Обучение ○ Образование ○ Исследования ○ Комментарии

Learning ○ Education ○ Research ○ Commentaries

e-mail: info@lerc.ru

«Проблемы региональной экономики»

Вестник №7

16.10.2016

Рисин И.Е., Трещевский Ю.И., Цапин А.Н.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ, ФОРМЫ И ИНСТРУМЕНТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

16.10.2016

Логунов В.Н.

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РОСТА ВАЛОВОГО РЕГИОНАЛЬНОГО ПРОДУКТА

16.10.2016

Корчагин Ю.А

ИНФОРМАЦИЯ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ

16.10.2016

Богомолова И.П., Кривенко Е. И., Василенко И. Н.

РЕГИОНАЛЬНЫЙ РЫНОК ВИНОДЕЛЬЧЕСКОЙ И КОНЬЯЧНОЙ ПРОДУКЦИИ И НАПРАВЛЕНИЯ ЕГО ОПТИМИЗАЦИИ

16.10.2016

А.Н., Фролова Н.В., Горковенко Е.В.

МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО АНАЛИЗА И ОЦЕНКИ АСПЕКТОВ ДОХОДНОСТИ

16.10.2016

Болдырева И.В

ДВУХУРОВНЕВАЯ МОДЕЛЬ МЕЖАТРЕСЛЕВОГО БАЛАНСИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ

16.10.2016

Чарыкова О.Г., Сальникова Е.В.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СЕМЕНОВОДСТВА ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР в Воронежской обл

16.10.2016

Чарыкова О.Г, Белошапкина Н.Е.

СОСТОЯНИЕ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

16.10.2016

Пигунова М.В.

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА РЫНКА ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

16.10.2016

Табачникова М.Б.

СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ МИКРОУРОВНЯ

16.10.2016

Пигунова М.В.

РОЛЬ НАЛОГОВОГО ПЛАНИРОВАНИЯ В ОПТИМИЗАЦИИ РЕСУРСНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ

16.10.2016

Табачникова М.Б.

МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ТРАНСФОРМАЦИОННЫМИ ПРОЦЕССАМИ В БИЗНЕС-СИСТЕМАХ

16.10.2016

Пигунова М.В.

АНАЛИЗ ЭФФЕКТИВНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛ. В 2004г

Табачникова М.Б.16.10.2016

СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ МИКРОУРОВНЯ

 

Табачникова М.Б.

 

СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ   ИЗМЕНЕНИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ МИКРОУРОВНЯ

 

Развитие человечества связано с непрерывной динамикой социальной среды, увеличением многообразия экономических, политических, культурных, правовых отношений. Современная ситуация характеризуется повышением темпов изменений, возрастающей ролью научно-технического прогресса, значительным усложнением социально-экономической реальности. Все эти динамические характеристики среды  определяют исследование сущности   социально-экономических изменений как одну из наиболее актуальных задач современной науки.

С нашей точки зрения, первоосновой эволюционного изменения, как хозяйственного действия, являются категории потребностей и экономических возможностей, т.к. само предназначение бизнес-системы, социально-экономической системы микроуровня обусловлено необходимостью удовлетворения индивидуальных, групповых,  коллективных потребностей посредством реализации конкретных экономических возможностей.

Характеристики групповых и индивидуальных потребностей подробно рассматриваются в теориях  содержания мотивации,  известных и  многократно публикуемых в российской экономической литературе: иерархия потребностей А. Маслоу, теория ERG К. Альдерфера, теория  двух факторов Ф.Герцберга.

На наш взгляд, многомерная, динамическая, непрерывная структура человеческих потребностей в наибольшей степени раскрывается в концепции К. Альдерфера, где  экзистенциальные, социальные потребности и потребности развития имеют не иерархическое, а фрустрационно-прогрессивное  (снизу вверх и сверху вниз), циклическое направление,  их  возникновение, приоритетность, степень удовлетворенности  имеют сложную, нелинейную структуру и  зависят от индивидуальных  качеств экономического субъекта[1].

 Отметим, что цикличность возникновения потребностей, их  воспроизводство, предопределяемое природой человека, определяют и значимость постоянного изменения, движения бизнес-системы  (системы микроуровня) как источника благ, удовлетворяющих часть потребностей индивида. Именно постоянное возвышение человеческих потребностей, их многогранность и разнообразие   обусловливают эволюционную  природу изменений системы микроуровня. Нелинейная структура потребностей,  неопределенность и  необходимость вложений в информацию о потребностях, в формирование потребностей делают изменения системы микроуровня нелинейными  и необратимыми.

В отличие от потребностей динамика экономических возможностей имеет предел, связанный с ресурсной редкостью. В каждый конкретный момент времени множество экономических возможностей  системы микроуровня ограничено не только дефицитом материальных, трудовых, финансовых ресурсов. Динамика множества имеет контрактные (институциональные), информационно-когнитивные, рутинные ограничения, связанные с предыдущим развитием бизнес-системы, ее способом интеграции в бизнес-пространство, т.е., по сути, связанные с ее текущим функционированием.

 Подчеркнем, что наличие возобновляемого противоречия между динамикой человеческих потребностей (индивидуальных и групповых) и динамикой ограниченных экономических возможностей системы микроуровня - является движущей силой эволюционных изменений,  обусловливает противоречивые тенденции  в ее развитии: к  организационной целостности и разнообразию (дифференциации) видов деятельности, к централизации управления и самостоятельности бизнес-направлений, к изменчивости и сохранению идентичности, к сохранению ядра бизнес-системы. Наличие противоречивых тенденций определяет  необходимость эволюционных изменений, придает  циклический, волнообразный характер развитию социально-экономической системы микроуровня.

Следовательно, если индивидуальные, групповые, коллективные потребности задают направление эволюционных изменений  экономической системы микроуровня, то ресурсные ограничения, матрица интеграции в бизнес-пространство формируют русло, траекторию эволюционных изменений, как изменений, в которых будущее частично детерминируется настоящим.

Таким образом, мы можем определить эволюционное изменение  системы микроуровня как   расширение  (сужение) множества  ее экономических возможностей, базирующееся на противоречии и непрерывном взаимодействии  человеческих потребностей и  экономических возможностей в условиях  спектра ресурсных ограничений и ограничений, связанных  с ее текущим функционированием.

Данное определение подчеркивает, что   эволюционные изменения непрерывно реализуются в  процессе функционирования бизнес-системы, являются ее имманентным свойством и затрагивают весь спектр экономических отношений, структуру, связи, взаимодействия, количественные и качественные характеристики системы микроуровня.

Для  бизнес-системы   взаимодействие со средой носит характер «давления-приглашения», где «давление»- стимулы и санкции ограничивающие  экономические возможности бизнес- системы, а «приглашение»- расширение  спектра потенциальных возможностей, альтернатив для принятия решения.  Причем  давление внешних факторов, факторов среды обеспечивает целостность системы микроуровня  в пространстве, а внутренне давление сохранение системы в динамике (во времени).

Мы разделяем позиции институциональной и эволюционной теории о ключевой роли фактора накопления опыта, знаний  в механизме эволюционных изменений.[2] Динамика уровня знаний ведет к появлению новых технологий, влияет на динамку потребностей, на цены  экономических ресурсов, т.е. охватывает всю систему экономических отношений. Подчеркнем, что накопление  знаний  и связанное с ним технологическое  развитие  - есть доминирующий эндогенный фактор эволюционных изменений, обусловливающий неравновесный характер развития системы микроуровня за счет образования сверхприбыли от нововведений. Этот фактор, в конечном счете, и  определяющий поведение системы в долгосрочном периоде, т.е. вложения в НИОКР, инвестиционную  стратегию, динамику инновационного потенциала.  

Тот факт, что эволюционные изменения непрерывно реализуются в системе микроуровня под влиянием внешних и внутренних факторов позволяет рассматривать их как категорию воспроизводства, обеспечивающую  не только текущее функционирование бизнес-системы за счет динамики множества ее экономических возможностей, но и  создание условий для продолжения  функционирования, что соответствует процессам самоорганизации.

В широком смысле самоорганизующаяся система - это система, которая способна изменять свои внутренние взаимосвязи, порядок и структуру в зависимости от воздействия на нее внешних и внутренних факторов.[3] Следовательно, эволюционные изменения системы микроуровня- есть основа  ее  внутренней структурной динамики, основа процессов самоорганизации.

 На наш взгляд, в  аспекте процессов самоорганизации экономические возможности бизнес-системы логично рассматривать, как ее энерго-массо-информационный потенциал (ЭМИ-потенциал).[4] Подчеркнем, что категории синергетики, в частности  ЭМИ - обмен, находят все большее применение в работах российских экономистов,[5] но мы впервые применяем эту категорию в ракурсе  определения сущности эволюционных изменений. В качестве компонентов ЭМИ-потенциала  бизнес-системы выступают:

- энергия -   энергия труда  как  существенная составляющая человеческого ресурса и ресурса предпринимательской способности;

- масса - состоящая из двух компонент: масса,  овеществленная  в различных материальных объектах и средствах производства  в качестве инвестиционного ресурса и денежная масса (в наличной и безналичной формах) как финансовый ресурс;

- информация - как наиболее сложный вид ресурса, включающий знания, навыки, компетенции, опыт  как составляющие человеческого потенциала и  ресурса предпринимательской способности; и организационная память[6], накопленная в виде формальных и неформальных правил и рутин функционирования: управленческо-технологических, инвестиционных  и поисковых (инновационных).

Полагаем, что в таком контексте  сущность эволюционных изменений раскрывается через  приращение (отрицательное или положительное)  во времени ЭМИ-потенциала бизнес-системы,  вызванное  внутренними процессами или ЭМИ - обменом с окружающей средой.

Приращение ЭМИ-потенциала в формализованном виде можно записать, как

dЭМИ = F(dЭ;dМ;dИ; yЭМИ),

где   dЭМИ - эволюционное изменение бизнес-системы,  dЭ- приращение энергии бизнес-системы ;dМ- приращение массы бизнес-систем;dИ- приращение информации бизнес-системы; yЭМИ -приращение энерго-массо-информационных параметров, вызванное синергетическими эффектами. Подчеркнем, что наличие   параметра yЭМИ определяет нелинейность процесса.

 С нашей точки зрения, описание эволюционных изменений через ЭМИ- параметры  представляется очень важным для исследования, т.к.  позволяет описать и формализовать такие ключевые аспекты  процесса эволюции бизнес-систем , как динамическое равновесие, устойчивость и неустойчивость,  адаптация и бифуркация.

Модель   динамического равновесия в параметрах формализации приращения  ЭМИ-потенциала  выглядит, как

dЭМИ=0,

т.е. совокупная величина  приращения равна 0 за счет уравновешивания  отрицательных и положительных приращений параметров ЭМИ-потенциала.

Устойчивость   системы -  это ее способность сохранять свои значимые параметры функционирования в определенной области значений, позволяющая ей сохранять качественную определенность структуры и поведения[7].

 На наш взгляд, устойчивость бизнес-системы может быть формализована  с помощью следующего  неравенства:

Х1<dЭМИ<X2,

где Х1 и Х2 , соответственно  нижняя и верхняя границы устойчивости бизнес-системы, представляющие собой векторы, наборы «параметров порядка» [8] системы, которые могут быть рассчитаны, как комплексные показатели или, как векторы, включающие в качестве компонент  критические параметры видов деятельности.

 Мы полагаем, что качественная определенность бизнес-системы, как системы микроуровня, определяется эффективностью ее видов деятельности, т.е. эффективностью входящих в систему бизнесов и эффективностью их координации. Подчеркнем, что важной особенностью расчета и оценки границ устойчивости бизнес-системы является выбор уровня детализации и рекурсивность модели расчета, возможность определения наименее устойчивого звена, звена «хрупкости» системы. Количественная оценка системообразующих параметров границ или пределов устойчивости, «параметров порядка», представляет  собой довольно сложную задачу, которая, на наш взгляд,   может быть достаточно эффективно  решена  с помощью экспертных систем и применения в расчетах инструментов алгебры  нечеткой логики.

    С нашей точки зрения, сохранение устойчивости бизнес-системы определяется выполнением следующих трех условий:

 приращение ЭМИ-параметров системы находится внутри границ устойчивости, внутри системы происходит «уравновешивание сил созидания и разрушения»[9], доминируют рутины  внутрифирменного перемирия,[10] сохраняется симметричность вертикальных и горизонтальных связей бизнес-системы;

показатели эффективности (рентабельности, конкурентоспособности)  видов деятельности бизнес-системы находится в области допустимых значений;

под воздействием внутренних и внешних факторов сохраняется (не ухудшается) эффективность координации бизнес-процессов, организационная эффективность.

В аспекте эволюционной динамики  устойчивость систем рассматривается  учетом механизмов саморазрушения этого состояния[11], перехода к неустойчивости. Согласно синергетическим концепциям,  неустойчивость системы, прежде всего, связана с нарушением структурной устойчивости, [12] т.е.  для бизнес-системы с изменениями, касающимися внедрения новых элементов (инноваций, нововведений). Новые элементы  приводят к необходимости возникновения новой сети связей, взаимодействий между элементами  (например, внутриорганизационных взаимодействий, взаимодействий с покупателями и поставщиками),  неравномерных затрат компонент ЭМИ-потенциала,  в системе возрастает  неустойчивость, часть ключевых  параметров  достигает критических, граничных значений, соответствующих точке бифуркации. Точка бифуркации представляет собой   критический, переломный момент в развитии системы, точку ветвления эволюционного пути.[13]  В ракурсе экономических исследований - это точка, в которой происходят качественные,  скачкообразные изменения бизнес-системы.

Точку бифуркации в формализованном виде можно описать, как

dЭМИ=Х1  или dЭМИ=Х2

Отметим, что мы не согласны с рядом авторов,[14] которые связывают эволюционные изменения только с устойчивым функционированием экономической системы, именно неустойчивость, переход через точку бифуркации, выбор пути из множества альтернатив делает изменения любой системы необратимыми, т.е. эволюционными.

На наш взгляд, существенными для понимания процессов скачкообразных изменений в экономических системах являются ряд закономерностей,  открытых синергетикой.  Наиболее значимыми  для раскрытия содержания эволюционных изменений социально-экономических  систем микроуровня  мы полагаем  следующие закономерности:

- чем сложнее система, тем больше в ней бифуркационных значений параметров, тем шире набор состояний, в которых может возникнуть неустойчивость,[15]т.е. тем уже диапазон устойчивости. Таким образом, диверсификация бизнеса, его расширение не всегда ведут к устойчивому развитию бизнес-системы, не являются свидетельством повышения  ЭМИ-потенциала и  устойчивости бизнеса;

- когда значения  системообразующих параметров близки к критическим, система становится особенно чувствительной  к воздействию внешних и внутренних факторов (флуктуации), достаточно малых воздействий,  чтобы она пришла в неустойчивое состояние. Действие такого резонансного эффекта объясняет многие экономические явления микроуровня, связанные с быстрым  ростом или банкротством организаций;

- возникновение точек бифуркации часто провоцируется изменением управляющего параметра,[16]направляющего систему в новое состояние. Подчеркнем, что данная закономерность не просто включает управление  в логику эволюционных изменений системы микроуровня, но и придает ему  значимый,  ключевой характер.

Изменения экономических возможностей бизнес-системы внутри области значений параметров устойчивости (Х1-Х2) носят характер адаптивных или адаптационных. Адаптационные изменения позволяют настраивать  состав, структуру  и параметры функционирования бизнес-системы, подавляя внутренние и внешние импульсы, создавая экономические условия и возможности функционирования в  меняющейся среде. Эти изменения системы микроуровня достаточно предсказуемы и прогнозируемы в границах   потенциала  устойчивости бизнес-системы.

Логично предположить, что  неоднородные компоненты ЭМИ-потенциала  бизнес-системы  имеют различные интервалы  параметров устойчивости, различную гибкость, обладают различными адаптационными способностями.   Многолинейный процесс эволюционных изменений имеет неравномерную динамику на  различных  уровнях экономической системы.  

В бизнес-системе,  как социально-экономической системе микроуровня,  наименее адаптивными являются структуры информационной компоненты: организационная память, правила коллективного отбора, восприятия информации о внешней и внутренней среде, правила обработки информации и принятия решений. На наш взгляд, именно приращению информационной компоненты ЭМИ- потенциала,  анализу и исследованию  этого процесса  следует уделять наибольшее внимание при проектировании и моделировании  эволюционных  изменений  бизнес-систем.  

 Как отмечалось выше, в ходе   адаптационного развития за счет постепенного и асинхронного накопления количественных и качественных изменений параметров в системе микроуровня  накапливается энтропия (беспорядок), возникает неустойчивость и адаптационный  характер эволюционных изменений сменяется бифуркационным, т.е поливариантным и слабопредсказуемым.  Бифуркационные или революционные изменения бизнес-системы - изменения, трансформирующие ее качественную определенность,  меняющие траекторию  ее дальнейшего развития. Отметим, что выбор варианта (траектории) развития зависит от фактора случайности, но само множество альтернатив ограничено для любой системы, в том числе и для бизнес-системы. В точке бифуркации могут быть реализованы не  любые изменения, а лишь соответствующие существующему множеству экономических  возможностей бизнес - системы, зависимые от предыдущей траектории развития.

На наш взгляд,  в  пространственном ракурсе  для бизнес-системы можно назвать три альтернативных варианта  развития после прохождения точки бифуркации:

устойчивое развитие нового качества системы в старом (предыдущем) способе интеграции в бизнес - пространство (реформа, модификация);

смена способа интеграции в бизнес- пространство и образование нового устойчивого состояния (кризис, революция);

разрушение, поглощение  или банкротство системы.

Заметим, что в период адаптации эволюционные изменения принимают  форму  постепенных количественных и качественных изменений параметров бизнес-деятельности, параметров координации бизнес-системы внутри определенного способа интеграции в бизнес- пространство. Революционному этапу соответствует кризис - как  форма проявления и результат  эволюционных изменений, резкое изменение эффективности и устойчивости функционирования бизнес-системы.

  Подчеркнем, что в современных научных концепциях кризис не рассматривается как катастрофа (распад)[17], банкротство, разрушение системы, - это лишь форма  изменений, предпосылка и условие качественного скачка. Кризис бизнес-системы, на наш взгляд, также следует рассматривать как выход приращения ЭМИ-потенциала  за границы устойчивости, результат накопления противоречий в ходе функционирования системы микроуровня, форму разрешения противоречий, закономерный момент развития.

Таким образом,  приращение ЭМИ-потенциала, границы устойчивости  определяют форму  изменений  бизнес-системы, детерминируют адаптационный и бифуркационный периоды   функционирования, лежат в основе эволюционной динамики  бизнес-систем, характеризуемой    принципами изменчивости, наследственности и отбора.

 С нашей точки зрения, способность бизнес-системы  изменять  ЭМИ-потенциал,  позволяет  ей  на адаптационной стадии варьировать  поведение,   а на бифуркационной - структуру,  менять качественную определенность. «Наследственность» вводит процессы изменчивости в определенные границы, обусловленные прошлыми компонентами ЭМИ-потенциала, интеграцией в бизнес-среду, структурой и функционированием. А отбор  в условиях конкуренции способствует выживанию тех бизнес-систем, тех видов деятельности, чьи обусловленные прошлым развитием экономические возможности, компоненты ЭМИ-потенциала способны качественно измениться в соответствии с новыми условиями и адаптироваться к ним.

  Включение эволюционного изменения системы микроуровня в предмет политико-экономического анализа делает необходимым выявление общесоциологического содержания данного явления. Мы полагаем, что обусловленность эволюционного изменения бизнес-системы непрерывной, возвышающейся динамикой  спектра  индивидуальных и групповых человеческих потребностей, придает ему характер социального, социокультурного процесса.

По определению П. Сорокина под социокультурным процессом понимается любой вид движения, модификации, трансформации, любое изменение  изучаемого объекта, будь то изменение его места в пространстве, либо модификация его количественных или качественных характеристик.[18]  По нашему мнению,  данное определение может быть применено и к эволюционному изменению бизнес-системы.

По П. Сорокину понимание содержания любого социокультурного процесса заключается в определении четырех  его компонент: предметных характеристик, соотношений во времени, пространстве и направленности процесса[19]

С нашей точки зрения,   предметные характеристики  эволюционного изменения  бизнес-системы  отражают  конкретную специфику изменения, что  модифицируется или трансформируется в бизнес-системе, каковы характеристики  результата   этого изменения. При этом важно учитывать не только материальные, финансовые и информационные характеристики изменений, но и их социальное наполнение. Социальная, социокультурная  составляющая эволюционного изменения  отражает перемены в ценностях, правилах и нормах поведения (институтах), в базовых представлениях участников процесса. На наш взгляд, эволюционные изменения затрагивают такие социально-значимые характеристики бизнес-системы как ответственность перед коллективом и обществом, престиж организации,  ее независимость.

Во временном аспекте анализ изменений бизнес-системы как эволюционных подчеркивает ценность времени, его восприятие как необратимого ресурса («время-деньги»). При этом в бизнес-системе, в едином  социальном темпомире  могут сосуществовать бизнес- единицы ,находящиеся на разных этапах своего жизненного цикла, одновременно могут реализовываться краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные изменения.

 Как мы отмечали выше, в пространственном отношении  эволюционные изменения бизнес-системы могут протекать на многих уровнях, каждый из которых обязательно содержит социальные элементы, будь то индивидуальный, групповой, организационный , отраслевой или рыночный уровни бизнес-системы.

 Важно отметить, что ориентированность, направленность эволюционных изменений бизнес-системы на удовлетворение спектра индивидуальных и групповых потребностей совсем  не означает оптимальности,   этого процесса, не может трактоваться как прогресс или  однозначное движение к социальной целесообразности.  Современная эволюционная теория  обозначила ряд форм социально-экономической и технической динамики, которые входят в противоречие с определением хода общественного развития как оптимального. К таким явлениям можно отнести, на наш взгляд, близкие по содержанию «хреодный эффект» - развитие по первоначально выбранной, неоптимальной или даже тупиковой траектории[20],  «эффект блокировки» - создание препятствий изменению правил индивидуумами или  организациями, получающими выгоды от использования действующих правил [21] и «кумулятивный технологический эффект»-.успешное внедрение не самых эффективных технологий, а случайно выбранных на начальном этапе и закрепленных возрастающей отдачей от масштаба.[22] Подчеркнем, что проявления всех вышеназванных эффектов на микроуровне свидетельствуют о том, что эволюционные изменения бизнес-систем представляют собой сложный процесс с неоднозначной социальной направленностью, а конкурентный отбор не всегда соответствует критериям социокультурной целесообразности.

Подводя итог вышесказанному, можно заключить,  что сущность и содержание  эволюционных изменений социально-экономических систем микроуровня могут быть исследованы со следующих концептуальных позиций:

а)  категории воспроизводства, раскрывающейся через динамику множества экономических возможностей бизнес-системы, как  открытой системы микроуровня;

б)  имманентного свойства бизнес-системы, основанного на непрерывном  противоречии и взаимодействии человеческих потребностей и экономических возможностей системы микроуровня;

с) ядра самоорганизационного процесса, приращения ЭМИ - потенциала бизнес-системы, определяющего динамику и характер функционирования системы микроуровня,

д)  социального процесса с многогранными предметными характеристиками, временной необратимостью и не всегда оптимальной направленностью.

На наш взгляд, такое восприятие сущности эволюционных перемен позволяет по-новому оценить принципы, роль  и функции управления изменениями в системе микроуровня, расширить спектр, применяемых в управлении методов и инструментов.

Методология управления трансформационными  процессами  в бизнес-системах

 Управление изменениями в системах микроуровня должно исследоваться, на наш взгляд,  с позиции управления трансформационным процессом.   В основе системной определенности трансформационного процесса, его отделения от широкого спектра социально-экономических процессов системы микроуровня лежит разделение управляемых перемен на два класса: естественный и искусственный.

 В соответствии с трактовкой  В. Тамбовцева, ключом к адекватно разделению процессов на искусственные и естественные служит категория рефлексии[23], т.е. осознания того, что планирует, создавая стратегическую, нормативную модель, действующий субъект. Если он планирует «единичную» цель, предвосхищающую будущее  конкретное действие и его ожидаемый результат (степень удовлетворения конкретной потребности), то изменение определяется как естественное. Если же планируется и оценивается не только сам целенаправленный поведенческий акт, но и широкий спектр его системных характеристик, то социально- экономическое изменение определяется как искусственное.  К системным характеристикам процесса можно отнести: включенность в более широкую совокупность взаимосвязанных  управленческих действий,   последствия предпринимаемых шагов во временной и пространственной перспективе, степень или уровень удовлетворения конкретной и взаимосвязанной с ней потребностей, анализ и  качественную оценку последствий в ценностном, мировоззренческом  пространстве субъекта  и др.

Таким образом,  трансформационным процесс - есть искусственное социально-экономическое изменение,   а управление трансформационным процессом есть   объединение целенаправленного действия и рефлексии субъекта (субъектов) по поводу  этой деятельности.

 Кроме того, с нашей точки зрения, наблюдается существенный разрыв в  исследованиях: с одной стороны, как отмечается в  работах В.Маевского, О. Сухарева, Г.Клейнера[24],   современные политэкономические  теории испытывают затруднения с включением фактора «управление» в эволюционный экономический анализ, а с другой стороны,  теории управления не учитывают эволюционное содержание  социально-экономических изменений систем микроуровня.

 Мы полагаем, что ключом к объединению,  к преодолению существующего разрыва может служить  видение управления, как соединения целенаправленных воздействий с коррекцией, направлением  процессов самоорганизации в желаемое русло и описанный выше системно-эволюционный подход, рассматривающий бизнес-систему, как  открытую, эволюционирующую, изменяющуюся (трансформирующуюся) во времени систему микроуровня.

  Тогда  управление трансформационными  процессами  включается в эволюционный экономический анализ, во-первых, как ключевая составляющая экономических возможностей    системы микроуровня, а, во-вторых, как совокупность целенаправленных видов деятельности, связанных с   формированием, использованием  и приростом  внутреннего потенциала  бизнес-системы.

 С нашей точки зрения, две определенные  нами компоненты расширяют  системно-эволюционный подход к анализу и исследованию поведения бизнес-систем в аспекте  управления трансформационными  процессами, и  позволяют  выделить дескриптивные и нормативные методологические ориентиры  его применения.

К дескриптивным  аспектам системно-эволюционного подхода, на наш взгляд, следует отнести следующие положения:

1.        Вопрос как должна функционировать  и трансформироваться бизнес-система, неотделим от вопроса об ее внутреннем устройстве, о ее возможностях и ограничениях. Включение управления в множество экономических возможностей  бизнес-системы означает, что ограничениям подвержено и управление системы. С другой стороны,   исследование запретов и границ  управления позволяет  более эффективно использовать  потенциал системы,  не растрачивать ресурсы, направлять усилия в желаемое русло.

1. Системность управления трансформационными процессами. Управленческие решения, связанные с приращением одних компонентов потенциала, оказывают влияние на другие компоненты, на решения, принимаемые  во многих областях бизнес-системы, за счет нелинейности функционирования бизнес-системы, за счет действия синергетических эффектов.

2.  Ситуативность и интенциональность управления трансформационными процессами. По определению П.Друкера управление- вид деятельности, превращающий толпу в эффективную целенаправленную и производительную группу[25]. Любое управляемое изменение характеризуется комплексом целей, намерений, планов. В каждой конкретной ситуации и в каждый момент времени существует определенный спектр целей, относящихся к желательному  будущему состоянию бизнес-системы и опережающих, и  направляющих  движение бизнес-системы.  Таким образом, всякий акт управления эволюционным изменением расширяется в некую ситуацию, обладающую конкретными пространственными, интенциональными  и временными параметрами.

3.  Предоставление возможностей в управлении трансформационными процессами. Исследование процесса эволюционных изменений как социального, социокультурного процесса, на наш взгляд, подразумевает действие принципа предоставления возможностей, открытого Дж.Гибсоном и У. Найссером[26].   С одной стороны, субъекты управления действуют согласно внутренним установкам, сложившимся образцам поведения, которые и направляют их управляющие воздействия, а с другой стороны, бизнес-система, как эволюционирующая среда управления, объект управления предоставляет возможности, которые могут быть  восприняты и реализованы, а могут быть упущены и не реализованы субъектами.

4.  Резонансные возможности управления. Согласно законам синергетики[27] в  открытых, нелинейных системах (к которым мы относим и бизнес-систему) возможно явление, получившее название резонансного  возбуждения. Резонансное, согласованное с внутренним состоянием бизнес-системы, хотя и слабое, управленческое воздействие приводит к большему эффекту, чем сильное, но несогласованное с системой.

К нормативным (идеальным, целевым) положениям системно-эволюционного подход к управлению трансформационными процессами, с нашей точки зрения,  следует отнести:

  • скоординированность управления трансформационными процессами. Процессы управления изменениями должны быть скоординированы на всех уровнях бизнес-системы, согласованы с внутренними характеристиками бизнес-системы, управленческие воздействия должны быть сбалансированы по всем компонентам ЭМИ-потенциала;
  • рефлексивность управления трансформационными процессами. Эволюционное управление изменениями должно быть рефлексивным, т.е. основанным на непрерывных исследованиях, анализе собственных воздействий, способным соотносить их с прошлым и корректировать будущие управленческие воздействия;
  • оптимальность управления трансформационными процессами. Оптимизация управления изменениями тесно связана с координацией управленческих воздействии и, на наш взгляд, заключается в максимизации усилий по главным, ключевым функциям и направлениям и сбалансированности воздействий по второстепенным;
  • позитивность восприятия результатов трансформационного процесса. Подчеркивая роль фактора неопределенности в социально-экономической жизни, Р. Нельсон определяет принцип случайности как ключевой признак любой эволюционной теории.[28] С нашей точки зрения, в сфере управления важно осознавать действие фактора случайности, неопределенности и понимать, что результат управленческого действия не всегда соответствует целям и намерениям субъекта управления, существует определенная нелинейность связи между действием и результатом, которую необходимо исследовать и позитивно воспринимать. Согласно Э.Морену[29], можно выделить два типа непредусмотренных последствий управляемого изменения: а) извращенный результат, который следует воспринимать как отрицательный опыт не менее важный, чем благоприятный результат; б) нулевой результат или тщетность изменения, означающая, что управленческие воздействия были ниже порога чувствительности бизнес-системы, не соответствовали ситуации;
  • функциональная полезность трансформационных процессов. Направление трансформационных процессов системы микроуровня, на наш взгляд, должно способствовать достижению конкретных функциональных целей, соответствовать потребностям, как внешней макросреды, отрасли и рынка, так и внутренним свойствам и потребностям бизнес-системы.

Руководствуясь методологическими ориентирами  системно-эволюционного подхода, мы предлагаем рассматривать управление трансформационными процессами (УТП) как системный базис современного менеджмента, как  инструментальную  и информационную основу для   реализации  функции и задач  управления.

 Объектами управления трансформационными процессами  являются экономические возможности бизнес - системы,  компоненты  ЭМИ-потенциала, а субъектами - лица принимающие решения и влияющие на этот процесс: топ-менеджмент организации, сотрудники, посредники, клиенты, акционеры, т.е. внешние и внутренние стейкхолдеры.  

  Как система, управление трансформационными процессами представляет собой совокупность элементов, их свойств, взаимосвязей и взаимоотношений, составляющих единую целостность,   обладающую относительной обособленностью, особыми  структурой и связями с окружающей средой, специфическими функциями.

Мы полагаем, что ключевыми функциями УТП, раскрывающими его системное содержание, являются: интеграционная, оценочная и  информационная.

Интеграционная функция заключается в предоставлении всем подсистемам менеджмента эффективных инструментов реализации управленческих воздействий, организации  и  координации, обеспечения согласованного процесса  реализации изменений, включения процессов самоорганизации, самокоррекции  бизнес-системы.

Оценочная функция или функция рефлексии, мониторинга процесса заключается в  исследовании управленческих процессов,  оценке и ранжировании инструментов воздействия, определении областей эффективного применения инструментов,   обеспечении позитивного восприятия результатов трансформационного процесса.

Информационная функция заключается в  формализации накопленного опыта реализации трансформационных процессов,  превращении знаний в информацию, сохранении и диффузии  информации  об осуществлении и оценки трансформации, поддержке и обеспечении актуальности хранимой информации.

На наш взгляд, реализация  изменений  через единую систему УТП  способствует синхронизации процесса, его ускорению, а ,следовательно,  повышению  эффективности управления бизнес-системы.

 


[1] Alderfer C.P. Exictence, Relatedness and Growth: Hnman Needs in Organizational Settings. - N.Y.: The Free Press, 1992.-p. 123-128.

[2]  Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа .//ВЭ.-1997.-№3.- с.6-17.; Маевский В. Эволюционная теория и технологический прогресс.//ВЭ.-2001.-№11.- с.4-17.

[3] Думная Н.Н. Теория самоорганизации и стратегия экономических реформ в России// Международные рынки капиталов  в условиях глобальной конкуренции и перспективы инвестиций в Российской Федерации/ под ред. Пановой Г.С.- М.: ИМА-пресс, 1999.- стр.88

[4] Колесникова Л. Предпринимательство: от «максисимизации прибыли» к синергии социально-экономических систем. //Вопросы экономики -2002.-№10.-с.40-53; Делокаров К.,Демидов Ф. В поисках новой парадигмы. М.: РАГС, 1999. -213с.

[5] См, например, Евстигнеева Л. Евстигнеев Р. От стандартной экономической теории к экономической синергетике// Вопросы экономики.-№10.-с.24-40; Думная Н.Н. . Теория самоорганизации и стратегия экономических реформ в России// Международные рынки капиталов  в условиях глобальной конкуренции и перспективы инвестиций в Российской Федерации/ под ред. Пановой Г.С.- М.: ИМА-пресс, 1999.- с83-90.

[6] Крог Г, Кене М. Трансфер знаний на предприятии: основные фазы и воздействующие факторы // Проблемы теории и практики управления.- 2000.-№3.-с.32-38

[7] Урманцев Ю.А. Начала общей теории систем // Системный анализ и научное знание.-1978.-№3. с.71-41

[8] Князева  Е.Н. Курдюмов С.П. Основные принципы синергетического мировоззрения. //Основания синергетики Гл.5. - ( http //spkurdyumov.narod.ru)

[9] Богданов А.А. Тектология. М.: Наука,1980.- стр. 118

[10] Нельсон Р, Уинтер С. Эволюционная теория экономических изменений/Пер. с англ.-М.:Дело,2002.-с. 152-155

[11]  См., например, Силверберг Д., Верспаген Б. Экономическая динамика и адаптация поведения. Приложение к одной эволюционной модели эндогенного роста/ Пер. с англ./ Эволюционный подход и проблемы переходной экономики. М.:ИЭ РАН, 1995.-с.149-176

[12]  Князева  Е.Н. Курдюмов С.П. Основные принципы синергетического мировоззрения. //Основания синергетики Гл.5. - ( http //spkurdyumov.narod.ru)

[13] Рузавин Г.И.. Концепции современного естествознания: учеб./Г.И.Рузавин.-М.:ЮНИТИ,2005.-287 с

[14] Ерохина Е.А. Теория экономического развития: системно-синергетический подход.  (http://ek-lit.agava.ru/eroh/); Режабек Е.Я.  Становление понятия организации : Очерки развития филос. и естеств.-науч. представлений / Е. Я. Режабек,  Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та ,1991.-130с.; Гумеров Ш.А. Развитие и организация// Системные концепции развития.,1985.Вып.4.-с.70-75. Гумеров Ш.А. Развитие и организация// Системные концепции развития.,1985.Вып.4.,с.70-75.

[15] Моисеев Н.Н. Современный антропогенез  цивилизационные разломы .Эколого-политологический анализ//  Вопросы философии.- 1995.- №1.- С.   3-30.

[16] Хакен Г. Информация и самоорганизация / Пер.с нем.-М.:Наука,1993. -   с.23

[17] Социальный кризис и социальная катастрофа. Сборник материалов конференции./Под ред. Орлова Д.У. -Спб: Санкт-Петербургское философское общество, 2002.-  267 с.

[18] Сорокин П. Социальная и культурная динамика/ Пер. с англ-.Спб.:РХГИ, 2000. - с.80

[19] Там же стр.153-155

[20]  Нестеренко А. Современное состояние и основные проблемы институционально-эволюционной теории / / Вопросы экономики.-1997.-№3.- с. 49-50

[21] Норт Д Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа //ВЭ.-1997.-№3.- с.74

[22] Brain A/ Competing Technologies Increasing Retures and Lock-in by Historical Events// Economic Joural.-1989.-№ 99-  p.116-131

[23] Тамбовцев В. Теоретические вопросы институционального проектирования //ВЭ.-1997.-№3.-с.82-83

[24] См., например, Сухарев О. Эволюционная  макроэкономика в шумпетерианском прочтении .//ВЭ.-2003.-№11.-с.42; Г. Клейнер. Системная парадигма и теория предприятия..//ВЭ.-,2002-№10.-стр47-69; В. Маевский О взаимоотношении эволюционной теории и ортодоксии//ВЭ.-2003.-№11.-с.4-10

 

 

[25] .,Мескон М.Х., Альберт М. ,Хедроури Ф. Основы менеджмента/Пер. с англ.-М.:Дело,2004.-с.40

[26] Князева Е. ПРИРОДА ИННОВАЦИЙ И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИННОВАЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ.-( http://spkurdyumov.narod.ru/Knzva.htm); Eysenk M.W., Keane M.T. Cognitive psychology: A student's Handbook. Hillsdale: Eribaum, 1993. -557 р.

[27] . Хакен Г. Синергетика. Пер. с нем.- М.: Наука, 1980.- с.126-128.

[28] Nelson R. Recent Evolutionary Theorizing About Economic Change//Journal of Economic Literature.-1995.-vol. XXXII.-p.63

[29] Григорьев С.И., Растов Ю.Е. Основы современной социологии. -Баранаул: «Изательство Алтайского государственного университета»,2001.-с.142-144.

 

Яндекс цитирования