между наблюдаемой и ненаблю­даемой (те­невой) экономикой. К последней отно­сятся: экономика домохозяйств, теневая предпринимательская деятельность (сокрытие доходов), криминальная экономика (коррупция и т.п.). По косвенным индикаторам - потреблению автомобилей, товаров длительного пользования и услуг, объему вкладов - размер скрытой эконо­мики области значительно выше наблюдаемой».

 

Табл. 3. Показатели скрытого экономического потенциала Воронежской области

Показатели скрытой экономики

Значение в 2008г.

Место среди

регионов РФ

Число легковых автомобилей на 1000  населения

224,7

20

Удельный вес расходов в общем объеме расходов домашних хозяйств, в процентах:

 

 

На приобретение одежды и обуви

13,7

5

На приобретение предметов домашнего обихода, бытовой техники и ухода за домом

10,3

5

На организацию отдыха и культурные мероприятия

9,5

3

На гостиницы, рестораны и кафе

6,1

5

Размер вклада (депозита) физических лиц в кредитных организациях на душу насе­ления, рублей (на начало года)

24665

26

Источник: ФСГС, расчеты ГУ «Институт регионального развития».

 

По ВРП на душу населения Воронежская область в 2008 году занимала 52 место, а по расходам населения на приобретение вещей, отдых, рестораны и кафе входит в пятерку передовых регионов. Задача войти в число 30 экономически развитых регионов еще только ставится, а по числу легковых автомобилей и банковским вкладам населения на душу населения область уже в ней.

Но это все косвенные «улики» теневой экономики, а число занятых в теневой экономике людей -  доказательства прямые.

Остановимся на особенностях неформального сектора экономики с/х. В Орловской области в отчете ФНС за 2008 год по статье «сельское хозяйство, охота и предоставление услуг в этих областях» в бюджеты всех уровней перечислено (-396 505) тыс руб - т.е. это дотации из бюджетов в с/х. В Тамбовской (+138 877) тыс руб; в Курской  (+ 340 901); в  Липецкой области (- 466 448) тыс руб; в Белгородской области (- 2252219) тыс. руб. В Воронежской области с/х внесло в бюджеты в 2008 году  (+691 833) тыс руб.

Богатые Белгородская и Липецкая области свои с/х дотируют и бюджеты не получают ничего от него,  так же поступает и небогатая Орловская область. Менее процента вклад с/х в налоговые поступления Курской и Тамбовской областей. И менее полутора процента вклад от с/х Воронежской области в бюджетную систему РФ.

С/х вносит в ВРП областей ЦЧР более 10%. Тем не менее, как это и должно быть в цивилизованных экономиках, налоги почти не платит, напротив, дотируется, что дополнительно поощряется системой показателей Минэкономразвития для оценки эффективности  деятельности администраций субъектов РФ.

Поэтому АПК по определению не может быть локомотивом развития регионов. Его непременно надо развивать и поддерживать дотациями, налоговыми и прочими преференциями. А источником этих дотаций были и будут промышленность, торговля, транспорт и связь, строительство, банки и другие отрасли, а также ФБ и нефтегазовые доходы. Плюсов же развитое сельское хозяйство приносит множество. И главные из них - качественные и сравнительно дешевые продукты питания, их доступность, продовольственная безопасность.

Так что теневой характер сельского хозяйства сугубо специфичен и относителен. Как говорится, по любому с/х не должно платить налоги, а вот качественную продукцию производить в достатке и даже с избытком для других регионов и на экспорт должно.

Самым крупным теневым сектором экономики России и областей ЦЧР является торговля, следом идут строительство и транспорт.

Например, официальная статистика объективно обнажает теневой характер пассажирских перевозок в Воронеже. По данным ФСГС, в Белгороде число перевезенных за год пассажиров автобусами во внутригородском сообщении на душу населения за 2008 год  составляет 129 чел., а в Воронеже - всего 35, т. е. почти в 4 раза меньше. Вероятно, в Воронеже есть скрытое метро или пассажиры летают по воздуху.

Очевидно, что пассажирские перевозки в Воронеже в 2008 году почти полностью находились в теневой экономике, контролируемой воронежскими чиновниками областного и городского уровней и их кланами.

Удивительным контрастом со статистикой ФСГС по теневой экономике в регионах выглядит официальная милицейская статистика (она же - статистика ФСГС) по преступлениям в сфере экономики (табл.3). Воронежская область в этой части выглядит просто ангельской по сравнению с соседями - всего 117 экономических преступлений в 2009 году на 100 тысяч населения. В Белгородской области - 176, в Курской - 195, в Липецкой - 190, в Орловской области - 277, в Тамбовской - 152. На Орловщине новый губернатор совместно с силовыми структурами повел борьбу с коррупцией. Хотя доля теневого сектора в Орловской области по статистике ниже средней по России. И результат налицо - число зарегистрированных преступлений в экономической сфере растет, отражая этот процесс. Много ловят преступников в сфере экономики и в Белгородской области (217) - почти вдвое больше, чем в Воронежской области на душу населения.

В самый разгар борьбы с коррупцией и, соответственно,  с преступностью в сфере экономики в Воронежской области происходит значительное снижение количества данного вида преступлений - на 14% за год (табл.4). И это - в самой теневой экономике России, в которой «неформальной» деятельностью, так или иначе, занимаются почти 40% занятого населения. Причем без учета «занятых» преступными видами деятельности (коррупция, торговля наркотиками, проституция и другие).

 

Табл.4. Число преступлений, совершенных в сфере экономики, единица,
значение показателя за год

 

2000

2002

2004

2006

2007

2008

2009

на 100 тыс. нас., 2009г.

РФ

321925

289012

247241

315784

305855

307627

292746

206

ЦФО

80931

75915

65288

78944

63996

65674

65376

176

Белгородская

3085

2815

2123

2685

2815

4030

3320

217

Воронежская

3214

3879

3069

2950

2861

3063

2642

117

Курская

3115

2746

2535

2475

2633

2282

2250

195

Липецкая

2497

2236

2225

1840

1794

1962

2211

190

Орловская

2143

1700

1543

1766

2214

2303

2254

277

Тамбовская

1674

2545

2452

3317

1590

1637

1666

152

Источник: ФСГС, расчеты автора

 

Подобные странности милицейской статистики уже жестко раскритикованы экспертами и общественностью, Президентом РФ и отменены руководством МВД. Министр Нургалиев отменил в начале 2010 года «палочную» статистику, когда ежеквартально и ежегодно милиционеры «организовывали» и вписывали в стат. отчетность столько преступлений, сколько нужно было начальству для успешной отчетности. Преступлений, зачастую не существующих в реальности.

Успешная милицейская статистика в Воронежской области имела некие последствия для ее инвестиционного рейтинга в части инвестиционных рисков. Сразу и не скажешь - положительные или отрицательные. Она привела к снижению на бумаге криминального риска Воронежской области. И регион в 2009 году занял почетное второе место по криминальному риску (табл.4). Чем выше стоит субъект РФ в этом списке, тем ниже его криминальный риск и ниже преступность.

Низкий криминальный риск потянул за собой вниз и общий инвестиционный риск Воронежской области. И она поднялась в списке регионов  с 18-го на 7-е место по этому показателю (табл.5). Ниже в 2009 году был инвестиционный  риск в ЦЧР только у Липецкой области, которая возглавила список субъектов РФ с наименьшим риском.

 

Табл. 5. Ранги инвестиционного риска и его составляющих  областей ЦЧР

Ранг инвестиционного риска

Регион

Ранги составляющих инвестиционного риска в 2008-2009 гг.

законодательный

социальный

экономический

финансовый

криминальный

экологический

управленческий

1

Липецкая

12

3

9

9

7

62

2

7

Воронежская

7

27

49

48

2

33

7

14

Белгородская

78

2

2

11

40

8

19

8

Тамбовская

39

4

28

39

13

22

21

23

Курская

27.5

9

31

63

15

5

51

45

Орловская

35.5

57

23

46

55

18

77

Источник: Эксперт-РА.

 

Табл.6. Число зарегистрированных преступлений в расчете на 100 тыс. чел. населения

 

1990

91

92

93

94

95

96

97

98

99

00

01

02

03

04

05

06

07

08

2009

РФ

1243

1461

1859

1886

1774

1857

1772

1621

1748

2039

2028

2033

1739

1907

2012

2484

2706

2521

2261

2110

ЦФО

882

1048

1333

1354

1335

1445

1392

1233

1320

1503

1612

1580

1496

1700

1751

2083

2168

2055

1864

1803

Белгородская

882

1047

1149

1178

1069

1130

1138

1044

1152

1393

1328

1350

1198

1264

1280

1670

1594

1397

1257

1308

Воронежская

903

1017

1157

1111

1194

1301

1317

1362

1505

1611

1595

1701

1433

1631

1608

1886

1777

1763

1526

1378

Курская

743

951

1308

1503

1699

1830

1904

1487

1589

1725

1910

1858

1580

1658

1804

2199

2662

2453

1955

1778

Липецкая

821

1033

1301

1382

1404

1362

1355

1268

1365

1512

1508

1455

1318

1267

1162

1568

1662

1709

1684

1535

Орловская

842

998

1314

1251

1308

1319

1301

1221

1388

1692

1726

1615

1920

1897

1929

2256

2471

2430

2061

1853

Тамбовская

991

1101

1375

1438

1595

1572

1478

1356

1443

1626

1583

1646

1333

1328

1400

2014

2063

1828

1600

1467

Источник: ФСГС.

 

По общему числу зарегистрированных преступлений в Воронежской области ее статистика выглядит более скромной (табл.6). Число зарегистрированных преступлений в расчете на 100 тыс. чел. населения в регионе в 2009 году в Воронежской области составило 1378, в Белгородской области меньше - 1308, в Курской - 1778, в Орловской - 1853, в Тамбовской - 1467 (табл.6). Отметим в очередной раз, что число поданных и зарегистрированных заявлений гражданами на предмет заведения уголовных дел по статистике МВД из года в год растет. Число же зарегистрированных преступлений из года в год снижается. А  какое количество заявлений было просто не принято от граждан, и сколько граждан не желают обращаться за помощью в милицию,  доверие к которой чрезвычайно низкое, не знает никто. Такая статистика отсутствует.

Заметим, что некоторые исследования типа рейтинга по коррупции Интернет-библиотеки СМИ Public.Ru (http://www.abireg.ru/?idnews=10470&newscat=23) только вводят в заблуждение относительно реального положения с коррупцией и борьбы с ней в регионах. Орловская область в этом рейтинге оказалась в десятке наиболее коррумпированных субъектов РФ. Связано это с тем, что на Орловщине произошла смена власти и развернулась серьезная борьба с коррупцией. И, соответственно, идут посадки коррупционеров. А по логике этого рейтинга получается, что чем тщательнее регион будет скрывать коррупцию, тем чище и лучше будет выглядеть в оценках аналитиков и подобных рейтингах.

На самом же деле, чем больше коррупционеров будет посажено, тем чище будет и экономика, и общество, и государство. И тем выше будут реальные заслуги властей и силовых структур в борьбе с коррупцией и экономической преступностью. Конечно, эффективность борьбы с коррупций прямо пропорциональна эффективности силовых структур, и, в первую очередь, МВД. Так что начинать чистить государственные институты надо с силовиков, чем и занимается Президент РФ, но пока без особых успехов. Проблема эта очень запущена.

Губернатору Алексею Гордееву и его молодой команде из экономического блока правительства области досталось не только слабая экономика с отсталой промышленностью и неразвитым сельским хозяйством, но и самый крупный в России анклав теневой экономики. Причем сосредоточена теневая экономика и очаги преступности главным образом в Воронеже, где оборот розничной торговли составил в 2008 году около 66% от всего областного оборота и значительно превышает оборот остальной части региона. Оборот розничной торговли Липецка в 2008 году составил 86% от областного, Белгорода - 50%, Старого Оскола - 24%, Курска - 67%, Орла - 75%, Тамбова - 84.4%. Ну а торговля дает значительный вклад в ВРП, в совокупный оборот, в налоговые поступления. И основной вклад в теневые сектора экономик регионов и их столиц. Причем, если во вкладе в ВРП торговля уступает промышленности, то во вкладе в теневую экономику превосходит обрабатывающие производства вчетверо.

Статистика при всех ее недостатках наглядно обнажает наиболее теневые сектора и уголки экономики. Позволяет программным методом определять их и находит конкретных экономических преступников.

В Воронеже и других административных центрах ЦЧР сосредоточены и обороты транспорта и строительства - крупных теневых секторов экономики. И опять же лидер тут Воронеж.  Например, в 2008 году городской транспорт в Воронеже вчетверо меньше дал вклад в бюджет города, чем в Белгороде на душу населения.

Таким образом, теневой сектор экономики сосредоточен главным образом в ЦЧР в крупных и средних городах и диффундирует из них на периферию. Теневики, как и власти, выстраивают свою экономику по кластерному типу.

Воронеж как самый крупный город ЦЧР, агломерация которого является мегаполисом, с численностью населения свыше  миллиона человек, имеет самую «мощную» теневую экономику. Теневой бизнес, защищенный в Воронеже кланами, уже давно сросся с властными структурами и пока никаких существенных  изменений в направлении их разрыва не наблюдается. Работают власти Воронежа по пословице «Васька слушает, да ест». И показательно, что проблема теневой экономики и неформальной деятельности полностью обойдена в так называемом Плане стратегического развития Воронежа, который получился схоластическим и оторванным от жизни документом.

Проблема теневой экономики - проблема и федеральная, и региональная, и муниципальная. По данным МВД РФ, теневая экономика в РФ составляет около 40% ВВП, по данным  ФСГС  - 20-25% (столько добавляет эта служба в ВВП России и ВРП регионов за счет неформальной деятельности). По данным известного экономиста Евгения Ясина, который усреднил показатели ряда источников - 30% ВВП.  Для сравнения: в США доля теневой экономики оценивается в 12%, в развитых странах Европы - 5-10%.

В Воронежской области доля теневой экономики ближе к оценкам МВД, то есть к 40%, как это и следует из численности занятых в ней. Напомним, что сюда не входят запрещенные законодательством виды деятельности (коррупция, наркоторговля, проституция, рэкет, шантаж и другие). В других областях ЦЧР доля теневой экономики ниже и не превышает 30%.  В Орловской и Липецкой областях - около 20%.

Теневая экономика формируется из неучтенных налоговой службой выпусков товаров, заработной платы, скрытой и неформальной деятельности во всех видах экономической деятельности. При расчете доли теневой экономики в ВВП ФСГС исходит из соотношения с ВВП доходов от скрытой и неформальной экономической деятельности, разрешенной законом. Такой подход соответствует рекомендациям международных организаций. Независимые аналитики часто включают в теневую экономику доходы от нелегальной экономической деятельности (наркобизнеса, проституции и т.п.), а также от неэкономических видов деятельности (рэкета, грабежей, печатания фальшивых денег и др.).

В России и в регионах теневую экономику генерирует, прежде всего, коррупция и быстрый рост за последние 10 лет самого количества коррумпированных чиновников. Общее число чиновников в стране выросло за 10 лет в 1.74 раз (с 1.01.1998 по 1.10.2008г. и достигло 846307). А еще знаменитый Паркинсон вывел законы безудержного размножения чиновников «на воле». В этих цифрах и содержится ответ на вопрос, что необходимо делать в первую очередь для выхода из острой стадии кризиса, для снижения коррупции и преступности - сокращать число чиновников и их аппарат.

В настоящее время Президент РФ, Правительство, госмонополии и олигополии и даже Банк России и Сбербанк приступили к масштабным сокращениям государственных служащих. Идут сокращения и в МВД, включая милицию, но одними сокращениями это крайне запущенное, коррумпированное и деморализованное ведомство не очистить от непрофессионалов и оборотней в погонах. И не повысить его эффективность.

Налицо в части сокращения теневого сектора экономики очевидная проблема - отсутствует в государстве, в экономике, в стране, пока и в Воронежской области субъекты, которые заинтересованы и способны осуществить это на практике, а не на бумаге и в мечтах.

Возникает и вроде, на первый взгляд, нелепый вопрос: полезна или вредна теневая экономика, какова ее роль? Ответ, однако, неоднозначен. В правовом, демократическом государстве, где народ через выборы нанимает власть для работы на себя - теневая экономика очень вредна и ее всемерно снижают. В России же, в условиях раскола между государством и народом, между государством и обществом, в условиях криминальности и «теневитости» самого государства теневая экономика на всем пути развития России служила средством выживания простого люда, вопреки всем обрушимся на него многочисленным тяготам и бедам.

Поэтому проблема неформальной деятельности, проблема теневой экономики должна решаться аккуратно и без спешки. Как видим, около 400 тыс. человек заняты в ней только в Воронежской области, а во всей России - 13,5 млн. человек. И их нельзя разом или в кратчайшие сроки оставить без средств к существованию.

В то же время без решения проблем теневой экономики, коррупции, без декриминализации страны, регионов, ЦЧР и Воронежской области, в частности, невозможно создание эффективной экономики любого ее типа и уклада. В том числе невозможно развитие и повышение качества человеческого капитала (ЧК) по причине высокой преступности на бытовом уровне (проблема воспитания), высокой коррупции в медицинском обслуживании, в сфере образования, коррупции в  государственной власти, которая делает затруднительным объективный отбор перспективных научных направлений, инвестиционных проектов, инноваций и т.д.

Доктор исторических наук, профессор Пляйс Я.А. проанализировал взаимосвязь «теневой» экономики и «теневой» политической власти как глобального явления. Он подчеркнул «К особенностям данного феномена относятся: 1) взаимопроникновение трех «теневых» сфер - экономики, политики, права; 2) системный характер политико-экономической «теневой» деятельности в России выходит за рамки отдельных лиц, групп и представляет угрозу всему обществу; 3) осознание пагубности этого процесса не воплощается в адекватные контрдействия против «теневой» деятельности. Между тем  в стране формируется «теневой» класс, кланово-корпорационная форма собственности, происходит расширение коррупции в интересах определенной части правящих политиков и экономической элиты».

 Профессор, д.э.н. Кондратьева Е.А., используя учетно-статистический подход на основе методологии системы национальных счетов ООН, оценила долю теневой экономики России в 1/3 ВВП. По ее оценкам, для ухода в теневую экономику в РФ 14,8% предприятий используют финансово-банковскую систему, 37,1% - административно-управленческие структуры; 24,1% - правоохранительные органы; 38,5% - неформальные (криминальные) группировки.

Группой экономистов под руководством профессора, д.э.н. Марата Мусина была разработана и апробирована на практике комплексная система раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений в сфере экономики. Итог исследований удручающий - внутри России ежегодно отмывается до 27% ВВП.

Всего было выявлено 15,5 трлн. руб. хищений и сокрытых доходов. «Из них в отно­шении 13,3 трлн. руб. были установлены 731 тыс. кон­кретных юридических лиц, организовавших их отмыва­ние. Не представляет труда (по мнению автора) установить опекающих их коррупционеров. Лидируют предприятия сырьевого сек­тора экономики. Выявлены и установлены свыше 438 тысяч криминальных фирм, легализовавших, в том числе, через банки более 9,7 трлн. руб. При этом 519 банков попа­ли в зону  внимания ФСКН (Федеральной службы по контролю за оборотом нар­котиков».

 

Табл 7. Хищения бюджетных и государственных средств

Прямые хищения

Объем хищений, млн. руб.

в организациях, находящихся в федеральной собственности

88 991

в организациях, находящихся в государственной (кроме федеральной) собственности

45974

из средств бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов      

25573

из средств федерального бюджета

22727

из прочих средств бюджетов

6679

из средств государственных и других внебюджетных фондов

2 585

Источник: Мусин М. Над Россией нависла угроза олигархического реванша.-Аргументы и факты.- № 50, 2007. С.: 16.

 

«В результате всех этих исследований по факту хищения и сокрытия доходов 10.5 трлн. руб. (или 18.3% ВВП ежегодно) имеются необходимые материалы, чтобы предъявить конкретным фигурантам обвинение в мошенничестве и прямых хищениях в особо крупном размере».

В России еще сохранились честные ученые, которые объективно и глубоко исследуют коррупцию, теневую экономику и другие острые проблемы страны и регионов. И создают на основе этих исследований рекомендации, программы, инструменты и продукты, позволяющие бороться с коррупцией и снижать размеры теневой экономики. Но они, к сожалению, не востребованы силовыми структурами и властью.

«Всемирный обзор экономических преступлений» (Global Economic Crime Survey) -  наиболее полное исследование преступности в сфере экономики.  Эти обзоры публикуются с двухгодичным периодом специалистами PWC («PriceWaterhouseCoopers»).

По результатам исследований за 2009 год 71% организаций в России столкнулись с экономическими преступлениями в этом кризисном году (рост на 12%  в сравнении с 2007 годом - 59%). У 47% компаний потери от мошеннических действий превысили 1 млн долл.

Самыми распространенными преступлениями в 2009 году стали присвоение активов (64% голосов респондентов), взяточничество и коррупция - 48%, искажение отчетности - 28%.

По мнению 62% российских компаний, мошеннические действия были совершены в сговоре с внешней стороной.

За  2009 год большинство российских компании в условиях кризиса внедрили дополнительные процедуры проверки идентификационной информации клиентов и поставщиков (63%), укрепили службу внутреннего аудита (52%), внедрили дополнительные процедуры, связанные с набором и увольнением сотрудников (47%), пересмотрели политику в сфере противодействия мошенничеству (38%).

Около половины респондентов отмечают, что руководство их компаний служит образцом в области соблюдения принципов деловой этики.  Однако обзор 2007 года свидетельствовал совершенно об обратном: внутри компаний - главные преступники - руководители (41%) и их помощники (24%).

По возрасту экономические преступники внутри организаций в РФ распределяются следующим образом (в 2007 г.): до 30 лет - 18%; 31-40 лет - 54%; 41-50 лет - 21%; более 50 лет - 7%.

Основная часть преступников в сфере экономики - это новое поколение предпринимателей, сформировавшееся в криминальный псевдорыночный период (31-40 лет). На их долю приходится больше половины преступлений внутри компаний. Выросшее на почве безнравственности, аморальности, в криминальной среде это поколение проникло сейчас и во власть, внеся и туда это свое «особенное».

Президент РФ Анатолий Медведев фактически объявил войну коррупции, призвал изгонять «авторитетов» и «авторитетиков» из власти. Однако легко сказать, да не просто сделать. По поводу МО, напомню, он сказал:

«На уровне муниципалитетов, к сожалению, есть проблемы и с самими законодателями, и с муниципальными менеджерами. Очень часто туда проникают люди, которые не нашли себя в другой сфере. Если на уровне субъектов Федерации, на федеральном уровне уже такие лица не появляются, то там количество таких «специальных» граждан довольно высокое. И нужно сделать всё, чтобы их оттуда выставить. Криминальные элементы, авторитеты и авторитетики местного масштаба не должны находиться в местных органах власти, а их там достаточное количество. Посмотрите каждый по своему региону: там есть, чем заниматься».

Противодействие криминалу в Воронежской области как будто уже началось. Какие-то подвижки к этому появились со сменой в области власти. Подход тут должен быть простой и одновременно сложный. Все должны жить и работать по закону. Без исключений. И области остро необходима комплексная и системная программа ее декриминализации, входящая важнейшей частью в общую новую Стратегию развития региона.

В недавно принятой новой Стратегии развития Воронежской области, в выступлениях и отчетах Алексея Гордеева, Ганова, Янцова, других сотрудников департамента развития проблема теневой экономики уже поставлена как одна из важнейших и  первоочередных. Теневая экономика, конечно, не конкурентное преимущество области, а ее недостаток. Рыночную, конкурентную экономику и недотационный бюджет не создашь без кардинального снижения доли теневой экономики. И в число 30-ти, тем более, в число 15-ти лучших по экономике регионов не попадешь.

К сожалению, в Воронеже - основном очаге теневой экономики области, да и ЦЧР - не заметно особых усилий по снижению ее доли. Даже в Плане стратегического развития Воронежа эта проблема из проблем городского округа Воронеж  просто обойдена по умолчанию.

По «учетно-палочной» статистике преступности и комфортности проживания среди крупнейших городов России Воронеж занял невысокое 9 место в рейтинге журнала «Русский репортер» (http://news.moe-online.ru/view/219781.html#camment ). А городов-мегаполисов - административных центров субъектов РФ   с населением свыше 700 тыс чел - всего-то 16. И в рейтинге по доле теневой экономики среди крупных городов, включая Москву и Санкт-Петербург, у Воронежа твердое первое место. Так что хвастаться низким уровнем преступности Воронежу пока не пристало. Необходимо для начала наладить ее объективный вневедомственный учет и объективную статистику. А официальные статистические данные по доле занятых в теневой экономике свидетельствуют о лидерстве Воронежа в качестве крупнейшего российского анклава теневой экономики.

Экономическим драйвером роста теневой экономики наряду с другими факторами является значительное налоговое бремя. Рост налогов вытесняет бизнес в тень. В России налоговое бремя сравнительно велико - около 35% ВВП, хотя и снизилось примерно на 20% по сравнению с 90-ми годами. Однако к официальным налогам надо добавить поборы со стороны чиновников и криминала, что делает в совокупности налоговое бремя и неформальных поборов в России очень  высоким. Многие предприниматели и минимизируют это бремя, уклоняясь различными способами от уплаты налогов.

В России налоговое бремя постепенно снижалось до сего времени, упрощались технологии уплаты налогов и время, потраченное на их уплаты. Так был снижен налог на прибыль  с 24% до 20%. С 2008 года осуществлен переход с месячной на квартальную уплату НДС, внедрена электронная система уплаты налогов.  Но это лишь несколько подняло ее рейтинг в четвертом ежегодном исследовании «Уплата налогов 2010. Международный обзор» («Paying Taxes 2010. Global picture»), подготовленным Всемирным банком, МФК (Международная финансовая корпорация) и PricewaterhouseCoopers. Россия поднялась на 31 пункт в этом рейтинге вверх, но место ее осталось очень низким - 103 из 183 исследованных стран.

Большинство налогов находятся не в компетенции субъектов РФ и МО, да и требуют отдельного обсуждения. А вот снижение неформального бремени поборов на экономику, на бизнес, снижение доли теневой экономики, обеспечение безопасности граждан и их имущества - прямая обязанность и задача областных и муниципальных властей.

В области сложилась неординарное положение даже в масштабах России, не говоря уже о ЦЧР и истории самой Воронежской области. Выстраивается жесткая вертикаль власти, которая необходима для снижения коррупции, доли теневой экономики и преступности. Реальной, а не бумажно-палочной.

 Проблема теневой экономики без всяких экивоков впервые четко и ясно поставлена в главном документе области - Стратегии ее развития.  И  в экономическом блоке Правительства области вполне можно создать грамотную группу по исследованию и анализу теневой экономики региона и путей снижения ее доли в направлении расширения налогооблагаемой базы. Здесь на рубль инвестиций в подобные исследования и анализ можно ожидать и тысячу рублей дохода.

Ломовые методы тут мало приемлемы.  Нужна современная система анализа региональной экономики, в том числе, с целью выявления ее теневых секторов и криминальных подземных отсеков.

В России и в ЦЧР отсутствует конкуренция как главный механизм формирования эффективной рыночной экономики и гражданского общества (ГО). Конкуренция и ГО - основные механизмы снижения коррупции и отбора профессионалов во всех видах деятельности. На Востоке (Сингапур, Гонконг, Китай и др.) использовали и используют драконовские методы физического уничтожения коррупционеров, причем публичного. Причем восточно-азиатские  страны добились кардинального снижения коррупции и уровня экономической преступности.

Так или иначе, но без снижения уровня коррупции - базы и опоры теневой экономики,  без снижения преступности, без декриминализации экономики решить проблемы областей ЦЧР и России в целом невозможно.

Для преодоления правого нигилизма, преступности, неэффективности государственных институтов, на которых  базируется теневая экономика, нужны многие годы и огромные усилия общества, власти и самих граждан. Необходимы институциональные реформы и, повторимся, кардинальное снижение коррупции - главного генератора и охранителя теневой экономики.

 

 

Яндекс цитирования