Обучение ○ Образование ○ Исследования ○ Комментарии

Learning ○ Education ○ Research ○ Commentaries

e-mail: info@lerc.ru

«Проблемы региональной экономики»

Вестник №10

16.10.2016

Корчагин Ю.А.

РОССИЙСКАЯ ИНФЛЯЦИЯ: ПРОБЛЕМЫ И СУЖДЕНИЯ

16.10.2016

Чарыкова О.Г., Хвостова Е.С.

МЕТОДИКА ОЦЕНКИ КОНКУРЕНТНОЙ СРЕДЫ ЗЕРНОВОГО РЫНКА ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ И РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ЕЕ РАЗВИТИЮ

16.10.2016

Логунов В.Н.

ВЗАИМОСВЯЗЬ ОТРАСЛЕЙ ПРОИЗВОДСТВА И ВАЛОВОГО РЕГИОНАЛЬНОГО ПРОДУКТА

16.10.2016

Рисин И.Е., Шахов О.Ф.

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ МЕСТНЫХ СООБЩЕСТВ

16.10.2016

Корчагин Ю.А.

МЕХАНИЗМЫ ИНФЛЯЦИИ В РФ И МЕТОДЫ ЕЕ СНИЖЕНИЯ

16.10.2016

Хорев А.И., Саликов Ю.А., Ушаков С.А.

ИНТЕГРАЛЬНАЯ ОЦЕНКА ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ

16.10.2016

Чарыкова О.Г., Белошапкина Н.Е.

САМООБЕСПЕЧЕНИЕ КАК КРИТЕРИЙ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕГИОНА

16.10.2016

Хорев А.И., Ушаков С.А., Саликов Ю.А.

РАЗРАБОТКА МЕТОДИКИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ

16.10.2016

Григорьева В.В., Полозова А.Н.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ ДОСТИЖЕНИЯ ОПТИМУМА ЗАТРАТ ПРИ ПЕРЕРАБОТКЕ МОЛОКА

16.10.2016

Чарыкова О.Г., Сальникова Е.В.

ОЦЕНКА ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

16.10.2016

Нуждин Р.В., Полозова А.Н., Лохманова И.С.

РЕАЛИЗАЦИЯ АССОЦИАТИВНОГО ПОДХОДА К ИНТЕГРАЦИИ В СВЕКЛОСАХАРНОМ КОМПЛЕКСЕ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

16.10.2016

Горковенко Е.В., Полозова А.Н.

МАРЖИНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРОДУКТИВНОСТИ БИЗНЕС-ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ МЯСНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

16.10.2016

Сальникова Е.В.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РЫНКА ЗЕРНА ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

16.10.2016

Швец А.А., Швец М.Ю., Беркинблит С.А.

КЛАССИФИКАЦИЯ И АНАЛИЗ МЕТОДОВ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ

16.10.2016

Швец А.А., Морозов А.Н., Сухоруков Е.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ

16.10.2016

Корчагин Ю.А.

О НЕКОТОРЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ ИНВЕСТИЦИОННОЙ И ИННОВАЦИОНОЙ ПОЛИТИКИ РФ И ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

16.10.2016

Ушаков С.А.

МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ СОВОКУПНОГО ПОТЕНЦИАЛА РАЗВИТИЯ МЯСОПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИХ ПРЕДПРИЯТИЙ

16.10.2016

Полозова А.Н., Кондратьева Е.В., Горковенко Е.В.

ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ СУБЪЕКТАМИ ВНУТРЕННЕЙ СРЕДЫ БИЗНЕСА

16.10.2016

Швец А.А., Швец М.Ю., Шлыков Е.С.

ФАКТОРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ АПК

16.10.2016

Ушаков С.А.

АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЙ МЯСНОЙ ОТРАСЛИ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

Рисин И.Е., Шахов О.Ф.16.10.2016

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ МЕСТНЫХ СООБЩЕСТВ

 

    Для обоснования направлений и задач совершенствования организации программно-целевого управления социально-экономическим развитием муниципальных образований России целесообразно выявить продуктивные моменты, присущие современной зарубежной практике. Ее анализ позволяет зафиксировать ряд принципиально важных характеристик, в том числе, появившихся в последние годы.

1. Создание специализированных структур, реализующих функцию разработки целевых программ развития местных сообществ. Так, например, в США практически все органы исполнительной власти на уровне штатов и городов имеют специальные комиссии или агентства по экономическому развитию, отвечающие за подготовку целевых программ, предусматривающих повышение качества жизни в поселениях и ставящих целью усиление конкурентных позиций каждого из них в экономической жизни.

В рамках программ реализуются конкретные проекты по стандартной схеме: выявление основных целей, выделение финансовых средств, формирование участников, рассмотрение стратегий воплощения проекта в жизнь, созда­ние организационных структур и выбор лидеров для решения конкрет­ных задач [1].

 Акцент на создание структур, концентрирующих высококвалифицированные кадры, непосредственно участвующие в обосновании программ и механизмов развития местных сообществ, заметен и во Франции. Так, например, коммуны образуют публично-правовые межкоммунальные объединения, одной из задач которых становится разработка проектов в сфере социально-экономического развития [2].

  Следует отметить, что в зарубежной практике отработан и иной вариант структурного обеспечения программно-целевого управления.

  В Канаде действуют корпорации экономического развития, созданные вне муниципальных властей на принципах частно-общественного партнерства. 

 Их основное финансирование осуществляется муниципалитетом и оно должно быть достаточным.

 В то же время, для реализации программ развития местных сообществ они привлекают средства бизнеса[3].

Одним из преимуществ таких корпораций является то, что их горизонтальная организационная структура (в противоположность иерархической) позволяет быстро принимать решения. Это также позволяет организации действовать в привычной для бизнеса деловой атмосфере, в рамках культуры, ориентированной на клиента.

Другим положительным аспектом модели частно-общественного партнерства является то, что она позволяет членам сообщества принимать участие и делиться знаниями и ресурсами с организацией.

Главное достоинство внешней модели, как отмечают специалисты, состоит в том, что она позволяет организовать более гибкое комплектование штатов и проводить более эффективную политику стимулирования персонала, чем это возможно в структуре муниципалитета[4]

 2. Разработка стратегических планов развития местных сообществ как необходимого компонента муниципального управления.

Так, в США реализация концепции местной общины [5] связывается с обоснованием стратегических планов ее развития, включающих:

-оценку хозяйственной емкости и допустимой антропогенной нагрузки на природную среду территории, занимаемой местным сообществом;

-определение потребностей общины и доступности экономических,  природных и человеческих ресурсов для их обеспечения;

-совершенствование системы местного самоуправления и внедрение в нее принципов устойчивого развития;

-вовлечение жителей общины в принятие решений по ключевым вопросам муниципального развития [6].

Признание активной роли муниципальных властей в определении стратегических векторов развития местных сообществ характерно и для практики европейских стран и связано с децентрализацией процесса подготовки и принятия решений по социально-экономическому развитию территории.

В Великобритании одним из ключевых принципов государственной политики является императив, согласно которому экономическое оживление лучше всего обеспечить посредством локального развития, нежели экзогенного перераспределения деятельности и ресурсов. Отсюда - необходимость приближения политики к местным центрам принятия решений [7].

3. Развитие комплексного подхода в формировании программ и оценке их эффективности. В зарубежных странах разработчики делают заметный упор на проблемы развития инфраструктуры, землепользования и экологии. Собственно экономическая сторона  регионального программирования опирается на понятийный аппарат «теоретической экономики благосостояния». В частности, экономический эффект реализации региональных программ оценивается приростом суммарной стоимости общественных и частных активов (не только недвижимости, но и рабочей силы) на территории действия программ.

Особое внимание при этом уделяется так называемым  «внешним эффектам»,  таким,  например, как экономия затрат коммерческого сектора в результате развития инфраструктуры. На следующем шаге экономический эффект от реализации региональных программ соизмеряется социальными и экологическими эффектами и потерями. Этой цели служат специальные методы: «оценка затрат и результатов» и сопоставление затрат с эффектами».       

 4. Применение нового подхода к организации территориального планирования, в основу которого положена технология, обеспечивающая интеграцию стратегий, разрабатываемых на каждом уровне (муниципалитет, провинция, центральное правительство). Этот подход («подход РОМ [8])  впервые апробированный в Голландии, становится все более популярным в странах Западной Европы.

Важная отличительная черта нового подхода - внедрение системы планирования по принципу «снизу-вверх» («bottom-up»). Несмотря на то, что территориальное планирование было инициировано центральным правительством, оно осуществляет лишь общую координацию и финансирование, в то время как реально управляют проектами региональные и муниципальные власти.

Полный цикл «подхода РОМ» состоит из трех основных фаз: начальной, фазы планирования и фазы осуществления проекта. На начальной - выявляются проблемы, а также намечаются пути их решения. Обязательное условие - согласие всех сторон на участие в решении проблемы. Предварительная фаза заканчивается подписанием соглашения, которое знаменует начало второй фазы - фазы планирования. План действий составляется с участием всех заинтересованных сторон.

После одобрения плана стороны подписывают заключительное соглашение, которое наряду с другими соглашениями формирует пакет документов, направляемый на утверждение в парламент, ассамблею провинции, а также муниципалитет. В рассмотрении проекта принимают участие не только чиновники, но и представители различных целевых групп (промышленности, сельского хозяйства, транспорта и др.), а также общественности.

После окончательных согласований проект переходит в заключительную фазу реализации [9].

Важная черта «подхода РОМ» - вовлечение в решение проблем всех заинтересованных сторон на основе диалога. Основная идея нового подхода - это то, что участвующие стороны достигают выгодных для себя решений на основе консенсуса[10].

Идея диалога между всеми заинтересованными участниками муниципального  развития находит поддержку и в других странах. Ее принципиальным требованием является вовлечение в процесс разработки программных документов участников, представляющих разные группы (бизнес, образование, здравоохранение и др.), чьи интересы связаны с данным местным сообществом. Важно отметить, что речь об учете интересов не только внутренних групп, но и внешних организаций[11].

По мнению известных канадских специалистов И. Брайсона и У. Роринга учет мнений широкого и разнообразного круга стейкхолдеров принципиально отличает стратегическое планирование от традиционного[12].

4. Постановка новых задач и приоритетов в стратегическом развитии ресурсного потенциала территории. Так, применительно к  предпринимательству,  особый акцент делается на  улучшение уровня его конкурентоспособности, прежде всего, в области передовых технологий, биотехнологии, информационных технологий и телекоммуникаций, поддержку его инновационной составляющей.     

Следует обратить внимание на ключевые направления целевых программ содействия предпринимательству. В США, например, в их составе выделяются: создание и развитие интеллектуального капитала в вузах, формирование экономических кластеров и др. [13].

Аналогичная практика заметна и в Европе. Так, например, в Великобритании в качестве ключевого направления социально-экономического развития определено расширения форм взаимодействия бизнеса и высшего образования. Результатом реализации различных государственных программ является рост научных парков и агентств по передаче технологий.

При взаимодействии учреждений высшего образования с бизнесом обеспечивается ориентация первых на определенные кластеры. Большинство из них являются наукоемкими кластерами, в частности в таких отраслях знаний как биология, социология, фармацевтика, информационные и коммуникационные технологии, новые средства информации и телекоммуникации.

Из отраслей промышленности, на которые ориентируются учреждения образования особенно выделяются: электронная инженерия, аэрокосмическая промышленность, нефтегазовый сектор, автомобилестроение. Достаточно выражена ориентация на сельскохозяйственный сектор [14]

Следует обратить внимание также на  усиление внешнеэкономического аспекта в планировании территориального развития. В основе этого процесса - глобализация экономики. Стремление максимизировать ее выгоды и ограничить негативные последствия для территории привели к необходимости включения в программные документы раздела «международное сотрудничество».

Так, например, в США в стратегиях и планах социально-экономического развития регионов и городов значимой задачей становится расширение экспорта [15].

Заметим, что актуализация внешнеэкономического аспекта обусловила применение инструментария международного маркетинга при разработке программных документов территориального развития [16].

5. Обновление состава индикаторов, используемых в планировании и мониторинге. Этот процесс связан, в первую очередь, с реализацией в зарубежных странах стратегий устойчивого развития, предусматривающих в том числе, сохранение высокого качества окружающей среды. Ввод такого компонента в целевую функцию стратегических планов сопряжен с изменением состава индикаторов.

Так, например, в США в совокупность показателей, применяемых в планировании и контроле и отражающих качество жизни населения, включены: квалификация в возрасте 19 лет; продолжительность здоровой жизни; дома, неприспособленные для жизни; выбросы парниковых газов; дни со средним и высоким уровнем загрязнения воздуха; реки хорошего и высокого качества; новые дома, построенные на освоенных землях; количество производимых и перерабатываемых отходов[17].     

6. Актуализация инвариантного аспекта в содержании целевых программ территориального развития в странах, входящих в ЕС[18]. Так, например, в составе общих целей определены: содействие структурной перестройке и развитию отсталых территорий; содействие развитию и перестройке депрессивных ареалов; борьба с долговременной безработицей и содействие включению молодежи в трудовую жизнь; содействие проведению реформ в аграрном секторе[19].

Следует обратить внимание и на базовый состав направлений и мероприятий, связанных с поставленными целями. Так, например, в рамках первой из названных целей определены приоритетные направления, включающие мероприятия по модернизации инфрастуктуры, поддержке индустрии, ремесла и услуг для предпринимательства, улучшению использования сельскохозяйственных ресурсов и развитию сельских мест, развитию деловой инфрастуктуры, обслуживающей экономическую деятельность, содействию населению в организации предпринимательской деятельности.

 Для достижения второй цели акцент сделан на производственных инвестициях для создания альтернативных возможностей занятости. При этом к основным мероприятиям отнесены: улучшение условий становления и развития производственных видов деятельности через повторное использование промышленных площадок, по восстановлению окружающей среды и улучшению имиджа ареалов, содействие развитию новых, прежде всего малых и средних предприятий на локальном уровне, улучшению видов транспортной инфраструктуры, существенных для развития экономики и туризма, содействию исследованиям, особенно посредством предоставления оборудования для системы профессионального образования [20].      

 Исследователи, анализируя современную практику регионального управления в странах ЕС, обоснованно выделяют продуктивные критерии, используемые  государственными органами для оценки обоснованности программ социально-экономического развития территорий. В их составе: 

 -качество программы, в частности, ясность стратегического подхода и инновационный характер целей, предлагаемых в ней к реализации;

  -осуществимость программы и соответствие между поставленными целями и доступными ресурсами;

-ожидаемое влияние на модернизацию и диверсификацию региональной экономики, создание долговременных качественных рабочих мест;   

-вклад частного сектора в финансирование программы;

-качество регионального общественно-частного сотрудничества в подготовке и реализации программ;

-передаваемость результатов в другие регионы;

-синергия и совместимость с другими направлениями региональной политики, в таких областях, как исследования, информатизация общества, окружающая среда, развитие сельской местности [21].     

Резюмируя, можно выделить ряд продуктивных моментов, которые целесообразно использовать в российской практике программно-целевого управления развитием муниципальных образований. В их числе отметим следующие:

1. Формирование специализированных органов, концентрирующих высококвалифицированные кадры, осуществляющие разработку целевых программ и механизмов развития местных сообществ.

При этом апробированы два варианта структурного обеспечения программно-целевого управления. Один предполагает интеграцию таких органов в действующие структуры регионального и муниципального управления.  Другой - создание внешней организации, участвующей в разработке и реализации целевых программ развития местных сообществ.                                             

2. Разработка стратегических планов социально-экономического развития регионов и муниципальных образований как основы формирования целевых программ управления изменениями в деятельности местных сообществ.

 3. Обеспечение участия  в процессах разработки целевых программ представителей разных групп (бизнес, образование и др.), чьи интересы связаны с данным местным сообществом.

4. Определение базового состава приоритетных направлений развития местных сообществ, включающего, в том числе: повышение уровня конкурентоспособности бизнеса, прежде всего, в области передовых технологий, биотехнологии, информационных технологий и телекоммуникаций, поддержку его инновационной составляющей, формирование кластеров с участием бизнеса и организаций, имеющих креативный потенциал (вузы, НИИ) и др.   

5. Включение в систему показателей планирования и мониторинга процессов развития местных сообществ индикаторов, отражающих разные стороны жизни населения, в том числе, связанных с качеством окружающей среды.

6. Актуализация инвариантного аспекта в содержании целевых программ развития местных сообществ, проявляющего в составе целей, направлений и программных мероприятий. 

  7. Разработка и использование системы критериев для оценки обоснованности программ социально-экономического развития территорий, в составе которых: инновационный характер целей, предлагаемых к реализации; соответствие между поставленными целями и доступными ресурсами; ожидаемое влияние на модернизацию и диверсификацию региональной и местной экономики и др.

 

 


[1] См.: Супян В.Б. Американская экономика: новые реальности и приоритеты ХХ1 века / В.Б.Супян. - М.: «Анкил», 2001. - С.138.

[2] См.: Местное самоуправление во Франции / Посольство Франции в России. - М.: Сканрус. - С. 6-7.

[3] См.: Стратегическое планирование экономического развития: 35 лет канадского опыта. - СПб.: Международный центр социально-экономических исследований «Леонтьевский центр», 2004. - С.52.

[4] Там же. - С.53.

[5] В число общин авторы концепции включают города, административные округа, поселения, сконцентрированные в пределах речных бассейнов, индустриальных комплексов и др.

[6] См.: Переход к устойчивому развитию: глобальный. Региональный и локальный уровни. Зарубежный опыт и проблемы России. - М.: Изд-во КМК, 2002. - С.91-92.

[7] См.: Экономические аспекты региональной политики в странах Европы: опыт для России. - М.: ИНИОН РАН, 1996. - С.19-20.

[8] «РОМ» - голландская аббревиатура, означающая территориальное планирование на особых территориях.

[9] См.: Hoefsloot A.M., Berg L.M. Successful examples of participatory region planning at the meso-level. 131 p.

[10] См.: Переход к устойчивому развитию: глобальный. Региональный и локальный уровни. Зарубежный опыт и проблемы России. - Указ. работа. - С.161-163. 

[11] См.: Bryson I. Strategic planning for public and nonprofit organization. San Francisco: Jossey-Bass Publishers, 1995. -  P 4.

[12] См.: Bryson I.  and Roering W. Applying private sector planning in the public sector.  Strategic planning: threats and opportunities for planners. Washington, DS: Planning Press ( APA), 1988. -  P. 15.

[13] См.: T.Rubel, S. Paladino.  Nurturing  Entrepreneurial Growth in States Economies. NGA, Wash., 2000.

[14] См.: Чарльз Д., Конвэй Ч. http: //www.ncl/ac/uk/curds.

[15] См.: США: государство, человек, экономика (региональные аспекты). Под ред. Л.Ф. Лебедевой. - М.: Анкил, 2001. - С. 198.

[16] См.: Стратегическое планирование экономического развития: 35 лет канадского опыта. - Указ. работа. - С.80-85.

[17] См.: Переход к устойчивому развитию: глобальный, региональный и локальный уровни. Зарубежный опыт и проблемы России. - Указ. работа. - С.85.

[18] Заметим, что первое в Европе законодательство по планированию развития городов и сельских мест было введено в Бельгии в 1915 г. и намного позднее в Англии (в 1940 г.).

[19] См.: Ларина Н.И. Региональная политика в странах рыночной экономики / Н.И.Ларина, А.А.Колесников.  - М.: ОАО «Издательство «Экономика», 1998. - С.82-87.

[20] См.: Ларина Н.И. Региональная политика в странах рыночной экономики. - Указ. работа. - С. 86-87.

[21] См.: Моссбергер К. Стратегическое планирование территориального развития: российский и зарубежный опыт / К.Моссбергер, И.Е.Рисин. Ю.И.Трещевский // Компаративный анализ отечественного и зарубежного опыта стратегического планирования развития регионов. - Материалы международной научно-практической конференции. - Воронеж: Воронежский государственный университет, 2005. - С. 13.

 

Яндекс цитирования