Обучение

Learning

Образование

Education

Исследования

Research

Комментарии

Commentaries

e-mail: info@lerc.ru
блог: lerc.livejournal.com

«Проблемы региональной экономики»

Вестник №22

16.10.2016

Корчагин Ю.А.

О ВЫХОДЕ ВОРОНЕЖА ИЗ БЮДЖЕТНОГО КРИЗИСА

16.10.2016

Логунов В.Н.

ОБ ИНВЕСТИЦИОННОМ МЕХАНИЗМЕ ЭКОНОМИКИ РОССИИ

16.10.2016

Рисин И.Е., Баринова Е.В.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ДИНАМИКА ИЗМЕНЕНИЙ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОСНОВЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

16.10.2016

Брянцева Л.В, Полозова А.Н.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СБАЛАНСИРОВАННОГО УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ ПРОМЫШЛЕННО-ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ПОДСИСТЕМ АПК

16.10.2016

Овчинникова Т.И., Гостева Г.В.

ФОРМИРОВАНИЕ МАРКЕТИНГОВОЙ СТРАТЕГИИ

16.10.2016

Брянцева Л.В.

СБАЛАНСИРОВАННОЕ УПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ ОРГАНИЗАЦИЙ: КОНЦЕПЦИЯ И СТРАТЕГИЯ

16.10.2016

Рисин И.Е., Миронов О.П.

СОВРЕМЕННЫЙ РОССИЙСКИЙ ГОРОД КАК ОБЪЕКТ И СУБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

16.10.2016

Овчинникова Т.И., Попов М.В.

СИНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДА В УПРАВЛЕНИИ КОРПОРАЦИЯМИ

16.10.2016

Овчинникова Т. И., Скопенкова А. В.

МЕТОДИКА ПЛАНИРОВАНИЯ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ

16.10.2016

Совик Л.Е., Федосенко Л.В.

ДОХОДНОСТЬ И РИСКИ ИНВЕСТИЦИЙ В ПРЕДПРИЯТИЕ РЫБНОЙ ОТРАСЛИ

16.10.2016

Корчагин Ю.А.

О СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ РОССИИ

Рисин И.Е., Миронов О.П.16.10.2016

СОВРЕМЕННЫЙ РОССИЙСКИЙ ГОРОД КАК ОБЪЕКТ И СУБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

 

       Россия входит в группу стран с высокой степенью урбанизации: начиная с 1989 г. и по настоящее время устойчиво воспроизводится доля городского населения, равная 73 % [1]. Заметим, что уровень урбанизации в России неоднороден: в 2004 г. доля городского населения в Центральном Федеральном округе составила - 80,2 %, Северо-Западный - 82,4 %, Южный - 57,5 %, Приволжский - 70,9 %, Уральский - 80,9 %, Сибирский - 59,5 % [2].

       За последние 15 лет количество городов в России изменилось незначительно. Если в 1989 г. их общее число составляло 1037, то в 2004 г. - 1097 (рост 105,7 %) [3].  В то же время вырос удельный вес малых городов (до 20,0 тыс. жителей) с 33,6 % до 37,6 %, сократилась доля городов средних (с численностью до 100,0 тыс. чел.) с 50,4 % до 47,3 % и крупных (до 1,0 млн. чел.) с 14,8 % до  13,9 %, осталась неизменной доля городов-миллионников - 1,2 % [4].

       Как считают специалисты, именно преодоление рубежа в 100,0 тыс. жителей, делает городское поселение относительно полноценным городом. Рубеж в 1 млн жителей обычно знаменует развертывание города в крупнейшую агломерацию [5].

       Хотя доля крупных и городов-миллионников составляет в России 15,1 %, в них концентрируется основная масса городских жителей - 71,0 %.  Иными словами, именно в них сосредоточен основной трудовой, предпринимательский, креативный ресурс экономики страны, что изначально предопределяет приоритетное к ним внимание.

       Применение системного подхода позволяет рассматривать город, во-первых, как особую территориальную социально-экономическую систему, обладающую необходимой целостностью, во-вторых, как подсистему более крупных систем.

       Объективную основу социально-экономического развития города формируют факторы его внутренней и внешней среды, использование которых оказывается в компетенции представляющих разные системы субъектов, каждый из которых преследует свои интересы и обладает вполне определенным инструментарием воздействия на состояние и динамику города.

       Для внешних субъектов город  является объектом политики, реализация которой может иметь разные для него последствия, ограничивая или способствуя достижению его собственных целей. Поэтому оценка характера взаимодействия города с другими системами оказывается необходимой для определения потенциала его развития и разработки необходимого экономико-организационного обеспечения, блокирующего (или ограничивающего) внешние угрозы или реализующего дополнительные возможности, создаваемые системами более высокого уровня.

       Современный город включен в качестве подсистемы в национальную, региональную, мировую социально-экономическую системы, каждая из которых имеет несколько групп влияния на городское развитие.

       Полагаем, что для определения роли первой необходимо выделение в качестве участников федерального центра, естественных монополий национального уровня, а также бизнес-групп, имеющих межрегиональную основу.   

       Главным в деятельности федерального центра является обеспечение целостности государства, для чего он использует различные институты (политические, экономические, правовые и др.). На федеральном уровне разрабатывается и утверждается нормативно-правовая база государственной социально-экономической политики, принимаются основные законы, ее реализующие, формируется система взаимоотношений между субъектами разного уровня. Здесь же утверждается государственный бюджет, содержащий в своей расходной части статьи централизованного финансирования этой политики; перечни категорий населения, за социальную защиту и социальное обеспечение которых несет ответственность соответствующий уровень власти и управления. 

       Заметим, что влияние федерального центра охватывает и другие факторы, определяющие потенциал городского развития. Так, формируя внешнеэкономическую политику, государство может стимулировать приток иностранных инвестиций, определяя задачи миграционной политики - содействовать притоку квалифицированной рабочей силы на определенные территории страны, проводя реформу местного самоуправления - изменять компетенцию, а соответственно, организационно-правовые и экономические возможности местных органов власти. В этом контексте, очевидно, что город выступает как объект политики,  проводимой федеральным центром. 

       Существенно воздействие на развитие города и других субъектов этой системы. Так, естественные монополии общероссийского уровня, реализуя свою производственную, товарную и тарифную политику влияют на уровень жизни местного населения, спрос хозяйствующих субъектов-потребителей их продукции.

       Наряду с естественными монополиями в современной России заметное влияние на развитие городов оказывает крупный частный бизнес, представленный, прежде всего, финансово-промышленными группами, а также ведущими трансрегиональными компаниями [6].

       Исследователи обоснованно отмечают, что для нынешнего этапа роста экономического и политического влияния крупного бизнеса характерен переход к долгосрочному бизнес-планированию [7]. Оно позволяет определять стратегические цели развития бизнеса, механизм их достижения, а соответственно, выстраивать политику расширения территориальной экспансии. В рамках этой политики бизнес определяет направления и инструменты своего влияния на соответствующую территорию.

       Понятно, что отнесенность региона, его городов к зонам влияния крупного бизнеса является значимым фактором долговременного развития территории. Заметим, что это не означает однозначно позитивной оценки его действия. Как свидетельствует практика, крупный бизнес, с одной стороны, содействует росту занятости, повышению платежеспособного спроса домохозяйств, поставляющих ему трудовой ресурс, с другой, способен экспортировать значительную часть прибавочной стоимости, в том числе, основную долю налогов, в иные точки экономического пространства России [8].

       На социально-экономическое состояние и развитие города оказывает влияние и другая система - региональная. Субъект Российской Федерации в процессе осуществления своей социально-экономической политики решает задачи обеспечения комплексного, сбалансированного социально-экономического развития региона, в том числе, выравнивания уровня развития его муниципальных образований. При этом конкретизируются и наполняются специфическим содержанием те или иные решения федерального центра и вырабатываются механизмы их привязки к региональным условиям.

      Следует отметить, что социально-экономическая политика субъекта федерации не сводится к простой трансляции и исполнению решений федерального уровня. Имея собственные законодательство, налоговые и бюджетные механизмы, регион способен проводить более многообразную социально-экономическую политику за счет расширения состава сфер и форм воздействия, установления более благоприятных условий жизнедеятельности тех или иных групп экономических субъектов.

       Очевидно, что цели государственной и региональной политики в их привязке к возможностям муниципального образования входят в содержание его целевой функции. В этой связи, полагаем ошибочной позицию В. Мищенко, который, рассматривая городскую экономику как объект хозяйствования, абсолютизирует тезис о том, что ее цели и задачи отличаются от целей и задач других субъектов государственного регулирования экономики [9]. Напротив, целевые установки субъектов систем более высокого уровня должны быть учтены и реализованы (в рамках имеющихся возможностей) на подсистемном уровне. Иначе невозможно обеспечить целостность большой системы в процессе ее развития.  

       Региональные власти имеют множество сфер и форм воздействия на состояние и социально-экономическую динамику города. Они способны, во-первых, вводя в действие новые региональные законы, создавать более благоприятную институциональную среду для развития бизнеса.

       Во-вторых, улучшая инвестиционный климат в регионе, предоставляя гарантии крупному бизнесу, в том числе, иностранному, стимулировать приток инвестиций.

       В-третьих, корректируя ставки регулирующих налогов, изменять состав и структуру финансовых ресурсов города.

       В-четвертых, реализуя региональные программы поддержки малого и среднего бизнеса, содействовать появлению новых точек роста городской экономики, а соответственно, увеличению занятости и доходов населения.

       В-пятых, осуществляя меры по обеспечению устойчивого функционирования социальной инфраструктуры, селективной финансовой поддержке социально уязвимых слоев населения, способствовать адаптации бюджетных организаций и части домохозяйств города к условиям рыночной среды.   

       Исследователи обоснованно отмечают, что местный уровень призван еще в большей степени конкретизировать методы, способы и механизмы достижения целей, определенных в рамках федеральной и региональной социальной политики, привязать их к особенностям тех или иных муниципальных образований, учесть специфику демографических, экологических, ресурсных и прочих характеристик последних. Местная социально-экономическая политика должна представлять собой некое комплексное многослойное образование, стержнем которого являются требования федерального уровня. На них накладываются региональные требования, и вся эта система на местном уровне дополняется решениями и мероприятиями, расширяющими объектный ареал социально-экономической политики.

       Одним из требований к политике муниципального уровня названные авторы справедливо определяют развитие общесистемных принципов конкурентности и повышения степени интеграции. Заметим, что интеграция не ограничивается только национальной системой хозяйствования. В современных условиях процессы глобализации становятся  объективным основанием для появления сфер влияния мировой социально-экономической системы на процессы развития и хозяйственного использования потенциала города. 

       А. Гранберг утверждает, что экономика России представляет собой многорегиональный организм, функционирующий на основе вертикальных (центр - регионы) и межрегиональных, горизонтальных связей и входящий в систему мирохозяйственных отношений [10].

       По нашему мнению, экономика страны включена в мировую систему хозяйства не только на национальном и региональном, но и муниципальном уровнях.  

       Для оценки влияния мировой социально-экономической системы на процессы функционирования и развития города полагаем целесообразным выделение в качестве основных ее участников транснациональных компаний (ТНК), других инвесторов, международных организаций.

       Роль первых зависит от характера проводимой ими политики, реализуемых управленческих стратегий, объемов и структуры инвестиций. Так, если предприятия, хозяйственная деятельность которых осуществляется в границах города, становятся объектом прямых иностранных инвестиций, то местная экономика может получить потенциально несколько эффектов.

       В их числе: рост занятости, повышение уровня доходов населения, расширение налоговой базы муниципального бюджета, появление (расширение) инновационной составляющей бизнес-процессов, повышение конкурентоспособности выпускаемой на них продукции, развитие человеческого капитала посредством усвоения работниками новых знаний и практических навыков, внедрение апробированных в мировой практике эффективных процессов  и структур управления и др. 

       Немаловажное значение приобретает также возможность использования предприятиями-реципиентами инфраструктуры инвестора для выхода на мировые рынки товаров и услуг. 

       Для города, имеющего сеть высших учебных заведений, влияние мировой социально-экономической системы может иметь и другую сферу, когда объектом инвестирования являются образовательные услуги, оказываемые иностранным гражданам [11]

       Воздействие международных организаций на динамику развития города имеет ограниченный диапазон и состав форм. Оно осуществляется преимущественно посредством кредитов, предоставляемых предприятиям и учреждениям города международными финансовыми организациями: Мировым банком, Европейским банком реконструкции и развития и т.п.; выделения грантов на научные исследования и образовательную деятельность  различного рода фондами и иными институциональными инвесторами: Институт «Открытое общество» (Фонд Сороса), Институт имени Кеннана, Корпорация Карнеги, Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак Артуров и др. 

       В последнее время  объектом воздействия становятся финансовые системы региона, муниципальных образований. Анализ практики свидетельствует о том, что важным рычагом увеличения капитализации некоторых региональных банков стали финансовые ресурсы специализированных международных финансовых структур.

       Первыми примерами в этом направлении стали приобретения значительных пакетов акций таких банков в Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Краснодаре Европейским Банком Реконструкции и Развития (ЕБРР). Это позволило включить крупнейшие местные банки в достаточно масштабные программы кредитования малого бизнеса.

       Интеграция городов в мировую хозяйственную систему, особенно в условиях снятия неоправданных политических и юридических ограничений со стороны центральных и региональных органов власти, способствует их социально-экономическому развитию.

       Н. Ливенцев, Я. Лисоволик отмечают, что в российских условиях отсутствие мобильности факторов производства и недостаточная гибкость экономики регионов предопределили затяжной характер в них экономического спада. С этой точки зрения внешнеторговая либерализация в связи со вступлением в ВТО важна для придания динамизма экономике в регионах [12].

       По нашему мнению, такой вывод можно распространить и на город. Другое дело, что для использования позитивных моментов глобализации и ограничения негативных потребуется хорошо обоснованная социально-экономическая политика, балансирующая интересы города и внешних субъектов, оказывающих на него влияние. 

       Такая политика, на наш взгляд, должна предусматривать активную роль города. В этом смысле заслуживает внимания тезис Л. Евстигнеевой и Р. Евстигнеева о новом характере регионализма, который отличается от старого тем, что  реализуется, как правило, снизу, а не сверху; важной его особенностью является экстравертность - поиск оптимальных  способов адаптации его участников к глобальным процессам. 

       Они справедливо отмечают, что глобализация, характерная для второй половины ХХ века, заменяется глобализацией синергетического типа, принципиально изменяющей роль региональных (и вообще субфедеральных) органов власти [13].

       На наш взгляд, глобализация, как развивающееся явление сквозного действия на всей территории страны (конечно, следует учитывать разность скоростного режима и силу ее  влияния в разных регионах) обусловливает потребность и в изменении роли органов местного самоуправления, ответственных за адекватную реакцию города на возможности и последствия, создаваемые названным феноменом. 

       Выявленные основные векторы и сферы влияния систем более высокого уровня на город свидетельствуют о зависимости его состояния и перспектив развития от характера и содержания политик, реализуемых  субъектами названных систем. Они формируют также поле теоретического анализа, необходимого для полноценного учета внешних факторов при обосновании политики,   субъектом которой является сам город.        

       Обратим внимание на объективные предпосылки ее разработки и реализации. Исходной является признание государством местного самоуправления в качестве самостоятельной формы осуществления народом принадлежащей ему власти. В соответствии с законодательством Российской Федерации, местное самоуправление определяется как самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через  органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения[14].

       Хотя компетенция местного самоуправления четко прописана, тем не менее, ее содержательная характеристика могла бы быть более развернутой.

       Хотя  в действующем федеральном законе № 131 зафиксирован достаточно представительный состав вопросов местного значения, все они являются стандартными (например, формирование, утверждение и исполнение бюджета, организация электро- , тепло-, газо- и водоснабжения, содержание автомобильных дорог, организация охраны общественного порядка, создание условий для организации досуга  и др.) [15]

       Между тем, управление развитием любой системы, в том числе, городом, призвано решать и другие типы вопросов. В этой связи, интересны результаты исследования, проведенного В.С. Боголюбовым, который установил, что по мере удаления горизонтов планирования увеличивается удельный вес неструктурированных и слабо структурированных проблем, что в значительной степени связано с вероятностным характером процессов развития. Так, при управлении функционированием крупного города доля стандартных и хорошо структурированных проблем составляет более 65 %, при управлении развитием в рамках пятилетнего интервала она  снижается до 40 %, десятилетнего периода - 30 % [16]. Соответственно возрастает значение слабо структурированных и неструктурированных  проблем.

       Заслуживает внимания и другой его вывод: с увеличением масштабов города уменьшается доля стандартных проблем и увеличивается удельный вес более сложных [17].

       Очевидно, что разработка политики социально-экономического развития города связана преимущественно с решением нестандартных задач: обоснованием новых точек экономического роста, нетрадиционных источников финансовых ресурсов и др. 

       Другой предпосылкой обеспечения роли города как субъекта социально-экономической политики, выступает экономическая основа местного самоуправления, т.е. находящееся в муниципальной собственности имущество, средства местного бюджета, а также имущественные права муниципального образования [18]

       В состав муниципального имущества входят: жилищный фонд социального использования, муниципальные земли и другие природные ресурсы, автомобильные дороги общего пользования, мосты и иные транспортные инженерные сооружения, пассажирский транспорт и др.[19]

       Следует обратить внимание на то, что развитие этой предпосылки может быть, как усилено государством, так и ограничено им. Например, изменяя состав налоговых доходов местных бюджетов, нормативы отчислений от федеральных и региональных регулирующих налогов и сборов, оно может существенно влиять на объем и структуру финансовых ресурсов муниципальных образований, в том числе, городов [20].

       Полагаем, что перечень приведенных объективных оснований роли города как субъекта социально-экономической политики должен быть расширен, поскольку экономические и социальные возможности города определяются не только уровнем развития и использования муниципальной собственности. Функционирующее на его территории местное хозяйство является сферой действия разных экономических субъектов - домохозяйств, предпринимателей частного, смешанного и публичного секторов экономики.

       В этой связи, совершенно обоснованно утверждение Т. Авдеевой о том, что местное хозяйство есть совокупность отношений между предприятиями разных форм собственности, домохозяйствами, местным правительством на основе общности их социальных и экономических интересов [21]. Такой же подход по существу реализует и Ю. Маленков, полагая, что экономику местного самоуправления образуют все организации и объекты, на которые прямо или косвенно могут влиять органы местного самоуправления [22].

       Сходное понимание муниципальной экономики и у Е. Иванова, по мнению которого ее предметом является деятельность органов местного самоуправления и хозяйствующих субъектов по организации эффективного использования всех экономических ресурсов территории для обеспечения населения муниципального образования необходимым для жизнедеятельности набором благ [23].

       Очевидно, что инициирование и стимулирование у разных экономических субъектов заинтересованности в решении ключевых вопросов городского развития способно расширить его ресурсную базу.

       Так, местные займы под реализацию программ жилищного строительства  могут  содействовать процессам конвертации сбережений домохозяйств в необходимые инвестиционные ресурсы, используемые, в том числе, на благоустройство селитебной части города; улучшить возможности городских властей в решении задачи переселения жителей из аварийных домов в новые и др.

       Реализация органами местного самоуправления целевых программ создания (расширения действующих) городских кластеров [24] позволяет увеличить занятость населения, повысить уровень использования производственных мощностей участников кластера и организаций его инфраструктуры, расширить номенклатуру и обновить продукцию, реализующую конкурентные преимущества предприятий города и т.д.

       По той же логике можно считать, что в той степени, в которой органы местного самоуправления могут задействовать для решения городских проблем ресурсы, принадлежащие иностранному инвестору, их оправданно рассматривать как существенный параметр местного хозяйства. 

       Объективным основанием актуализации роли города как субъекта социально-экономической политики выступает развивающаяся в экономическом пространстве страны конкуренция, участниками которой становятся отдельные регионы, муниципальные образования. Предмет конкуренции - объемы и структура государственной финансовой поддержки территорий, частные, в том числе, иностранные инвестиции, высококвалифицированная рабочая сила, юридические адреса крупных компаний и др. 

       На усиление роли этой предпосылки формирования политики городского развития воздействуют новые факторы урбанизации, определяемые конкурентными преимуществами муниципальных образований. По мнению В. Ефимова и Ю.Честнова, к ним относятся: наличие эффективных производств и возможность трудоустройства; многофункциональность; выгодность географического положения; благоприятность природно-климатических условий; соразмерная стоимость и качество жизни; развитость городских инфраструктур жизнеобеспечения; инвестиционная привлекательность [25].

       Поэтому каждый город должен позиционировать себя, разрабатывая и осуществляя политику, усиливающую его положение на рынках ресурсов, позиции в управленческих структурах федерального центра и региона, ответственных за планирование и распределение ресурсов федерального и субфедерального бюджетов.

       Важен и другой момент: усиление регионализации, перемещение все большего числа полномочий из центра на территории предопределяет повышение роли местных сообществ в детерминации состояния и динамики национальной экономики.

       Т. Авдеева обоснованно отмечает, что функционирование национальной экономики в целом зависит от способности более мелких единиц совместно управлять ресурсами в конкуренции друг с другом [26].

       Определяя город в качестве субъекта социально-экономической политики, важно учесть сложную структуру этого субъекта [27]. Понятно, что наиболее заметным его представителем выступают органы местного самоуправления, которые призваны инициировать и координировать разработку названной политики, обеспечивать ее продуктивную реализацию, осуществлять мониторинг результатов и др.

       По нашему мнению, качественный уровень процессов разработки и реализации политики развития города определяется деятельностью и других ее потенциальных участников [28]. Полагаем возможным выделить следующие основные группы влияния:

       1. Домохозяйства, в спектре интересов которых доминируют социальные (поддержка малоимущих, рост занятости, льготы по тарифам на коммунальные услуги, работа общественного транспорта, качество и объем услуг муниципальных учреждений здравоохранения, образования и культуры, состояние экологии и др.).

       Важные характеристики этих интересов - однонаправленность и противоречивость (поскольку всегда ограничена ресурсная база их реализации, поэтому придание приоритета одним интересам означает ограничение возможностей для удовлетворения других).

       2. Бизнес, дислоцированный на территории города, оказывающий (или способный в перспективе оказывать) существенное воздействие на его социально-экономическое состояние и перспективы развития. 

       Интересы его представителей связаны с конкуренцией за более благоприятные условия взаимодействия с местной властью (аренда муниципальной недвижимости на льготных условиях, налоговые преференции и др.).

       Понятно, что множественность бизнес-единиц изначально предполагает ориентацию городских властей на учет интересов отдельных видов бизнеса, значимых для территории (малый, средний, крупный; инновационный; экпортоориентированный и др.).

       3. Третий сектор, который образуют организации, находящиеся в собственности и управлении частных лиц, но функционирующие с целью удовлетворения общественных или социальных нужд [29]. К нему относят различного рода некоммерческие организации [30].

       Их интересы связаны преимущественно с функционированием объектов социальной инфраструктуры (например, высших учебных заведений), удовлетворением потребностей членов этих организаций и их семей в спорте, туризме, отдыхе и др.

       4. Профессиональные или иные общественные объединения (профсоюзы, торгово-промышленные палаты и др.), выражающие общие интересы их ассоциированных членов.

       Важно отметить, что институционализация социального партнерства в стране привела к появлению  организационной формы (территориальные соглашения), роль которой состоит в выявлении и солидарной реализации общих интересов профсоюза, бизнеса, государственных и местных органов власти [31].         

 


[1] См.: Российский статистический ежегодник. 2004: Стат. сб./ Росстат. - М., 2005. - С.77.

[2] Рассчитано нами по: Российский статистический ежегодник. 2004. - Указ. работа. - С.77-81.

[3] Заметим, что за рубежом используются другие критерии идентификации города. Так, в США к городам относятся все поселения с населением от 2,5 тыс. чел., во Франции - все коммуны (низшая единица административного деления), если в их центре живет более 2 тыс. чел. Критерии численности населения для отнесения к городу весьма разнообразны: 200 жителей в Исландии, Швеции. Норвегии, 400 - в Албании, 1000 - в Австралии, 2000 - в Германии, Нидерландах, Израиле, 2500 - в Мексике, 5000 - в Австралии и Чехии, 10000 - в Италии, Испании, Португалии. (См.: Пивоваров Ю.Л. Основы геоурбанистики. М., 1999. - С. 93).

[4] Рассчитано по данным: Российский статистический ежегодник. 2004. - Указ. работа. - С.99.

[5]  См.: Региональная инвестиционная политика: от эксперимента к практике // Материалы экономического форума Центрального федерального округа. Тамбов, 2001. - 119 с.; Федоров Н.В. Прогнозирование социально-экономического развития регионов Российской Федерации. Н.В.Федоров, Л.П. Кураков. М., 1998. - 688 с.

 

[6] По мнению Я. Паппэ крупные компании с объемом продаж от 100 до 500 млн долл. имеют достаточные лоббистские, финансовые, информационные и иные ресурсы для влияния в регионе (См.: Паппэ Я. Новая субъектность российского крупного бизнеса (2002-2003) / Я. Паппэ: Доклад в Московском Центре Карнеги 28 мая 2003. - С.3).   

[7] См.: Институциональная модернизация российской экономики: территориальный аспект / Под ред. А.Г.Дружинина и В.Е.Шувалова. - Ростов н/Д: Изд-во Ростовского университета, 2004. - С.77.

[8] Напомним, что почти все крупные бизнес-группы имеют «московскую прописку».

[9] См.: Мишенко В. Государственное регулирование развития городской экономики / В.Мищенко // В.Г. Мищенко / Муниципальная экономика. - 2003. - №1. - С.3.

[10] См.: Гранберг А. Стратегия территориального социально-экономического развития России: от идеи к реализации / А. Гранберг   // Вопросы экономики. - 2001. - № 9. - С. 15.

[11] Об актуализации этой сферы инвестиций, особо значимых для городов - вузовских центров, опубликовано немало работ. В их числе: Рисин И.Е. Проблемы внешнеэкономической деятельности высших учебных заведений в регионе / И.Е. Рисин, А.С. Ежиков // Актуальные проблемы региональной экономики и территориального управления. - Указ. работа. - С.168-172; Гуткова А.Н. Политика привлечения иностранных инвестиций в высшую школу как фактор социально-экономического развития региона  / А.Н. Гуткова // Актуальные проблемы региональной экономики и территориального управления. - Указ. работа. - С.179-180; Стратегия привлечения инвестиций в высшую школу России. Сб. статей / Под ред. И.Е. Рисина, И.Н. Зорникова. - Воронеж: Воронежский государственный университет, 2004. - 156 с.  и др.   

[12] См.:  Ливенцев Н. Региональные аспекты присоединения России к  ВТО / Н. Ливенцев,

Я. Лисоволик  // Мировая экономика и международные отношения. - 2002. -  № 5.  - С. 53.

[13] См.: Евстигнеева Л. Субфедеральные аспекты глобализации / Л. Евстигнеева, Р.Евстигнеев //  Вопросы экономики. - 2003. - № 5. - С. 50-52.

[14] См.: «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Федеральный закон от 6 октября 2003 года №131-ФЗ. - М.: Книга сервис, 2005. - Ст. 2. - С. 3.

[15] См.: «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Федеральный закон от 6 октября 2003 года №131-ФЗ. - Указ. работа. - С.13-19.

[16] См.: Боголюбов В.С. Методологические основы управления современным крупным городом / В.С.Боголюбов // Автореф. ... дисс. докт. экон. наук. - Санкт-Петербург, 1999. - С.12.

[17] См.: Боголюбов В.С. Методологические основы управления современным крупным городом. - Указ. работа. - С.11.

[18] См.: «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Федеральный закон от 6 октября 2003 года №131-ФЗ. - Указ. работа. - Ст. 49. - С.45. 

[19] См.: Там же. - С. 45- 47.

[20] См.: Бюджетный кодекс Российской Федерации. - М.: ЭЛИТ, 2005. - Ст.58. - С. 27-28.

[21] См.: Авдеева Т.Т. Социально-экономическое развитие местного сообщества: теоретико-методологические основы / Т.Т.Авдеева // Автореф. дисс. ... докт. экон. наук. - Краснодар, 2001. - С. 25.

[22] См.: Маленков Ю. Муниципальный менеджмент: работа над ошибками / Ю.Маленков // Муниципальная власть. - 2000. - № 5. - С.8.

[23] См.: Иванов Е. Факторы социально-экономического развития муниципального образования как объект управления инвестициями / Е.Иванов // Муниципальная экономика. - 2004. - №1. - С.5.

[24] По мнению М. Портера - разработчика теории кластеров, кластер представляет собой сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний, конкурирующих, но вместе ведущих совместную работу (См.: Портер М. Конкуренция. Санкт-Петербург. М.. Киев: ИД Вильямс, 2001. - С. 205-206).

[25] См.: Ефимов В. Социально-экономическая привлекательность российских городов: сравнительный анализ / В.Ефимов, Ю.Честнов // Городское управление. - 2003. - № 11. - С.30.

[26] См.: Авдеева Т.Т. - Указ. работа. - С. 28.

[27]  Необходимость учета неоднородности городского сообщества отмечена многими исследователями (См., например: Антонова О.В. Социальные основы местного самоуправления в крупном городе / О.В. Антонова // Городское управление. - 2002. - № 7. - С.81. 

[28] Заметим, что отдельные исследователи полагают достаточным выделение в качестве субъекта только местных органов (См., например: Галеев Е.В. Формирование стратегии экономического развития городского муниципального образования / Е.В. Галеев // Автореф. дисс. ... канд. экон. наук. - Ставрополь, 2004. - С.13).  На наш взгляд, такой вывод справедлив только, как констатация существующей практики управления развитием муниципальных образований. 

[29] См.: Osborn D. , Gabler T.  Reinventing Government  How the Entrepreneurial Spirit is Transforming the Public Sector.  Penguin Books .   N. Y., 1993. -  P. 43.

[30] Их статус впервые определен в Гражданском кодексе Российской Федерации (См.: Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть первая. - Официальное издание. - М.: Юрид. Лит., 1994. - Ст. 50. - С. 28.

[31] См.: Трудовой кодекс Российской Федерации. Официальный текст. - М.: НОРМА, 2002. - Ст.45. - С. 29-30.

 

Яндекс цитирования