ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

«Проблемы региональной экономики»

Табачникова М.Б.

Границы организационных изменений

 

Определение  целесообразных границ менеджмента изменений неразрывно связано с вопросом необходимости существования организа­ции как хозяйственной единицы  рынка. На вопросы «почему и зачем су­ществует организация?» наиболее убедительные ответы дает новая институ­циональная теория и ее основатели Р. Коуз, Д. Норт, О. Уильямсон и др.  Еще в 1937 году будущий Нобелевский лауреат Р.Коуз в своей статье «Природа фирмы» закладывает основы  трансакционного подхода к опре­делению границ хозяйственной организации. Основная идея этого подхода заключается в том, что любая осуществляемая на рынке сделка сопровождается издержками установления хозяйственных связей, т.к.  "необходимо проводить переговоры, осуществлять надзор, устанавливать взаимосвязи, устранять разногласия".  Такие издержки Р. Коуз назвал «трансакционными», а границы фирмы, по его мнению, проходят там, где предельные издержки, связанные с использованием рынка, приравниваются к предельным издержкам, связанным с использованием  организации. В современной интерпретации трансакционными считаются и внутрифирменные издержки. Ведь деловое сотрудничество в пределах  организаций также сопровождается трениями и потерями. Согласно неоинституциональному подходу, независимо от того, являются трансакции рыночными или внутренними, их обслуживание является затратной процедурой.

Продолжая анализ Коуза и анализируя современную ситуацию, можно предложить следующую классификацию трансакционных издержек:

1)  издержки поиска информации - затраты времени  и ресурсов на получение и обработку информации о ценах, об интересующих товарах и услугах, об имеющихся поставщиках и потребителях;

2) издержки ведения переговоров и отладку механизмов согласования  участников бизнеса;

3) издержки измерения количества и качества вступающих в обмен товаров и услуг - затраты на промеры, измерительную технику, потери от остающихся ошибок и неточностей;

4) издержки по спецификации и защите прав собственности - расходы на содержание судов, арбитража, органов государственного управления, составления контрактов, а также затраты времени и ресурсов, необходимые для восстановления нарушенных прав;
    5) издержки оппортунистического поведения участников[1];

6) потери, связанные с утратой или невостребованностью части вновь созданной стоимости из-за несовершенства механизмов производства и скорости возникновения новых технологий.

Развивая трансакционный подход Коуза, сторонники «неоинституциализма» предлагают различные варианты определения сущности и границ фирмы. Меклинг и М. Дженсен определили фирму как "сеть контрактов" (в своей статье 1976 г.). Проблема фирмы понимается ими как проблема выбора оптимальной контрактной формы, обеспечивающей максимальную экономию на трансакционных издержках. Задача сводится к выработке таких контрактов, которые были бы лучше всего приспособлены к особенностям каждой конкретной сделки.

Актуальность выводов, сделанных учеными еще в 1976 году, подтверждается современностью - контракты  усложняются и модифицируются под каждого клиента, появляются «производные контракты» или «контракты на контракты».  

Особый вклад в развитие институциональной теории фирмы внес О.Вильямсон. Прежде всего, он уточнил представление о трансакционных издержках, как издержках, связанных с функционированием специфических активов. К специфическим активам Вильямсон относит такого рода инвестиции, которые приспособлены к взаимоотношениям с определенным партнером и являются невозвратными. Например, инвестиции в месторасположение одного предприятия вблизи другого, инвестиции в оборудование, предназначенное для обработки деталей только одного вида, а также инвестиции в человеческий капитал - приспособление навыков, знаний и квалификации работника к производственным задачам данной фирмы.  По мнению О. Уильямсона, фирма обеспечивает более надежную защиту специфических ресурсов от "вымогательства" и позволяет их владельцам быстрее приспосабливаться к непредвиденным изменениям. Это - лейтмотив его концепции. Однако лучшая адаптация достигается ценой ослабления стимулов. По выражению О. Уильямсона, если на рынке действуют стимулы "высокой мощности", то в фирме - стимулы "слабой мощности". Границы фирмы проходят  там, где выгоды от лучшей адаптации и большей защищенности специфических активов уравновешиваются потерями от ослабления стимулов.

Тема защищенности, исследования и развития специфических активов легла  в основу целой школы стратегического менеджмента-  школы внутренних способностей и компетенций.

Организация, в концепции «неоинституциализма», является орудием  экономии трансакционных издержек. Такое разъяснение ее  сущности позволяет отделить бизнес от организации, т.е. форму от содержания. Бизнес - первичен, стремление его развивать и сохранять порождает трансакционные издержки. Построение организации позволяет сокращать внешние трансакционные издержки[2]. И если экономическая цель бизнеса  лежит в сфере максимизации прибыли, дохода, объема продаж и т.д., то  экономической целью организации является минимизация трансакционных издержек.

 Отсюда, логично  и границы целесообразности  проведения организационных изменений    сопоставлять с суммой   издержек. Любое качество организационных перемен закономерно  влечет за собой отклонение в суммарном объеме трансакционных издержек, определяя тем самым  «цену изменения»[3]. Сверху эта цена ограничена прибыльностью бизнеса организации. Следовательно, допустимая граница лежит в точке совпадения предельной цены изменения и предельной эффективности  бизнеса. Когда сумма трансакционных издержек с учетом «цены изменения» превышает эффективность бизнеса, возникает вопрос целесообразности проведения изменений в организации. Разрешение вопроса - это либо отказ от изменения, либо трансформация в новую организационную  форму,  обеспечивающую  снижение  трансакционных издержек, а, следовательно,  большую функциональность  организации.

 

 


[1] Различают две его основных формы:

"Отлынивание" (shirking): оно возникает при асимметрии информации, когда агент точно знает, сколько им затрачено усилий, а принципал имеет об этом лишь приблизительное представление (так называемая ситуация "скрытого действия"). В таком случае возникает и стимул, и возможность работать не с полной отдачей. Особенно остро встает эта проблема, когда люди работают сообща ("командой") и личный вклад каждого определить очень трудно.

"Вымогательство" (holding-up): оно наблюдается в тех случаях, когда какой-либо агент обладает ресурсом, специально приспособленным для использования в данной "команде" и не имеющим высокой ценности вне нее.  У остальных участников появляется тогда возможность претендовать на часть дохода (квази-ренту) от этого ресурса, угрожая его владельцу разрывом отношений, если тот откажется с ними поделиться. Угроза "вымогательства" подрывает стимулы к инвестированию в уникальные активы.

[2] О значении подобной экономии можно судить по результатам, полученным при анализе изготовления крупных морских судов в США. Для создания такого судна необходимы, как было установлено, 74 компонента. Из них 43 производились самими судостроительными фирмами, 31 -  приобретался "на стороне". Средняя стоимость одного компонента составляла около 50 тыс. долл. Анализ показал, что если бы все компоненты производились внутри фирм, их средняя стоимость возросла бы на треть, а если бы все они приобретались через рынок - то почти вдвое.

 

[3] Цена может быть и отрицательной, если изменение позволяет экономить на трансакционных издержках.

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100