Обучение ○ Образование ○ Исследования ○ Комментарии

Learning ○ Education ○ Research ○ Commentaries

e-mail: info@lerc.ru

«Проблемы региональной экономики»

Вестник №12

16.10.2016

Корчагин Ю.А.

К ПРОБЛЕМЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ДЕНЕЖНЫХ И ВАЛЮТНЫХ НАКОПЛЕНИЙ, ФОНДОВ И РЕЗЕРВОВ

16.10.2016

Логунов В. Н.

СРАВНИТЕЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ РОСТА ВАЛОВОГО РЕГИОНАЛЬНОГО ПРОДУКТА

16.10.2016

Рисин И.Е., Ежиков А.С.

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

16.10.2016

Корчагин Ю.А.

ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ И РЕГИОНОВ

16.10.2016

Полозова А.Н., Коломыцева О.Ю., Нуждин Р.В.

КЛАССИФИКАЦИЯ БИЗНЕС-ОТНОШЕНИЙ В СВЕКЛОСАХАРНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

16.10.2016

Корчагин Ю.А.

ПРОБЛЕМА БЮДЖЕТНОЙ ОБЕСПЕЧЕННОСТИ КРУПНЫХ ГОРОДОВ - ФИНАНСОВЫХ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ДОНОРОВ РЕГИОНОВ

16.10.2016

Филонов Н.Г.

VI МОСКОВСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ САЛОН ИННОВАЦИЙ И ИНВЕСТИЦИЙ.

16.10.2016

Полозова А.Н., Брянцева Л.В., Ефремова И.О., Пекшева Л.В.

ИНФОРМАЦИОННАЯ ЕМКОСТЬ ФОРМ БУХГАЛТЕРСКОЙ ОТЧЕТНОСТИ.

16.10.2016

Пигунова М.В.

ОРГАНИЗАЦИЯ ЭЛЕКТРОННОГО ДОКУМЕНТООБОРОТА НАЛОГОВЫХ ОРГАНОВ С НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКАМИ

Рисин И.Е., Ежиков А.С.16.10.2016

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

 

1. Доступность государственной информации федерального уровня и ее роль в развитии регионов

 

Доступность информации определяет ценность, достоверность и качество информации. Тем самым она определяет и эффективность информации как производительного фактора развития общества и экономики[1]. Особенно существенна роль доступности информации для трансформирующейся и развивающейся экономики.

На федеральном уровне в рамках среднесрочной программы социально-экономического развития РФ на 2006-2008 годы планируется переход от «малоэффективного выравнивания экономического развития регионов к созданию условий, стимулирующих субъекты  РФ к мобилизации доступных им ресурсов экономического роста».

Основные инструменты решения региональных задач:

- развитие человеческого капитала в регионах;

- диверсификация экономики, ее рост и создание инновационной экономики;

- приоритетное развитие образования, науки и высоких технологий;

- повышение качества управления на субфедеральном уровне;

- выравнивание финансовых возможностей регионов в сфере социально-экономического развития;

- переход к политике стимулирования выхода регионов на бюджетное самофинансирование за счет экономического развития;

- повышение эффективности использования бюджетных средств и ужесточение контроля за их использованием;

- прозрачность бюджетного процесса;

- становление гражданского общества.

Все эти инструменты и задачи связаны между собой. И их успешное решение будет определяться эффективностью деятельности регионов по реализации намеченных стратегий и программ.

Для реализации региональных задач развития в условиях криминально-бюрократической экономики, сложившейся в регионах, необходим их независимый и гласный анализ, обсуждение и коррекция (обратная связь с федеральными органами, с руководителями проектов). И это можно осуществить только в условиях доступности информации.

 Доступность информации в сфере научно-аналитической, программной и прочей интеллектуальной деятельности, а также в части ожидаемой инфляции во многом определяют прозрачность и гласность информативных документов Федеральной службы государственной статистики, программных документов Правительства РФ, Банка России, региональной финансовой, законодательной и программной информации.

Существенную роль играет и доступность научно-аналитической информации международных институтов - научных организаций ООН, Мирового банка, ОБСС, Европейского банка и др.

Гласное обсуждение в научной сфере нормативной документации и основных методик расчетов, включая расчеты уровней инфляции, роста ВВП и других базовых показателей, во многом определяют качество базовых документов и методик. А для России это особенно актуально в силу сложившихся негативных традиций.

В последние годы доступность информации на сайтах министерств Правительства РФ значительно выросла. Здесь особо в лучшую сторону выделяются Минэкономразвития, Министерство образования и науки и Министерство информационных технологий и связи. Как видим, все это ключевые министерства, отвечающие за развитие инновационной части экономики. Ценной для аналитиков информации размещено мало, как правило, на сайтах тех ведомств, у которых этой самой ценной информации немного (сообщить обществу особо нечего). В этом случае сайты заполняются несущественными новостями и прочей второстепенной информацией.

На сайтах информационно открытых ведомств размещаются как принятые программные и иные документы, так и их проекты. Повысил доступность основной банковской федеральной и региональной информации и Банк России. К сожалению мало доступны его электронные варианты печатных изданий (вестника), на которых этот финансовый гигант, имеющий огромные доходы,  как будто тоже пытается получать дополнительные доходы.

Не в лучшую  сторону отличается Федеральная служба статистической информации. Информация размещается с опозданием, не оперативно (особенно региональная), значительная ее часть продается (предлагается на сайте к покупке). Хотя и здесь имеются значительные улучшения. Еще недавно практически вся статистическая информация этой службы продавалась по высоким и недоступным ценам. К сожалению, в регионах подобная ситуация пока полностью сохраняется. ФСГС  в настоящее время является определенным тормозом в развитии страны, в повышение доступности и качества информации, в обеспечении развития науки и образования.

Рост доступности информации федерального уровня  обуславливает за счет обратной связи:

- повышение обеспеченности системы образования и науки информацией;

- создание и развитие обратных связей между научными организациями и общественностью и властью;

- повышение достоверности информации;

- повышение ее ценности;

- повышение эффективности информации как производительного фактора;

- прозрачность законотворческой, программной, нормативной и аналитической деятельности Правительства РФ и других федеральных органов и ведомств;

- повышение качества документов и разработок федерального уровня;

- повышение уровня и качества научных и аналитических исследований в отраслях экономики;

- общее повышение качества научных исследований за счет лучшего информационного обеспечения;

- становление гражданского общества.

Приведенный перечень далеко не полный. Доступность информации по существу определяет в значительной мере уровень и качество национального человеческого капитала. Ну а человеческий капитал теперь и в России в принятой федеральной программе социально-экономического развития РФ до 2008 года признан и четко назван главным фактором развития экономики и страны и приоритетом для инвестиций.

Доступность информации в конечном итоге определяет эффективность государства, как такового, а также развитость и активность гражданского общества, без которого создание эффективной инновационной системы и экономики, как и эффективного государства, маловероятно.

Самым расхожим термином и понятием  сейчас и у нас стало слово конкурентоспособность в сочетании с другими понятиями: конкурентоспособность экономики, промышленности, продукции, образования, системы воспитания, науки, знаний, инноваций, информационных продуктов и технологий,  национального человеческого капитала. И в основе все этого лежит доступность достоверной и конкурентоспособной информации для потребителей и работников интеллектуального труда  - основы настоящей и будущей современной экономики знаний.

Российское государство в лице своих высших руководителей и чиновников должно понять, что на данном этапе развития информация не является и не должна быть рыночным продуктом, предметом торговли, способом получения дополнительных государственных доходов, с которыми и так не знают что делать. Государственная информация должна служить важнейшим бесплатным средством возрождения российской науки, образования, культуры, экономики и становления гражданского общества в стране. Именно сюда и надо, в том числе,  направлять часть накопленных от экспорта нефти и газа излишних резервных средств.

 

2. Доступность информации через интернет как мера прозрачности и эффективности экономической и финансовой

деятельности администраций регионов

 

Для этапа развития страны на 2002-2006 годы Правительством РФ были разработаны макеты для составления  стратегий и программ социально-экономического развития регионов, в которые включены поставленные федеральным центром цели и задачи. Макеты и рекомендации подготовлены и для программ следующих этапов развития страны - до 2008 года и до 2015 года.

В 2006 г. завершаются в большинстве регионов программы развития на период 2002-2006 гг., по результатам которых можно будет сделать этапные выводы об эффективности используемого подхода. Но уже сейчас можно оценить некоторые  предварительные результаты, которые вряд ли изменяться за оставшийся год.

Большинство региональных программ оказались малоэффективными. Основная причина - неквалифицированный и субъективный отбор инвестиционных проектов и неточный выбор приоритетов. Отсюда и торможение на месте в части развития инновационной экономики в стране в целом. Об этом можно судить по состоянию инновационного сектора экономики в регионах - оселке эффективности страновой и региональной экономик. И по состоянию промышленности с высокой добавленной стоимостью (машиностроения, радиоэлектронного комплекса и др.). Индикаторами являются также темпы прироста ВВП и ВРП, темпы диверсификации экономики, бюджетная обеспеченность за счет собственных источников, ВВП и ВРП на душу населения, структурный состав прироста ВВП и ВРП.

В стране низкие процентные ставки (ниже уровня инфляции) по банковским депозитам, за счет чего кредитуется промышленность, и высокие процентные ставки по потребительским кредитам. При этом многие банки имеют высокие прибыли фактически за счет обесценивания сбережений населения. Сами же темпы прироста ВВП снижаются. И в большинстве регионов с несырьевой экономикой темпы прироста ВРП ниже темпов прироста ВВП, что объясняется приведенными выше факторами

Одной из причин неэффективности программ развития регионов, их низкой отдачи в рост ВРП и качества жизни населения кроется в формализации и бюрократизации отбора проектов и выбора приоритетов  на региональном уровне. Другая причина заключается к излишней формализации и придании чрезмерного значения принципу выравнивания бюджетной обеспеченности регионов и муниципальных образований (МО). Особенно в отношении крупных МО - городских округов, примером которых может служить город Воронеж, инфраструктура которого пришла в полное запущение. И, разумеется, ответственность за это в первую очередь несет руководство региона (такова субординация), которое имеет в своем распоряжении основные средства консолидированного бюджета области. Разделяет эту ответственность  руководство региона как с вышестоящей властью - Правительством РФ, так и с мэрией Воронежа.  Но в итоге бюджетные ресурсы, которые оставляют г. Воронежу, убывают год от года, инфраструктура его разрушается, а инвестиционная привлекательность снижается. Ну а если учесть, что 60-70% поступлений в бюджеты дает Воронеж, то власти сами рубят сук, на котором и сидят.

Торможение процессов роста качества жизни населения, диверсификации экономик регионов, неэффективность использования бюджетных средств, медленный их рост, крайне медленное становление инновационного сектора, разрушение инфраструктуры связано также с недостаточным контролем за расходованием бюджетных средств со стороны независимых аналитиков и экспертов. И со стороны средств массовой информации (фактически активной части населения), использующих их результаты. До сих пор в основном оценки эффективности политики бюджетирования регионов, направленной на результат, осуществляются Правительством РФ. И необходимо активное участие в этом процессе независимых аналитиков, экспертов и общественности.

О степени доступности государственной информации на региональном уровне можно судить по ее представлению на сайтах администраций субъектов РФ. Других бесплатных источников информации для независимых аналитиков и исследователей в регионах практически нет. Анализ  более 20 сайтов субъектов РФ показал, что они сильно разнятся по существу предоставляемой информации. Главным критерием доступности информации мы выбрали  предоставление (или нет) бюджетов субъектов РФ и иной финансовой отчетности в легко доступной форме.

Выборочный анализ сайтов (была взята группа экономически сильных регионов и группа средних субъектов РФ) показал, что полную и легко доступную информацию по бюджетам в удобной форме предоставляют на своих сайтах Нижегородская, Самарская, Ростовская, Белгородская, Омская, Томская, Иркутская  и другие обл. Не предоставляют финансовую информацию администрации Воронежской области, Липецкой, Курской, Тамбовской, Орловской и некоторых других областей.

Причем на сайте администрации Курской обл. есть даже указание - «перепечатка материалов сервера возможна только после согласования с администрацией сервера». Ни на одном другом сайте администраций субъектов РФ и крупных городов подобных надписей нет.

Примером недостаточности контроля со стороны независимых аналитиков и общественности за исполнением бюджета может служить бюджет Воронежской обл. за 2005 год. По доходам бюджет исполнен в сумме 17.9 млрд. руб. (100.2% к плану). При этом собственных доходов было собрано 11.1 млрд. руб., остальная сумма - трансферты из федерального бюджета. Бюджет субъекта РФ в целом исполнен по расходам лишь на 95,1% в сумме 17,4 млрд. руб. (плановые расходы - 18.3 млрд. руб.). Таким образом, около  900 млн. руб. было из областного бюджета недовыплачено муниципалитетам и населению. Причина бюджетного недорасходования связана с недовыполнением планируемых выплат возмещений муниципалитетам их затрат по ряду функций (в т.ч. на выплату жилищных субсидий населению). Средства на эти цели предоставляются Минфином только в соответствии с расходными документами. Т.е. после подтверждения факта затрат. Подход со стороны Минфина вполне оправдан, поскольку он позволяет избежать нецелевых расходов. В итоге расходная часть областного бюджета на 2006 г. утверждена в размере 19.2 млрд. руб., а доходная - 18.7 млрд. руб. Рост расходов составит 4,9%, что примерно вдвое ниже планируемой на 2006 год инфляции. Т.е. реальные расходы областного бюджета снизятся в 2006 году. И причина этому недостаточно профессиональное бюджетирование в регионе, ориентированное на результат. Последнее и означает, что все расходы бюджета за счет трансфертов из федерального бюджета необходимо подтверждать и доказывать. Ну а строгий контролер за целевыми расходами - отделение федерального казначейства. Из-за нерасторопности чиновников муниципалитеты и население, во-первых, лишились почти 1 млрд. руб. из федерального бюджета. Во-вторых, Воронежской области в 2006 году было снижено финансирование на эти цели по причине недорасходования запланированных средств в 2005 году.

Этих негативных последствий неэффективной деятельности администраций Воронежской области и МО можно было бы избежать, если бы реальное состояние дел с недофинансированием МО по причине халатности чиновников были известны общественности и независимым аналитикам в процессе исполнения бюджетов. Анализ, критика и гласность подтолкнули бы чиновников к выполнению своих прямых обязанностей. А так  в сложившейся ситуации, когда финансовая деятельность Воронежской области остается вне поля зрения общественности и независимых аналитиков, потеряны значительные средства, прямо предназначенные для населения и муниципалитетов. В итоге потерянные доходы (почти 1 млрд. руб.) чиновникам удалось словесно «списать», как обычно, на федеральные органы.

 

3. Межбюджетные отношения, бюджеты крупных городских округов и роль интернета в их прозрачности

 

Бюджеты субъектов РФ и городских округов на всех стадиях исполнения, как правило, публикуются в печати (городских и областных газетах). Другой эффективный способ доведения до общественности этого процесса - размещение финансовой информации, включая бюджеты на сайтах в интернете. Очевидно преимущество второго способа - бюджеты для заинтересованных лиц доступны постоянно и бесплатны. С газетными же публикациями существуют определенные трудности.

Проблема межбюджетных отношений крупный городской округ - субъект РФ приобрела в последние годы очень острый характер, хотя и остается вне поля зрения Правительства РФ. В результате смещения бюджетных ресурсов в сторону федерального  бюджета доля регионов в консолидированном бюджете страны упала ниже 50%. Одновременно существенно снизилась в консолидированных бюджетах субъектов РФ доли городов-доноров территорий. Процесс этот осуществляется по методикам Минфина, в которых заложен главный принцип перераспределения налоговых средств - выравнивание бюджетной обеспеченности МО.

Процесс перераспределения налоговых средств осуществляется следующим образом. Большая часть средств из экономически сильных территорий поступает в федеральный бюджет и в бюджеты субъектов РФ. Затем часть средств возвращается в субъекты РФ в соответствии с принципом выравнивания бюджетной обеспеченности регионов. Далее эти средства распределяются между МО, в которых бюджетная обеспеченность значительно ниже средней по региону и РФ. Для этих целей на региональном уровне созданы два фонда: фонд финансовой поддержки муниципальных районов (городских округов) и районные фонды финансовой поддержки поселений.

Главными пострадавшими в  проводимой бюджетной и инвестиционной политике Правительства РФ оказались крупные и экономически сильные города, собирающие большую часть налогов субъектов РФ. Их доли за последние годы снизались в разы. Например, областной бюджет Воронежской области и бюджет г. Воронежа в 1998-2000 гг. были сравнимы (городской был даже больше), а в 2006 году бюджет города упал до примерно 30% от областного.  При этом доля трансфертов из областного бюджета незначительна. Основная часть налогов и сборов осуществляется на территории г. Воронежа (более 20 млрд. руб.). Большая часть из нее забирается в федеральный и областные бюджеты, а затем в соответствии с принципом выравнивания бюджетной обеспеченности направляется в сельские районы. Оставляемая Воронежу доля доходов с его территории значительно снизилась и составит, по прогнозам мэрии г. Воронежа, всего 16,9%  в 2006 году.

Подобный внеэкономический подход привел к разрушению инфраструктуры г. Воронежа, его дорог, мостов, транспортной системы. Привел к снижению инвестиционной привлекательности Воронежа. Он тормозит развитие города, который является основным экономическим и финансовым донором Воронежской обл.

Наметились и противоречия и непоследовательность федеральной политики в отношении жилищной проблемы[2]. С одной стороны президентом  задача обеспечения россиян жильем поставлена на уровень национального проекта. С другой стороны - снизу на уровне финансово обездоленных муниципалитетов заложена мина замедленного действия в части резкого увеличения налогов на жилье и земельные участки, которое может произойти в любое, плохо предсказуемое время. И это противоречие - следствие межбюджетной федеральной политики. И решить этот вопрос можно только на федеральном уровне.

Отметим следующее обстоятельство. Муниципалитеты экономически не заинтересованы с точки зрения бюджетной обеспеченности в повышении прибыльности предприятий, расположенных на своей территории. С налога на прибыль юридических лиц они не получают ничего. Абсурдность этой ситуации очевидна.

 

 

 

 


4. Роль интернета в повышении доступности информации

 

Интернет стал самой доступной и дешевой формой получения информации для работников интеллектуального труда (и не только). Преимущества Интернета как источника информации:

- доступность информации по цене и затратам;

- возможность выбора информации и сравнительного анализа;

- возможность получения информации, которая отсутствует в других источниках;

- скорость получения информации;

- возможность ее получения в домашних условиях;

- возможность обмена информацией.

Выше был приведен анализ динамики бюджетов Воронежской области и г. Воронежа. Получить бюджеты Воронежской области оказалось затруднительным. На сайтах обладминистрации и облдумы они отсутствуют. Их, в принципе, можно затребовать на сайте облдумы на свой электронный адрес с известными проблемами. Автор воспользовался газетными публикациями областных бюджетов, которые «добывать» и систематизировать пришлось со значительными потерями времени. В то же время региональное отделение ФСГС издает только консолидированные бюджеты области, которые для анализа межбюджетных отношений неинформативны.

Сайты администрации г. Воронежа и Воронежской городской Думы гораздо более информативны. Бюджеты имеются на обоих сайтах, легко доступны. Более того, бюджеты на сайте администрации г. Воронежа публикуются дважды в месяц и городской бюджетный процесс доступен для всестороннего анализа аналитиков и экспертов.

В целом анализ сайтов субъектов РФ и крупных городов показал, что  они стали главным источником информации для аналитиков. И в тех регионах, где поставлены ясные и четкие экономические цели и задачи, где реально осуществляется развитие экономики и общества, на сайтах региональных властей в легко доступной форме предоставляется полная информация об экономической деятельности региона. И подобная прозрачность финансовой и экономической деятельности регионов и является базой их будущих и настоящих успехов.

Выше уже отмечалось, что в том числе и отсутствие доступной  информации о бюджетах Воронежской области на ее сайтах привело к большим потерям части поступлений из федерального бюджета, предназначенных для населения и муниципалитетов. Недостаточная прозрачность финансовой деятельности региона для широкой общественности во многом способствовала фактической потере почти 1 млрд. руб., недополученных из федерального бюджета из-за неразворотливости чиновников и бюрократии. И как следствие, к меньшим трансфертам с учетом инфляции из него в 2006 году.  В то же время это мешает и анализу межбюджетных отношений область - г. Воронеж, которые приняли, к сожалению, неконструктивный  характер.

 


[1] Корчагин Ю.А. О роли доступности информации в процессах создания инновационной экономики. / Информационные процессы и технологии в обществе и экономике. - № 1, 2006. - С.: 100.

[2] Корчагин Ю.А. Проблема бюджетной обеспеченности крупных городов - финансовых и интеллектуальных доноров регионов. Настоящий выпуск. - С.: 36-50.

 

 

Рисин И.Е., Ежиков А.С.

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ

ИНВЕСТИЦИЙ

 

Потребность в совершенствовании государственного регулирования процессов привлечения иностранных инвестиций обусловила растущий интерес отечественных исследователей  к  обоснованию его эффективных форм и методов.      

Определенную роль в решении такой задачи способен сыграть анализ современного зарубежного опыта. Цель его проведения - выявление основных подходов к организации государственного регулирования международного инвестиционного сотрудничества и инструментов его осуществления. 

Обратимся, прежде всего, к Китаю, учитывая, во-первых, известное сходство его стартовых позиций с нашей страной, во-вторых, превращение этой страны в 1993 г. во второго в мире после США получателя прямых иностранных инвестиций ПИИ), а в 2002 г. - в лидера по фактическому использованию этих инвестиций [1].

Акцентируя внимание на объемах и динамике ПИИ, отметим, что их приток вырос с практически нулевой отметки в начале реформ (конец 70-х годов ХХ века) до 40-45 млрд. долл. в год во второй половине 90-х годов ХХ века. В 2002 г., по данным ЮНКТАД, этот показатель достиг абсолютного рекорда и составил 52,7 млрд. долл.[2]

Предварим оценку действий китайских властей, связанных со стимулированием ПИИ, систематизацией основных результатов такой деятельности, чтобы убедиться в продуктивности подходов, реализованных государством. Обратим внимание на следующие основные эффекты, полученные в Китае.

1. ПИИ внесли вклад в рост ВВП благодаря своему положительному влиянию на общую производительность факторов производства. По оценкам экспертов, ПИИ увеличили потенциальные возможности роста ВВП в 90-е годы почти на 3 процентных пункта.

2. Наибольший вклад в рост ВВП внесли предприятия со стопроцентным иностранным капиталом. Они стали наиболее динамичными и производительными фирмами в экономике Китая. Объем их производства в промышленном секторе рос в четыре раза быстрее аналогичного показателя других предприятий, а производительность труда почти вдвое превысила уровень, достигнутый компаниями государственного сектора [3].

3. ПИИ создали новые рабочие места. Занятость в годах на предприятиях со стопроцентным иностранным капиталом за 90-е годы выросла в четыре раза, составив 6 млн. человек, что соответствует 3 % общего числа занятых в городах страны.  Всего на предприятиях с участием иностранного капитала занято 23 млн. чел.[4]

4. ПИИ создали новый сектор экономики, ориентированный на экспорт. Благодаря ему рост внешней торговли Китая начиная с 1978 г. в 4,5 раза превысил аналогичный показатель всей мировой торговли. Ключевую роль в этом достижении сыграли предприятия со стопроцентным иностранным капиталом. Начиная с 1985 г. их доля в экспорте выросла с 1 до 50 %, на них пришлось свыше половины общего роста экспорта.

5.  ПИИ обеспечили доступ Китая к современным мировым технологиям. Об этом, в частности, свидетельствуют такие данные. Предприятия с участием иностранного капитала производят 80 % всего объема высокотехнологической продукции (которая составляет ныне пятую часть экспорта), идущей на экспорт [5]:

6. Иностранные инвестиции позволили КНР не только устранить импортную зависимость большинства отраслей, но и стать одним из ведущих поставщиков их продукции на рынки развитых стран (речь, например, идет о микросхемах, полупроводниках, станках для текстильной промышленности, металлообработки, о бытовой электронике, медикаментах)[6]

Как видим, ПИИ обеспечили множество эффектов, позволяя Китаю успешно решать ряд ключевых социально-экономических задач (устойчивый и значительный тем роста ВВП, доступ к мировым технологиям, достижениям современного менеджмента, повышение занятости и др.).

Обратим внимание на существенные характеристики реализованного властями этой страны подхода к стимулированию иностранных инвестиций. В их числе отметим следующие.

1. Обеспечение политической стабильности, преемственности и предсказуемости экономической политики государства.

2. Поэтапный доступ иностранных инвесторов на все большую территорию страны, в новые отрасли и сферы народного хозяйства. Известно, что политика «открытых дверей» начиналась с экспериментирования в восточных регионах, первые открытые экономические зоны ОЭЗ были созданы в провинциях Гуандун и Фуцзянь. В 90-е годы власти перешли к более широким экономическим преобразованиям, ПИИ начали поступать в центральные и западные регионы страны.

Создание новой зоны развития Пудун в апреле 1990 г. отразило усиление внимания китайского руководства к вопросам расширения привлечения прямых зарубежных капиталовложений, прежде всего в сфере производства, технологического и научно-технического сотрудничества. В ряде отличительных особенностей зоны Пудун можно выделить активный допуск иностранного капитала в финансовую и банковскую сферу, страхование, фондовый рынок, современные средства коммуникаций, а также передачу земли иностранным партнерам в длительную аренду и организацию рынка недвижимости.

После присоединения Китая к ВТО перед иностранными инвесторами, включая ТНК, шире открываются возможности для инвестирования капитала в различные области сферы услуг (банковская, страховая деятельность), оптовую и розничную торговлю [7].

3. Повышение уровня разнообразия форм использования иностранных инвестиций. Если в начале реформ основной формой являлись совместные предприятия, то, со второй половины 90-х годов ХХ века - предприятия, целиком принадлежащие иностранному капиталу. Широко используемый транснациональными компаниями развитых стран способ инвестирования путем слияния и поглощения в Китае до присоединения в ВТО не применялся. Сейчас барьеры постепенно снимаются. Пока, однако, посредством такой формы в Китае инвестируется не более 5 % иностранного капитала, тогда как в мире этот показатель достигает 80 %. Другой формой становятся концессии, предоставляемые иностранной компании на строительство и эксплуатацию объектов инфрастуктуры. Причем, если вначале такая форма предполагала государственные гарантии инвесторам, то ныне финансовые риски в полной мере берут на себя коммерческие банки [8];

4. Смена приоритетов форм государственной поддержки процессов привлечения иностранных инвестиций. Так, в 80-е - середине 90-х годов ХХ века для стимулирования объемов и динамики прироста инвестиций государство использовало преференции для иностранных инвесторов, которые включали налоговые льготы и специальные привилегии.

Наиболее распространенные налоговые льготы для предприятий с иностранным капиталом (ПИК) - снижение налога на прибыль и налоговые каникулы. Они доступны для всех ПИК, расположенных в ОЭЗ,  и для ПИК в отраслях, ориентированных на экспорт и использование передовых технологий, расположенных вне ОЭЗ, а также для отечественных компаний без участия иностранного капитала, работающих в ОЭЗ. Для ПИК, работающих в сфере высоких технологий и на экспорт, существуют дополнительные налоговые льготы по перечислению и реинвестированию полученных доходов, им также предоставляются значительные скидки на плату за пользование землей [9].

С апреля 1996 г. происходит отмена таможенных льгот в отношении предприятий, находящихся в СЭЗ. На наш взгляд, причин такого поворота в политике несколько. Первая - удовлетворение требований ВТО. Вторая - объемы накопленных ПИИ и их динамика такова, что способны вызывать своеобразный кумулятивный эффект.

Специалисты обоснованно отмечают, что после накопления некой критической массы  иностранных инвестиций территориям становится намного легче привлекать дополнительный объем капитальных ресурсов, потому что иностранные инвесторы рассматривают  присутствие других  зарубежных предпринимателей в регионе как положительный сигнал [10].

Заметим, что такая потеря таможенных льгот для инвесторов компенсируется государством другими, не менее значимыми мерами: именно в этот период снимается ограничение на создание предприятий, полностью принадлежащих иностранному капиталу, обеспечивается его доступ в более широкий круг отраслей и регионов страны.

5. Концентрация иностранных инвестиций в регионах, представляющих повышенный интерес для самого государства и зарубежных участников. Так, в 1980-х годах ряд занимавших благоприятное географическое положение приморских районов был выделен в экономические зоны (Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу в провинции Гуандун, Сямэнь в провинции Фуцзянь и, позже, -  провинция Хайнань). Они были созданы в качестве буферов для постепенной экономической интеграции Гонконга и Макао в преддверии их воссоединения с материковым Китаем, а перспективе и Тайваня [11]. Среди факторов, благоприятствующих развитию СЭЗ, следует выделить их ориентацию на крупные свободные капиталы, сосредоточенные в Гонконге, Макао, на Тайване, в ряде стран ЮВА.

6. Децентрализация государственных полномочий по поддержке процессов привлечения иностранных инвестиций. Обеспечение экономической самостоятельности властей зон в решении экономических вопросов, гибкая система управления явились важной движущей силой их развития. Так, административное управление экономическими зонами осуществляется Канцелярией Госсовета КНР по делам СЭЗ. Она  контролирует реализацию политики и координирует работу ведомств в отношении зон. Центр устанавливает для СЭЗ несколько директивных показателей: годовой финансовый доход, объем производства и снабжения по важнейшим видам промышленной продукции, стабильные на несколько лет нормативы отчислений в центральный бюджет, лимиты кредитования СП, объем инвестиций в основные фонды [12].

7. Мониторинг результатов деятельности государства по стимулированию процессов привлечения иностранных инвестиций и необходимая коррекция ее содержания. В качестве примера обратим внимание на эволюцию позиции государства относительно экономических зон. К середине 1980-х годов эйфория по поводу зон в Китае сменилась критическим настроем. Несмотря на чрезвычайно высокие темпы роста промышленного производства (в 1985 г. его объем составил 4,86 млрд. юаней, что в 6 раз превысило показатели 1979 г.) и экспорта зон (0,81 млрд. долл. В 1985 г., что в 7 раз больше показателя 1979 г.), им не удалось достичь первоначально намеченных целей, затраты из госбюджета на их развитие существенно превышали привлеченные иностранные инвестиции. Не просматривалась и экспортная ориентация зон: в 1984 г. внутри зон потреблялось 14 % выпускаемой продукции, 66 % ее вывозилось во внутренние районы страны и лишь 20 % шло на экспорт [13].

Таким образом, расчет на быстрое создание в СЭЗ экспортоориентированной экономики не оправдался. Стало очевидно, что на первоначальном этапе затраты на развитие СЭЗ всегда превышают поступления, и для изменения положения, улучшения отраслевой структуры инвестиций, развития производства и расширения экспорта требуется время.

Очередным шагом в деле реализации внешнеэкономической политики Китая стала провозглашенная в 1988 г. Стратегия ускоренного экономического развития приморских районов. Планы создания в этих районах внешнеориентированной экономики отражали общемировую тенденцию переноса трудоемких производств из промышленно развитых государств, а затем и НИС в развивающиеся страны с более дешевой рабочей силой. Конкретно речь шла о развитии трудоемких экспортных отраслей обрабатывающей промышленности и мелкого промышленного производства в сельскохозяйственных районах зон с использованием инвалютной выручки для создания на местах импортозамещающих производств [14].

Предполагалось наладить работу экспортных производств в форме поручительской переработки и сборки, исключительно на привозном сырье, чтобы ослабить нагрузку на внутренние районы по снабжению приморских сырьем и материалами.

Авторы стратегии рассчитывали на то, что массовый приток иностранного капитала в кратчайшие сроки преобразит экономику приморских районов и позволит через горизонтальные хозяйственные связи осуществить передачу внутренним районам техники и технологии, опыта и кадров, дать импульс экономическому развитию страны в целом. Но данное «преображение» носило направленный характер. В Китае запрещены иностранные инвестиции, если это может создать угрозу для государства или подорвать обороноспособность страны. Власти запрещают, жестко ограничивают иностранные инвестиции в секторах, где действует монополия государства (СМИ, производство алкогольных и табачных изделий) [15].

Центральным моментом концепции стало намерение распространить режим открытых экономических районов на все восточное побережье Китая - от провинции Ляонин на севере до острова Хайнань на юге. В 1984 г. четырнадцати городам был придан статус открытых приморских городов, в них были выделены районы технико-экономического развития (к настоящему времени их число достигло 32).

 «Перегрев» экономики в конце 80-х годов, усиление инфляции, обострение структурных диспропорций, дефицит госбюджета значительно осложнили реализацию стратегии развития приморских районов. Ситуация усугублялась сложностями сбыта за рубежом трудоемкой продукции невысокого качества; слабой связью приморских районов, ориентированных на внешний рынок, с внутренними провинциями и углублением разрыва между ними в экономическом развитии; отсутствием единого отношения в руководстве к данной стратегии.

Новый подход китайского руководства к дальнейшему развитию открытых экономических районов заключался в том, чтобы зоны, сохраняя благоприятные условия для привлечения иностранного капитала, переходили на самофинансирование и вносили свой вклад в доходы государства.

Дальнейшее формирование их инфраструктуры должно опираться на собственные ресурсы, а также банковские кредиты, зарубежные инвестиции. Более разборчивой должна стать инвестиционная политика, сориентированная на наиболее эффективные технико- и наукоемкие проекты в приоритетных отраслях (электронной, энергетической, легкой и пищевой промышленности и др.) [16].

Ориентируясь на пример Китая, Индия, Индонезия, Бразилия, Мексика также реализуют политику, направленную на увеличение притока ПИИ в приоритетные отрасли и регионы. С этой целью они начали осуществлять последовательную либерализацию внешней торговли и экономики, в том числе закрепили за иностранцами право приобретать контрольные пакеты акций в секторах, которые ранее были закрытыми: в автомобилестроении, электронике, металлургии, пищевой промышленности, производстве товаров широкого потребления и т.д.[17].

Особого внимания заслуживает опыт создания специализированных государственных агентств по координации процесса привлечения и размещения ПИИ. В частности, на созданное в Индии в 1991 г. Бюро по стимулированию иностранного инвестирования возложены обязанности рассмотрения и одобрения проектов с участием ПИИ, а также дальнейшее стимулирование их притока. Оно также получило функции консультанта правительства в определении приоритетных отраслей, требующих привлечения иностранного капитала. Изначально бюро находилось в непосредственном подчинении главы правительства, что подтверждало значение, придававшееся индийскими властями инвестиционному сотрудничеству с зарубежными партнерами.

Имея широкие полномочия, бюро хорошо зарекомендовало себя в переговорах с иностранными инвесторами. За годы своей деятельности оно получило признание как в Индии, так и за рубежом и доказало жизнеспособность идеи единого государственного органа, занимающегося привлечением зарубежных инвестиций и технологий в приоритетные отрасли национальной экономики. В настоящее время около 90 % всего притока иностранных инвестиций в Индию проходит через бюро, поскольку зарубежные партнеры заинтересованы в предоставляемых им государственных гарантиях. При этом следует особо подчеркнуть, что правительство Индии стремится стимулировать приток ПИИ не только в высокорентабельные и приоритетные отрасли, но и в отсталые районы страны для обеспечения более равномерного географического распределения инвестиций. В рамках этой политики индийские штаты получили большую автономию в решении экономических вопросов и в работе с иностранными партнерами [18].

 

Примером успешного использования иностранных инвестиций может служить Мексика. Изначально ПИИ в эту страну шли из-за возможности производить там с меньшими издержками (прежде всего из-за более низкой стоимости рабочей силы) товары и услуги, которые потом легко могли быть проданы на самом емком в мире - американском рынке. Территория вдоль мексикано-американской границы быстро превратилась в экспортный плацдарм для множества иностранных компаний, поставлявших продукцию легкой промышленности, а также автомобильные и электронные компоненты в США.

Мексиканские власти, в свою очередь, сумели грамотно воспользоваться своим выгодным географическим положением и создали дополнительные конкурентные преимущества для инвестиций в те секторы, развитие которых в наибольшей степени отвечало долгосрочным интересам страны (легкое машиностроение, потребительские товары, химия и фармацевтика и т.д.). И если первоначально приток ПИИ был сосредоточен в основном в регионах, граничащих с США, то сегодня ПИИ распространяются по всей стране. При этом одним из важных побудительных мотивов стало упрощение экспортных требований и равные конкурентные условия по сравнению с местными производителями.

Следует отметить, что наличие рядом со страной-реципиентом ПИИ крупного рынка сбыта существенно расширяет спектр отраслей местной экономики, представляющих интерес для зарубежных инвесторов, ведь иностранцы учитывают выгоды не только местного, но и соседних рынков. Данное обстоятельство весьма благотворно сказывается на отраслевой структуре экономики многих стран с развивающимися рынками, поскольку их более развитые соседи имеют тенденцию потреблять более высокотехнологичные товары. Так в страны-реципиенты ПИИ получают передовые технологии и ноу-хау.

Кроме того, страны с развивающимися рынками традиционно стремятся создавать дополнительные поощрительные условия для ПИИ в тех секторах экономики, которые в наибольшей степени пострадали от кризисного сокращения производства под давлением импорта. Например, в Китае первоначально такими отраслями были легкая промышленность и производство товаров широкого потребления. Позднее акцент сместился на автомобилестроение, легкое машиностроение и высокотехнологичные отрасли (электроника, телекоммуникации, новые материалы, компьютерная техника).

Заслуживает внимания и опыт стран Восточной и Центральной Европы в решении проблем регулирования иностранных инвестиций. Обратимся, в этой связи, к современной практике Венгрии, Польши и Чехии [19]. Ее анализ позволяет выделить в качестве общих моментов государственной политики содействия развитию международного инвестиционного сотрудничества следующие.

1. Иностранным инвесторам гарантируется национальный режим. Это означает, что никаких специальных льгот для иностранных инвесторов не существует, так как названные страны присоединились к антидискриминационным законам Европейского союза. Все льготы доступны для любого инвестора независимо от его национальной принадлежности при условии соответствия инвестора определенным требованиям.                  

2. Деятельность зарубежных инвесторов разрешена практически во всех сферах экономики. Им разрешено приобретать недвижимость, в том числе, земли (за исключением земель сельскохозяйственного назначения). В то же время государство четко фиксирует объекты, в которых доля иностранного инвестора не может доходить до 100 %. В Венгрии, например, к ним относят: а) компании, входящие в перечень стратегических предприятий; б) некоторые отрасли промышленности, связанные с национальной обороной, в) венгерская авиалиния «Малев». В Польше отраслевые законы накладывают следующие ограничения на долю иностранных инвесторов в ряде секторов: на воздушном транспорте - не более 49 %, на радиовещании и телевидении - 33%, в международных телекоммуникациях и игровом бизнесе - 0% [20]

3. Существует дифференциация налоговых льгот для инвесторов, в том числе, иностранных, в зависимости от уровня развития региона. Так, например, расположенные в депрессивных регионах Венгрии (к ним относятся регионы, где уровень безработицы превышает 15 %) предприятия полностью освобождены от уплаты налога на прибыль на срок до 5 лет при условии ежегодного роста продаж на 5 % от объема инвестиций) [21]

Заметим, что вступление названных стран в Европейский союз связано с приведением национального законодательства в соответствии со стандартами этой организации, в частности, с законом «О государственной помощи». Согласно этому закону, применение любой избирательной экономической политики следует соотносить с необходимостью защиты рыночных принципов и свободной конкуренции. Оказание государственной поддержки допускается только в отношении регионов с низким уровнем среднедушевых доходов (менее 75 % от среднего по ЕС ВНП на душу населения), высоким уровнем безработицы или значительными структурными деформациями [22].

Понятно, что в обозримой перспективе предоставление региональных льгот не будет противоречить стандартам ЕС, поскольку в каждой стране есть регионы, соответствующие европейским стандартам допустимости оказания государственной поддержки. 

4. Наличие четких условий оказания государственной  финансовой поддержки инвесторам, в том числе, иностранным. Так, в Польше, чтобы получить эту поддержку, необходимо, чтобы инвестиции отвечали одному из перечисленных ниже условий: объем новых инвестиций должен превышать 10 млн. евро; объем инвестиций в развитие и модернизацию существующего бизнеса должен превышать 500 тыс. евро и должно быть создано 100 или более рабочих мест (50 рабочих мест для инвестиций в приоритетные регионы) на протяжении по крайней мере пяти лет; инвестиции должны обеспечивать внедрение новых технологий, которые позволяют производить современные и конкурентоспособные товары или услуги [23].       

5. Заявительный порядок регистрации предприятий, в том числе, с участием иностранного капитала. Регистрирующий орган обязан обработать заявку о регистрации юридического лица в течение определенного периода времени. В случае отсутствия по истечении этого периода заключения регистрирующего органа компания считается автоматически зарегистрированной. При этом устраняется  необходимость дополнительной регистрации предприятия в налоговых, социальных и иных органах. 

Рассмотренные подходы к активизации иностранных инвестиций в названных странах нужно оценивать в более широком контексте изменений, происходящих в международной экономической деятельности. Суть этих изменений в наиболее общем виде заключается в следующем:

- возникают условия для более легкого доступа к иностранным рынкам, факторам производства за рубежом, широкого выбора способов проникновения на иностранные рынки: торговля, прямое инвестирование, соглашения подрядного типа, франчайзинг;

- расширение рынков создает благоприятные возможности для экономического роста компаний, но в то же время усиливает конкуренцию в региональном и глобальном масштабах, побуждая фирмы к постоянному поддержанию своей конкурентоспособности;

- ТНК получают возможность маневрировать принадлежащими им материальными и нематериальными активами в разных странах, добиваясь их максимально эффективного использования в интересах всей структуры;

- изменяется сравнительное значение разных факторов, влияющих на размещение прямых иностранных инвестиций (так, с общим понижением тарифных и нетарифных барьеров роль данного фактора с позиций его влияния на направление инвестиций уменьшается, в то же время возрастает значение таких факторов, как состояние инфраструктуры, различия в общих издержках, административные и налоговые условия для деятельности иностранного капитала. 

 


[1]  См.: Бергер Я. Использование иностранных инвестиций в Китае / Я. Бергер // Инвестиции в России. - 2004. -  № 3. - С.7. 

[2] См.: Foreign direct investments in China:  some lessons  for other countries // IME policy discussion paper / international  monetary fund . Washington D.C., 2002.

[3] См.: Foreign direct investments in China:  some lessons  for other countries // IME policy discussion paper / international  monetary fund . Washington D.C., 2002.

[4] См.: Бергер Я. Использование иностранных инвестиций в Китае / Я. Бергер // Инвестиции в России. - 2004. -  № 3. - С.7. 

[5] См.: Foreign direct investments in China:  some lessons  for other countries // IME policy discussion paper / international  monetary fund . Washington D.C., 2002.

[6] См.: Елизаветин М. Иностранные инвестиции в России: к вопросу о структуре. - Указ. работа. - С. 21.

[7] См.: Бергер Я. Указ. работа. - С. 10.

[8] См.: Там же.  - С. 9.

[9] См.: Елизаветин М. Указ. работа. - С.9.

[10] См.: Там же.

[11] См.: Политика Китая в области иностранных инвестиций. Техноконсалт, М., 2000. - С. 48.

[12] См.: Карлусов В. Государственная поддержка предпринимательства в условиях вступления Китая в ВТО // Проблемы теории и практики управления. - 2004. - № 3. - С. 25.

[13] http //www.china.org.cn/95-zong/huihuang/6.htm

[14] http //www.china.org.cn/95-zong/huihuang/6.htm

[15] См.: Гончаренко С.С. Локальные СЭЗ по линии СЕВСИББАМ как фактор экономического

роста и безопасности России // Федеративные отношения. - 2004. - № 6. - С. 24.

[16] См.: Коркунов И. Китай на пути интеграции в глобальную экономику  // Проблемы теории и практики управления. - 2003. - № 5. - С. 42.

[17] См.: Елизаветин М. Иностранные инвестиции в России: к вопросу о структуре // Инвестиции в России. - 2004. - № 12. - С.19-23.

[18] См.: Игонина Л.Л. Инвестиции. М.: Экономистъ, 2004. - С. 9-12.

[19] См.: Загородников С. Регулирование прямых иностранных инвестиций в Венгрии, Польше, Чехии / С. Загородников // Инвестиции в России. - 2004. - № 2. - С. 16-22.

[20] См.: Загородников С. Регулирование прямых иностранных инвестиций в Венгрии, Польше, Чехии. - Указ. работа. - С.17, 19.

[21]  См.: Там же. - С.17.

[22] См.: Загородников С. Регулирование прямых иностранных инвестиций в Венгрии, Польше, Чехии. - Указ. работа. - С. 22.

[23] См.: Загородников С. Указ. работа. - С. 20.

 

 

Яндекс цитирования