ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

«Проблемы региональной экономики»

Корчагин Ю. А., Реутов А.Н.

Инновационная политика и венчурный бизнес в России и регионе

 

I

 

В современной экономике только высокие технологии и могут соз­дать возможности для страны с догоняющей экономикой приблизить­ся в обозримом будущем по душевым доходам к развитым странам ми­ра. Так, например. Новая Зеландия, страна с самым развитым в мире сельским хозяйством, остается в хвосте развитых стран мира по ВВП на душу населения. В то же время Сингапур, сумевший поставить у себя на высоком уровне инновационный венчурный бизнес, сравнялся по этому показателю с передовыми странами мира. Миссию создания кластеров высоких технологий и выполняет венчурный инновационный бизнес.

Инновационная среднесрочная государственная политика РФ была сформирована довольно поздно в виде «Концепции инновационной по­литики РФ на 1998-2000 годы», принятой постановлением правительст­ва от 24 июля 1998 г. № 832. В 2002 г. на конкурсной основе осущест­вился отбор нескольких конкретных технологий (табл. 1) с целью их го­сударственного финансирования [1]. Отбор базировался, прежде всего, на минимизации рисков, т.е. были отобраны относительно надежные проекты, разработанные государственными институтами.

Венчурная же государственная политика РФ обозначена программой правительства только в конце 2002 года. В результате такой медлитель­ности накопленный страной интеллектуальный капитал значительно поуменьшился за 1990 годы [2]. Это существенно ухудшило перспекти­вы России в части возможностей совершить в ближайшие годы и даже ближайшие десятилетия технологический рывок.

 

Табл. 1. Выбранные технологии для реализации

Тема

Объем гос. фи­нансирования, млн руб.

Планируемый объем продаж, млрд. руб.

Разработка технологий и освоение серийного производства нового поколения уплотнительных и огнезащитных материалов общепро­мышленного применения

400

3,5 в год с 2006 г.

Разработка и освоение производства приборов и оборудования для нанотехнологий

400

1,14 в год с 2006 г.

Разработка биотехнологий и освоение семенного материала высоких репродукций генетически модифицированных сельскохозяйственных растений

 

1,14 в год

с 2007 г.

Разработка и промышленное освоение катализаторов и каталитических технологий нового поколения для производства моторных топлив

500

3,1 в год с 2005 г.

Разработка и освоение производства перспективных матричных фо­тоэлектронных модулей для создания конкурентоспособной отечест­венной инфракрасной техники

300

1 в 2006 г, 2 в 2007 г., 3 в 2008 г

Разработка и освоение технологии производства новых видов высо­кокачественного картона с использованием вторичного волокна

150

1,5 с 2006 г

Разработка и освоение производства семейства выоокоэффекпвных паро­газовых энергетических установок единичной мощностью более 200 МВт

450

не менее 2,5 с 2007 г.

Создание технологий и освоение пром. производства конструктор­ских металлических материалов с двукратным повышением важней­ших эксплуатационных свойств

200

не менее 1

с 2007 г.

Развитие промышленности синтетических кристаллов-диэлектриков и изделий из них

460

не менее 2,3 с 2006 г

 

Венчурный бизнес - это рисковый бизнес по реализации научных открытий, изобретений, крупных технологических инноваций, направ­ленный на получение высоких прибылей. Венчурный бизнес - это ма­лый и средний бизнес, поддерживаемый государством.

Развитый венчурный бизнес является тем базовым сектором постин­дустриальной, новой и новейшей экономик, который определяет спо­собность страны удерживать конкурентоспособные мировые позиции в передовых технологиях.

Венчурная фирма в своем развитии проходит следующие стадии: семенная стадия (прединвестиционное финансирование компаниями-фондами посевного капитала) ® старт  ® ранний рост ® экспансия ® IPO или продажа стратегическому инвестору.

Лидером в организации венчурного бизнеса являются США. Отсюда и их передовые позиции в новых технологиях. Силиконовая долина воспитала лучших венчурных предпринимателей и менеджеров в мире. Сама же пред­принимательская и инвестиционная среда США предоставляет полную воз­можность для самореализации таких талантливых людей, как Билл Гейтс.

Венчурный бизнес начал формироваться правительством в США в 1950-х годах [3]. Был создан с этой целью специальный институт - SBA (Small Business Administration) и принят специальный закон об инвести­циях в малый бизнес. Государство начало осуществлять льготное кре­дитование малого бизнеса. В случае одобрения со стороны SBA какого-либо проекта государство предоставляло льготный кредит под него.

Основные волны развития венчурного бизнеса в США были сле­дующие:

1)  1970 годы - полупроводники и биотехнологии (генная инженерия);

2)  1980 годы - персональные компьютеры;

3)  1990 годы - Интернет-бизнес.

Эксперты полагают, что следующими волнами развития венчурного бизнеса будут:

-  технологии безопасности в широком смысле (личной, информаци­онной, корпоративной, государственной и т.д.);

- нанотехнологий;

- биотехнологии.

Для стран с догоняющей экономикой организация венчурного биз­неса в передовых странах может служить моделью, к реализации кото­рой необходимо стремиться.

Государственное регулирование процессов роста человеческого ка­питала, развития науки, создания и внедрения новых технологий, новых отраслей является необходимым и обязательным, как показывает опыт развитых стран мира. Тем более оно необходимо в России, где станов­ление рыночной экономики началось «сверху» на фоне почти полного отсутствия рыночных традиций и антирыночного менталитета. Пробле­ма, однако, состоит в том, каким же образом осуществлять финансовую поддержку процесса создания и развития венчурного бизнеса.

Опыт финансирования развития венчурного бизнеса странами с «дого­няющей» экономикой (Япония, Сингапур, Финляндия, Израиль, Тайвань, Южная Корея) подтверждает, что государство с высокой степенью коррум­пированности бюрократии является неэффективным прямым инвестором.

Инвестиционные программы этих стран использовали: 1) прямые го­сударственные инвестиции в компании; 2)гос. инвестиции в частные венчурные фонды; 3) смешанное инвестирование [4].

Смешанное или прямое государственное инвестиционное финансиро­вание венчурных проектов оказалось достаточно эффективным в развитых странах со слабо коррумпированной бюрократией - Финляндии, США.

В развивающихся странах с догоняющей экономикой использова­лась вторая схема: создавался государственный фонд. Он осуществлял инвестиции в частные венчурные фонды. Последние осуществляли ин­вестиции в венчурные проекты. Причем, в качестве совладельцев в частные фонды за счет льготного финансирования привлекались венчур­ные предприниматели из передовых стран, прежде всего из США.

Особенностью венчурного бизнеса является очень высокий интел­лектуальный и профессиональный уровень венчурных предпринимате­лей и менеджеров. Подобных профессионалов чрезвычайно сложно вы­растить в развивающейся стране. Их знания и опыт лежат на пересече­нии фундаментальной и прикладной наук, инновационного менеджмен­та, знаний высокотехнологичных производств. Плюс необходим значи­тельный творческий предпринимательский ресурс. Поэтому страны с догоняющими экономиками создают привлекательные условия для вен­чурных предпринимателей и менеджеров из США и других передовых стран. Так Израиль путем софинансирования частных фондов и приня­тия части рисков на государство сумел сравнительно быстро привлечь иностранных венчурных инвесторов и менеджеров и перенять их опыт.

Сингапур прошел иной путь. Инвестиции им делались в 1980-х го­дах в Силиконовую долину, прибыль там же реинвестировалась. Посте­пенно у сингапурцев сложились с американскими венчурными пред­принимателями и менеджерами прочные связи. И венчурные предпри­ниматели пришли непосредственно в Сингапур к своим партнерам.

Как видим, появление национальных венчурных предпринимателей в развивающейся стране в сравнительно короткие сроки маловероятно. Их выращивают с помощью «учителей» из развитых стран.

В целом, для успешного развития венчурного бизнеса необходимы:

-  долгосрочная государственная политика и конкретная программа софинансирования венчурного бизнеса;

-  венчурные предприниматели, которые, как правило, вырастали из венчурных менеджеров;

-  венчурные менеджеры;

-  развитые фундаментальная и прикладная науки, способные произво­дить открытия, изобретения и новшества для венчурного бизнеса;

-  современная и развитая система образования на всех уровнях;

-  конкурентная среда в венчурном бизнесе.

II

В России на начальном этапе рыночных преобразований высокотех­нологичные производства, способные стать точками и очагами роста постиндустриальной экономики, можно было в принципе создавать на базе двух секторов экономики и науки:

1) академических институтов и их опытных производств;

2) оборонно-промышленного комплекса (ОПК).

3)  мощных национальных компаний, образовавшихся на базе экс­портно-сырьевых компаний.

36

Как известно, Россия, наряду со США, имела самую сильную фунда­ментальную науку, сосредоточенную в основном в академических инсти­тутах. К настоящему времени многие возможности академических инсти­тутов, к сожалению, утрачены. Лучшие специалисты в области естест­венных наук уехали в США, Канаду, другие развитые страны, где рабо­тают в основном в университетах и лучших фирмах. Были за бесценок распроданы за рубеж многие ноу-хау академических разработок в тот пе­риод, когда ученые остались практически без средств к существованию.

Особые надежды связывались с ОПК, который включал в себя прак­тически все высокотехнологичные отрасли и предприятия. Предполага­лось, что именно предприятия ОПК станут теми кластерами, вокруг кото­рых будут формироваться эффективные отрасли постиндустриальной и новой экономик. Однако программа конверсии практически провалилась.

Возможные варианты поддержания и развития предприятий ОПК были (и частично остаются) следующие:

-  сохранение в полном объеме государственных заказов;

-  переход на выпуск конкурентоспособной мирной продукции;

-  увеличение экспортной военной продукции;

-  комбинации этих вариантов.

В целом расчеты на преобразования предприятий ОПК в эффектив­ные производства конкурентоспособной продукции не оправдались. ОПК наглядно демонстрирует огромные сложности на пути трансфор­мации неэффективных отраслей и предприятий в современные эффек­тивные производства. Следует отметить, что попытка превратить за­крытые города ОПК в «селиконовые долины» путем предоставления им статуса офшорных зон провалилась. Эти города «освоили» отнюдь не венчурные капиталисты, а водочные, пивные и табачные.

Можно выделить следующие основные препятствия на этом пути:

-  общая слабость и неэффективность государства;

-  недостаток инновационных и отсутствие венчурных менеджеров и предпринимателей;

-  отсутствие действенных программ государственного инвестирования роста человеческого капитала, который является решающим фактором самой возможности создания постиндустриальной и новой экономик;

-  состояние предприятий ОПК еще до распада СССР (стагнация) и его менеджмента (нерыночный менталитет и образование и др.);

-  противодействие   отраслевых   инсайдеров   реальному   венчурному бизнесу (американские экономисты Стефан Парент и Эдварт Прескотт оценили потери от деятельности отраслевых инсайдеров в не­развитых экономиках в 50-70 % ВВП).

На фоне общего упадка ОПК значительно лучше выглядят предпри­ятия, работающие на экспорт (самолеты, танки, бронетранспортеры, системы ПВО и др.). Продукция этих предприятий прошла проверку мировым рынком еще до распада СССР.

Подведем баланс некоторых базисных элементов и их состояния, на основе которых хотя бы в принципе возможно создание кластеров эф­фективной постиндустриальной экономики в России.

1.  Академическая и университетская наука. При должном финанси­ровании и поддержке она еще может стать одним из катализаторов ин­новационного процесса в стране и отчасти венчурного бизнеса.

2.  Прикладная наука. Основная слабость - отсутствие специалистов, способных быстро доводить новый результат фундаментальной науки или изобретение до массового товара.

3.  Предприятия ОПК. Необходима инвентаризация предприятий ОПК на предмет их способности к конверсии и выпуску продукции двойного на­значения. Необходимо кардинальное усиление или смена их менеджмента.

4.  Инновационный менеджмент. Необходимо значительное увеличе­ние государственных вложений в человеческий капитал (науку, образо­вание, здоровье населения и т.д.).

5.  Необходимо создание в стране венчурного бизнеса со всеми его составляющими, включая венчурных менеджеров и венчурных пред­принимателей, необходимо создание института финансирования этого бизнеса (государственного софинансирования).

В России венчурные фонды стали создаваться с 1994 г. В 1997 г. была создана Российская ассоциация венчурного инвестирования. Учредителем ее стал Европейский банк реконструкции и развития. Этот банк и осуществлял софинансирование венчурных проектов в России. Однако, по мнению экс­пертов, пока данный опыт оказался не слишком удачным. За 10 лет только 13 из 250 российских компаний, проинвестированных различными венчурными фондами (1,5 млрд. долларов), по мнению министерства промышленности, науки и технологий [6], можно отнести к высокотехнологичным. Т.е. деньги были вложены немалые, а результат оказался незначительным.

В конце октября 2002 г. Минпромнауки представило, наконец, «Кон­цепцию развития венчурной индустрии в России» [5]. Она включает:

-  создание Венчурного инновационного фонда для финансирования фон­дов посевного капитала и снижения рисков для предпринимателей по венчурным проектам (в ближайшие 3-4 года - по 1 млрд. руб. в год);

-  создание при участии государства 10 венчурных фондов;

-  стимулирование роста числа новых фондов посевного капитала (уча­стие государства в одном венчурном фонде должно ограничиваться 10-20 % от общей суммы аккумулируемых средств);

-  создание агентств при государственных и иных научных организациях по инкубированию венчурных компаний на ранней стадии их развития;

-  использование действующих фондов НИОКР на поддержку малого технологического бизнеса;

38

-  выход на создание к 2007 году ежегодно 3-5 тысяч новых стартапов с общим числом занятых 150-200 тыс.;

-  пересмотр налогового режима дня малых технологических компаний;

-  создание межведомственного координационного совета по венчур­ной деятельности;

-  передачу гос. интеллектуальной собственности наукоемким компаниям;

-  реинвестирование доходов от государственной доли в венчурных проектах в венчурные же проекты.

Следует отметить понимание авторами концепции особой важности просветительской работы в средствах массовой информации по популяри­зации венчурного бизнеса. Планируется широкий спектр поддержки вен­чурных капиталистов и менеджеров - от выдвижения на государственные премии до широкого освещения их работы и достижений на телевидении.

Россия в принципе может поучаствовать в двух из трех будущих тех­нологических волн - биотехнологиях и технологиях безопасности. Особенно сильны позиции России в разработках технологий безопасно­сти, спрос на которые будет подогреваться мировой войной с террориз­мом. Однако к уже начавшимся технологическим волнам нужно подхо­дить с определенной долей осторожности. В венчурном бизнесе необ­ходимо работать на опережение, а не находиться в позиции догоняюще­го. Для России чрезвычайно важно найти свою нишу в венчурном биз­несе. И для этого необходимо предвидеть будущий спрос на будущие технологии. И при этом не опасаться продавать новейшие технологии за рубеж, отвоевывая свою долю мирового технологического рынка.

Проблема состоит еще и в том, что стране срочно нужны высококва­лифицированные венчурные менеджеры и предприниматели. Приедут ли они к нам из Силиконовой долины или из Европы? Или мы будем выра­щивать своих? Но как это сделать при мощных отраслевых инсайдерах?.

 

III

 

Современные теории развития и роста определяют крупные города и мегаполисы как основные очаги роста экономики. Очагами развития науки и венчурного бизнеса могут быть и некие выделенные зоны, на­подобие Силиконовой долины в США, куда американским денежным «пылесосом» собираются лучшие ученые, венчурные менеджеры и вен­чурные капиталисты со всего мира.

В России существует несколько десятков крупных городов, в кото­рых сосредоточены лучшие научные и производственные силы страны. Особыми конкурентными преимуществами обладают города с сетью академических институтов или с Академгородками (Москва, Новоси­бирск, Санкт-Петербург, Свердловск, Красноярск, Томск, Иркутск и др.) и с развитой системой высшего образования. Эти города и могут стать центрами развития венчурного бизнеса.

Для Воронежской области и г. Воронежа задача создания венчурного бизнеса в регионе является, пожалуй, одной из ключевых. Научный, обра­зовательный и производственный потенциалы, в принципе, позволяют Воронежу претендовать на роль одного из центров создания и развития венчурного бизнеса в России, на использование государственных средств, планируемых на его развитие. Однако право на роль одного из очагов развития инновационного и венчурного бизнеса городу надо доказывать.

Экономику Воронежской области можно условно разделить  на две части:

-  экономика г. Воронежа;

-  экономика районов Воронежской области.

Определяющую роль для региона играет экономика г. Воронежа, дающая более половины ВРП при численности населения менее 40%.

Конкурентные преимущества г. Воронежа в части развития иннова­ционного и венчурного бизнеса составляют:

-  развитая система высшего образования;

-  значительный ОПК;

-  развитая по российским меркам прикладная наука;

-  потенциальные возможности использования достижений приклад­ной науки в производстве потребительских товаров;

-  потенциальная возможность развития новых технологий, включая информационные технологии, биотехнологии, космические техноло­гии, нанотехнологии;

-  почти миллионное население;

-  развитая инфраструктура;

-  благоприятный для России климат и экология;

-  относительно спокойная криминальная обстановка.

Воронежу мешают реализовать свои конкурентные преимущества:

-  противодействие отраслевых инсайдеров (в частности, местных олигар­хов от ОПК) развитию реального инновационного и венчурного бизнеса;

-  недостаток инновационных и полное отсутствие венчурных менед­жеров и предпринимателей;

-  состояние предприятий ОПК еще до распада СССР (стагнация) и его менеджмента (нерыночные менталитет и образование и др.);

-  длительная стадия деградации ведущих предприятий ОПК после распада СССР.

Каковы же реальные перспективы Воронежа стать очагом роста вен­чурного технологического бизнеса?

В современном венчурном бизнесе модно выделить две ситуации.

1. Венчурный инвестор взаимодействует с независимым венчурным раз­работчиком, и они договариваются о финансировании и реализации венчур­ного технологического проекта. При этом венчурного инвестора интересует:

-  обоснованность венчурного проекта;

-  наличие аналогов, близких технологий или изделий;

- возможность быстрой раскрутки нового производства и последующей продажи технологической фирмы с целью получения сверхприбыли (по­тенциальная возможность создания технологической фирмы-звезды). 2. Корпоративные венчурные фонды (фирмы) создаются внутри кор­порации или в качестве ее «дочек».

В 1990 годах вокруг крупных предприятий ОПК были созданы малые предприятия-сателлиты, через которые пропускалась значительная часть денежных потоков, включая бюджетные. Однако какой-либо новой про­дукции с высокой добавленной стоимостью эти дочерние предприятия так не выдали, а лишь послужили (и служат) каналом дополнительных доходов для управленцев основного предприятия. Т.е. второй вариант создания венчурных фирм в Воронеже уже был апробирован, но успехов не принес. Вполне возможно, это связано с тем, что в данном случае венчуристами и инноваторами становились высшие управленцы и формаль­но ведущие специалисты предприятий ОПК. Видимо, необходима мето­дика поиска истинных венчуристов среди специалистов этих предпри­ятий и предоставление им возможностей для самореализации.

В Воронеже прикладная наука, способная стать источником инноваций, в области высоких технологий в основном сосредоточена на предприятиях ОПК и в государственных высших учебных заведениях. Уровень ее в ОПК был сравнительно невысок за некоторым исключением по приведенным выше причинам, а за время после распада СССР - еще заметно понизился. Отсюда и малое число конкурентоспособных товаров на рынке, созданных в институтах и КБ г. Воронежа. Мешает переключиться воронежским ин­женерам и ученым из ОПК на разработку товаров народного потребления не столько отсутствие средств, сколько менталитет, образование и психо­логические причины. Участие в разработках ширпотребовских товаров все­гда было делом менее престижным в НИИ и КБ ОПК, чем разработка во­енной техники. Это отношение не изжито до конца до сих пор.

Не слишком высокая оценка уровня воронежской прикладной науки, приведенная выше, отнюдь не означает отрицание реальных перспектив участия Воронежа, его ученых, менеджеров и предпринимателей в раз­витии венчурного бизнеса. И не означает отрицание самой возможности организации в Воронеже одного из венчурных фондов и агентства по трансферту новых технологий. Венчурный бизнес определяют особые люди - венчурные  менеджеры  и венчурные предприниматели.  Это штучные личности. И научная, и предпринимательская воронежская среда вполне может породить своих великих венчуристов, таких, как Дон Валентино (компании Atari, Apple, Cisco), Артур Рок (Intel), Билл Гейтс (Microsoft). Им только надо предоставить все возможности для самореализации. И в этом-то и заключается главная функция государст­ва в развитии инновационного и венчурного технологического бизнеса.

Литература

1. Имамутдинов И. Инновационный выбор. - Эксперт. - № 46. - 2002.

2. Доклад Миннауки. - ВЭ. -№6.- 2002.

3. Эксперт. -№41.- 2002.

4. Эксперт. - № 40. - 2002.

5. Эксперт. -№41. -2002.

6. Эксперт. -№41.-2002.

 

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100