ЦИРЭ: Центр исследований региональной экономики

LERC: local economics research center

e-mail: info@lerc.ru

«Проблемы региональной экономики»

Рисин И.Е., Рыжкова Л.А.

Особенности развития высшей школы России

 

Для выявления основных тенденций и особенностей развития высшей школы используем статистическую базу, отражающую состояние и динамику развития высшего образования в России, ее регионах.

Ее анализ позволяет, прежде всего, зафиксировать заметный  рост общего числа высших учебных заведений: с 514 (1990/91 уч.г.) до 1108 (2007/08 уч.г.), т.е. в 2,15, численности студентов в 2,64 раза[1].

       Отметим, что система образования, обеспечивая подготовку большего количества кадров высшей квалификации, реагирует на существующий и растущий платежеспособный спрос,

       Полагаем, что значимым фактором, детерминирующим в перспективе рост контингента студентов является отставание России от развитых стран по охвату населения в возрасте 20-29 лет образованием. Так, в 2005 г. значение этого показателя в РФ составляло 22,2%, в то время, как в Бельгии- 28%, Великобритании - 27,8%, Германии - 27,9%, Кореи - 27,4%, Японии - 35,8% [2].

       Россия к тому же заметно проигрывает развитым странам и по показателю численности обучающихся на 1000 занятых в экономике (в расчет принимается население в возрасте 25-64 лет). Так, его значение в Бельгии - 725, Великобритании - 740, Ирландии - 684, США - 640, Франции - 638, Корее - 600, в России - 514 (2005 г.) [3].

       Рост контингента обучаемых в высшей школе сопряжен также с реализацией потребности в систематическом обновлении знаний ее выпускников, реализуемой посредством послевузовского профессионального образования. Заметим, что в России его доля малозаметна. Так, в структуре обучающихся по ступеням образования: среднее, высшее и послевузовское образование доля последнего в России (2005 г.) едва превысила 1,5%. В то время, как в развитых странах его позиции заметны: в Великобритании - 4,0%, Финляндии - 7,1%, Франции - 4,7%, Швейцарии - 8,1%, Швеции - 5,2% [4].

       Поскольку процессы рыночной трансформации социально-экономической системы России затронули и высшую школу, необходима дифференцированная оценка ее масштабов применительно к ее публичному и частному секторам.   

       Статистические данные свидетельствуют о качественном изменении институциональной структуры высшей школы: доля государственных и муниципальных вузов сократилась со 100%  до 59, 4%, студентов государственных и муниципальных вузов - со 100% до 83,2%.  

       Обоснованно прогнозировать дальнейшее снижение этой доли, если учесть заметную разницу в темпах роста контингента студентов в общественном и частном секторах высшей школы. Так, в период с  1995 по 2007 г. численность студентов в первом - увеличилась в 2,2 раза, во втором - в 9,2 раза.   

       В характеристике тенденции опережающего роста частного сектора  высшей школы следует, на наш взгляд, обратить внимание на многообразие ее проявлений и социально-экономических последствий.        

       Во-первых, абсолютное и относительное увеличение частного сектора высшей школы  значимо с позиций не только развития конкуренции в сфере образовательных услуг, но и улучшения доступа к ним населения (точнее, определенных его групп, имеющих достаточные доходы для оплаты образовательных услуг), проживающего на территориях, не отличающихся ранее развитой системой высшего образования. Так, например, рост сети вузов в Курской области на 90% обеспечен за счет создания негосударственных образовательных структур, Калужской - на 100%,  Калининградской - 83,3%, Рязанской - 80%, Республике Дагестан - 90%, Республике Северная Осетия - Алания - 83,3%, Ставропольском крае - 82,3%.  

       Расчеты показывают, что в рассматриваемом периоде прирост общего контингента студентов в Курской области был обеспечен на 40,7% за счет негосударственных вузов, в Калужской - на 19,7%, Калининградской  области на 42,9%, Рязанской области - на 30,7%,  Республике Дагестан - на 16,9%, Республике Северная Осетия - Алания - на 37,5%, в Ставропольском крае - на 20,7%.  

       Во-вторых, приращение контингента студентов зачастую достигается на тех территориях, где раньше система высшего образования была представлена минимальным числом вузов и адекватной им численностью профессорско-преподавательского персонала.

       Поэтому значительный рост в таких регионах числа студентов [5] происходил, в основном, за счет вторичной занятости кадров государственных вузов, интенсификация труда которых вряд ли способствовала повышению качества процесса обучения в новых учебных структурах. К тому же, существовавшие в государственных вузах научные школы, имели сложившийся профиль деятельности, слабо коррелирующий с новыми направлениями подготовки кадров. Все это, в совокупности, выступало фактором, детерминирующим  пониженный уровень качества во вновь открываемых учебных заведениях, особенно, в филиалах.

       В-третьих, снижение доли общественного сектора высшей школы ограничивает возможности доступа к качественному образованию для представителей групп населения страны, имеющих низкие среднедушевые доходы [6]

       Заметим, что в современной России это - довольно многочисленный слой. Достаточно отметить, что за чертой бедности в 2007 г. находилось 13,7%, а в диапазоне 3-х кратного размера прожиточного минимума (что в развитых европейских странах признано в качестве критерия определения уровня бедности) - более 60% населения страны [7].      

       Закономерно, что ряд исследователей обоснованно акцентируют внимание на расслоении населения по уровню образования, формирование значительного контингента молодежи, которой сложно получить высшее образование. Так, И.Соболева и С.Ломоносова фиксируют, что  сопоставление переписей населения страны 1989 и 2002 гг. показало, что  9,2% лиц в возрасте от 20 до 24 лет имеют лишь основное общее образование, что почти вдвое выше соответствующего показателя 1989 г.[8].

       Таким образом, обоснован вывод о том, что тенденция опережающего  роста частного сектора высшей школы не может быть оценена однозначно, заметны не только позитивные, но и негативные проявления ее действия.

       Важным направлением деятельности высшей школы является экспорт образовательных услуг, т.е. обучение иностранных граждан. За период с 1995/96 уч.г. по 2006/07 уч.г. численность иностранных студентов увеличилась в 1,4 раза. Однако, это заметно хуже, чем динамика роста общего контингента обучаемых в этом секторе высшей школы России (2,3 раза). Отсюда, снижение доли иностранных граждан в общей численности студентов  с 2,5% в 1995/96 уч. г. до 1,5% в 2007/08 уч.г. 

       Заметим, что это происходит на фоне общемировой тенденции роста числа иностранных граждан, наращивания их подготовки в развитых странах. Для подтверждения этого тезиса приведем следующие данные.

       Во всех странах мира на сегодняшний день обучаются примерно 2 миллиона иностранных студентов, аспирантов, стажеров. К 2025 г. по прогнозу  ЮНЕСКО, иностранных студентов к тому времени будет 5-7 млн. человек, две трети из которых составят выходцы из Азии. 

      Лидирующее положение на мировом рынке образовательных услуг занимают США (28 % мирового рынка образовательных услуг), далее идут Великобритания (14 %), Германия (12 %), Франция (8 %).

       За немногим более, чем 10 лет все вышеприведенные страны существенно увеличили экспорт образовательных услуг: США - 1,44 раза, Великобритания - 1,64 раза, Германия - 1,55 раза, Франция - 1,32 раза, Австралия - 5,95 раза, Япония - 2,12 раза, Китай - 4,42 раза. Как видим, наибольшую динамику роста имеют Австралия и Китай. 

       По мнению зарубежных экспертов, оптимальная доля иностранных студентов в структуре общего контингента студентов вуза составляет 10%. Именно такую долю составляют иностранные студенты в вузах Германии, во Франции -12% - самый высокий показатель в Европе [9]

       По оценкам ряда экспертов емкость мирового рынка образования в 2003-2004 гг. оценивалась в 50-60 млрд. долларов[10]. При этом около 14 млрд. долларов получали ежегодно за обучение иностранных студентов США[11]; 3,6 млрд. долларов - Австралия [12]; 5,3 млрд. долларов - Великобритания [13]. Россия получает около 70 млн. долларов (0,3%) [14].

       В США оказание образовательных услуг иностранцам является пятой по значимости  статьей экспорта. При этом высшая школа США зарабатывает на иностранных студентах в пятнадцать раз больше, чем тратит на нее правительство страны [15]. В Австралии - экспорт образовательных услуг - восьмая по значимости статья экспорта [16] 

       Один из ключевых параметров высшего образования - уровень его финансирования. В Российской Федерации финансовое обеспечение деятельности высшей школы в последние годы претерпевает значительные изменения, которые выражаются в постепенном сокращении безвозвратных государственных ассигнований и в предоставлении государственным вузам большей самостоятельности на рынке образовательных и научных услуг.  

       По мнению И.Соболевой и С.Ломоносовой на протяжении последнего десятилетия обозначилась тенденция сокращения инвестиций в эту важнейшую стратегическую отрасль. Они отмечают, что вместо отвечающего требованиям современной экономики и мировым трендам увеличения доли ВВП, направляемой государством на развитие социальной сферы, в период реформ в России она падала. С учетом значительного сокращения абсолютного объема ВВП на протяжении большей части 90-х годов это означало обвал инвестиций в образование [17]

       Действительно, если соотнести государственные расходы на образование к валовому внутреннему продукту (в процентах), то в 1995 г. значение этого показателя в России составляло 4,0%, в то время, как в Австралии - 5,0%,  Австрии - 6,0%, Дании - 7,7%, Канаде - 6,5%.

В 2003 г. значение этого показателя в России - 3,6%, 2004 г. - 3,5%, в 2005 г. - 3,7% , 2006 г. - 3,9% [18]. Заметим, что ЮНЕСКО рекомендует, чтобы этот показатель в XXI веке был не ниже 6 % [19].  

       Ограниченность бюджетных средств приводит к сокращению доли студентов публичного сектора высшей школы, обучающихся за счет бюджета.

       В 2004/05 учебном году платный контингент государственных вузов и общее число студентов негосударственных вузов в сумме превысили 51% всех российских студентов. В силу этого внебюджетные средства, полученные государственными и негосударственными вузами от платного контингента, превысили расходы федерального бюджета на высшее образование. 

       Отставание от рекомендуемого ЮНЕСКО уровня государственных расходов на образование является одной из причин  значительного роста объема платных услуг, повышения нагрузки на домохозяйства, связанной с их финансированием. Так, за период с 1995 г. по 2005 г. объем платных услуг вырос в сопоставимых ценах в 5 раз [20].

       Расходы домохозяйств (по материалам выборочного обследования бюджетом домашних хозяйств) на оплату услуг образования в расчете на 1 члена домашнего хозяйства выросли с 1 руб. в 1995 г. до 931 руб. в 2005 г. Их удельный вес в потребительских расходах - с 0,5% до 1,8% [21].   

       Иными словами, можно зафиксировать тенденцию переноса центра тяжести с бюджетного финансирования на активное привлечение внебюджетных средств, прежде всего, средств домохозяйств.    

       Помимо образовательной составляющей важным объектом инвестирования является научная деятельность высшей школы.

       Следует заметить, что за период с 1998 г. по 2006 г. объем государственных средств, выделяемых на финансирование внутренних затрат на исследования и разработки в секторе высшего образования, вырос в 12,4 раза. Однако, доля государства в общем объеме финансирования за тот же период неуклонно снижалась: в 1998 г. она составляла 64,5%, 2000 г. - 63,6%, 2002 г. - 60,9, 2004 г. - 58,6%, 2006 г. - 58,7%. В тот же период вырос вклад предпринимательского сектора с 24,7% до 29,3% [22].  

       Важно учитывать, что проблема финансирования высшей школы России приобретает особую актуальность не только в связи с необходимостью решения стратегических задач обновления экономики страны, повышения ее инновационной составляющей, интеграции страны в мировое образовательное, информационное пространство.

       Актуален и оперативный срез анализа этой проблемы, поскольку ее нерешенность определяет наличие многих «узких мест» в вузах. Во-первых, низкая оплата труда работников сферы образования [23] отталкивает молодые и перспективные кадры, что выражается, с одной стороны,  в старении профессорско-преподавательского состава, с другой, в снижении престижа преподавателя, миграции талантливой молодежи в бизнес и за рубеж.

       Во-вторых, недостаточное материально-техническое обеспечение учебного процесса и научно-исследовательской деятельности определяет высокую степень износа и низкие темпы обновления основных фондов, усугубляющие их физическое и моральное старение, нехватку новейшего высокоточного оборудования, современных приборов, телекоммуникационной, информационной инфраструктуры, передовых технологий.

       В-третьих, устойчивое воспроизводство неразвитой социально-бытовой инфраструктуры, недостатка аудиторных площадей, их низкого качества.

       Таким образом, решение проблем развития высшей школы, как стратегического, так и текущего плана, связаны с заметным увеличением объемов ее финансирования.

 


[1] Рассчитано по данным: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008: Стат. сб./Росстат, 2008. - С. 268,269, 274,275.

[2] См.: Индикаторы образования. Статистический сборник. М., 2007. - С. 16-17.

[3] Там же. - С. 22.

[4] См.: Индикаторы образования. Статистический сборник. М., 2007. - С. 59.

[5] Так, например, в Республике Дагестан за период с 1991 по 2007 г. число вузов увеличилось с 5 до 16, сеть филиалов вузов из других регионов достигла 41 единицы, контингент студентов вырос в 4,2 раза, в Кировской области число вузов увеличилось с 3 до 7, филиалов достигло 26, а контингент студентов в 3,5 раза (См.: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008. - Указ. работа. - С. 268, 270, 272, 274, 276). .    

[6] На самом деле этот процесс имеет две составляющие: снижение доли контингента государственных и муниципальных вузов и абсолютное сокращение в них числа бюджетных мест.

[7] Рассчитано по данным: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008: Стат. сб. / Росстат. - М., 2008. - С. 174, 176.  

[8] См.: Соболева И. Рыночные и нерыночные механизмы регулирования образования / И.Соболева, С.Ломоносова // Проблемы теории и практики управления. - 2005. - №6. - С.69. 

[9] См.: Opendoors. Report on international education exchange. N.Y.,  2001. -  P.3.

[10] См.: Кокшаров А. Фобия аутсорсинга / А.Кокшаров // Эксперт. - 2004. - №10. - С. 58-60.

[11] См.: reports of international education exchange - (http://opendoors.iinetwork.org/page/499929/)

[12] См.: International education statistics - (http://www.idp.edu.au/marketingandresearch/research/internationaleucationstatistics/fastfacts/article406.asp).

[13] Cм.: http://www.britishcouncil.org/ecs/news/

[14] См.: Интервью министра образования РФ В.М.Филиппова // Известия, 25 окт. 2003 г.

[15] См.: Галушкина М. Экспорт образования / М. Галушкина //Эксперт. - 2004. - №28-29. - С. 32.  

[16] См.: International education statistics -  (http://www.idp.edu.au/marketingandresearch/research/internationaleucationstatistics/fastfacts/article406.asp).

[17] См.: Соболева И. Рыночные и нерыночные механизмы регулирования образования / И.Соболева, С.Ломоносова. - Указ. работа. - С.65.

[18] См.: Индикаторы образования. Статистический сборник. - Указ. работа. - С. 118.  

[19] См.: Соболева И. Рыночные и нерыночные механизмы регулирования образования / И.Соболева, С.Ломоносова. - Указ. работа. - С.65.

[20] См.: Индикаторы образования. Статистический сборник. - Указ. работа. - С. 120. 

[21] Там же.  

[22] См.: Индикаторы науки: 2008. Статистический сборник. М.,2008. - С. 214-215.

[23] Так, например, среднемесячная заработная плата персонала, занятого исследованиями и разработками в секторе высшего образования, составляла в 2006 г. 78,5 к заработной плате в экономике в целом (См.: Индикаторы науки: 2008. - Указ. работа. - С. 222).  

 

Яндекс цитирования